Читать онлайн Горячие и нервные, автора - Андерсон Сьюзен, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горячие и нервные - Андерсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горячие и нервные - Андерсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горячие и нервные - Андерсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Сьюзен

Горячие и нервные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

К задней части особняка примыкал гараж, рассчитанный на шесть автомобилей. Джон поднялся по наружной лестнице к пристройке на крыше гаража и, оглянувшись, бросил взгляд на дверь кухни, которая была видна с того места, где он стоял. Затем, взяв старинный медный молоток, несколько раз настойчиво постучал. Мэри, служившая в доме домоправительницей, сказала ему, что скорее всего именно здесь он найдет Викторию, и у него не было причины не верить ей. Но чем может заниматься Тори в комнатке над гаражом, кроме страстных свиданий со своими поклонниками?
«О Господи, старина!» — одернул себя Джон. И подумал, что это никоим образом не должно задевать его, разве развеселить немножко. Господи, да одному Богу известно, сколько любовников побывало у нее за долгие шесть лет, и он должен относиться к этому с юмором или по крайней мере равнодушно. Вместо этого одна мысль о том, как она занимается сексом с другим мужчиной, вызывала у него тихое, но яростное раздражение, что, разумеется, было лишено всякого смысла. Он вовсе не ожидал, что она будет хранить целомудрие все эти долгие годы.
Но, черт побери, именно на это он и надеялся. И это ужасно возбуждало его.
Как он ни противился, он ничего не мог поделать с безумной ревностью, разгоравшейся в его груди, нашептывающей, что женщина, которая откроет ему дверь, едва ли будет выглядеть так, что эти подозрения отойдут в область пустых фантазий. Например, узкое облегающее платье и нитка жемчуга. Но когда дверь открылась, он увидел перед собой босую девушку, словно вышедшую из тех давних времен, в потертых шортах и белой мужской рубашке, концы которой были завязаны на талии, открывая ярко-красный пляжный лифчик. Рубашка была явно велика ей, возможно, она принадлежала ее отцу, такими длинными были ее полы и такими пышными рукава, закатанные до локтя. А ее волосы, выгоревшие на солнце, в беспорядке рассыпались по плечам, и вьющиеся пряди выбивались из-под красной банданы, повязанной вокруг головы. Спереди на бедрах, невольно привлекших его внимание, был небрежно накинут большой платок с бахромой по краю, который, по-видимому, заменял ей фартук.
— Я могу что-то сделать для тебя, Мильонни? Или ты пришел сюда, чтобы рассматривать мои ноги?
Он отвел взгляд от ее длинных, гладких, обнаженных ног.
— Должен заметить, они достойны того, чтобы любоваться ими, — сказал он, встречаясь с ней взглядом. — Веришь или нет, я пришел, чтобы кое-что рассказать тебе, но при виде такой красоты у меня все вылетело из головы. — Он вовсе не собирался делать ей комплименты или улыбаться, но каждый раз, оказываясь рядом с ней, он почему-то начинал вести себя именно так. — Черт, Тори. Я забыл, какие красивые у тебя ноги. Ты должна чаще ходить в шортах. — Он не мог удержаться от того, чтобы не бросить вниз еще один взгляд, прежде чем заставил себя отвести глаза.
Еще не хватает, чтобы она обвинила eго в сексуальных домогательствах.
Он попытался сосредоточиться, изучая комнату за ее спиной. Огромный рабочий стол, заваленный карандашами и листами ватмана (скорее всего чертежи), обрезками материи и кусками дерева, находился в дальнем конце. Посреди всего этого хаоса Джон разглядел два маленьких игрушечных домика, высотой не более трех футов. Один, деревянный, был довольно прост, но другой выглядел очень замысловато. Набольших полках позади стола размешалось еще несколько моделей, каждая в своем неповторимом стиле, одна из них была сделана из камня.
— Вот это да! И это все твоя работа?
— Да.
Она отошла от двери, пропуская его в комнату, и он прошел мимо нее к столу. Он увидел, что модели на столе были лишены задней стенки, и, наклонившись, смог рассмотреть внутреннее убранство, прежде чем перевести взгляд на Тори.
— Что это? Кукольный дом?
— Да.
Он перешел к другой модели.
— А этот?
— Еще один.
— И ты сделала оба? — Он приподнял голову, чтобы лучше видеть другие модели, стоявшие на полке. — И эти тоже ты сделала? Все?
— Да.
— Ну и ну… Но какое внимание к деталям! — воскликнул он, рассматривая один из домиков. — Просто великолепно. — Крышу домика покрывала разноцветная черепица, фасад украшало крыльцо с перилами; на втором этаже были два балкона и окно-фонарь. Каждая комната была полностью обставлена, под окном располагались лавки; стены гостиной были обиты крошечными дубовыми панелями, наверху в ванной комнате была даже белая фарфоровая раковина-тюльпан. Он щелкнул выключателем на маленьком металлическом ящике, который увидел рядом с кукольным домом, и огоньки внутри модели зажглись. Джон тихо рассмеялся.
— До чего же здорово!
Виктория заморгала, наблюдая, как он обошел стол, чтобы рассмотреть другие модели на полках. Казалось невероятным, что такой суровый и мужественный человек, как он, может заинтересоваться ее кукольными домиками. Она была уверена, что если он и удостоит их вниманием, то ограничится только любопытным взглядом. Вместо этого он был просто очарован. Когда он подошел к каменному замку и оглянулся на нее через плечо, его темные глаза горели как у мальчишки.
— А этот совсем другой. Он скорее мальчиковый, нежели девчачий.
Она усмехнулась:
— Хорошее определение! Я и сделала его для мальчика, у которого огромная коллекция солдатиков, большинство из них рыцари, ну и короли, конечно; есть и лошади, и разные другие фигурки. Это был мой первый опыте камнем, и я горжусь тем, что у меня получилось. — Она подошла к Джону, сняла модель с полки и поставила ее на стол. — Посмотри. — Она потянулась через его руку мимо башенки на верхушке замка. — Тут есть работающий подъемный мост и опускная решетка, и если ты подвинешь этот камень вот так, — она провела по камню указательным пальцем, — и потом тот, что рядом, то… — Внутренняя стена повернулась, открывая тайную комнату, заполненную средневековым оружием.
Джон рассмеялся:
— Великолепно! Я бы укрепил заднюю стену для лучшей защиты, но, похоже, у тебя есть катапульта для метания огня, а это уже половина дела. Пары бочонков с кипящей смолой вполне достаточно, чтобы дать отпор врагу, и ты имеешь неплохой шанс удержать крепость. — Он повернул голову и взглянул на нее. — Ты занимаешься этим ради заработка?
— Да. — Она вдруг обнаружила, что его лицо оказалось слишком близко от нее, а его любопытство стало чересчур острым, и отступила на шаг, стараясь не замечать прикосновения его руки к своей собственной. — Это получилось случайно. Сначала я соорудила домик для Эсме, потом кто-кто из ее друзей влюбился в него и захотел такой же. В результате я получила заказ от респектабельных родителей, и с тех пор слава о моем творчестве стала расти. В основном в пределах лондонского Мейфэра, но когда я открыла страницу в Интернете, заказы посыпались со всех сторон. И сейчас у меня столько работы, что я едва справляюсь.
— Ты думала когда-нибудь поставить дело на широкую ногу?
— Думала… минут пять. — Она встретила его взгляд. — И отказалась от этой идеи. Не только потому, что массовая продукция вновь втянет меня в ситуацию, которой я старалась избежать, оставив «Кимбалл и Джонс», чтобы не разрываться между бизнесом и Эсме. Но еще и потому, что это лишит проекты индивидуальности… а меня — радости творчества. Я должна сохранить все так, как есть. Потому что сейчас, когда я делаю очередной домик или замок, то знаю, какой девочке или мальчику он предназначен. Каждый ребенок получает неповторимое изделие, свой домик, непохожий на другие. А я — подлинное творческое удовлетворение, не говоря уже о том, что это занятие выгодно своей исключительностью…
Когда он наклонился проверить работающие механизмы замка, она почувствовала, как его плечо коснулось ее, и, отодвинувшись, прошла к полкам, где стояли другие модели, бывшие еще в стадии заготовки.
— Каждая напоминает мне, что я должна вернуться к ней… Ты сказал, что тебя привело сюда какое-то дело?
Повернувшись, она заметила, что он снова смотрит на ее ноги, но он тут же отвел глаза.
— Да. Предположение, что Джаред уехал из города, подтвердилось. Я нашел водителя такси, который подвозил его в ту ночь, когда был убит твой отец.
— О Боже праведный! — воскликнула она. Чувствуя, как слабеют колени, Виктория потянулась к стулу и присела. — Что ты сказал? Куда он отвез его?
— Он сказал, что мальчишка попался неразговорчивый и, кажется, был здорово испуган. Может, даже в шоке. Когда он спросил, всели у него в порядке, Джаред истерично рассмеялся, но потом успокоился и, ничего не ответив, вышел на автобусной станции.
— А ты узнал, куда он поехал оттуда?
— Нет. Я не смог найти никого, кто запомнил бы его. Но большинство подростков бегут в Денвер, так как он расположен ближе всего к Колорадо-Спрингс, и скорее всего твой брат там.
Она поднялась.
— Я буду готова через десять минут.
— Стоп, Тори… Не торопись. — Он удержал ее за плечи. — Мы никуда не едем.
— Но если ты думаешь, что он…
— Вот именно «думаешь»! Именно это и следует сделать. То есть подумать… Бежать сломя голову, не зная куда, — это не даст нам ничего. Мы поступим умнее, если я сначала проверю свои источники. И первым делом свяжусь с Центром защиты детей в Денвере.
— Что это?
— Организация, помогающая беглецам и тем несовершеннолетним, которые оказываются на улице. Я свяжусь с ними и пошлю по факсу фото Джареда, чтобы они могли опознать его во время своих рейдов в Скайлайн-парк по воскресеньям и четвергам. Дети быстро узнают, где они могут получить бесплатную еду и передохнуть, поэтому если Джаред в Денвере, он наверняка объявится в Скайлайн рано или поздно. Мне доводилось и раньше сотрудничать с этой организацией, и они мне доверяют. Они знают, что я не поставлю ребенка в унизительное положение. А я, в свою очередь, могу обратиться к адвокату Центра защиты детей с просьбой позвонить мне, как только они найдут Джареда.
— И тогда мы поедем в Денвер?
— Я — во всяком случае.
— Если ты думаешь, что я позволю тебе поехать одному, ты ошибаешься. Джаред напуган до смерти, и он представления не имеет, кто ты такой.
Он легонько сжал ее плечи.
— Что ты скажешь, если мы сначала выясним, насколько верно мое предположение о том, что он вообще в Денвере? Тебе не кажется, что разумнее сперва достать хоть какую-то информацию, прежде чем обсуждать дальнейшие действия?
Здравый смысл был на его стороне. Действительно, глупо стоять здесь и спорить, и она не удержалась от улыбки. И легонько толкнула eго в грудь.
— Договорились.
Удивительно, но вместо того, чтобы чувствовать себя в опасности, она широко улыбнулась ему. Джон нахмурился.
— Черт, Тори, я не хотел бы, чтобы ты делала это, — пробормотал он — У меня просто нет выбора, кроме как получить ответ на вопрос, который мучает меня всякий раз, стоит мне подойти к твоим дверям.
— И что же это за вопрос? — Улыбка не сходила с ее губ, пока она окидывала взглядом его сильную, высокую фигуру. И вдруг он обнял ее за талию и притянул к себе, зарывшись рукой в шелковистых кудрях на ее затылке.
Она недоуменно подняла на него глаза, чувствуя, как он всем телом вплотную прижимается к ней.
— Что ты делаешь, Мильо…
Губы Джона, твердые, горячие и уверенные, запечатали ее рот прежде, чем она успела договорить.
Полнейшее изумление на какой-то момент подавило ее способность к сопротивлению. Затем она ощутила вкус его губ, почувствовала гладкость его языка, и ее сердце отчаянно забилось при мысли, что она совершенно беззащитна перед этим мужчиной. И тогда, упершись ладонями ему в грудь, она попыталась оттолкнуть его.
Но он даже не шевельнулся, и тут она вспомнила его силу, вспомнила, как это привлекало и возбуждало ее. Она помнила, какое огромное впечатление это произвело на ту маленькую девочку, которой она оставалась в душе. И как она всегда тянулась к кому-то, кто мог бы защитить ее от всех невзгод мира.
Что ж, ей пришлось похоронить свои детские мечты в тот день, когда она поняла однажды и навсегда, что единственный человек, способный защитить ее, — это она сама. И, собрав всю свою волю, она снова уперлась руками в его мускулистую грудь, но за несколько секунд под влиянием убедительных поцелуев Рокета ее настойчивость ослабла.
И если в ней еще и тлели какие-то остатки сопротивления, он без труда мог сломить его. Ни намека на силу или грубость, но его решительность была несомненной. И он поцеловал ее так, что она забыла о всяком желании бороться. Боже, до чего же искусны были его поцелуи! Искусны и убедительны.
И такие знакомые… Господи, до чего же знакомые! Она помнила эти губы. Она целовала их прежде, изучала их, когда они произносили слова, когда раскрывались, чтобы принять кусочки еды из ее пальцев. Прошло шесть лет, но существуют вещи, которые не в состоянии забыть ни одна женщина.
И вот, перестав сопротивляться, она потихоньку начала таять от его поцелуев. И еще через секунду-другую поняла, что сама страстно отвечает ему. Наслаждение. Оно вспыхнуло и разрасталось. Она наслаждалась вкусом его губ, их необычайной гладкостью. Исследовала языком их изгибы и при этом упивалась силой его рук, обнимавших ее. Она льнула к нему, словно пыталась проникнуть в его тело, раствориться в нем.
И еще до того, как она успела сказать себе: «Опомнись, Виктория, что ты делаешь!», он внезапно оторвался от ее губ, отпустил ее и отступил назад.
— Черт! — Он провел тыльной стороной ладони по своей нижней губе. Затем опустил руку и с кислой миной посмотрел на нее. — Черт, все как тогда, правда? Я надеялся, что это прошло или по крайней мере превратилось в одно из тех воспоминаний, которые я старался заглушить все эти годы. Но ты такая же соблазнительная, как тогда. — Он окинул ее горящим взглядом с ног до головы. — Господи, еще этот красный лифчик… Ты как наркотик, Тори. Голова идет кругом.
Его признание свидетельствовало о том, что он сейчас испытал столь же сильные ощущения, как и она. Сексуальные опыты, которые были у нее за эти шесть лет, не приносили удовлетворения, и Виктория убеждала себя, что она выше всего этого — по крайней мере когда это случалось. Несколько раз она задумывалась, почему она так холодна и безучастна, но особенно не переживала по этому поводу, уверяя себя, что дело в том, что все ее мысли сосредоточены на дочери и попытках заработать на жизнь. Где-то в глубине ее сознания теплилась надежда, что у нее еще все впереди. Но только сейчас она осознала, что истинная причина ее неудовлетворенности и равнодушия кроется совсем в другом. Просто ни один из ее мужчин не был похож на него.
Поскольку она сильно сомневалась, что Рокет придерживался целибата, его признание говорило о том, что с ним происходило то же самое.
Лучше не думать об этом… Она проанализирует все это после, в более-менее спокойной обстановке. А пока… Потуже затянув концы рубашки, она прочистила горло.
— Похоже, что мы начали с того, чем закончили, — сказала она, с удовлетворением отмечая, что ее голос не дрожит, хотя нервы были напряжены до предела. Единственный знак, который говорил ей, что он чувствовал то же самое, — его пылающие щеки. — Поэтому как ты думаешь, куда это нас приведет?
— Никуда, просто будем хранить это в уголках нашей памяти, как хранили до сих пор.
Виктория подумала, какое место могла бы занять Эсме в этом уравнении, но коротко кивнула. Потому что он был прав. Они не могут сейчас позволить себе ничего, кроме деловых отношений. Если им удастся избегать физического контакта, они сумеют справиться и со всем остальным.
— Прекрасно, — сдержанно отозвалась она. — Прекрасно. Продолжай работать на меня, Мильонни.
Она перехватила его взгляд, направленный на ее ноги. Заметив это, он тут же отвел глаза и твердо посмотрел на нее.
— Отлично, — согласился он. — Именно так я и поступлю.
«Поостерегись, старина! — Джон ходил взад и вперед яростно меряя пространство огромными шагами. — Куда тебя понесло? Идиот!»
Тори всегда отличалась от других женщин, с которыми он имел дело. С самого начала она была особенной, не такой, как все, и ему следовало подумать, прежде чем снова целовать ее.
У большинства людей в жизни бывает одно или два судьбоносных события, думал он. Для него такой вехой стал день, когда он узнал, что более щедро одарен природой, нежели другие парни его возраста. До этого он был просто «кожа да кости», жалкий сынишка Фрэнка Мильонни, служившего на флоте США. Жизнь с отцом после смерти матери, погибшей во время несчастного случая на воде, была бесконечной сменой убогих комнатушек поблизости от той или иной базы, потому что приличное жилье на базе никак не подходило Фрэнку, неспособному ужиться с соседями. Джон часто оставался один, когда отец уходил в море, и был нередко бит, когда тот возвращался. И никого не было рядом, кто бы мог предложить ему какую-то другую, более интересную жизнь.
Потом, как раз достигнув полового созревания, Джон поступил в новую школу в другом городе. И однажды, когда после спортивного занятия он спустил штаны в раздевалке, половина одноклассников замерла, произнося на все лады нечто вроде «вот это да, парень». Впервые он ощутил уважение к себе, и это пробудило в нем страстное желание воспользоваться своей исключительностью. Этот момент был определяющим для всей его последующей жизни.
Потом он узнал, что существуют женщины, которые только и мечтают о парне с таким оснащением, как у него. И ни одна не забывала упомянуть, что размер его «петушка» особенный. Сначала девушки, а потом женщины ввели его в новый для него мир секса, захвативший его сильнее, чем все прежние дела и детские фантазии. Он овладел интимнейшими приемами, наслаждаясь опытом и не уставая экспериментировать, и однажды понял, что более преданного ученика и придумать трудно. Он не ограничивался тем, что дарил наслаждение женщинам, с которыми имел дело; нет, он еще и услаждал приятелей, подробно описывая им свои победы. И никогда не задумывался над нравственной стороной такого поведения.
Пока не встретил Тори.
Как только они познакомились, он сразу же понял, что она совсем не такая, как те девушки, с которыми он привык развлекаться. И все равно он даже представить себе не мог, что она так подействует на него. Он продолжал держаться установленных правил и рамок, не подозревая, что она перевернет всю его жизнь. В ней было что-то, заставившее его поверить, что он больше, чем просто реактивный снаряд, который быстро и безошибочно попадает в цель, за что его, собственно, и прозвали Рокетом
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
. И появилась сосущая боль под ложечкой при мысли о том, что любой сможет обсуждать ее, как он сам не раз обсуждал других девушек, не скупясь на подробности.
— Хэлло, мистер М.
Мягкий женский голос прервал его воспоминания о пронизанных солнцем жарких днях и горячих страстных ночах. Это и вправду было незабываемое время, когда впервые к умопомрачительному сексу стали примешиваться эмоции. Он удивленно заморгал, возвращаясь к действительности, и увидел домоправительницу Мэри, стоявшую всего в паре шагов от него со стопкой больших махровых полотенец в руках.
Господи! Если бы это было оружие, он был бы уже мертв, усмехнулся Джон. «И все это из-за Тори, парень. Поразмысли над этим, пока не поздно». Он сконцентрировал свое внимание на домоправительнице, одарив ее фирменной улыбкой Мильонни, безотказно действующей на женский пол.
— Это вы, Мэри? Прошу меня простить, я так задумался, что не заметил вас.
— О да… могу себе представить. — Она понимающе улыбнулась в ответ. — Вы, должно быть, чувствуете себя так, словно вся тяжесть мира лежит на ваших плечах. Такая ответственность…
Ответственность. Правильно, черт побери. Он кашлянул, прочищая горло, и подумал — хорошо, что она не может читать его мысли.
— Да, я только что разговаривал с мисс Гамильтон, а теперь направляюсь к себе, чтобы приняться за работу. — Он кивнул на полотенца в ее руках. — А вы? Меняете белье в комнатах? Вы прекрасно справляетесь, здесь все в идеальном порядке. Мне кажется, что я в четырехзвездочном отеле.
Румянец удовольствия окрасил щеки Мэри.
— Спасибо! Я рада, что вам нравится. — Она пробежала рукой по стопке полотенец, поглаживая их. — Я еще не все поменяла в ванных комнатах, оставлю это до миссис Гамильтон. Она пока не вернулась…
— А где она пропадает? — поинтересовался Джон. — Я не видел ее последние два дня.
— Так это потому, что она уехала. Большую часть времени она проводит в загородном клубе. Берет уроки тенниса.
— Ди-Ди действительно любит спорт?
— Что касается тенниса, так даже чересчур.
Джон уловил некую недосказанность в словах Мэри, но она произнесла это так тихо и так любезно улыбнулась ему, направляясь к лестнице, что он подумал, что мог и ошибиться. Отметив про себя, что стоит запомнить этот разговор, он направился в офис.
Его мысли все время крутились вокруг того мимолетного поцелуя в мастерской над гаражом, но он взял себя в руки, решив ни за что не возвращаться к этому. Он должен держаться подальше от Виктории, и все, что случилось, только подтверждало правильность этого решения. В ней по-прежнему было нечто такое, что когда-то неудержимо влекло его, и он не хотел обманывать себя, отрицая это. С ней одним поцелуем дело не кончится. Стоит ему только начать, и он захочет большего.
Чепуха! Он говорил это прежде и готов повторить сейчас: эта женщина — первоклассный кокаин, а он закоренелый наркоман. Но сейчас ему достаточно пробы. Любому дураку ясно, что единственный способ не подсесть на наркотик по имени Тори — это соблюдать дистанцию между ними.
Слава Богу, ему есть чем заняться. С тяжелым вздохом он уселся за письменный стол и потянулся к своей электронной записной книжке. Найдя телефон Центра защиты детей, он набрал номер и приступил к работе, за которую Виктория Гамильтон платила ему приличные деньги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горячие и нервные - Андерсон Сьюзен



Действительно горячие и нервные ребята... Хорошо, но немного затянуто.
Горячие и нервные - Андерсон СьюзенStefa
9.12.2013, 17.43





А мне понравилось!9/10
Горячие и нервные - Андерсон СьюзенЕ
25.04.2014, 19.55





Мне тоже понравился роман. Правда сразу догадалась кто убийца.rnНо прочитала на одном дыхании)
Горячие и нервные - Андерсон СьюзенИнна
16.04.2015, 20.00





Интересный роман.
Горячие и нервные - Андерсон СьюзенКэт
7.12.2015, 8.55





На мой взгляд - весьма поверхностно все описано, не цепляет. Дочитывать не стала.
Горячие и нервные - Андерсон СьюзенЮрьевна
5.03.2016, 13.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100