Читать онлайн На веки вечные, автора - Андерсон Кэтрин, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На веки вечные - Андерсон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На веки вечные - Андерсон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На веки вечные - Андерсон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Кэтрин

На веки вечные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

На следующий вечер, когда Мередит собиралась почистить картошку и уже высыпала ее из пакета в раковину, Сэмми, как ошпаренная, вбежала на кухню.
— Что случилось, малышка?
— Там этот вчерашний дядя шериф на большущей белой машине. А на крыше полно всякой всячины.
Шериф? У Мередит похолодело в животе. Она оставила в раковине картошку и, раздвинув занавески в гостиной, выглянула наружу и увидела на разбитой подъездной дорожке белый «бронко». На пассажирской дверце красовалась эмблема «Шериф округа Уайнема». И машина действительно была нагружена досками и другими материалами.
Мередит нахмурилась. Секундой позже на крыльце послышались шаги и стены содрогнулись от удара в дверь крепкого мужского кулака.
Мастерс стоял, широко расставив ноги и уперев в бока крепкие ладони. Их взгляды встретились, и Мередит вздрогнула. Было в нем нечто такое, что ее волновало.
На шерифе была лихо сдвинутая набок коричневая широкополая шляпа, тулья которой прибавляла несколько дюймов к его громадному росту. Широкие поля затеняли лицо, отчего блеск проницательных серо-голубых глаз казался еще ярче. В косых лучах заходящего солнца, падавших под козырек крыльца, значок шерифа на левом кармане его рубашки таинственно вспыхивал.
У Мередит пересохло во рту, и она долго не могла оторвать от нёба язык. Но в конце концов выговорила:
— Привет! — И чуть было не добавила: «Чем могу служить?» — но вовремя спохватилась: — Как поживаете? — Тоже не слишком оригинально, но по крайней мере не в духе официантки на стоянке грузовиков.
Хит ткнул пальцем в сторону автомобиля и расплылся в такой обаятельной улыбке, что Мередит призадумалась, уж не репетировал ли он ее перед зеркалом.
— Ваш хозяин завербовал меня кое-что здесь подремонтировать.
Она посмотрела на его потрепанный джип. Под тяжестью груза шины слегка просели.
— Что он сделал?
Мередит была так растерянна, что Хит поспешил добавить:
— Я не буду мешаться. По крайней мере до тех пор, пока не сделаю все снаружи.
— Но… — Мередит никак не могла сообразить, что ему возразить.
Шериф перенес тяжесть с одной ноги на другую, и крыльцо заходило ходуном.
— Видите? Никак не обойтись без ремонта. Вы и Сэмми можете упасть. Это небезопасно. Полы в доме не лучше.
— Я уже купила дощечки и прибила на кухне.
— Все это временные меры.
Мередит не нашлась что ответить. Она уже ушибла палец на ноге, и если пол не починить…
Шериф снял шляпу и рукавом рубашки промокнул выступившие на лбу капельки пота, словно дело было улажено. Потом посмотрел на солнце.
— Даже не верится, что такая погода. Помните что-нибудь подобное? Еще май, а жара как в середине лета.
Хит хлопнул шляпой по колену, и от неожиданности Мередит чуть не подпрыгнула. Было ясно, что жара интересовала ее в последнюю очередь.
— Загляну домой переодеться и потом вернусь, — он посмотрел на часы, — скажем, в половине пятого. Услышите на улице шум — знайте, что это я.
Мередит, забыв закрыть рот, смотрела, как легко он спрыгнул с крыльца и размашистой походкой пересек двор. Тут наконец она поняла, что ее облапошили. Очень умно и вежливо, но облапошили. Даже не спросили, хотела ли она, чтобы ей чинили дом, и удобно ли, чтобы он приходил по вечерам. Просто ворвался и все решил, а если ей это не нравится — тем хуже для нее.
Грохнув дверью сильнее, чем хотела, Мередит пошла на кухню и по дороге чуть не споткнулась о цветочный горшок.
— Будь все проклято! — Ее голос зазвенел от отчаяния. — С этим сумасшедшим шерифом и его чертовой собакой покоя не будет!
Бледная, с округлившимися глазами, Сэмми потянула себя за край розовой майки и спросила:
— Мамочка, что он хочет?
Пытаясь успокоиться, Мередит сделала глубокий вдох и, опустившись перед девочкой на колени, отвела с ее щеки золотистые кудряшки.
— Он хочет починить эти ужасные полы. И крыльцо тоже.
— Тогда почему ты не радуешься?
Вопрос в точку. Проблема не в подарке, а в его упаковке.
— Не привыкла, чтобы рядом находились посторонние. Вот и все.
Сэмми почесала нос.
— И я тоже. Не пускай его сюда. Хорошо?
Если бы это было так просто.
— Но полы надо привести в порядок. Шериф Мастерс прав — мы можем покалечиться.
Девочка нахмурилась и спросила шепотом:
— А он не возьмет с собой свой страшный пистолет?
Через десять минут Хит вернулся в синих выцветших джинсах, голубой рабочей рубашке, ковбойских сапогах, той же широкополой шляпе и с кожаным поясом для инструментов на бедре. Мередит подумала, что он один к одному похож на шустрого парня из вестерна. Только в руке не рукоятка «кольта», а ручка молотка.
Он тут же принялся разгружать машину и складывать все на ее лужайке. Для человека с такими габаритами шериф двигался легко и с удивительной грацией.
А когда он без особого труда начал отрывать от крыльца гнилые доски, у Мередит заныл низ живота. Было нечто чувственное в этом мускулистом мужчине…
Но вскоре она заметила, что была не единственной зрительницей. Сэмми тоже с восхищением смотрела из окна. Ее отец, Дэн, был, как говорится, совсем из другого теста, так что у девочки не было возможности видеть мужчину за физической работой. Зрелище оказалось впечатляющим.
Сердце Мередит гулко забилось в ребра, когда Хит, на секунду прервавшись, выпустил из брюк концы рубашки, быстро расстегнул на ней все пуговицы и закатал рукава. Он вытирал лоб, а Мередит разглядывала его грудь — бронзового цвета кожа была не намного светлее лица. Ее взгляд опустился ниже и задержался на крепких мышцах живота. Сужающаяся дорожка темных волос убегала от пупка под ремень. Шериф напоминал ей огромный дуб — каждая черточка мастерски вырезана природой и отполирована до темного блеска.
Словно почувствовав, что она смотрит на него, Хит повернулся к окну, и их взгляды встретились. Поняв, что разоблачена и шериф видел, как она им любуется, Мередит была готова провалиться сквозь прогнившие доски.
Уголки его губ дернулись, и в светлых глазах промелькнула озорная искорка понимания. С пылающими от стыда щеками Мередит кинулась на кухню и чуть не сбила выглядывавшую из-за ее спины Сэмми. Обернувшись, она заметила, что Хит улыбается и подмигивает девочке.
Схватив дочь за руку, Мередит потащила ее на кухню.
— Пойдем, малышка. Так таращиться неприлично. Давай лучше договоримся об ужине.
— Но, мамочка, у него такой смешной животик!
Мередит никогда не пришло бы в голову назвать «животик» этого здоровяка смешным. Без сомнения, шериф слыл сердцеедом — тем больше причин держаться от такого соседа подальше! Однажды она уже стала добычей разыгравшихся гормонов, и вот к чему это привело!
— Как насчет пудинга, Сэмми? — натянуто спросила она.
— Дядя шериф будет ужинать с нами?
Боже упаси! Мередит чуть не стало дурно от такого предположения.
— Нет, дорогая. Как обычно, только мы вдвоем.
Мередит подошла к раковине и принялась опустошать пакет с картошкой. Ветерок из открытого окна кухни холодил щеки. Но вдруг она поняла, что насыпала картофелин больше, чем требовалось на дюжину взрослых и одного мальчишку. Вот дьявол! Образ Хита Мастерса так и стоял перед глазами. Она почистила картошку, затем взяла другой нож с деревянной полки над плитой и начала крошить овощи в стоящую на столе кастрюлю.
— Эй, Мередит! Я насчет передней двери!
Неожиданно донесшийся из окна голос Хита застал женщину врасплох. Она дернулась, и в ту же секунду руку до локтя пронзила резкая боль. Все вокруг залила кровь. Мередит выронила картофелину и нож и открутила водопроводный кран, чтобы подставить кисть под холодную воду.
— Бог ты мой! — Хит подался вперед и увидел, что из руки Мередит струится кровь. — Мать честная!
В следующую секунду его голова и плечи в окне исчезли. Зато рядом появилась Сэмми; ее глаза расширились от испуга.
— Мамочка, что с тобой?
— Ничего страшного, просто немного порезалась.
Мередит зажала рану рукой, но кровь продолжала хлестать: нож угодил между большим и указательным пальцами и дошел почти до середины ладони.
Спокойно! Она снова опустила кисть под холодную воду, чувствуя, что ее вот-вот стошнит. Из курса оказания первой помощи почти все забылось. В глазах запрыгали черные точки.
— Сэмми, милая, мне нужно полотенце.
Но на кухне появился Хит и, точно в железные скобки, заключил ее плечи в свои мускулистые руки.
— Я в порядке. — Мередит вся дрожала и вытягивала шею, стараясь увидеть дочь.
Но перед глазами была только голубая рубашка прижавшего ее к кухонному столу Хита. Когда шериф понял, насколько глубок порез, он снова выругался, но на этот раз сквозь зубы.
— Беспокоиться правда не о чем, — повторила Мередит. — Надо только завязать… Невелика беда…
— Простите, пожалуйста. — В голосе Хита чувствовалось искреннее огорчение. — Я хотел предупредить, что пользоваться дверью опасно — часть крыльца уже разобрана, и можно упасть.
Мередит заморгала, стараясь прогнать из глаз надоедливые черные точки. Шум воды отдавался у нее в голове грохотом водопада.
— Шериф Мастерс, вы ни в чем не виноваты.
— Дьявольщина! Надо было подойти к задней двери, а не пугать вас криком в окно. — Его прерывистое дыхание ясно говорило о том, как сильно он обеспокоен.
— Я правда в порядке…
Неожиданное зарево позолотило кухню, и Мередит показалось, что она смотрит на вещи сквозь шар из желто-розового стекла; сознание странным образом отделилось от действительности. Большие загорелые руки, одна обвила ее за талию, другая зажимала порез. Скрип досок под их ногами. Бледное как смерть лицо дочери. Низкий мужской голос произносит слова «швы» и «скорая помощь».
Мередит попыталась отвести взгляд от открытой раны. При каждом вдохе в легких что-то дергало.
— Вы в обморок не упадете? — спросил шериф.
— Конечно, нет. Я не боюсь крови. Однако видеть собственное мясо и мышцы!.. Все не так уж плохо? Скажите?
— Не совсем обычный порез, — отозвался Хит и крикнул через плечо: — Сэмми, можешь принести мне чистое полотенце?
Мередит услышала, как ножки стула заерзали по полу, и крикнула:
— Не упади, любимая!
Через несколько секунд рядом прошлепали тапочки Сэмми.
— Молодчина! — похвалил ее Хит. — Это полотенце нам очень пригодится. — И повернулся к Мередит. — Вы в порядке, дорогая? Очень уж побледнели. Может быть, лучше смотреть на что-нибудь другое?
Дорогая.
Услышав его глубокий голос у самого уха, Мередит потеряла голову. Она бы все отдача, только бы эта сильная рука обнимала ее талию. Только бы знать, что тебя любят и о тебе заботятся. И больше никто не причинит зла.
— Мередит, вы меня слышите?
Мередит увидела, что Хит крепко обмотал полотенцем се кисть, но алое пятно уже проступало сквозь веселенький узор на ткани.
Он еще стянул полотенце и крепче придавил пальцами к ране. Затем Хит повел ее через заднее крыльцо на улицу — его широкая грудь возвышалась у нее за спиной, как каменный валун.
Они дошли до забора, которым Мередит огородила место для игры Сэмми, и Хит одним мощным рывком оторвал от дома проволоку. Проведя Мередит сквозь образовавшуюся брешь, он предупредил Сэмми, чтобы девочка остерегалась острых колючек.
— Нам не нужен еще один поранившийся, — сказал шериф ребенку и ласково погладил девочку по макушке.
А подойдя к «бронко», так легко поднял и посадил Мередит на заднее сиденье, словно имел дело с небольшой деревяшкой. Вслед за матерью в машине очутилась дочь. Хит перегнулся через девочку и накинул на Мередит ремень безопасности. Она неожиданно для себя дотронулась до его запястья и ощутила под дрожащими пальцами крепкие сухожилия.
Хит помедлил, потом поднял взгляд, и в его стальных глазах Мередит прочитала вопрос. Ее щеки вспыхнули, и она быстро разжала пальцы. Шериф молча застегнул замок, поправил ремень и сердито обратился к девочке:
— Сэмми, я хочу, чтобы ты поработала врачом. Сумеешь мне помочь?
Глаза малышки округлились и стали большими, как блюдца, но она собралась с духом и кивнула. Хит улыбнулся и положил ее ладошки на руку матери, показывая, как надо давить на полотенце.
— Вот так. Пока мы едем в больницу, надо все время крепко держать. Сможешь?
Спокойная уверенность Хита подбодрила ребенка, и Сэмми снова хмуро кивнула. Помогая дочери, Мередит положила палец между ее ладонями, и они вдвоем стали зажимать рану. Но полотенце уже пропиталось кровью.
— Нам далеко ехать?
Он посмотрел на Мередит в зеркало заднего вида и подмигнул.
— Около пятнадцати миль. Не беспокойтесь. Я квалифицированный специалист по оказанию первой помощи — это тоже часть моей работы. Несколько стежков — и будете как новенькая.
Мередит откинулась на спинку, стараясь не смотреть, как кровь капала с обмотанного вокруг руки полотенца.


Привилегией должности Хита было то, что в центральном отделении «Скорой помощи» его принимали как очень важное лицо независимо от того, лечился он сам или привозил арестованного. В первое время его это смущало, а потом уже он не обращал внимания. Столько работать и совать голову в пекло, где ее множество раз могли оторвать, — это чего-нибудь стоило. И не такая уж большая у него зарплата.
Об их прибытии он заранее сообщил по рации. Быстро застегнув и заправив в джинсы рубашку, Хит помог пассажирке выйти из машины и подняться по нескольким ступеням. Как только открылись автоматические двери, сестра взяла Мередит за плечи.
— Привет, Пег! Познакомься с моей новой соседкой Мередит Кэньон. У нее случилась маленькая неприятность. Meредит, это сестра Стейли — главная командирша местной «Скорой помощи».
Сестра улыбнулась:
— Напоролись на какую-то дрянь?
— На разделочный нож, — объяснил шериф. — Свистни-ка кого-нибудь из хирургов. Порез достаточно глубокий.
Дородная рыжеволосая Пег была ветераном центральной окружной больницы, и их дружба с Хитом ковалась долгие годы.
— Послушай, Мастерс, когда ты научишься не указывать, как мне работать? — шутливо огрызнулась она.
— Наверное, никогда. Такова уж моя доля — тебя изводить.
Пег подмигнула Сэмми.
— А кто эта крохотная леди с большущими голубыми глазами?
— Моя дочь, — ответила Мередит. — Я хочу, чтобы она пошла со мной. Девочка стесняется незнакомых.
Сестра покачала головой:
— Ей придется остаться здесь.
— Но… — неуверенно начала Мередит.
— Не волнуйтесь, все будет хорошо, — успокоил ее Хит. — Я присмотрю за Сэмми.
— Это ненадолго, — подтвердила Пег. — Малышка не успеет опомниться, как вы уже вернетесь.
— Вы не возражаете, Хит? — Мередит посмотрела на шерифа.
— Пусть только попробует, — усмехнулась сестра, — я его так приголублю — не обрадуется. Кстати, надо кого-нибудь позвать переставить твой чертов «бронко». Как всегда, заблокировал нам подъезд. Здесь площадка только…
— Знаю, знаю, только для машин «скорой помощи», — хмыкнул Хит. — Пожалуйста, Пег, попроси кого-нибудь.
Сестра увела Мередит, и Сэмми сделала попытку побежать за ними, но Хит по-прежнему крепко держал ее за руку.
— Извини, малышка, туда нельзя. Маленьких девочек в больницу пускают, только если они заболели или поранились и им нужен врач.
Сэмми начала тереть кулачками глаза, ее губы скривились. Поняв, что ребенок вот-вот расплачется, Хит запаниковал.
— Все в порядке, малышка. Вот увидишь, мама скоро вернется.
Сэмми посмотрела на него между кулачками: в ее взгляде были и безутешность, и надежда. Шерифу оставалось только молиться, чтобы последнее чувство взяло верх.
Через несколько секунд по лестнице сбежал охранник в голубом комбинезоне.
— Как жизнь, шериф? Мне сказали, что нужно переставить твой танк?
Не выпуская руки Сэмми, Хит порылся в кармане джинсов и достал ключи.
— В любое место на больничной стоянке, Джим.
Охранник посмотрел на девочку.
— Ну и преступники пошли! Не маловата будет? Что она натворила? Ограбила банк?
— Это Сэмми, моя новая соседка. Ее мама порезала руку.
Джим улыбнулся. Его по-мальчишески пухлое лицо раскраснелось от бега, пряди темных волос пристали ко лбу.
— Что же, сегодня ни одного пьяницы с расквашенной головой?
— Ни одного.
— И ни одного преступника в наручниках?
— Извини.
— Скука. Уже неделю ничего потрясающего. — Он взял у Хита ключи и лихо подкинул их на ладони. — Если нет арестантов, зачем позвали меня? Тебе не нужен помощник для парковки, а нужно какое-нибудь занятие, чтобы поддерживать интерес к жизни.
Шериф кивнул на Сэмми, которая с беспокойством во все глаза уставилась на Джимми.
— Видишь мою подружку? Малышка волнуется о маме, и я не могу оставить ее одну. Кроме того, — он похлопал охранника по заметному брюшку, — пробежка тебе только на пользу.
Джим посмотрел на Сэмми и удивленно изогнул брови.
— Ты волнуешься о маме? Не надо! — И показал ей два поднятых больших пальца. — Все будет хорошо. Она в надежных руках. Здесь лучшие врачи во всем штате.
— Шериф, — негромко позвала регистратор, — вы заполните анкеты?
Хит хлопнул Джима по плечу и, забыв, что рядом с ним маленький человечек, пошел к конторке, да так быстро, что чуть не выдернул руку у Сэмми из плеча.
— Извини, маленькая. Тебе не больно?
Он испугался, не вывихнул ли ей плечо. Обиженное лицо девочки говорило о многом. Хит замедлил шаг, но Сэмми все равно приходилось бежать. Теперь Мастерс заметил, как удивленно к нему присматривалась сидящая в зале ожидания пожилая женщина, и прошел оставшееся расстояние еще медленнее, но туфельки Сэмми продолжали выбивать по голубому кафелю частую дробь.
— Я знаю только фамилию и адрес леди, — сообщил он Триш, худощавой женщине-регистратору. — Мередит Кэньон, 1423, Герефорд-леин. Остальную информацию получите у нее.
— Полагаю, вы знаете, есть ли у нее страховка?
— Совсем вылетело из головы. Не спросил! — Хит ударил себя по лбу. — О чем я только думал? Триш вздохнула и закатила глаза.
— Я просто спросила. Не берите в голову.
— А вы интересуетесь у соседей, есть ли у них страховка? Хотя, зная вас, готов в это поверить.
В больницу, пританцовывая, возвратился охранник и бросил Хиту ключи:
— Первый ряд третье место.
— Спасибо, Джим. — Шериф убрал ключи в карман и, наклонившись над своей подопечной, спросил: — Хочешь соду, малышка?
На него испуганно уставились большие непонимающие голубые глаза. Шериф подумал, что девочка никогда не слышала, чтобы так называли напиток, и попробовал по-другому:
— Выпьешь шипучки?
Глаза стали еще больше. Сэмми ссутулилась и, пытаясь освободиться, потянула руку. У Хита возникло ощущение, будто он сказал нечто напугавшее девочку, но никак не мог сообразить, что именно. И на всякий случай сжал крепче ее ладонь, чтобы она не вырвалась и не убежала.
— А пепси?
Вот тебе на! Сэмми посмотрела на стоявший у стены автомат прохладительных напитков и снова стала тереть глаза. Будет продолжать в том же духе — и у нее не останется ни одной ресницы.
— Тогда я промочу горло.
Хит подвел ее к автомату, выудил свободной рукой из левого кармана джинсов мелочь и опустил в щель. Автомат заглотил монету, и шериф надавил на клавишу выбора. Но ничего не произошло. Чертова железка! Знакомый с капризами хитрой штуковины, он пнул автомат сапогом. Сэмми подскочила, когда металлическая банка со звоном выкатилась в приемник.
— Видишь, все получилось, малышка, — произнес шериф успокаивающим тоном и наклонился, чтобы взять напиток. — Просто заставил упрямую машину слушаться. Ты точно знаешь, что не хочешь пить? А то я куплю.
Сэмми отпрянула, насколько ей позволяла плененная рука, и уткнулась лицом в свое плечико. Шериф это понял как отказ.
Приноравливаясь к махоньким детским шажкам — не шажкам, а сплошному геморрою, — он привел ее в веселый желтый альков, озаряемый экраном укрепленного наверху телевизора. Сел и положил ногу на ногу, а Сэмми прислонилась к ярко-зеленой подушке, встала на цыпочки и, изрядно повертевшись, почти забралась в кресло. На короткое мгновение Хит выпустил ее руку и, ухватив за розовые бриджи, помог проделать оставшийся путь.
Потом оторвал язычок с банки и сделал большой глоток.
— Вкусно! — И протянул банку девочке. — Может, все-таки хочешь? Я поделюсь.
Сэмми посмотрела на него так, будто он говорил по-испански. Вот черт! Обычно, если приходилось иметь дело с детьми такого возраста, Хит поручал это полицейскому-женщине Элен Бойерз. Чувствуя неловкость из-за молчания и из-за того, как настороженно смотрела на него девочка, шериф заглянул ей в глаза. Хрупкая ручонка невероятно мала, миниатюрные пальчики сжаты вместе в его ладони. Привыкшему ко всему большому, мужскому — своей собаке, своему скоту, лошадям, своему «бронко», — Хиту стало не по себе. Сэмми дрожала, и он беспокоился, не сделал ли ей больно. Он ослабил хватку, но малышку все равно трясло.
— С твоей мамой будет все в порядке. У нее просто порез. Доктор его зашьет, даст лекарства, чтобы не болело, и сразу поедем домой.
Хит ждал, что девочка улыбнется, но та не сводила с него больших испуганных глаз. Тогда он решил не обращать на Сэмми внимания и стал смотреть в телевизор, хотя ничего не видел на экране. Хит вспомнил, как вчера вечером настороженно отнеслась к нему Мередит. Видимо, дочь разделяла многие чувства матери — в том числе и к соседу.
Что с ними случилось, почему обе перестали верить мужчинам? Он вел себя вежливо, по-дружески, даже тратит время и чинит их крыльцо. Однако один только звук его голоса так напугал Мередит, что она сильно порезалась. Что-то в этой ситуации Хиту не нравилось, но он сказал себе: Не мое дело. Ты вызвался починить их дом, а не устраивать их жизни. Держись от этого подальше. Не влезай больше, чем уже влез.
Черт! Он уже нарушил почти все правила — и собственные, и все остальные. Когда Мередит порезалась, первым делом следовало взять из «бронко» аптечку. А он вместо этого только взглянул и бросился в дом. Ни резиновых перчаток, ничего. А кругом кровь. Даже не подумал себя защитить. Застань он в такой ситуации одного из своих полицейских — и тому бы здорово досталось. Нужно срочно взять себя в руки и в будущем соблюдать дистанцию.
Замечательная мысль! Но легче сказать, чем сделать. Прежде всего он виноват, что Мередит порезалась. Эта мысль не давала ему покоя. Хит с рамого начала знал, что она пуглива, и мог бы сообразить обойти дом и постучать в дверь. Так поступают нормальные люди.
А теперь вот караулил перепуганную девочку.
— Сэмми, тебе приходилось раньше бывать в больнице?
Она сгорбилась и опустила голову.
Не уверенный, означало ли это «да» или «нет», Хит решил спросить по-другому:
— Готов поспорить, что здесь страшновато.
В этот момент из громкоговорителя раздался женский голос, и девочка дернулась.
— Не бойся, это всего лишь дежурная перед микрофоном, — объяснил Хит. — Тонкие провода разносят ее голос по всему зданию, и мы слышим звук вон из тех коробочек на стенах. — Он показал на громкоговорители и поздравил себя с тем, как удачно справляется с ситуацией; ведь дети — не существа с иной планеты, а просто взрослые, но очень маленького роста. — Если кто-то нуждается в помощи, леди у микрофона вызывает врача, где бы тот ни находился в больнице.
Девочка прикусила губку и задумчиво уставилась на громкоговоритель.
— Внутри приемного покоя, куда ушла твоя мама, вдоль стен стоят кровати и вокруг каждой можно задернуть шторы. Пег, та сестра, которую ты видела, будет с ней, пока не придет врач. А когда он все уладит, мама выйдет из тех дверей.
Сэмми тоскливо взглянула на двойные двери, а у Хита заныло сердце. Когда умерла мать, его сестре Лейни исполнилось десять. Но сейчас Сэмми очень напоминала ее: то же безутешное, горестное выражение лица. Шерифу захотелось успокоить ребенка, прижать к себе, приласкать.
Он прикончил шипучку, поставил пустую банку на столик и постарался сосредоточиться на телевизионной программе. Какая-то девчушка с рыжими кудряшками опрашивала супружеские пары. Хит послушал пару минут и, поняв, что темой интервью являлись фетишисты-мужчины, пожалел, что под рукой нет пульта. Передавать днем такую чушь, когда у телевизора дети! Тут нужен закон.
Он беспокойно посмотрел на Сэмми. У той текло из носа. И, почувствовав, что на нее смотрят, девочка высунула язык и попыталась облизнуть губу.
— Не смей! — У Хита к горлу подкатила тошнота; вытянув ногу, он приподнялся на стуле, вытащил из заднего кармана платок и поднес его к носу Сэмми. — Дуй!
Девочка наморщила губы.
— Нет, малышка, носом!
Она снова дунула через рот, но на этот раз сильнее.
Хит сел на корточки, плотно сжал губы и, наморщив нос, громко хрюкнул. Но тут понял, какое смешное представляет зрелище, оглянулся и убедился, что на него никто не смотрит. Затем снова повторил. Наконец Сэмми поняла и сделала то, что требоватось. Правда, вытирая, Хит чуть не оторвал ей нос.
Он заметил, что на туфельке развязался шнурок, и положил ее ногу себе на колено. Девочка опрокинулась на спинку и чуть не упала с подушки.
Да, забота о ребенке оказалась чертовски трудным делом.
— Извини, а ты совсем малышка.
— Мне скоро будет пять.
Хит понял, что обидел девочку.
— Я имел в виду рост. Вырастешь такой же маленькой, как мама.
— Мама не маленькая. Это ты здоровый!
Шериф тщетно пытался завязать шнурок и с отчаянием думал, кому же пришла в голову такая светлая идея делать для детей невероятно короткие шнурки.
— Может, тебе я кажусь большим. Все относительно, правда?
Сэмми явно не поняла, что значит «относительно». Выходит, надо учиться не только заставлять детей сморкаться и завязывать невозможно короткие шнурки, но и самому осваивать новый язык.
— Ну вот, — удовлетворенно крякнул он, когда шнурки наконец покорились. Но девочка ухватилась за узел.
— Ой, жмет!
— Неужели? — Хит попробовал сам и убедился, что завязал слишком крепко; когда он наконец распустил шнурки, его терпение оказалось на исходе. — Так лучше?
— Угу. — Сэмми сжала колени и заерзала в кресле. — Дядя шериф, я хочу.
Каждый дурак сообразит, что такое «я хочу».
— Нет проблем.
Кроме одной. Хит не знал, где находился дамский туалет. А вести ее в мужской было не слишком удобно. Он снова потащился к конторке регистратора.
— Триш, не проводите меня в дамский туалет?
Триш подняла палец, давая понять, что нужно подождать, пока она закончит говорить по телефону. А Хит старался не поддаться панике, наблюдая, как пританцовывает Сэмми. «Не дотянула же она до последней секунды. Дети всегда пританцовывают, когда испытывают нужду», — убеждал он себя.
Наконец закончив разговор, Триш указала в конец зала:
— С левой стороны.
Хит поспешил туда, насколько позволяли короткие ножки Сэмми, хотя бегом он бы это не назвал. Девочка по-прежнему ежилась. Нехорошее предчувствие появилось на середине дороги, и Хит вовсю клял того ненормального, который разместил дамский туалет так далеко от зала ожидания. Он ускорил шаги, но в это время девочка пискнула и вся зажалась.
Только кс это! Он схватил ее на руки и побежал так быстро, что впору выступать на Олимпийских играх. Перед туалетом Хит опустил ее на пол и подтолкнул к открытой двери.
— Ну иди. Я подожду тебя здесь. Хорошо?
Но как только за Сэмми захлопнулась дверь, раздался душераздирающий вопль. Хит тупо смотрел на бело-голубой символ, изображающий фигурку в юбке.
Вот черт!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На веки вечные - Андерсон Кэтрин



хочу прочитать
На веки вечные - Андерсон Кэтринелена
9.10.2012, 21.05





Такой же сюжет как в романе Аромат роз. Ну нечего читать можно, особенно понравился коней.
На веки вечные - Андерсон КэтринМилена
22.01.2013, 12.52





Роман больше похож на социальную прозу,чем на любовный.Но хорош сюжетной линией и изложением.В некоторых местах несколько затянуты диалоги и еще не приемлю,когда святотатствуют.Это минусы.Остальное читала с удовольствием.Ггерои не ожесточились и не сломались вопреки всем "подаркам"судьбы-злодейки.Про собачку Голиафа читать было сплошное удовольствие.Очень понравилось,что не было засилья эротики,практически отсутствовало.Читайте,кто хочет отвлечься от розовых соплей,где ахи-охи и проч.
На веки вечные - Андерсон Кэтрингандира
15.04.2013, 19.55





Понравился.Вначале не очень,а потом не оторвёшься.Читайте.
На веки вечные - Андерсон КэтринНаталья 66
3.08.2013, 11.40





Собаке разрешают пить воду из унитаза, даже специально оставляют крышку поднятой. Нормально ваще.
На веки вечные - Андерсон КэтринФига се
3.04.2014, 23.08





Очень даже не плохо.
На веки вечные - Андерсон КэтринЛюдмила
9.08.2014, 1.28





Очень даже не плохо.
На веки вечные - Андерсон КэтринЛюдмила
9.08.2014, 1.32





Ерунда. По сравнению с талисманом это какое то недоразумение. Разочарована. Трилогию про талисман читала трижды.
На веки вечные - Андерсон КэтринАлиса
21.07.2015, 16.04





Сказка для взрослых! Читается достаточно легко. Из минусов - продолжительные самокопания героев в конце истории и слишком слащавый эпилог. 7/10
На веки вечные - Андерсон КэтринВирджиния
7.12.2015, 16.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100