Читать онлайн На веки вечные, автора - Андерсон Кэтрин, Раздел - Эпилог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На веки вечные - Андерсон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На веки вечные - Андерсон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На веки вечные - Андерсон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Кэтрин

На веки вечные

Читать онлайн


Предыдущая страница

Эпилог

Где-то в США
Восемнадцать месяцев спустя
Маленький, принадлежащий правительству самолетик опустил нос и, завершая последний круг, пошел на посадку. В иллюминатор Мередит увидела всего два ангара, небольшое административное здание и автомобильную стоянку размером с десятицентовик. Влажная от растаявшего снега посадочная полоса отливала черным блеском. Судя по сугробам вокруг аэродрома, зима в этом году ожидалась снежная. Но сегодня, словно ради прилетевших, отступила и встретила их ярким солнцем.
Мередит была совершенно измучена и знала, что Сэмми тоже очень устала. Полет продолжался около пяти часов, обе были на пределе. Предыдущую ночь они почти не спали, а после скромного быстрого завтрака вооруженная охрана доставила мать и дочь в такой же маленький аэропорт где-то в штате Нью-Йорк, где их уже ждал самолет.
Наконец все закончилось. Мередит дала показания. И хотя два процесса еще продолжались, для нее кошмар остался позади. Глен Календри отбывал в федеральной тюрьме пожизненное заключение без права помилования. Некоторые из его сообщников получили такие же суровые наказания. Мередит и Сэмми стали участниками Программы защиты свидетелей.
Самолет коснулся посадочной полосы, и женщина прильнула к иллюминатору, стараясь понять, куда их занесло. Но все кругом укрывали глубокие снега. Ужасно! Если настолько трудно ей, то каково должно быть Сэмми? Ни малейшего представления о том, куда они попали и какая теперь у них фамилия. Известно только, что им выделяют дом за городом, название которого пока не сказали. Правительство также предоставляло Мередит работу в области компьютерного программирования, если ее устроит предложенное место. Как будто у нее в такой ситуации был выбор! Для начала выделялась приличная сумма, но когда деньги закончатся, предстояло крутиться самой.
С тех пор как Мередит рассталась с Хитом, казалось, прошла целая вечность, но сейчас, когда самолет вздрогнул и остановился на влажном асфальте, она по-прежнему думала о любимом. Несколько месяцев назад ей сообщили, что сразу после их отъезда из Орегона с Хита были сняты все обвинения и он вернулся к своим обязанностям шерифа округа. Смертный приговор Голиафу отменили — комиссия города приняла во внимание тот факт, что укушенный оказался опасным преступником.
Мередит знала: Сэмми также думала о Хите. Девочка сжимала в руке букетик бумажных роз, которые сделала, специально чтобы подарить шерифу. Мать старалась объяснить ей, что Хит, возможно, и не сумеет выполнить обещание и не следует рассчитывать на встречу с ним у трапа. Но Сэмми ничего не хотела слушать. Хит обещал. И все восемнадцать месяцев она жила с этой надеждой.
Ох, как же Мередит хотела, чтобы так все и вышло, даже если бы их встреча продлилась лишь мгновение! Пусть бы он посмотрел на Сэмми. За полтора года девочка выросла на целый фут. Ей почти семь лет… Мередит улыбнулась и пригладила дочери волосы.
— Мама, не надо! — капризно проговорила Сэмми и отстранилась. — Я так специально сделала, для Хита.
Я буду вас ждать.
При виде того, как Сэмми вдавила носик в иллюминатор, у Мередит защемило сердце.
— Посмотри, снег, — твердо заявила девочка. — Значит, Хит ждет нас внутри.
— Сэмми, любимая, — вздохнула Мередит. — Помнишь, я тебя предупреждала, чтобы ты не слишком надеялась. Хит сказал, что приедет с Божьей помощью. Но случается так, что иногда Бог отказывает в наших молитвах.
— Только не ему! Он мой папа! Он сам так сказал! Он приехал. Подожди — и увидишь! Я ему расскажу, что ты в нем сомневалась, и Хит на тебя ужасно рассердится.
Они стали спускаться по трапу, и Мередит еле удержала дочь, которая споткнулась, потому что выискивала взглядом Хита и совсем не смотрела под ноги. Мередит и себя поймала на том, что оглядывается по сторонам. Ее сердце билось у самого горла. Внутри похолодело. Она многое отдала бы за то, чтобы увидеть сейчас темноволосого мужчину в выцветших джинсах и сапогах для верховой езды. Он окликнул бы ее, помахал рукой, и оба побежали бы навстречу друг другу. Мередит — прямо в его крепкие объятия.
Но Хита нигде не было…
Сэмми застыла как вкопанная. Она настояла на том, чтобы надеть любимое платье — розовое, пышное, с юбкой в оборку, пожалуй, чуть коротковатой. Под голубой курточкой оборки топорщились, как края гофрированной чаши.
Девочка стояла в луже, и черные кожаные ботиночки медленно впитывали грязную воду.
— Его здесь нет, — потерянно повторила Сэмми. — Он мне обещал. А его здесь нет. Он обманул!
— Нет, дорогая, нет!
В приступе ярости Сэмми швырнула на землю букетик бумажных роз и прыгнула на один из цветков, собираясь растереть его ботинком.
— Он обманул! Наврал, чтобы я не плакала. Я его ненавижу!
Мередит подняла остальные розы, схватила дочь за руку и слегка встряхнула.
— Стыдно, Сэмми! Хит тебя любит. И если бы мог, прибежал сюда босиком, только бы встретить. Ты прекрасно это знаешь.
Сэмми всхлипнула и прижалась к матери. Ремень сполз по рукаву Мередит, и сумка шлепнулась на асфальт. Но Мередит не обратила внимания: она крепко обнимала плачущую дочь.
Буря пронеслась и утихла. Мередит заглянула девочке в глаза.
— Сэмми, любимая. Мы с тобой есть друг у друга. Все будет хорошо. — И вложила мокрые розы девочке в руку. — Сохрани их. Может, удастся послать их Хиту через агентство.
Сэмми смахнула с глаз слезы, вымученно улыбнулась и сжала бумажные стебельки.
— Знаешь что, мама, я думаю, Хит нас ждет в нашем новом доме. Правда? С собаками, наверное, нельзя приезжать в аэропорт.
Сердце Мередит сжалось, но она нашла в себе силы улыбнуться.
— Посмотрим, малышка. Но слишком не надейся. Ладно?
Двое мужчин в теплых куртках проводили их к ожидавшему такси. Пока шофер укладывал вещи в багажник, один из сопровождавших вручил Мередит запечатанный конверт, в котором находились все необходимые для новой жизни документы.
Первой в машину забралась Сэмми, за ней села Мередит. Она смотрела, как представители Программы защиты свидетелей вернулись в самолет. После заправки им предстояло совершить обратный полет в Нью-Йорк. И они никогда не узнают, где высадили свою подопечную. Маршрут знал только пилот, но ему не сообщили имени пассажирки.
Таксист нетерпеливо ждал, чтобы ему сказали адрес. Дрожащими руками Мередит распечатала конверт и достала пачку бумаг. На верхнем листке значилось «Ист-Шривер-роуд, 2437». Мередит прочитала адрес вслух. Шофер что-то буркнул, и машина тронулась.
— Мама, а где это Шривер-роуд? А что это за город? Там нет фотографии нашего нового дома? Не знаешь, моя школа близко? У меня ведь будет отдельная спальня?
Из всех вопросов Мередит смогла ответить только на один:
— Это место называется Трад, штат Вайоминг. Сообщество владельцев ранчо. В городе всего тридцать тысяч жителей.
Мередит предпочла бы поселиться вблизи большого города. Но она понимала, что в ее ситуации выбирать не приходится. Кажется, этот Вайоминг славился снегопадами и даже метелями. Почему, черт побери, ее и Сэмми загнали так далеко? Глядя в окно на безжизненный пейзаж, она решила, что этот город-в-нигде, штат Вайоминг, — вероятно, самое безопасное место. Если кто-нибудь выяснит, куда их занесло, что само по себе невероятно, ему придется продираться к ним сквозь снежные завалы. Громилы — как правило, городские ребята и не привыкли к тяготам деревенской жизни.
Такси петляло по сельским дорогам. И хотя стоял ноябрьский день и, насколько хватало глаз, везде расстилался снег, она представила лесистые холмы и зеленые склоны весной и летом.
— Слушай, Сэмми, — Мередит попыталась изобразить хоть какой-нибудь энтузиазм, — нам здесь понравится. Будем ходить на пикники и купаться. Знаешь, как здорово!
Девочка мрачно посмотрела в окно.
— Здесь противно.
Поняв, что одним бодрым голосом настроение Сэмми не поднять, Мередит снова уткнулась в бумаги. Теперь ее звали Мередит Миллер . Новая фамилия напомнила о певице Бетт Мидлер и песенке об упрямой розе, которая распустилась под глубоким снегом. Оставалось надеяться, что среди этих сугробов и она, и Сэмми окажутся такими же жизнестойкими.
И снова ее мысли вернулись к Хиту. Как было бы хорошо, если бы шериф смог сдержать свое обещание. С ним рядом не так страшно и не так одиноко. Но Хита не было. Придется с этим смириться и начинать новую жизнь самим, без него.
Мередит представила шерифа в джипе с Голиафом в ковшеобразном сиденье. Эта картина ее немного успокоила — уцепиться хотя бы за что-нибудь в чужом краю. Хорошо бы написать Хиту. Но любые контакты с людьми из прошлого строжайше запрещены.
— Смотри, мама, в какую глушь мы заехали!
Мередит тоже не понравилось, что они забрались так далеко от города. Пока доедешь до работы, на один бензин уйдет целое состояние. Мужчины. Выбирать дом следовало женщине. Зимой дороги покрыты снегом и льдом, а она никогда не водила машину по гололеду.
Еще через несколько миль такси сбавило скорость, повернуло направо и проехало под огромной кирпичной аркой — видимо, на территорию довольно большого ранчо. Скот лениво ел сено из стогов на снегу. На пастбище подальше Мередит заметила лошадей.
— Коней нам тоже дали? — возбужденно спросила Сэмми.
— Нет, дорогая. Конечно же, нет. Мне их не прокормить.
Такси остановилось у массивного кирпичного дома.
— Это здесь, — объявил шофер, открывая дверцу и выходя из машины.
— Ура, мама! — завопила девочка. — Мы стали богатыми!
— Нет, милая, мы не стали богатыми. Здесь что-то не так. — Мередит сверилась с бумагой: номер дома оказался верным. — Вы уверены, что это Ист-Шривер-роуд? — спросила она таксиста, когда тот распахнул перед ней дверцу. — Не просто Шривер, а Ист-Шривер?
— Все точно, леди, — подтвердил он и полез в багажник за их вещами.
Мередит разглядывала усадьбу.
— Где-то подальше, Сэмми, должен быть небольшой домик. — Она заметила различные строения и большой красный амбар. Такую громилу мне не протопить. Не говоря уже об арендной плате. Не могли же нам его купить?
Мередит в растерянности спрятала бумаги в конверт и продолжала осматриваться по сторонам. Что это? Животноводческое ранчо? Она схватила Сэмми за руку, почти испугавшись, что девочка убежит и ее затопчут лошади. Измученная и разочарованная, Мередит чувствовала, как в ней закипает злость. Самое глупое, что можно было придумать, — отправить женщину с ребенком в такое место.
Пальцы Сэмми вцепились в ее ладони, напряглись и стали холодными. Нервничает. Мередит было знакомо это чувство. Постучать в дверь? Или тащиться по грязи, месиву и снегу — искать, не работает ли кто-нибудь во дворе? Ей показалось, что она кого-то заметила. «Может, хозяин увидел такси и вышел навстречу?» — с надеждой подумала она. Ее туфли-лодочки на двухдюймовых каблуках совсем не подходили для того, чтобы лазить по глубокому снегу. Погибнут чулки, и погибнет платье. А Мередит собиралась носить его на работу.
Господи, спаси и помоги! Она не могла поверить в то, что происходило. Снова достала бумаги, перепроверила адрес и в отчаянии посмотрела на водителя. Он уже закрывал багажник и в любой момент мог уехать в город. Тогда они останутся здесь одни.
— Тридцать три пятьдесят, леди.
«Грабеж на большой дороге», — подумала Мередит и быстро расплатилась.
— Сдачу оставьте себе.
— Ладно, спасибо.
Его слова заглушил лай собаки. Мередит обернулась и увидела, что от красного амбара к ним несется черное пятно. Очень большое черное пятно.
Таксист только взглянул, бросился к машине, захлопнул за собой дверцу и рванул с места.
Мередит и Сэмми остались один на один с несущейся на них собакой. Внезапно девочка вырвала руку из ладони матери и издала вопль, который бы оказал честь любому привидению:
— Голиаф!
— Сэмми, нет! — Мередит бросилась за дочерью, изо всех сил стараясь ухватить ее за воротник. — Это не Голиаф! Это чужой ротвейлер. Мы на его территории!
У Сэмми не было двухдюймовых каблуков, и она вырвалась вперед, как длинноногий детеныш газели.
— Голиаф!
Лай и рычание перешли в нетерпеливый радостный визг. Девочка и собака столкнулись на расчищенном от снега пятачке, где было больше грязи, чем травы. Сэмми упала навзничь, а ротвейлер навис над ней и принялся вылизывать лицо.
Мередит застыла в нескольких футах. Голиаф на секунду оставил Сэмми, подошел, ткнулся головой в окоченевшие ноги и облизнул ладони Мередит. Она была так поражена, что не сумела ответить на его радостное приветствие, и пес возвратился к девочке.
«Я брежу, — думала Мередит. — Наверное, я все еще в Нью-Йорке, укрылась одеялом и сплю. Жду, когда меня поднимет будильник. Полет на самолете привиделся в дреме. Через несколько секунд я проснусь и всем сердцем пожелаю, чтобы мой сон сбылся: путешествие закончилось, и нас ждал Хит».
— Я знала, что ты приедешь! Знала! — кричала Сэмми, кувыркаясь в грязи и стараясь ухватить ротвейлера за шею. — Как я тебя люблю, Голиаф!
Уголком глаза Мередит различила какое-то движение и подняла голову. Из амбара выходил высокий мужчина. Ковбойские сапоги, выцветшие джинсы, коричневая широкополая шляпа. Эту чуть вразвалочку походку она бы узнала где угодно и когда угодно. Мередит не верила своим глазам, сердце ее остановилось.
— Хит! Хит! — Сэмми вскочила на ноги, бросилась к нему, но вернулась поднять упавшие в грязь цветы и побежала навстречу высокому мужчине в дубленой куртке. — Хит, ты приехал! Я знала, что ты сдержишь обещание! Я знала!
Он подхватил девочку на руки. Хит был явно не готов к тому, что она так прибавила в весе: Сэмми плюхнулась ему на грудь, как маленькое пушечное ядро. Хит сделал шаг назад и рассмеялся.
— Привет, малышка! Ну, как моя любимая девочка? — Он подбросил ее в воздух и закружил. — Ну и ну! Глазам своим не верю! Совсем выросла! Стала такая красивая!
Завершив очередной круг, Хит остановился и посмотрел на Мередит. Но еще долго-долго терся щекой о кудряшки Сэмми и обнимал девочку, словно не собирался ее отпускать. Наконец она заерзала и, освободив руку, подала ему бумажные розочки.
— Я сделала их специально для тебя.
Хит чуть ли не с благоговением принял цветы.
— Спасибо, малышка, — наконец произнес он. — Я их сохраню навсегда.
Сэмми стиснула ему шею.
— Ты не соврал. Ты здесь. Ты — мой папа. И мы все вместе. Правда?
— Все вместе, — подтвердил Хит. — Ничто на свете не могло мне помешать.
Голиаф все это время кружил и подвизгивал, явно требуя к себе внимания. Хит наконец поставил Сэмми на землю. Пока девочка и собака прыгали рядом, он пристально смотрел на Мередит, которая не могла сделать и шагу, боясь поверить своему счастью.
Смуглое лицо, точеные, мужественные черты, челка темных волос под широкими полями шляпы. Пряча бумажные розы в нагрудный карман куртки, Хит улыбнулся такой знакомой, такой родной улыбкой.
— Я же обещал что-нибудь придумать. — Голос был хриплым: точно таким, каким Мередит слышала его в своих бесчисленных сновидениях. — Извини, что не встретил в аэропорту. Мне не сказали точную дату вашего прибытия. — Хит сдвинул шляпу на затылок и подошел к ней вплотную. — Пришлось повозиться. Потом я тебе все расскажу. Но как говорится, терпение и труд все перетрут. — Его серо-голубые глаза впились в лицо Мередит, словно не встречал, а расставался с ней на всю жизнь. — А теперь единственное, что я хочу, — так это обнять тебя. Если, конечно, ты рада тому, что я здесь.
Светящуюся в его глазах любовь невозможно было не заметить. Не чувствуя под собой ног, Мередит бросилась в объятия Хита. Он закружил ее в воздухе, как только что Сэмми.
— Не… не могу поверить, что… ты здесь, — всхлипнула она.
— Конечно же, я здесь. Обещал и приехал. — Хит держал се затылок, горячие, сильные пальцы зарылись в золотистые волосы. — Не плачь, любимая. Я не выношу, когда ты плачешь.
Мередит прижалась к нему и тщетно силилась сдержать рыдания.
— А что с твоим домом? Что с работой?
— Дом продал, с работы ушел. В Уайнсма-Фоллз пора было дать дорогу молодежи. Надеюсь, Том Мур будет мне хорошей заменой.
— Том Мур? — Мередит не поверила своим ушам. — Тот самый, из-за которого произошла авария на дороге и который все время арестовывал пожилую даму?
— Тот самый, — улыбнулся Хит. — Но он стал намного серьезнее. Я убежден, что человек, переживающий свои ошибки, может быть хорошим полицейским. Жизнь преподала Тому горький урок, и последние месяцы он был приличным помощником. Хочешь верь, хочешь нет, даже дрался за меня по поводу моего отзыва с должности. Уговаривал высокопоставленного папашу выступить на моей стороне.
Хит еще крепче сжал Мередит в объятиях, и она почувствовала себя на вершине блаженства.
— С детства мечтал иметь собственное ранчо. И вот, сложив свои деньги с отцовскими, наконец сумел приобрести. Я получил заверения, что в любой момент могу вернуться в полицию, но пока хочу только управлять ранчо, быть мужем и отцом. С финансами у нас все в порядке, так что можешь не беспокоиться.
О деньгах Мередит и не волновалась. Были бы кров, тепло, еда — и этого достаточно. Она посмотрела сквозь слезы на Хита.
— Должна я это понимать как ваше предложение, мистер Мастерс?
— Мидлер, — поправил он и поморщился. — Хит Мидлер. Звучит не очень. Напоминает название чертовой карамельки. — Он выглядел так, словно был не прочь ее проглотить. — Что же до предложения, так это одно из условий нашей встречи. Дело в том, что мы уже женаты. У отца есть старинный друг из судейских. Узнав о моей проблеме, он обратился к нужным людям и оформил свидетельство о браке, датировав его днем, предшествовавшим вашему отъезду из Орегона. Твою подпись я подделал сам. Не слишком законно, но благодаря этому мне позволили приехать сюда. Муж имеет неотъемлемое право оставаться с женой.
— Слава Богу, твой отец все-таки решил, что я не такая уж плохая.
— В самую точку, — усмехнулся Хит. — Кстати, он здесь. Я напичкал отца небылицами о том, что его здоровье слабеет и ему без меня не обойтись. В жизни не городил столько лжи.
— А как же его адвокатская практика?
— Отец достиг пенсионного возраста и золотые годы намерен посвятить профессии отца и деда.
Мередит от изумления потеряла дар речи.
— Твой отец здесь? И вы вместе, без меня выдали меня замуж?
— Признаю, не слишком честный способ брать женщину в жены, — рассмеялся Хит, — но поскольку мы уже поклялись перед Господом, я решил, что ты не будешь возражать, если я возьму на себя бумажную волокиту. Но если против, мы можем сделать вид, что официально не женаты, и тем самым преподать дурной пример нашим детям.
— Детям? А почему во множественном числе? — Мередит шутливо взяла его за воротник. — Похоже, без меня ты успел принять очень много решений.
— Оглянись, коротышка! Ты угодила прямиком в Подунк, штат Вайоминг. — Он провел рукой по ее спине под курткой, и его глаза потемнели. — У тебя же там ничего нет! О чем ты только думаешь: одеваться так, когда меня нет рядом?
— Это такое платье, — хихикнула Мередит.
— Не такое платье, а божественное платье.
Они посмотрели друг другу в глаза, Хит приблизил свои губы к ее губам, и от долгого поцелуя у Мередит закружилась голова. А он, прервавшись, прошептал:
— Помнишь мою сказку? Там было две неточности: первая — штат не Орегон, а Вайоминг. И вторая — я упустил из виду целую главу: как нес тебя в спальню, чтобы насладиться твоей сладкой попкой. Ну как, согласна?
Мередит и плакала, и смеялась.
— Нельзя. Сэмми с нами.
И тут Хит напугал ее чуть не до полусмерти, вдруг закричав:
— Папа! Встречай мою дочку!
Дверь амбара приоткрылась, и показалась голова Яна.
— Уже понадобилась няня? Помилосердствуй, сын, дай своей жене оглядеться в ее владениях.
Хит поднял Мередит на руки.
— Жена со мной. Других владений ей сейчас не нужно. Покажи Сэмми жеребенка и щенят. Ладно? А потом пусть для всех тринадцати придумает имена. Но чтобы ни разу не повторилась. Мне потребуется довольно много времени.
Мастерс-старший улыбнулся, покачал головой и взял Сэмми за руку.
— Пойдем, малышка. Твоим родителям надо поговорить. А я познакомлю тебя с детьми Голиафа. Все очень игривы, поэтому потребуется время, чтобы выбрать, кого мы оставим себе.
Хит круто обернулся на его голос:
— Папа, ты в своем уме? Мне не нужно трех ротвейлеров!
Но старик, девочка и Голиаф уже скрылись в амбаре, и вскоре оттуда послышался смех. Увлекаемая к дому, Мередит поняла, что дочь увидела щенят и будет с удовольствием возиться с ними достаточно долго.
— Трех? — переспросила она и обвила рукой крепкую шею мужа. — Голиаф и щенок — это двое. Кого я потеряла?
— Маму щенков. Она тебе понравится. — Хит поднялся по ступеням, распахнул дверь и плотно прикрыл ее за собой.
Мередит отметила, что они оказались в желтой кухне с роскошным дубовым буфетом, но сосредоточиться могла только на Хите. Она медленно сползла вдоль его тела и встала; перехватило дыхание, и закружилась голова. Хит расстегивал ее куртку и подталкивал куда-то через кухню. Куртка упала на пол, и Хит занялся крохотными пуговками на платье.
— Куда ты меня ведешь?
— Прямо в кровать.
— И даже не собираешься показать дом?
Хит расстегнул все пуговки и миновал еще одну дверь, задержавшись только для того, чтобы закрыть ее за собой на замок. Потом повернулся к Мередит и принялся срывать с себя куртку, шляпу, рубашку. Все летело в разные стороны.
— Раздевайся!
Мередит растерялась. Да, они занималась любовью. Но это было так недолго и так давно, а потом потянулись бесконечные дни и ночи одиночества.
— Может, сначала немного поговорим?
— Ты потрясающая!
— Правда?
— Я люблю твои глаза. Твои губы сводят меня с ума. О Боже, как мне нравятся твои волосы! — Он стянул сапоги и в одних облегающих джинсах, как-то вмешавших его невероятно длинные ноги и восставшую Доблесть прошлого, подошел к жене. — Ты все еще не раздета, Мередит Линн.
— Мне только кажется, что… — У нее перехватило дыхание, когда Хит сорвал бюстгальтер и его губы впились в ее затвердевший сосок. — Поговори со мной немного. Мы так давно не виделись. Давай снова привыкать друг к другу.
— Нельзя. — Губы Хита скользнули от груди к шее. — У нас определенные планы. Если не получится с любовью сейчас, придется отложить до ночи.
— Неужели вы с отцом не можете изменить свои планы? Ведь это мой первый вечер в вашем доме.
Хит застонал и ущипнул ее губами за ухо.
— Доверься мне, Мерри. Ты и сама не захочешь, чтобы планы менялись. Они касаются тебя и Сэмми. Но это сюрприз.
Мередит закрыла глаза. Она так часто вспоминала объятия Хита, но почти забыла, каково это — таять в его руках. И судорожно вздохнув, спросила:
— Какой сюрприз?
— Скажу, как только свершится наша любовь. Не раньше. Потому что иначе ты вылетишь отсюда пулей.
Но, ощутив прикосновение его властных губ и почувствовав на коже горячее дыхание, Мередит не могла представить, что сможет уйти.
— Нет, — прошептала она. — Меня от тебя ничем не оттащить.
— Обещаешь? Обещаешь, что не уйдешь, если я скажу?
Сумасшедший! Мередит полтора года мечтала о его ласках, а Хит считает, что она способна уйти!
— Я никуда не собираюсь, и точка. Даю тебе слово.
Он вновь нашел дорожку к ее уху и прошептал:
— Твои родители здесь.
Глаза Мередит округлились.
— Что?
Она почувствовала, как губы Хита растянулись в довольной улыбке.
— Мы с папой изменили внешность и под вымышленными именами полетели в Канаду. А оттуда, из Онтарио, — на Миссисипи. Папа остался и помог твоим родителям продать ферму. Достал для них новые документы, номера социальных страховок и машину, которую нельзя отследить. И вот они здесь. Уже восемь месяцев. Твой отец купил участок по соседству. Два симпатичных домика.
Мередит уперлась Хиту в плечи и, откинув голову назад, заглянула в глаза.
— Моя мама? И папа? Ты это серьезно? Мои родители? Я не видела их со времени замужества. А теперь до них рукой подать. О, Хит! Что тебя заставило отправиться на Миссисипи и привезти их сюда?
В его глазах светилась любовь.
— Ты не была бы совершенно счастлива, если б не могла с ними видеться. Каждый раз, когда ты говорила о родителях, я понимал, как ты их любила, скучала и страдала без них. И еще я подумал, что дети имеют право знать своих бабушек и дедушек.
— Поэтому ты их так просто и привез? — недоверчиво переспросила она.
— Ну, не «так просто». Все оказалось чертовски трудно. Должен сказать, повозиться пришлось изрядно. — Хит озорно улыбнулся. — Твой отец не моргнув глазом расстался с фермой, со всей техникой и обстановкой дома. Он так жаждал увидеть любимую дочку, что готов был лишиться правой руки, только бы добраться сюда. Но потерять Спука?
— Спука?
— Свинью. Заставить его расстаться со Спуком не было никакой возможности. Представляешь, сколько хлопот доставила перевозка трехсотфунтового хряка? Разве мог бедняжка Спук всю дорогу трястись в грузовике? Нет уж, дудки, только на самолете!
В глазах Мередит стояли слезы, но она рассмеялась. Хит обещал сделать все от него зависящее, чтобы остаток дней они с Сэмми прожили счастливо. Однако Мередит никак не ожидала, что он пойдет настолько далеко. Из всех прекрасных даров на свете самой замечательной была возможность видеться с родителями.
— Я тебя очень люблю, — прошептала она, не в силах отвести от него взгляда, — даже не представляешь как.
— Надеюсь, так же сильно, как и я, — вздохнул Хит и стал застегивать пуговицы на ее платье. — Докажи это тем, что пробудешь у родителей не слишком долго. Сегодня вечером мы ужинаем у них.
Мередит перехватила его запястье.
— Я никуда не собираюсь уходить, Хит Мастерс.
— Я не собираюсь настаивать на том, чтобы ты сейчас осталась со мной. Знаю, тебе до смерти хочется их увидеть…
Мередит прижала палец к его губам.
— Я пойду. Только позже. — И упала навзничь в постель.
— Ты уверена? Я все понимаю и не обижусь.
— Пытаешься от меня избавиться?
Хит прищурил один глаз и стал срывать с нее одежду.
— Я тебе когда-нибудь говорил, как люблю эту ямочку на щеке? Боже, Мерри, как я по тебе скучал! Не мог забыть ни днем, ни ночью, ни на закате, ни на рассвете. — Хит снял с нее туфли. — Прелестные пальчики. Можно я их поцелую? — За туфлями на пол полетели колготки. — Очаровательная коленка с ямочкой.
— Послушать тебя, я вся во вмятинах, как печеное яблоко, — рассмеялась Мередит.
— Если я хорошо помню, каждый твой дюйм восхитителен. — И поцеловал ее в уголок губ. — Ах, Мерри, я тебя так люблю!
Она пробормотала в ответ, что любит его не меньше, но слова уже было трудно разобрать, потому что сбилось и стало частым ее дыхание. А Хит впитывал это дыхание так, словно оно придавало ему сил.
Хит! Быть в его объятиях — вот настоящий восторг. Мередит понимала, что без этого человека ей не жить. Слишком много Хит для нее сделал. Подарил утраченное чувство собственного достоинства и веру в себя. Дал счастье дочери.
Оказывается, в этом мрачном мире не перевелись еще герои. Иногда еще случаются чудеса. И именно тогда, когда умирает последняя надежда, прекрасный герой врывается в вашу жизнь, берет на руки и уносит на закат, чтобы там подарить вам счастье на веки вечные.
Горячий властный поцелуй стал нежнее, и Мередит вспомнила, как давным-давно в далеком Орегоне с тоской думала о том, что больше никогда не увидит Хита Мастерса.
Как же она ошибалась! Ее удивительная сказка не окончена. Самая восхитительная глава только начиналась…


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману На веки вечные - Андерсон Кэтрин



хочу прочитать
На веки вечные - Андерсон Кэтринелена
9.10.2012, 21.05





Такой же сюжет как в романе Аромат роз. Ну нечего читать можно, особенно понравился коней.
На веки вечные - Андерсон КэтринМилена
22.01.2013, 12.52





Роман больше похож на социальную прозу,чем на любовный.Но хорош сюжетной линией и изложением.В некоторых местах несколько затянуты диалоги и еще не приемлю,когда святотатствуют.Это минусы.Остальное читала с удовольствием.Ггерои не ожесточились и не сломались вопреки всем "подаркам"судьбы-злодейки.Про собачку Голиафа читать было сплошное удовольствие.Очень понравилось,что не было засилья эротики,практически отсутствовало.Читайте,кто хочет отвлечься от розовых соплей,где ахи-охи и проч.
На веки вечные - Андерсон Кэтрингандира
15.04.2013, 19.55





Понравился.Вначале не очень,а потом не оторвёшься.Читайте.
На веки вечные - Андерсон КэтринНаталья 66
3.08.2013, 11.40





Собаке разрешают пить воду из унитаза, даже специально оставляют крышку поднятой. Нормально ваще.
На веки вечные - Андерсон КэтринФига се
3.04.2014, 23.08





Очень даже не плохо.
На веки вечные - Андерсон КэтринЛюдмила
9.08.2014, 1.28





Очень даже не плохо.
На веки вечные - Андерсон КэтринЛюдмила
9.08.2014, 1.32





Ерунда. По сравнению с талисманом это какое то недоразумение. Разочарована. Трилогию про талисман читала трижды.
На веки вечные - Андерсон КэтринАлиса
21.07.2015, 16.04





Сказка для взрослых! Читается достаточно легко. Из минусов - продолжительные самокопания героев в конце истории и слишком слащавый эпилог. 7/10
На веки вечные - Андерсон КэтринВирджиния
7.12.2015, 16.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100