Читать онлайн На веки вечные, автора - Андерсон Кэтрин, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На веки вечные - Андерсон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На веки вечные - Андерсон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На веки вечные - Андерсон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Кэтрин

На веки вечные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Стараясь не обращать внимания на скулеж и метания Голиафа, Хит сосредоточился на экране компьютера. Ему не хотелось верить тому, что он видел… Будь все проклято! Он нашел преступника. Или — в его случае — преступницу. Мэри Календри, закоренелая воровка детей.
Пожалуй, только овалом лица женщина с фотографии напоминала Мередит, которую он знал. Каштановые волосы до плеч пестрели светлыми прядями, огромные глаза были голубыми, как у Сэмми. Надо отдать должное — женщина проделала колоссальную работу по изменению своей внешности.
Едкое отвращение, как жидкий огонь, обжигало гортань, когда он просматривал ее дело. Такое дерьмо не отмыть. Не подчинилась распоряжению суда и увезла ребенка из штата Нью-Йорк в то время, как там рассматривалось дело об опеке. Обвинения умопомрачительные. Этой дамочке штрафом не обойтись. Похищение ребенка и пересечение с ним границы штата — преступление серьезное.
Неудивительно, что так испугалась, когда он стал называть ее Мерри. Мерри и Мэри звучит одинаково. Наверное, потеряла от страха голову.
Хит в ярости тыкал негнущимся пальцем в курсор и снова и снова просматривал информацию. Ну не полный ли идиот? Неужели он был таким слепцом? С самого первого дня существовали все основания ее заподозрить. Но он увлекся ее огромными карими глазами, ее беззащитностью и не захотел верить, что женщина, возможно, в розыске.
И соседка, черт бы ее побрал, это понимала. Почувствовала, что шериф в нее влюбился, и потворствовала его увлечению. Но Хит тут же признался себе, что такое обвинение несправедливо: в чем, в чем, а в этом Мередит не обвинишь — она его не заманивала. Наоборот, все в ней кричало: «Не подходи!» Ни одного намека, что хотела бы сблизиться. И сама отстранялась, если он делал подобную попытку.
Перечитав файл в очередной раз, Хит взялся за телефон, намереваясь по личным каналам подсобрать информацию — и совсем не обязательно официальную, — по опыту зная, что полицейский может больше выудить из сплетен, чем из официальных отчетов. В Нью-Йорке у него не было знакомых копов, зато один приятель-полицейский общался с кем-то из тамошних. Через него можно связаться с нью-йоркскими ребятами и узнать все что надо из первых рук.
Почему Мередит подалась с дочерью в бега? Этот вопрос он собирался задать первым. Если ее муж умер, каким образом женщина оказалась в суде и почему вообще возникло дело об опеке? Кто подал иск? Родственник? Если так, то кем он приходится Сэмми? Почему вообще пришло кому-то в голову отбирать у матери ребенка?
Хит начал набирать номер, но в это время ротвейлер принялся так яростно кидаться на дверь кабинета, что чуть не допрыгнул до стеклянного переплета в верхней половине.
— Голиаф! — Хит метнулся к собаке и, схватив за ошейник, удержал от очередного прыжка. — Что на тебя сегодня нашло?
Ротвейлер залаял и затряс головой. И в который раз за вечер Хит вспомнил первую встречу собаки и Сэмми. Пес пришел точно в такое же возбужденное состояние, словно девочка находилась в соседней комнате и ей грозила смертельная опасность. У Хита по спине пробежал холодок: он давно понял, что нельзя игнорировать Голиафа, когда тот ведет себя подобным образом. Однажды шериф совершил такую ошибку и через несколько секунд смотрел в дуло обреза.
Хит оттащил от двери Голиафа, вернулся к столу и набрал номер Мередит. Телефон звонил бесконечно.
— Черт побери! — Он грохнул трубкой об аппарат.
Грызущее чувство беспокойства нарастало со скоростью катящейся вниз лавины. Он снова посмотрел на собаку и встал — рассудок боролся с интуицией.
— Ну что, приятель? Всеми силами хочешь сказать, что что-то не так?
Ротвейлер попытался вырваться и метнуться к двери. Хит вздохнул.
— Дай мне закончить очень важное дело. А Сэмми от нас в десяти милях.
Голиаф грозно зарычал и поднялся на задние лапы, упершись передними хозяину в грудь. Шериф посмотрел на телефон: Мередит не отвечала, а это на нес не похоже. Конечно, существовала возможность, что она просто удрала. Но лучше было проверить.
— Ладно, если считаешь, что это необходимо, поедем посмотрим.
Пес кружил у ног Хита, а в приемной прямиком кинулся к двери — так, что чуть не сбил с ног зазевавшегося полицейского. Голиаф уже пританцовывал у дверцы джипа, когда шериф вышел на улицу. Хит заторопился, но у самой машины обронил ключи и долго искал их в тусклом свете автомобильной стоянки — занятие не из приятных, тем более что ротвейлер все время мешал.
К тому времени, когда Хит нашел ключи и сел за руль, он уже изрядно злился и на собаку, и на себя. Ну, хватит, говорил он себе. Ты бесишься потому, что боишься встретиться с ней. Долг полицейского предельно ясен: Мередит в розыске за преступления и, если вы с ней снова увидитесь, ты должен ее арестовать. И никаких «если» и «но».
Впервые Хит почувствовал, что работа ему осточертела.


Страх. Мередит ощущала на языке его металлический привкус. Наступила полная темнота. И дом был черен и молчалив, как могила. Только сквозь окно над ее головой в комнату пробивался слабый лунный свет. Тени двигались и наползали на нее. Женщина напряглась и прислушалась. Удалось ли Сэмми ускользнуть? Мередит молила об этом Бога, но в то же время боялась за девочку. Неужели она пролезла через забор и оказалась на пастбище? И до сих пор скрывается где-то в густой траве?
Господи! Там всюду змеи и полудикие коровы. Мередит не знала, кого страшиться больше: тварей, способных укусить, или людей, пустившихся за дочерью в погоню? И так и так Сзмми в большой опасности. И мать не может ничем ей помочь. Скрученная, как теленок перед закланием, она не способна помочь даже себе.
Мередит продолжала дергаться и извиваться, пытаясь освободить руки, и, перекатившись на бок, больно ободрала о пол щеку. Что-то попало ей в рот. Она попыталась сплюнуть. Шерсть Голиафа. Вспомнив о собаке, сразу подумала о ее хозяине. Горло сдавило рыдание, на глаза навернулись слезы. Несколько минут назад звонил телефон. Может быть, это звонил Хит?
Боже, только бы он догадался, что что-то не так!
Но самой большой пыткой было не знать, что случилось с Сэмми. Мередит потеряла всякое чувство времени. Как давно убежала дочь? Десять минут назад? Двадцать? Она представила девочку одну в темноте, плачущую и испуганную.
Внезапно дом наполнился звуками: захлопали двери, по полу прогрохотали тяжелые шаги. И на их фоне едва различимый тонкий, испуганный детский плач. Сэмми! У Мередит оборвалось сердце.
— Голиаф! Голиаф! — снова и снова раздавался в темноте се бесполезный призыв.
Собака не услышит и на этот раз не прибежит.
— Слушай, Нельсон, запри маленькую чертовку в ванной и не выпускай, пока я не покончу с ее матерью.
«Голос коммивояжера», — решила Мередит и сама удивилась, почему до сих пор думала о нем как о коммивояжере. Если этот человек что-то и распространял, то только смерть. Она посмотрела на лежащий на кровати и ждущий своего часа шприц. Услышала шаги в коридоре. Сейчас ее убьют. Неужели она будет спокойно лежать и ждать?
Ну нет! Зачем облегчать им дело? Может быть, удастся спрятаться в темноте?
Мередит загнанно огляделась. Кажется, лунный свет стал ярче, разливаясь по комнате расплавленным серебром. Даже если она откатится в угол, ее заметят.
Кровать. Мередит сомневалась, что сумеет связанная пролезть под нее, но перекатилась на живот и распласталась на полу. Отталкиваясь ногами, протиснулась в щель и оказалась под кроватью в тот момент, когда Дельгадо появился на пороге. Мередит услышала, как он остановился. Тишина. Только тяжелое дыхание мужчины.
— Черт бы ее побрал, теперь баба удрала. — Дельгадо со злости пнул кровать ногой. Потом с треском распахнул дверь подсобки. — Вот дерьмо!
— Ты что, ее не связал? — спросил из коридора Нельсон.
— Еще как связал! Думаешь, я совсем ку-ку?
Совсем. Сама Мередит первым делом заглянула бы под кровать. Она прикусила губу, чтобы удержаться от истерического смеха, и слушала, как люди Глена обыскивали другие комнаты, открывали двери, сдвигали мебель. То и дело раздавалась их злая ругань. Но вот бандиты вернулись в спальню.
— Она где-то здесь. Говорю тебе, я ее крепко связал. Далеко ей не уйти.
— Послушай, Дельгадо, — отвечал Нельсон, — если мы запорем дело, босс нам поотрывает головы. Только подумай: двое здоровых мужиков не справились с женщиной и ребенком!
— Заткнись! Это ты упустил девчонку!
— Она меня укусила.
— Ох как разжалобил!
Мередит не могла себе представить, что Сэмми на такое способна. Укусить взрослого мужчину! Славно, девочка, славно! Еще недавно она забилась бы в угол и тряслась от страха. Мередит знала, кого благодарить за такие перемены. Слезы снова навернулись на глаза. Хита. И конечно, Голиафа. Эти двое представляли собой бесподобный дуэт и дали Сэмми то, что не сумела мать: чувство безопасности и появившуюся вместе с ним внутреннюю силу.
Вот если бы оба сейчас были здесь! Это желание оказалось настолько велико, что Мередит еле удержалась, чтобы не выкрикнуть, как Сэмми, их имена.
— Ты проверял под кроватью? — спросил блондин.
Молчание. И затем:
— Дьявол! — В следующую секунду из темноты вынырнула и стала шарить по полу рука. Мередит вжалась в стену, но Делыадо схватил ее за ногу и заорал: — Есть!
Затем плечо Мередит рвануло болью — это бандит потащил ее из-под кровати и ободрал о раму руку. Женщина обрадовалась боли: значит, ее смерть не будет похожа на несчастный случай. Синяки и ссадины — достаточное свидетельство для коронера.
— Осторожнее! — завопил Нельсон, словно прочитав ее мысли.
Делыадо, разозлившись, толкнул ее на кровать. Мередит шлепнулась на спину и тут же услышала, как что-то упало на пол.
— Дьявольщина! Шприц!
Как крысы в поисках корма, мужчины поползли по полу. Мередит молила, чтобы они не нашли шприц, и в то же время ей стало страшно: как же ее убьют? Уснуть — это по крайней мере не больно.
Внезапно комнату залил свет — яркий, ослепляющий луч. Какое-то мгновение Мередит думала, что один из убийц включил карманный фонарь. Но в следующую секунду услышала скрип тормозов.
— Мать его! Машина!
Мужчины метнулись к окну и выглянули наружу. Мередит мгновенно попыталась укатиться обратно под кровать, даже не почувствовав боли, когда снова стукнулась о туалетный столик.
Хит! Кто же еще мог подъехать к ее дому? Мередит испугалась за него: как бы шериф не попал в ловушку, и закричала:
— Хит, осторожнее! Осторожнее!..
Делыадо обернулся и ударил ее ногой в живот.
— Заткнись, безмозглая телка!
Мередит подтянула колени к подбородку, судорожно пытаясь вдохнуть, но из горла вырывались лишь свистящие звуки. Глаза застилала испещренная яркими вспышками тьма. О Боже!


В спаренном луче фар Хит заметил в окне спальни силуэты двух мужчин. Что за черт? Один из них сжимал в руке блеснувший, как зеркало, предмет. У шерифа похолодело внутри. Оружие. И в ту же секунду он услышал крик.
Хит схватил рацию и нажал на микрофоне клавишу передачи.
— Мастерс вызывает третьего. Срочно!
Ответила диспетчер второй смены Сара Бревер:
— Вас слышу, шериф. Прием.
Голиаф прыгнул к нему на колени и стал царапать когтями дверцу. Но Хит отпихнул его на пассажирское сиденье.
— Нападение на Герефорд-лейн, 1423. Двое мужчин, оба вооружены. Собираюсь ворваться внутрь. Требуется помощь.
— Герефорд-лейн, 1423. Высылаю помощь. Конец связи.
Хит не заглушил двигатель и не погасил фары: свет будет слепить преступников и послужит ему хоть каким-нибудь прикрытием. Распахнув дверцу и прикрываясь ею, как щитом, он выпрыгнул из «бронко»; следом за ним бросился Голиаф.
В лучах фар собака выглядела фантастически — весом в сто пятьдесят фунтов, черная как смоль, она огромными скачками неслась к дому. Хит и глазом не успел моргнуть, как ротвейлер распластался в воздухе, оттолкнулся от крыльца и метнулся в окно. Стекло разлетелось вдребезги, и осколки, отражая свет фар, сверкающим ливнем хлынули в комнату. Словно пушечное ядро, Голиаф ударил в грудь стоявшего ближе к окну человека. Того отбросило навзничь, пистолет выпал из руки и, стукнувшись о пол, с невероятным грохотом разрядился.
Сразу показалось, что до дома не меньше сотни миль. Хит не побежал прямо к крыльцу, а стал петлять, исчезая в тени и позволяя свету слепить своих противников. Ему казалось, что он продирается навстречу урагану. Мысли лихорадочно перескакивали с одного на другое: незнакомцы, оружие, крик Мередит. Он не имел ни малейшего представления, кто эти люди и почему они в ее доме. Знал лишь одно: они опасны, у них оружие.
С каждым приближающим его к дому шагом шериф схватывал все больше и больше деталей. Машины у дома не было — значит, неизвестные пришли сюда пешком. Судя по крикам Мередит, она скорее всего в спальне. И никаких признаков Сэмми.
Слава Богу, он обратил внимание на странное поведение Голиафа. Пес знал, каким-то образом все чувствовал.
Хит бежал к крыльцу, и в голове мелькали мятые бумажные розочки и подрагивающие губы девочки, лицо женщины с такой милой улыбкой, что от нее захватывало дух. Еще полчаса назад шериф кипел от гнева. Теперь все это казалось неважным: ни один из его вопросов, ни одно из возможных объяснений, которые могла дать Мередит. Важным было одно — вызволить из опасности ее и малышку.
Первым побуждением было кинуться вслед за собакой. Но там, где подводил здравый смысл, обычно спасал опыт. Из спальни доносилась пугающая какофония звуков: возгласы застигнутых врасплох преступников, потом крик страха, низкий и злобный рык Голиафа — боевой клич готового на убийство пса; шлепок отброшенного к стене тела; падающие на пол предметы; сдвигаемая мебель и скрип линолеума.
С пистолетом на изготовку Хит жался к стене дома. Никогда не врывайся вслепую! Он с трудом заставил себя рассуждать. Помощь еще не подоспела. Если первая попытка закончится неудачей, второго шанса не будет.
Мередит! О Господи, Мередит где-то там.
Хит проскользнул в дверь. Его шаги заглушал кавардак в спальне. И, отгоняя подальше мысли о Мередит, спиной к стене — в позиции для стрельбы — стал продвигаться вперед. Он долго тренировался и проделывал это множество раз. Нельзя допустить ошибку. Нельзя, чтобы чувства затмили рассудок.
Хит не имел представления, сколько нападавших в доме. Счет «раз». Он глубоко вздохнул и спустил предохранитель. Счет «два». Он оторвался от стены и встал лицом к двери — руки вытянуты, локти сведены, пистолет намертво зажат. Счет «три». Хит ворвался в спальню и зажмурился от слепящего света фар своего джипа.
— Окружной шериф! Ни с места!


Он влетел, словно ураган, готовый смести все на своем пути. Мередит в жизни так сильно
не радовалась ничьему появлению. Хит стоял на широко расставленных и слегка согнутых ногах и поворачивался то вправо, то влево.
Мередит казалось, что она смотрит фильм на нескольких экранах сразу: вихрь движений и звуков был таким стремительным, что трудно было на чем-то сосредоточиться. Дель-гадо вопил от боли и пытался ускользнуть от Голиафа, но пес, устрашающе рыча, прыгнул на него сзади. А Нельсон, который до этого ползал в поисках потерянного пистолета, выскочил из темноты прямо на Хита. Шериф покачнулся и выронил оружие; мужчины принялись колошматить друг друга, полетели на пол, и Хит ударился затылком о стену.
В кино всегда побеждали полицейские. А в жизни? Оглушенный ударом, Хит сполз по стене и с застывшим лицом обмяк на полу. Воспользовавшись временной беспомощностью противника, Нельсон вскочил на ноги и начал лупить его ногой — каждый раз, когда носок ботинка врезался в тело шерифа, раздавался тупой звук. И Мередит, которую только что саму сильно ударили, вздрагивала, сжимала кулаки и кричала:
— Хит! Поднимайся! Вставай!
Шериф помотал головой и с трудом встал на колени. Но Нельсон накинулся на него, точно стервятник на падаль, сокрушающим ударом в челюсть снова уложил на пол и принялся бить ногами.
— Хватит! Перестаньте! Не надо!
Мередит кричала, хотя и понимала, что Хит не встанет. От одного удара в живот она не то что двигаться — даже дышать не могла. А шериф получил не меньше дюжины ударов. Он прикрывал рукой солнечное сплетение, стонал и пытался сесть. Нельсон рассмеялся, наклонился и, ухватив за грудки, вздернул его на ноги.
— Не такой уж ты крутой, шериф, как кажешься!
С безвольно повисшими руками Хит, расставив ноги, пытался сохранить равновесие и качал отупевшей от ударов головой. Кулак Нельсона врезался ему в живот и отбросил на шаг. Воздух с шумом вылетел из легких, но шериф устоял. Нельсон снова приблизился к нему.
— Не надо! Пожалуйста, перестаньте! — Мередит знала, что этим людям не знакомо слово «пощада», но продолжала кричать.
Блондин только рассмеялся. А всего в нескольких футах Голиаф продолжал драться с Дельгадо, и яростный рык собаки перемежался с криками и руганью человека.
Нельсон замахнулся, но Хит с поразившей и противника, и Мередит проворностью отпрянул в сторону и, схватив блондина за волосы, ударил головой в лицо. Нельсон взревел, потянулся к носу, но не успел прикрыться, как получил новый удар. Шериф отпустил его волосы и сгреб за рубашку. — Что, городской франт, говоришь, не крутой? — И с такой силой погрузил кулак в его живот, что тот взлетел в воздух и со стуком шмякнулся на пол. — Мы называем это «прикинуться мертвым». А тебе, хмырь, урок: не заносись, если хочешь вышибить душу из деревенского парня.
Нельсон скрючился, изо рта и носа у него струилась кровь, а Мередит жалела только об одном — что связаны руки и она не может хорошенько добавить ему. Она никогда не забудет, как этот человек таскал Сэмми за волосы.
Хит обошел поверженного противника, чтобы снова завладеть оружием, но Нельсон тоже потянулся за пистолетом. Однако на этот раз у него не было преимущества внезапности. Хит навалился сверху, быстро пригвоздил его к полу и взял пистолет.
Пока он переворачивал Нельсона на живот, чтобы надеть наручники, рядом грянул выстрел. Хит вздрогнул и обернулся на звук. В нескольких футах от него на полу извивался Дельгадо, стараясь освободить запястье из челюстей Голиафа. Рядом валялся пистолет. Спуск скорее всего произошел случайно, когда хозяин оружия боролся с псом. Тыльной стороной ладони шериф отбросил пистолет подальше.
— Взять его, Голиаф!
Ротвейлер выпустил руку и потянулся к шее. Брюнет затих, его лицо исказил непередаваемый ужас. Стоявший на коленях Хит внезапно тоже умолк. Мередит оторвала взгляд от Голиафа, чтобы узнать, в чем дело, и заметила, как под головой Нельсона расплывалась кровавая лужа.
— Он мертв, — тихо проговорил шериф.
Мередит не могла в это поверить. Хит наклонился, чтобы пощупать пульс. Но когда дотронулся до шеи, голова убитого скатилась набок и на Мередит уставились голубые мертвые глаза. У нее моментально скрутило желудок и к горлу подступила тошнота.
— Угодил в затылок, — объяснил Хит.
Мередит не могла отвести взгляд от крови: она разливалась из-под головы Нельсона, как небольшое озерцо — неприлично красное на пестром линолеуме.
Хит был потрясен гораздо меньше. Он отпрянул от тела и, что-то проверив в своем пистолете, неуверенно вскочил на ноги. У Мередит сложилось впечатление, что ему трудно стоять. Залитое режущим светом фар из окна, лицо Хита ничего не выражало. Шериф несколько секунд не двигался, словно собирался с силами. Затем повернулся и направил пистолет на Дельгадо.
Тот все так же неподвижно лежал на полу. Стоило ему чуть поглубже вздохнуть, как ротвейлер рычал и крепче сжимал на горле челюсти.
— Стоило бы позволить ему порвать тебе яремную вену, — проговорил Хит и наклонился, чтобы поднять пистолет Дельгадо; а когда выпрямлялся, поморщился и прижал ладонь к солнечному сплетению, затем засунул оружие за пояс. — Все, Голиаф, пусти. Я его беру.
Ротвейлер взвизгнул, разжал зубы и нехотя попятился назад. Дрожащей рукой Дельгадо ухватился за горло.
— Он мог меня угробить! — От страха его голос прозвучал по-женски тонко.
— Если бы он хотел тебя угробить, ты бы давно был мертв, — возразил шериф и жестко приказал: — Лицом вниз, руки за спину! — И когда Дельгадо подчинился, поставил ему на спину ногу и спрятал пистолет в кобуру.
— Полегче! — взмолился Дельгадо. — Эй, ты, полегче! Позвоночник сломаешь! Я буду жаловаться. Неоправданное применение силы. Существуют же законы! Нельзя обращаться с людьми вот так!
Мередит показалось, что Хит нажал еще сильнее. Но в следующую секунду убрал ногу, достал из чехла на поясе наручники и пристегнул один к запястью Дельгадо, другой к ножке кровати. Как только наручники защелкнулись, Голиаф бросился из спальни. И Мередит вдруг поняла, что пес помчался на поиски Сэмми.
Сэмми. Глаза Мередит затуманили слезы. Что с дочерью? Только бы с ней ничего не случилось. Нет, все хорошо, иначе не может быть. Благодаря Хиту и Голиафу Мередит пережила вторую попытку Глена убить ее. Прежде чем он успеет предпринять третью, она с Сэмми окажется далеко и на этот раз не оставит никакого следа.
Пока все кончилось удачно. Впереди жизнь, впереди надежда — надо думать только об этом.
Шериф встал, и теперь фары «бронко» целиком осветили его потемневшее лицо: черты обострились, губы сжались в тонкую линию, на скуле подрагивал мускул. Хит осторожно шел к ней, и в отблесках фар его блестящие, как ртуть, глаза, казалось, изучали каждый дюйм ее тела.
Нет, еще не кончилось, поняла Мередит. Хит не сказал ни единого слова, но она знала: ему известна правда.
Мередит вспомнила свое первое впечатление об этом человеке и как решила, что с шерифом лучше дела не иметь, когда он в ярости. И даже узнав получше, старалась его не раздражать.
А сейчас она рассердила его не на шутку. Этот брызжущий огнем взгляд мог бы разметать в пыль скалу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На веки вечные - Андерсон Кэтрин



хочу прочитать
На веки вечные - Андерсон Кэтринелена
9.10.2012, 21.05





Такой же сюжет как в романе Аромат роз. Ну нечего читать можно, особенно понравился коней.
На веки вечные - Андерсон КэтринМилена
22.01.2013, 12.52





Роман больше похож на социальную прозу,чем на любовный.Но хорош сюжетной линией и изложением.В некоторых местах несколько затянуты диалоги и еще не приемлю,когда святотатствуют.Это минусы.Остальное читала с удовольствием.Ггерои не ожесточились и не сломались вопреки всем "подаркам"судьбы-злодейки.Про собачку Голиафа читать было сплошное удовольствие.Очень понравилось,что не было засилья эротики,практически отсутствовало.Читайте,кто хочет отвлечься от розовых соплей,где ахи-охи и проч.
На веки вечные - Андерсон Кэтрингандира
15.04.2013, 19.55





Понравился.Вначале не очень,а потом не оторвёшься.Читайте.
На веки вечные - Андерсон КэтринНаталья 66
3.08.2013, 11.40





Собаке разрешают пить воду из унитаза, даже специально оставляют крышку поднятой. Нормально ваще.
На веки вечные - Андерсон КэтринФига се
3.04.2014, 23.08





Очень даже не плохо.
На веки вечные - Андерсон КэтринЛюдмила
9.08.2014, 1.28





Очень даже не плохо.
На веки вечные - Андерсон КэтринЛюдмила
9.08.2014, 1.32





Ерунда. По сравнению с талисманом это какое то недоразумение. Разочарована. Трилогию про талисман читала трижды.
На веки вечные - Андерсон КэтринАлиса
21.07.2015, 16.04





Сказка для взрослых! Читается достаточно легко. Из минусов - продолжительные самокопания героев в конце истории и слишком слащавый эпилог. 7/10
На веки вечные - Андерсон КэтринВирджиния
7.12.2015, 16.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100