Читать онлайн На веки вечные, автора - Андерсон Кэтрин, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На веки вечные - Андерсон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На веки вечные - Андерсон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На веки вечные - Андерсон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Кэтрин

На веки вечные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Как только Мередит вернулась в дом, прямиком направилась к холодильнику, сняла с него сумку и, вынув чековую книжку, уставилась на последнюю страницу. Сбережения едва покрыли последнюю трату. Чтобы уехать отсюда, надо накопить больше. В идеале, прежде чем тронуться, следовало починить машину, но на это тоже требовались деньги. Конечно, если возникнет острая нужда, переезд она осилит: денег хватит на бензин, еду в дороге для Сэмми, аренду дома и первые расходы в другом городе.
Придется туго — Мередит себя не обманывала. Никаких обедов в ресторане, и спать будут в машине. Ну и черт с ним! С новым аккумулятором седан доедет. Надо только его беречь, не гнать и постоянно следить за уровнем масла. Правда, машина может сломаться. Но если на карту поставлена жизнь, иногда необходимо рисковать.
Немного успокоившись оттого, что путь для бегства все-таки свободен, Мередит отшвырнула чековую книжку и закрыла руками лицо. Если изображение Сзмми окажется достаточно четким, чтобы ее опознать, ночью она соберет вещи и с рассветом тронется в путь.
С улицы донесся грохот разгружаемых досок. Неужели и сегодня Хит намерен заниматься ремонтом подсобки? Мередит надеялась, что нет. Иначе вечер превратится в настоящую пытку — придется делать вид, что ничего не произошло и ее нервы в порядке.
Стараясь успокоиться, Мередит глубоко вдохнула, медленно выдохнула и сказала себе, что справится с этим. Если увидит конкретную опасность, сразу уедет. Если решит, что можно остаться, надо приучить себя — и Сэмми тоже, — когда Хит здесь, не выходить во двор на случай, если снова явятся телевизионщики брать у него интервью. Ян Мастерс, легендарный защитник. Вот уж повезло так повезло! Когда в деле замешаны известные личности, репортеры слетаются, как стервятники. Остается надеяться, что они накинутся на отца, а не на сына.
Все теперь зависит от того, попадет ли Сэмми в выпуск новостей. И сделать ничего нельзя — остается только ждать.
Постепенно Мередит справилась с паникой и почувствовала себя несколько увереннее. Неудивительно так перенервничать, когда на карту поставлена жизнь дочери. А именно это и случилось — Мередит перенервничала. Если камера была включена, то на заднем плане можно будет увидеть Сэмми. Но насколько четким окажется изображение? И какова вероятность, что Глен Календри увидит эту передачу?


Вскоре после семи вечера зазвонил телефон. У Мередит руки были перепачканы, и она подняла трубку большим и указательным пальцами.
— Алло? — Придерживая трубку подбородком, она взяла полотенце и вытерла ладони. — Дом Кэньон.
— Привет, Арканзас.
— Хит? — Мередит почувствовала, как в висках застучало. — Я думала, вы давно устроились перед телевизором и крепко спите.
— Но краешком глаза все же посмотрел шестичасовые «Новости».
Мередит стиснула трубку.
— И что?..
— Присутствовал во всей красе.
— Все очень плохо?
— Не так плохо, как я думал. Много всяких кривотолков, но никаких реальных доказательств, чтобы их подкрепить. Надежный источник отказался давать комментарии. — Хит на секунду умолк. — Наверное, Билла все-таки грызет совесть.
— Точно. Вы его арестовали, выполняя свою работу. А то, что он сделал сегодня, — просто подлость.
— Н-да, напустил дыма, но огня не разжег. На той вечеринке было много ребят — теперь все уже взрослые. Знать то, что он обо мне знал, — и вдруг я его арестовываю. Представляю, как это задело Билла.
Мередит тоже могла представить. Хит действовал в округе с «нулевой терпимостью», и Билл, который тоже пострадал из-за этого и помнил смерть Лейни, считал его методы лицемерными.
— Намеки не прибавят ничего хорошего к моей репутации, но особо сильно не навредят.
— Это хорошо. — Мередит так и подмывало спросить, не попала ли в кадр Сэмми.
— Помните, я послал их к черту? В этом месте они приглушили звук, вымарали «к черту» и дали сигнал, чтобы показалось, будто я сказал нечто более крепкое. Представляете? Словно я такой дурак и не понимаю, что на меня нацелена камера! В «Новостях» — и такие беспардонные подтасовки! Вот уж никогда бы не подумал.
— Обычные дрязги.
Хит помолчал.
— Ну ладно. Я должен был об этом догадываться, когда шел на государственную службу. Впрочем я позвонил не для того, чтобы жаловаться. Думаю, Сэмми будет приятно увидеть себя по телевизору. Репортаж, наверное, повторят в одиннадцатичасовых «Новостях». Она продержится так поздно?
У Мередит похолодело в животе.
— Думаю, что нет. Обычно она укладывается самое позднее в девять.
— Тогда я запишу для нее передачу.
— Ее сняли крупным планом?
— Нет, изображение довольно размыто. Но это не важно. Сэмми себя узнает и будет рада.
От облегчения Мередит ощутила внезапную слабость.
— Да, ей будет приятно. — Она оперлась о стол и чуть не закричала от радости: все-таки не надо ехать на этой развалюхе! — А куда дует ветер для вашего отца? Есть какие-нибудь признаки, что против него могут выдвинуть обвинение в подкупе?
— Всего можно ждать. Но пока их источник молчит, никаких серьезных обвинений не последует. — Хит усмехнулся в трубку. — Отец мне уже звонил. Последний раз мы разговаривали на Рождество. И звонил ему, как всегда, я. Это чтобы вы поняли, как он обделался. Назвал меня среди прочего неудачником. Сказал, если важные шишки увидят передачу, конец его кристальной репутации. Боже, я почти забыл, какой он зануда. И ни одного слова о том, каково мне. Ему на меня наплевать. К тридцати девяти годам пора было это понять.
Мередит оперлась плечом о холодильник и почувствовала, что у нее подгибаются колени. Важные шишки! Дай-то Бог, чтобы Хит оказался прав и изображение Сэмми действительно нечеткое. Он долго молчал, потом, словно бы ощутив ее волнение, продолжил:
— Извините, дорогая, я вас расстроил.
«Дорогая». Опять это ласковое, напоминающее об отце обращение… Оба мужчины были очень похожи: огромные, грубоватые и в то же время удивительно нежные.
— Почему я должна расстраиваться?
— Я выпускаю на вас пар.
— Не беспокойтесь об этом. Я понимаю, насколько вам сейчас трудно.
— Вы тревожитесь из-за того, что сюжет показали по телевидению?
У этого человека феноменальная интуиция.
— Хит, повторяю, я не расстроена. — Мередит попыталась рассмеяться. — Только из-за вас. Нам с Сэмми будет приятно увидеть себя на экране. Постараюсь, чтобы она не заснула. Но если все же свалится, разрешите посмотреть как-нибудь у вас дома.
— У вас нет видеомагнитофона?
— Я не любительница фильмов.
— Вот как? — Мередит представила, как Хит усмехнулся. — А стоимость магнитофона тут ни при чем?
— И это тоже. — Она уставилась на ручку буфета, чувствуя, как в висках зарождается пульсирующая боль. — Видеомагнитофон — это роскошь.
— Очень многие в нашей стране с вами не согласятся.
Мередит крепче стиснула телефонную трубку.
— Хит, вы оторвали меня от выпечки. Кажется, мне пора продолжать.
— Что-нибудь вроде печенья?
— Вроде. — Мередит неожиданно для себя улыбнулась. — Присоединяйтесь к нам.
— С вас и так достаточно. Увидимся позже. Счастливо отдежурить наряд на кухне.
Положив трубку, Мередит уронила голову на руки и стала пережидать боль.


Разъединившись, Хит нахмурился и посмотрел в окно гостиной: на фоне темнеющего неба был виден дом Мередит.
Из разговора шериф ясно почувствовал, что она не в своей тарелке. И единственно возможной причиной ее напряженности была телевизионная передача.
Хита насторожила такая реакция. Он покачал головой и рассмеялся: вот куда занесло его мысли! Слишком долго носит полицейский значок — совсем свихнулся. Мередит Кэ-ньон не преступница, за это шериф готов был поручиться собственной жизнью, но страх женщины вернул его к прошлым подозрениям. Она скрывается от мужа и, видимо, испугалась, что ее бывший посмотрит телевизор и приедет.
Как бы Хит хотел, чтобы Мередит с ним поделилась! Со временем так и будет. А пока оставалось набраться терпения.


Мередит сидела на диване в полутемной гостиной, уткнувшись лицом в ладони. На подушке лежал пульт дистанционного управления, которым она только что выключила телевизор. Хит и Сэмми попали, в одиннадцатичасовые «Новости». Мередит опасалась, что, учитывая известность Яна Мастерса, даже Си-эн-эн могла передать репортаж.
В глазах все еще стояли картинки, которые она только что видела. Камера выхватила, как она несет через двор Сэмми, но изображение оказалось совсем не резким. Даже если материал покажут на всю страну, шансы мизерные, что Глен или еще кто-нибудь узнает девочку. Что же до Мередит, то она выглядела совсем не так, как когда-то, и была готова поспорить, что в своем маскараде пройдет мимо Глена и тот ее не заметит.
Она принялась расхаживать по комнате, растирая затекшими пальцами отдающие болью виски. Слава Богу! Мередит испытывала такое чувство облегчения, что чуть не разрыдалась. На этот раз повезло.
Теперь надо следить, чтобы ничего подобного больше не повторилось.


С силой нажимая на кнопки мобильного телефона, Ка-лендри набрал номер Аллена Сандерса. Глен так и остался в раскладном кресле, не сводя глаз с застывшей телекартинки. Гудок прозвучал несколько раз, прежде чем Сандерс отозвался сонным голосом.
— Говорит Календри.
— Слушаю, босс. — На другом конце линии послышался шорох. — Сейчас около трех утра. Что случилось?
Глен продолжал смотреть на экран.
— Я записал вечерние «Новости», чтобы посмотреть, как я выглядел во время интервью с Паулсоном. Ты видел?
— Да, босс, видел. Вы держались превосходно.
— А что скажешь о других сюжетах? Об этом шерифе из Орегона, сыне адвоката Яна Мастерса?
— Того малого, что защищал Росси и вытащил его из дерьма?
— Того самого, — отозвался Глен. — Ты видел?
Сандерс зевнул, снова послышался шорох.
— Нет. Должно быть, пропустил. А что?
— Во дворе этого шерифа гулял ребенок, который очень похож на Тамару.
— Вы шутите? — Голос Сандерса моментально окреп. — Черт побери, босс! Неужели она?
Глен вглядывался в лицо ребенка.
— Полной уверенности нет. Изображение размытое. Может быть, выдаю желаемое за действительное. Волосы короче… — Он замолчал и вздохнул. — Черт!.. Не знаю! Но какое-то шестое чувство! Увидел и узнал. Что-то в этом ребенке привлекло мое внимание. Но если бы я не записал передачу, то, наверное, пожал бы плечами и сразу забыл.
— Понимаю, босс, вам трудно. Вы так сильно хотите ее вернуть, что, естественно, вам кажется, будто время от времени вы ее видите.
Едва слушая, Глен не отрывался от экрана.
— Это может быть Тамара. Хотя женщина, которая ее несет, не похожа на Мэри: волосы темные, сложена крепче, грудь выше. — Он отмотал пленку и снова пустил вперед. — Но походка похожа. Может быть, просто свободная одежда, подкладки и парик?
— Вы хотите, чтобы мы это проверили?
Глен остановил пленку на том же месте, что и раньше., Долго и пристально всматривался в лицо ребенка.
— Снимали с большого расстояния. Вполне вероятно, я ошибаюсь. Только потратим время и силы. — И снова нажал на перемотку, а затем на воспроизведение. — Но почему бы и нет? Да, я хочу, чтобы вы все проверили. Они в городе под названием Уайнема-Фоллз. На дорожке к дому рядом с машиной шерифа стоит кремовый седан с номерным знаком штата Орегон.
— Одну секунду. Я возьму ручку. — Вскоре в трубке снова послышался его голос. — О'кей, диктуйте. — И, записав данные номера машины, переспросил: — Значит, у вас ощущение, что эта девочка — ваша маленькая Тамара?
— Да. Правда, бог знает почему. Я уже сказал, что не уверен. Но если это так, ее мать должна быть в каких-то отношениях с шерифом. Не исключено, что живет с ним.
— Для Мэри что-то слишком быстро. Когда она пропала? Два месяца назад?
Губы Глена сложились в улыбку.
— Мэри привлекательна. На таких и клюют провинциальные шерифы.
— Тогда это осложняет дело.
— Именно. Если это Мэри, готов поспорить, что она потому и связалась с шерифом. Чувствует себя увереннее рядом с ним. Прикажи своим людям не высовываться. Все, что я хочу, — установить личность ребенка. Если девочка не моя внучка, сворачивайтесь и по-тихому возвращайтесь. Но если это Тамара, захват должен быть тщательно организован. Никаких шагов без моего одобрения.
— Понял, босс. Можете на меня положиться.
— И никакой самодеятельности, Сандерс. Если это моя внучка, я хочу вернуть ее целой и невредимой. Скажите своим людям: я поотрываю им головы, если они привлекут к себе внимание. Не хочу, чтобы эта стерва учуяла, что запахло жареным, и смылась.


Перед тем как лечь спать, Мередит совершила традиционный обход дома: убедилась, что двери заперты и свет везде выключен. Затем заглянула в спальню Сэмми. И, наклонившись над кроваткой девочки, заметила, что та улыбается даже во сне. Из глаз Мередит хлынули слезы благодарности, и, глядя на дочь, она вознесла небесам молчаливую признательную молитву. Жизнь могла идти своим чередом — по крайней мере некоторое время! О Хите она думала больше, чем готова была признать. С этим человеком в ее жизнь пришли новые проблемы, но в то же время и счастье. Девочкой она мечтала когда-нибудь влюбиться в стереотипного мистера Праведника: высокого, симпатичного, темноволосого, с удивительно романтическими поступками — он приносил бы ей цветы и пел бы любовные романсы. Но, выйдя замуж за Дэна, она быстро поняла, что все эти детские бредни очень далеки от настоящей жизни. Сказке конец.
Но так ли это?
Встреча с Хитом заставила ее снова поверить в невероятное. Он был высок, темноволос и определенно красив. Конечно, он не дарил ей роз, но пел под окнами удивительный романс о том, как старый Макинтайр владел своей фермой.
Мередит чуть не прыснула, вспомнив, как смешно он крякал и переваливался по двору уткой и мычал коровой. Какую мать не тронуло бы это зрелище? Путь к сердцу матери лежит через сердце ее ребенка. И в данном случае этот афоризм прекрасно подтвердился.
Мередит так много хотела для своей маленькой девочки: дом, наполненный смехом, чувство надежной семьи, любимые и любящие родственники.
Хит необычайно трогательно заботился о Сэмми — достаточно было увидеть, как он смотрит на девочку. А когда переводил взгляд на ее мать, Мередит чувствовала, что в Хите зреет любовь и к ней. Почему шериф Мастерс вошел в их жизнь? Может быть, не трагический поворот судьбы, а Божественное провидение заставило ее снять этот дом?
Мередит боялась надеяться, и в то же время она так устала жить без всякой надежды. Хит не сказочный герой, зто правда. Он не может по мановению руки исправить все ее ошибки. Но так ли уж нелепо мечтать о хорошем?..
Нет, нет, она не имеет права! Мередит попыталась сопротивляться нахлынувшим чувствам. Хит Мастерс мог попасть в передрягу и мог выйти победителем. Однако даже он не способен сразиться с ее драконами.
Внезапный стук в окно оторвал Мередит от ее мыслей. Она поднялась с кровати, раздвинула шторы и вгляделась в темноту. Что такое? Мередит прижалась носом к стеклу и только тогда разглядела темное пятно. Она улыбнулась и подняла раму.
— Голиаф, что ты здесь делаешь? — прошептала она. — Сэмми уже спит.
Не дождавшись, пока Мередит отойдет от окна, ротвейлер положил передние лапы на подоконник и, оттолкнувшись задними, прыгнул в спальню, по дороге чуть не сбив ее с ног. Извиняясь, лизнул ей руку и забрался на кровать. Сэмми пробормотала что-то во сне, немного подвинулась, а собака свернулась подле нее.
Мередит сложила на груди руки и тихо упрекнула пса:
— Тебе здесь нельзя оставаться. Хит тебя хватится и до смерти испугается.
Ротвейлер заскулил и, устроив голову на плече у девочки, посмотрел на Мередит, как она называла, моляще-проникновенным взглядом. Морда выражала и скорбь, и просьбу.
— Ничего не выйдет, — прошептала она. — У меня каменное сердце.
Голиаф жалостно взвизгнул, заставив ее тяжело вздохнуть. «Простая вещь, — подумала она, — позвонить Хиту и сообщить, где его пес». Шериф каждое утро завозит Голиафа к соседям. Не все ли равно, если собака проведет у них ночь? Сэмми вся расцветет, когда, проснувшись, увидит друга.
— Хорошо, — сдалась Мередит. — Но учти: в первый и в последний раз. Не вздумай привыкать. Ты пес Хита, а не наш. И ему не понравится, если мы тебя украдем.


Хит по-прежнему не чувствовал сна ни в одном глазу и лежал, уставившись в потолок спальни. И когда зазвонил телефон, поднял трубку на втором сигнале. На светящемся циферблате будильника было без двадцати двенадцать. Видимо, что-то очень важное.
— Мастерс слушает. — Он постарался подпустить в голос как можно больше суровости. — В чем дело?
— Хит? Это я, Мередит. Надеюсь, не разбудила вас?
— Нет. Я еще не спал. — Приятно удивленный, он чуть не улыбнулся, но, вспомнив, который час, нахмурился. — Что-нибудь случилось, дорогая?
— Нет, я хочу сказать, что Голиаф у нас.
Хит бросил взгляд на распахнутое окно спальни. Вот хитрая бестия! Улыбка, которую он сдержал секундой раньше, все же растянула его губы. Может быть, не стоит ругаться на пса? Ведь благодаря ему раздаются полуночные звонки от обожаемой соседки.
— Правда? Ах да, окна открыты. Дом за день прожарился. Я и не заметил, как Голиаф выскочил. — Хит приподнялся на локте и взъерошил волосы. — Будет продолжать подобным образом — и окажется запертым в новой псарне.
— Я не это хотела сказать…
— Сейчас приду заберу его. Только дайте пару минут одеться.
— В этом нет необходимости.
— Нет необходимости?..
— Голиаф устроился в постели у Сэмми и вряд ли захочет, чтобы его беспокоили. Я просто хотела, чтобы вы знали, где он, и не тревожились.
Тревожиться? Хиту казалось, что он начал привыкать к тому, как она говорила, но вот снова ошарашила: давно не слышал, чтобы кто-нибудь говорил «тревожиться». Или ему так почудилось из-за ее милого выговора?
Хит откинулся на подушки — хотелось лежать так часами и просто слушать ее голос. Конечно, было бы еще лучше, если бы Мередит оказалась рядом в постели — голова покоилась бы у него на плече и теплое дыхание касалось его кожи.
— Вам даже не придется завозить Голиафа утром, — продолжала Мередит, — потому что он уже здесь.
Хит радовался, когда встречался с этой женщиной, ссаживая собаку по дороге на работу. Обидно, что завтра не будет предлога.
— Вы уверены, что не против его присутствия?
— Да. Сэмми очень любит вашего пса.
— Но ее постель будет вся в шерсти.
Хит почти увидел, как она улыбнулась.
— Немного больше — немного меньше. Я уже привыкла.
— Простите. Но вы не можете отрицать, что я вас предупреждал.
— Дело того стоит. Сэмми стала совсем другой. Жаль, что вы не видите их вместе. Свернулись рядом, как два довольных песика.
Хит намотал провод на указательный палец и пожалел, что не видит не только «песиков», но и Мередит. Он постарался ее представить. Наверное, в розовом банном халате, волосы волнистыми локонами спускаются на плечи.
— Наверное, между ними настоящая любовь. — Его голос сделался до странности хриплым. — Никогда не слышал, чтобы пес и ребенок так дружили.
Мередит помедлила с ответом.
— Эту пару явно составили на небесах.
— Да, похоже. — А как насчет нас? чуть не спросил шериф. Чувствуешь ты так же, как и я? Или я один потерял голову? — Спасибо, что позвонили, Мерри. Если бы я проснулся и заметил, что Голиафа нет, то, конечно бы, забеспокоился.
Короткое молчание.
— Хит?
— Да?
Снова тишина. Потом она как, будто бы решившись, выдохнула:
— Я хотела вас поблагодарить.
— За что?
На этот раз молчание было дольше.
— Вы с Голиафом так добры к Сэмми. Сто лет не видела, как она смеется. Не представляете, как я вам благодарна.
Почему же она не смеялась? Хиту очень хотелось задать этот вопрос. Но возник и другой. А как насчет самой Мередит? Когда в последний раз смеялась она сама? Хит был уверен, что женщину давным-давно не посещали минуты беззаботного веселья. Ей нужен новый муж. Человек, который бы ее любил, разделял тяжести жизни, защищал и старался, чтобы на ее лице хотя бы раз в день сияла радостная улыбка.
— Что вам сказать? Если девочка смеется больше, чем раньше, значит, мы забавные ребята.
Снова долгое молчание.
— Скоро полночь. Девятнадцатое мая почти закончилось.
— Не напоминайте. Мне до сих пор неудобно за сегодняшнее утро; должно быть, выплыла наружу моя женская сторона.
— Женская сторона? — Мередит озадаченно рассмеялась. — В вас нет ничего женского.
— Ничего? — Хит провел рукой по груди. — Значит, эдакий бравый служака-молодец? А я слышал, женщины не любят откровенных самцов.
— Сочувствую, — рассмеялась Мередит. — Вероятно, я несовременна.
— Можно вас понимать так, что я вам нравлюсь? — усмехнулся шериф.
— Нравились бы, будь я на выданье.
— Иногда не надо искать женихов. Все случается само собой.
— Хотите сказать, что вы и есть мой случай?
— Да. — Хит крепче сжал телефонную трубку и постарался как можно легкомысленнее продолжить: — Что-то вроде того, будто вы переходили через улицу и вас сбил грузовик.


— Не слишком приятное сравнение. Кроме того, я очень внимательный пешеход — все время смотрю налево и направо.
— Значит, я наехал на вас сзади.
Мередит хмыкнула.
— Если бы кто-нибудь и смог, то только вы, — и тихо добавила: — Спокойной ночи, Хит, Раздался щелчок и сигнал отбоя. Испытывая ощущение, будто его ударили в солнечное сплетение, Хит повесил трубку. Если бы кто-нибудь и смог, то только вы. Что, черт возьми, она имела в виду? И что ему теперь делать? Забыть? Скорее всего. Эта леди сводит его с ума.
Я очень внимательный пешеход — все время смотрю налево и направо.
Между ними установилось необычное взаимопонимание. Хит чувствовал это каждый раз, когда встречался с Мередит взглядом. Но она всегда куда-то ускользала. Почему? Все еще замужем? Но если дело в этом, существует развод. Он согласен подождать.
Как бы хорошо сесть и все спокойно обсудить. Но до сих пор Мередит не хотела делиться ничем личным. Арканзас. Мередит словно натянула между ними невидимый шнур. И когда Хит пытался перепрыгнуть его, впадала в панику.
Какая-то часть его существа склонялась к тому, чтобы послать все к черту. Но Мередит была необычной женщиной. Если ей требовалось время, чтобы получше узнать шерифа, — что ж, можно и подождать. Он извернется и что-нибудь еще придумает, чтобы встречаться с соседкой и когда закончит ремонт.
Хит задумчиво посмотрел в окно. Голиаф. Шутки в сторону, но привязанность пса к девочке вскоре может остаться единственной ниточкой, связывающей Хита Мастерса и Мередит Кэньон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На веки вечные - Андерсон Кэтрин



хочу прочитать
На веки вечные - Андерсон Кэтринелена
9.10.2012, 21.05





Такой же сюжет как в романе Аромат роз. Ну нечего читать можно, особенно понравился коней.
На веки вечные - Андерсон КэтринМилена
22.01.2013, 12.52





Роман больше похож на социальную прозу,чем на любовный.Но хорош сюжетной линией и изложением.В некоторых местах несколько затянуты диалоги и еще не приемлю,когда святотатствуют.Это минусы.Остальное читала с удовольствием.Ггерои не ожесточились и не сломались вопреки всем "подаркам"судьбы-злодейки.Про собачку Голиафа читать было сплошное удовольствие.Очень понравилось,что не было засилья эротики,практически отсутствовало.Читайте,кто хочет отвлечься от розовых соплей,где ахи-охи и проч.
На веки вечные - Андерсон Кэтрингандира
15.04.2013, 19.55





Понравился.Вначале не очень,а потом не оторвёшься.Читайте.
На веки вечные - Андерсон КэтринНаталья 66
3.08.2013, 11.40





Собаке разрешают пить воду из унитаза, даже специально оставляют крышку поднятой. Нормально ваще.
На веки вечные - Андерсон КэтринФига се
3.04.2014, 23.08





Очень даже не плохо.
На веки вечные - Андерсон КэтринЛюдмила
9.08.2014, 1.28





Очень даже не плохо.
На веки вечные - Андерсон КэтринЛюдмила
9.08.2014, 1.32





Ерунда. По сравнению с талисманом это какое то недоразумение. Разочарована. Трилогию про талисман читала трижды.
На веки вечные - Андерсон КэтринАлиса
21.07.2015, 16.04





Сказка для взрослых! Читается достаточно легко. Из минусов - продолжительные самокопания героев в конце истории и слишком слащавый эпилог. 7/10
На веки вечные - Андерсон КэтринВирджиния
7.12.2015, 16.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100