Читать онлайн Аромат роз, автора - Андерсон Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аромат роз - Андерсон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 89)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аромат роз - Андерсон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аромат роз - Андерсон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Кэтрин

Аромат роз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 22

Утро выдалось на редкость жарким, и в зале стояла нестерпимая духота: то ли от зноя, то ли от тесноты. Помещение было битком набито, люди стояли в проходах. Кэйт начала задыхаться задолго до начала судебной процедуры.
Казалось, каждый обитатель города был поглощен интересом к этому делу. Из-за этого Кэйт чувствовала себя монстром, выставленным на всеобщее обозрение. Она делала над собой огромные усилия, стараясь держаться достойно и приветливо. Ведь не каждый день женщину обвиняли в убийстве мужа, особенно в таком маленьком городишке, как Роузберг.
Закария сидел рядом с Маркусом в нескольких рядах позади нее. Ей очень хотелось обернуться и хоть раз взглянуть на него, но на нее было устремлено столько глаз, ищущих доказательств вины в ее манере поведения, судящих, а порой уже и осудивших ее, что чем меньше внимания она привлекает к себе и своему мужу, тем лучше для них.
Она чувствовала облегчение, касаясь медальона, висящего у нее на груди, и с нежностью вспоминая тепло рук, надевших цепочку ей на шею. Зак! Мысли о нем утешали ее. Они прожили вместе так мало, но чем дальше уходили эти дни, тем милее представлялись ей. Казалось, целая жизнь прошла с тех пор, как она покинула дом. Рассыпавшийся по кухне горошек. Тихий ночной смех. Объятия при свете луны.
Когда судья занял, наконец, свое место и тремя ударами молотка возвестил о начале слушания, Кэйт вздрогнула, ее прошиб холодный пот. Адвокат, нанятый Заком, весь вечер объяснял ей, как она должна вести себя на суде, но она мало что запомнила. Все теперь казалось ей нелепым, искусственным. Ей хотелось закричать, что ее жизнь выставлена на всеобщее обозрение, но она промолчала, выпрямилась и положила руки на колени. Пока говорил обвинитель, Кэйт не могла уловить смысл его слов, теряла связь между ними. Затем выступил Чарльз Дефлер.
«Семейные неурядицы… боль и страдания… четырехлетний ребенок должен быть принят во внимание… невинные жертвы…». Кэйт слушала и не слышала. Все это не отражало реальности. Вернувшись к столу перед скамьей подсудимых, Дефлер ободряюще пожал ее руку.
— Большинство присяжных тоже имеют детей, я бился за их расположение изо всех сил! Надеюсь, мне удалось привлечь их на нашу сторону, — шепнул он, не скрывая самодовольства. — Кое-кто из них нам несомненно симпатизирует.
Отцы семейств обычно имели жен, значит, были мужьями. Кэйт сомневалась в их сочувствии. «Справедливый приговор выносит суд присяжных, состоящий из таких людей, как и подсудимый». Она не помнила, где слышала эти слова, но совершенно ясно, что право быть судимым равными себе не относилось ни к людям другой расы, ни к женщинам. Она хотела бы видеть на скамье присяжных женщин, домохозяек и жен. Только они могли бы понять, что вытворял Джозеф с нею и ее дочерью.
— Вы прекрасно ведете себя. Продолжайте в том же духе, — шептал Дефлер ей на ухо.
Кэйт стиснула руки. Она вообще никак себя не вела. Только сидела неподвижно, перепуганная до смерти, не сводя глаз с судьи. В ее памяти возникали отрывки молитв, слова и фразы, не связанные друг с другом. Она старалась дышать ровно, но чувствовала огромную слабость.
Были заслушаны показания Коронера. Шум в ушах помешал Кэйт понять, что тот говорил. Может ли быть что-нибудь хуже этого? Мысли Кэйт пришли в полное смятение. Все шумело, плыло перед нею, слова куда-то исчезали, оставался лишь пустой звук. К горлу подступила мучительная тошнота. Она вцепилась пальцами в стул.
— Вы должны выступить! — шептал ей Дефлер. — Миссис Мак-Говерн! Миссис Мак-Говерн! Вы должны встать!
Кэйт видела блеск полированного дуба. Встать? Это донеслось откуда-то, за сотни миль от нее. Какая-то неясная фигура поднялась из-за стола секретаря и приблизилась к ней. Чья-то мягкая ладонь взяла ее за локоть и помогла подняться. Едва передвигая ноги, Кэйт двинулась вперед. Положив руку на Библию, она поклялась говорить правду, только правду и ничего, кроме правды. Сделала еще несколько шагов по ступеням вверх. Теперь она стояла напротив присяжных.
Это напоминало восхождение на эшафот. Кэйт споткнулась и чуть не упала. Ее поддержала чья-то сильная рука. Она опустилась на что-то твердое, почувствовав жесткие подлокотники кресла. Боже, сколько лиц смотрело на нее! Осуждающие глаза. «Убийца!» — вот что читала она в них.
Она переводила взгляд с одного безжалостного лица на другое, и страх терзал ее. Присяжные тоже смотрели на нее осуждающе-сурово, подтверждая худшие из ее подозрений. Многие из них наверняка верили слухам, которые распространил Джозеф. Должно быть, они считают, что, не наказав ее, поощрят других жен убивать своих мужей.
Кэйт хотелось броситься прочь отсюда. Она не должна была идти на это! Никогда! Надо было оставить Джозефа погребенным под розами и «адеяться, что все обойдется. Ведь могло случиться и так.
Пытаясь найти хоть одно сочувствующее лицо, Кэш встретилась взглядом со светло-карими глазами. Впившись в эти глаза, она словно растворилась в них. Полные боли, родные глаза! Растрепанные ветром темные волосы. Лицо, навеки врезавшееся в ее память. Она глубоко вздохнула. Только что расплывавшийся зал суда обрел четкие очертания. Она вцепилась в подлокотники кресла. Светло-карие глаза. Она черпала в них силу. «Ради Бога, не падай духом! — говорили они. — Все будет в порядке, Кэти, девочка!»
И Кэти вдруг поверила, что так действительно будет.
«Ты так веришь в героев, волшебников и чародеев, мистер Мак-Говерн! Можешь ли ты призвать их на помощь?» Кэйт уже знала, что ответ на этот вопрос был и всегда будет: «Да!». И чем дольше она смотрела в эти любящие глаза, тем сильнее убеждалась в том, что все будет в порядке. Она подняла голову, вскинула подбородок. Глаза ее вспыхнули, она поняла, что он гордится ею. Он действительно гордится ею! Она не могла понять, почему. Ее трясло от страха, она была на грани обморока. Ее охватила смертельная слабость. И он гордился ею в тот момент, когда она чувствовала себя величайшей в мире трусихой! Мог ли он не видеть этого?
Его губы искривила усмешка. Затем он беззвучно произнес: «Пошли их к чертям, Кэти, девочка!»
Угадав это, Кэти едва удержалась, чтобы не ответить таким же смешком. Только Зак мог вести себя в суде так непочтительно. Она покосилась на судью, испугавшись, не заметил ли он этого, но судья смотрел только на нее.
Обвинитель от штата Роджер Вилкокс приблизился к ней. Лицо его выражало участие. Он спросил:
— С вами все в порядке, миссис Мак-Говерн? Вы очень бледны.
Встретив его взгляд, Кэйт поняла, что участие Вил-кокса притворное. Обычная игра перед присяжными. Он хотел показаться им добрым и участливым, тогда как на самом деле жаждал крови.
Кэйт облизнула губы. Правду, только .правду! Если она не отступит от этого, он не сможет ее поймать.
— Я чувствую себя хорошо. Ну, почти хорошо. Н-нервничаю. Очень нервничаю.
— Это вполне понятно, миссис Мак-Говерн. Должен заметить, вы проявили незаурядную смелость, придя с повинной. Вынужден признать, что восхищен вашим поступком. У меня, пожалуй, не хватило бы на это смелости…
Кэйт преодолела оцепенение.
— Я не чувствую сейчас никакой смелости. Я так напугана, что, если бы могла, удрала бы отсюда.
В зале послышались смешки. Кэйт с облегчением поняла, что смеются в основном мужчины. Она немного успокоилась. Разумеется, не каждый мужчина видит в ней преступницу.
Серые глаза обвинителя смотрели строго и холодно, хотя губы его тронула улыбка.
Выражение лица судьи смягчилось. Кэйт показалось даже, что ему хочется по-отечески похлопать ее по плечу. Почти все страхи покинули ее.
— Вы готовы ответить на несколько вопросов? — спросил Вилкокс. — Насколько я понимаю, вы в деликатном положении?
Кэйт выдержала его пристальный взгляд. Хотя она еще не сказала об этом Заку, то, о чем он сообщил судье, оказалось правдой: Кэйт уже знала, что беременна.
— Да, — отозвалась она, — это так.
Обвинитель обратился к зрителям, заполнявшим зал, и, повысив голос, сказал:
— Приношу поздравления мистеру Мак-Говерну. Великолепно сработано! — Он подошел к своему столу и полистал записи. — Когда вы поженились? Ах, да… Полтора месяца назад…
— Почти два, если считать недели, — возразила Кэйт. Она почувствовала, как лицо ее заливает краска.
Обвинитель явно намекал на то, что она сошлась с Зака-рией до вступления в брак. Когда Вилкокс повернулся к ней, она увидела в его холодных глазах удовлетворение. Выстрел угодил прямо в цель.
— Как я понимаю, вы чувствуете себя вполне хорошо и можете ответить на несколько вопросов? — повторил он.
Кэйт облизнула губы.
— Я… Я, конечно, попытаюсь…
— Первый и самый важный вопрос, по моему разумению, вот какой: что именно заставило вас прийти с повинной? Как я узнал от шерифа, ваш покойный муж был надежно захоронен, и все считали, что он утонул. Если бы вы оставили все как есть, вам не пришлось бы пройти сегодня через все это. Так почему? Что заставило вас отправиться к шерифу?
Кэйт снова облизнула пересохшие губы. Ей хотелось пить, но попросить она боялась.
— Честно?
В зале снова послышался смех. Судья скривил рот:
— Миссис Мак-Говерн, это и есть наша главная цель — ничего, кроме правды.
Кэйт покраснела. Ей хотелось стукнуть себя. Что за глупости она говорит! Она прижала руки к животу, чувствуя тошноту.
— Если сказать, о чем я думала, это покажется довольно глупым, — сказала она. — Придуманные причины выглядели бы убедительнее.
Судья чуть заметно улыбнулся.
— Нам не нужно то, что выглядит убедительным, миссис Мак-Говерн. Скажите правду.
Выражение его лица показывало, что, по его мнению, женщины, — эти слабые легкомысленные создания, даже не в состоянии придумать ничего разумного. Кэйт почувствовала, что задыхается. Правду? Ее охватило неистовство. У нее были причины, она знала, что это так, но все они вылетели у нее из головы. Она не может вспомнить их даже ради спасения собственной жизни.
— Я… Я думаю, мне проще всего объяснить это, как я объясняла это своей дочери… — Кэйт смущенно обратилась к обвинителю. — Это похоже на то, как бывает в сказке, если вы позволите мне сделать такое сравнение. Пока все благополучно не завершилось, вы не можете сказать «конец». Я чувствовала, что мы с моей дочерью заслужили счастливый конец. А если я не поступлю правильно, как надо, дурная часть моей жизни будет тяготить меня, и этому никогда не будет конца.
В зале наступила мертвая тишина. Сердце Кэйт упало. Ей показалось даже, что оно перестало биться. Свой последний вздох она испустит не здесь, на скамье подсудимых. Она почувствовала, как петля затягивается вокруг ее шеи.
Она подняла руку и добавила:
— Я не могу провести остаток жизни под гнетом этой ужасной тайны. Не хотела я этого и для своей дочери. Она и без того достаточно настрадалась.
Обвинитель подошел к своему столику и что-то записал. Затем, положив перо, он поднял глаза на Кэйт.
— Ваши причины кажутся вполне разумными. И высказаны они достаточно красноречиво. — Он поджал губы и внимательно посмотрел на нее. —А теперь второй вопрос, самый трудный. Я бы хотел, чтобы вы ответили на него только «да» или «нет». Вы сожалеете о смерти Джозефа Блейкли?
Теперь Кэйт уже вполне определенно почувствовала, что ее сердце остановилось.
— Не очень-то справедливо задавать мне такие вопросы. Слишком многое стоит за этим. Ведь даже Иуда сожалел…
И снова послышался смех. Поняв, что дала маху, Кэйт решила, что кажется судье легкомысленной идиоткой.
— Суд занят именно восстановлением справедливости, миссис Мак-Говерн. — Обвинитель строго смотрел на нее. — Пожалуйста, ответьте нам, сожалеете ли вы о содеянном?
— Протестую! — воскликнул Дефлер. — Ваша честь, это попытка поймать обвиняемую на слове!
— Принято! — судья стукнул молотком и посмотрел на Вилкокса. — Измените, пожалуйста, формулировку вопроса.
Вилкокс улыбнулся.
— Конечно! Миссис Мак-Говерн, сожалеете ли вы о том, что ваш покойный муж скончался? Да или нет?
Кэйт зажмурилась. Правду, ничего кроме правды!
— Нет! — сказала она чуть слышно.
— Извините, я не расслышал…
— Нет! — громко повторила она.
Тишина угнетала ее. Кэйт медленно открыла глаза.
— Благодарю вас, — мягко сказал обвинитель. — Ваш ответ доказал мне, что вы говорите чистую правду и что вы готовы принять приговор, каким бы суровым он ни был.
Он записал еще несколько строк. Затем посмотрел на нее.
— Почему вы не сожалеете о его смерти?
— Потому что он мучил моего ребенка! — сказала Кэйт. — Снова и снова, и снова! — Слезы слепили глаза, ее голос стал резким. — Я пыталась убежать с ней, но он всегда ловил нас и возвращал домой. Я не могу сожалеть о том, что теперь он больше не мучает ее. Но вместе с тем сознаю: мой ответ звучит вызывающе, очень вызывающе. Но… — она повела плечами, — дочь моя теперь в безопасности, и я не могу не радоваться этому.
Обвинитель переложил бумажки со своими записями и прокашлялся.
— Я знаю, вы утверждаете, что смерть вашего мужа была случайной. — Он выпрямился и подошел к ней с выражением такой наигранной Доброты, что Кэйт захотелось дать ему пощечину. — Но я любопытен. Скажите, у вас появлялось осознанное желание убить его?
Она сжала кулаки с такой силой, что ногти впились в ладони. Она и представить себе не могла, что обвинитель задаст ей столь чудовищный вопрос. Честный ответ на него мог стать фатальным.
Ее адвокат вскочил с места.
— Я протестую, ваша честь! Если бы людей судили за их помыслы, нас всех следовало бы повесить!
Судья посмотрел на адвоката беспощадным взглядом.
— Протест отклоняется. Установить намерения в этом случае вполне приемлемо.
Переведя взгляд на Кэйт, он сказал:
— Пожалуйста, ответьте на вопрос, миссис Мак-Говерн. Возникало ли у вас желание убить мужа?
— Я запрещаю моей клиентке отвечать на этот вопрос, ибо ответ может быть истолкован не в ее пользу! — закричал адвокат.
Кэйт бросила отчаянный взгляд на Зака. Его взгляд поддержал ее и сейчас: она вспомнила причины, которые привели ее сюда. Именно этого хотела она теперь: оставить прошлое позади. Никаких тайн. Никакой лжи. Никаких привидений, терзающих память. Утаив хоть что-то, она никогда не отделается от прошлого. Никогда!
Кэйт посмотрела на судью. Когда-то, давно, она верила в человеческую доброту. Пять лет казались теперь целой жизнью. Она могла попасть в западню и остаться в ней на всю жизнь.
Обратясь к адвокату, Кэйт сказала:
— Все в порядке, мистер Дефлер. Мне нечего скрывать. Если я что-то утаю, то никогда не отделаюсь от прошлого.
Затем, повернувшись к обвинителю, Кэйт сказала:
— Да! У меня бывало такое желание, я думала убить Джозефа Блейкли как минимум дюжину раз, самыми разными способами.
По залу пронесся ропот изумления.
Обвинитель был потрясен. Он явно не предполагал услышать такой ответ. Его серые глаза уставились на нее, и она уловила в них проблеск сочувствия.
— Можете вы сказать, каким способом хотели убить его?
— Протестую! — закричал Дефлер. — Не отвечайте на этот вопрос, миссис Мак-Говерн!
Кэйт словно не слышала его.
— Однажды я чуть не заколола его моими портняжными ножницами. Если бы он не оглянулся, я бы это сделала.
Чарльз Дефлер театрально воздел руки и вернулся на место.
Вилкокс сморщил губы и заложил руки за спину.
— А в ночь смерти Джозефа Блейкли, когда вы подошли к нему с поленом в руке, он тоже оглянулся?
Кэйт смотрела на него. Она видела западню и приготовилась угодить в нее. Она внутренне съежилась. Что ж, это суд. Его цель — установить правду. Во всяком случае, она в это верила.
— Нет, он не оглянулся.
— Тогда что же удержало вас от того, чтобы ударить его по голове, миссис Мак-Говерн? Согласно вашим показаниям, он мучил вашего ребенка. Девочка кричала. Вы безуспешно пытались вырвать ее из его рук. Ведь, схватив это полено, вы намеревались убить его?
— Я хотела прекратить это!
— Навсегда?
— Да, навсегда. О, конечно же, навсегда!
— Вопросов больше нет! — отрезал Вилкокс. — Обвинение сохраняет за собой право задать вопросы позднее.
Думая, что все закончено, Кэйт поднялась было на ноги, но ее тут же попросили сесть. Она повиновалась. Чарльз Дефлер поднялся и приблизился к ней, явно взволнованный. Подойдя и остановившись возле свидетельской скамьи, он пригладил свои волосы.
— Как вы себя чувствуете, миссис Мак-Говерн? Может быть, хотите воды?
Кэйт кивнула и с благодарностью приняла стакан, поднесенный ей одним из клерков.
Дефлер прошелся, затем повернулся к ней.
— Вы упомянули, что были близки к тому, чтобы заколоть мужа ножницами. Он изводил вашего ребенка, когда вы сделали эту попытку? — спросил он мягко.
Губы Кэйт прилипли к стакану. Она с трудом проглотила воду. Опустив стакан, она ответила:
— Да.
— Что он делал, миссис Мак-Говерн? Она стиснула пальцами стакан.
— Он совал ей под ногти кончик ножа.
Дефлер опять прошелся взад и вперед. Подойдя к скамье, где сидели присяжные, он внимательно изучил выражение их лиц и сказал:
— Совал нож под ногти?.. Грубое, немыслимо жестокое наказание, безусловно. Но не смертельное. Может возникнуть вопрос, почему вы хотели заколоть этого человека. Можете вы объяснить нам это?
В зале воцарилось тягостное молчание. Мертвая тишина. Кэйт снова посмотрела на лица публики. Теперь вместо озлобления она видела явные признаки сочувствия и жалости. Эти люди не отвернули от нее своих сердец, они просто не уяснили себе всего. Кэйт простила их за это. Джозеф был умен. Он прятал свою истинную сущность под респектабельной внешностью, старался очаровать людей, сближаясь с ними, скрывал свой нрав, льстил и хитрил, как это умеют делать безумцы. Эти люди так же простодушны и доверчивы, как ее дядя Джедд. Она и сама была такой, пока Джозеф не стал проявлять истинных черт своего характера.
Кэйт глубоко вздохнула, намереваясь идти до конца. Описать словами то, что произошло в ту ночь, было невозможно.
— Она так кричала, звала меня, просила его остановить, но он продолжал, хотя я говорила и делала все, что могла. И тогда я решила заколоть его.
Она снова посмотрела в зал, но люди отворачивались от нее. Она видела только одни глаза, устремленные на нее, и чувствовала, как руки Зака обнимают ее.
Вновь молчание сковало зал суда. Его прерывали только покашливания да скрип стульев.
— А что такого сделала ваша дочь? Что заставило вашего мужа подвергнуть ее такому наказанию, миссис Мак-Говерн?
Кэйт прикрыла ладонью глаза.
— Она… Э… Она взяла со стола кусок хлеба, не спросив у него позволения… Мы поздно сели за стол в тот день, и она была голодна… И я… — Голос Кэйт сорвался. Прошло несколько секунд, прежде чем она, сглотнув слюну, смогла продолжать. Боясь разлить воду, она поставила стакан перед собой. — Я сказала ей, что она может взять хлеб. Увидев у нее в руке хлеб, Джозеф вообразил, что она стянула его, и, прежде чем я смогла ему все объяснить, он разъярился. А когда он приходил в ярость, остановить его было невозможно.
Снова тягостная тишина.
— Еще вопрос, миссис Мак-Говерн, и тогда я позволю вам покинуть это место. В ночь, когда умер Джозеф Блейкли, намеревались ли вы нанести ему поленом смертельный удар?
Кэйт закрыла глаза, стараясь сохранить самообладание. Наконец, набравшись храбрости, она взглянула в глаза своему адвокату. Это был один из самых мучительных для нее вопросов, но она решила сказать правду. И адвокат знал это.
— Поглядите на ручку моей дочери, мистер Дефлер. Сколько времени надо было продержать ее в огне, чтобы причинить эти ужасные увечья?
— Протестую! — заявил обвинитель. — Это заранее обдуманный прием, чтобы завоевать симпатии жюри!
Судья стукнул молотком по столу.
— Протест отклоняется! Продолжайте, миссис Мак-Говерн.
Кэйт дотронулась до воротничка блузки и растерянно сказала:
— Я… Я забыла вопрос… Дефлер повторил.
Кэйт собралась с мыслями.
— Любой, у кого есть глаза, увидит, что ручка долгое время была в огне… — Ее голос задрожал. — Вообразите! Если бы вы слышали, как она кричала! Ну какая мать в этой ситуации не попыталась бы убить Джозефа Блейкли? Покажите мне такую мать, и я скажу: «Вот женщина, не достойная иметь детей».
— Это не ответ на мой вопрос, — мягко сказал он. Кэйт вздохнула.
— Да! Я хотела ударить его по голове. Я даже почти сделала это.
— Что помешало вам?
Лицо Кэйт выражало отчаяние, его заливали слезы. Она уже не владела собой.
— Хотелось бы сказать, что в последнюю минуту во мне возобладало какое-то сдерживающее начало. — Преодолевая дрожь, она вцепилась в подлокотники кресла. — Но в глубине души, — она подавила стон, — по чести и правде, я оказалась слишком трусливой для этого…
— Нет, Кэти! — взорвался Закария. — У тебя больше смелости, чем у любого другого в этом зале!
Кэйт так согнула плечи, словно ей хотелось провалиться сквозь землю. Слишком жутко было все вспоминать.
— Дефлер, этого достаточно! — крикнул Зак. Судья ударил молотком по столу.
— Порядок в суде! Мистер Мак-Говерн, займите свое место и воздержитесь от высказываний.
Кэйт чувствовала, как сильные руки Зака обхватили ее. Она повернулась к нему и вцепилась в его рубашку.
— Мистер Мак-Говерн, вернитесь на место! — крикнул Дефлер.
— Это тянется слишком долго! — сказал Зак. — Не надо больше вопросов. Сделайте перерыв или что-нибудь… Она слишком взволнована, чтобы отвечать.
— А может быть, жюри хочет послушать правду? — взревел кто-то в задних рядах.
Кэйт встрепенулась от звука этого голоса. Райан. Закария беззвучно выругался. Зал зароптал.
— Она— лживая сука! — Он уже пробрался к столу судьи. — И ты, Мак-Говерн! Сукин сын! Убийца! Я тоже кое-что раскопал, скажу вам! Только я обошелся без лопаты. Едва увидев тебя, я догадался, что это ты помог ей закопать тело Джозефа. Все, что было нужно, это узнать про тебя побольше! И теперь я знаю все.
Кэйт почувствовала, как напряглось тело Зака.
— Это не имеет отношения к данному процессу!
— Не имеет отношения? Не имеет? — Райан разразился безумным смехом. — Ты убил свою жену и ее любовника и еще говоришь, что не имеет?
— Порядок в суде! — стучал молотком судья. Кэйт воскликнула:
— Райан! Как ты смеешь говорить такие непристойности! Мистер Мак-Говерн не жил в нашем округе, когда умер Джозеф.
Голубые глаза Райана налились кровью, когда он посмотрел на нее.
— Рыбак рыбака видит издалека! Он сжег свою жену и ее любовника. Застукал их в постели и поджег дом. Да вы только взгляните на его рожу! Откуда у него эти ожоги? Он увлекся и не заметил, как его опалило!
Кэйт посмотрела на Зака, и кровь застыла у нее в жилах. Встретив его взгляд, она поняла правду. Райан не придумал эту историю. Это было. Это действительно было.
— Никаких обвинений против меня не было выдвинуто.
— Довольно! — взревел судья. — Садитесь на место! Райан будто и не заметил этих слов. Его внимание было приковано к Закарии.
— Тебя не привлекли к суду только потому, что не хватило улик! Ты! Ничтожный выродок!
Потрясенная и испуганная, Кэйт отстранилась от Зака, умоляя его взглядом, чтобы он опроверг все это. Его губы были стиснуты, челюсти сжаты.
— Возмездие ревнивого мужа! — напыщенно воскликнул Райан. — Наказание огнем! Что, не было этого, мистер Мак-Говерн? Твоя жена тебе изменила. Ты вернулся домой из дальних мест, купив стадо, и поймал их в постели. И в приступе бешенства ты убил и ее, и любовника.
— Нет! — шептала Кэйт. — Боже мой, нет!
Райан расхохотался ужасным смехом безумца. Слезы сумасшедшего веселья текли по его щекам. Он указал пальцем на Кэйт.
— Отпустите ее на свободу! Она уже получила худшее из наказаний! Что может быть хуже, чем оказаться связанной на всю жизнь с холодным убийцей?! Ты утверждала, что Джозеф был жестоким, Кэйт? Ну, теперь ты увидишь настоящую жестокость! Ты будешь с ней всю свою жизнь. Прекрасное наказание!
Судья опять стукнул молотком.
— Порядок в суде! Мистер Блейкли, садитесь на свое место, или вас выведут из зала за неуважение к суду!
— Вот-вот! Именно! Неуважение! Я и не уважаю ваш суд! — Смех Райана оборвался так же внезапно, как и начался. — Мой брат был честным и достойным человеком! Как может ваш суд позволить убийце сидеть здесь, говорить такие гнусные вещи и порочить его доброе имя, когда его нет в живых и он не может защитить себя?! Подручные Сатаны! Вот кто она и ее дочь вместе с ней!
Судья яростно стучал молотком, взывая:
— Мистер Мак-Говерн! Блейкли! По местам!
Зак помог Кэйт подняться. Райан с ненавистью посмотрел на него, затем повернулся к Кэйт.
— Ты и твоя девчонка заслужили наказания моего брата! — заорал он. — Вы обе! Он только пытался-спасти вас от вас же самих! Дети Сатаны — вот кто вы! Испорченные и греховные!
Держась за спинку кресла, Кэйт двинулась вперед и крикнула:
— Моей дочери четыре года! Только четыре! Говори про меня что хочешь, но в ней нет и тени греховности! Твой брат был хитрым безумным чудовищем!
— А ты — предательница, лживая потаскуха!
Кэйт подалась назад. Какие-то неясные фигуры двинулись к ней, но она разглядела только Райана. Он легко отбросил судейских служащих и прыгнул на нее. Она не могла двинуться, а вокруг нее все, казалось, застыли, пораженные.
В глазах Райана светилось бешенство, руки, были как клещи. Всем своим телом он навалился на нее. И она почувствовала ужасную боль в горле.
Все произошло очень быстро. Стиснутое горло. Перехваченное дыхание. Смутное ощущение, что сознание покидает ее. Боль и тьма. Она чувствовала, как давит на нее своей тяжестью Райан. Откуда-то издалека до нее доносился его голос:
— Ты заслужила это! Ты — неблагодарная сука! Ты и твой ничтожный ублюдок! У Джозефа не было другого выхода! Он мог только заставить вас слушаться! Не было выхода!
Кэйт услышала визг. Визжала не она, ведь она не могла дышать. Мужские голоса слились в один общий крик. Шум. Все это доходило до нее издалека. Она билась, пытаясь вздохнуть, но руки сжимали ей горло. Затем она услышала бешеный крик Закарии.
Вдруг руки, сжимавшие горло Кэйт, отпустили ее. Воздух?! Кэйт царапала воротник, пытаясь его расстегнуть. Желание вздохнуть так томило ее, что она не сразу поняла, где находится.
Воздух, к ней пришел воздух! Она мечтала вздохнуть, но что-то мешало ей. Тьма свалилась на нее. Ужасная, непроницаемая тьма.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аромат роз - Андерсон Кэтрин



Понравилось.
Аромат роз - Андерсон КэтринЛора
13.01.2012, 5.26





ochen interesno
Аромат роз - Андерсон Кэтринyana
12.12.2012, 6.34





zamechatelny roman!
Аромат роз - Андерсон Кэтринyana
13.12.2012, 9.18





poluchila ogromnoe udovolstvie ot romana.
Аромат роз - Андерсон КэтринLyudi
24.12.2012, 13.45





Очень интересный роман. Затрагивает реальные проблемы, кот. часто встречаться.. Я даже всплакнула...
Аромат роз - Андерсон КэтринМилена
17.01.2013, 21.08





Осилила кое-как 10 глав.Показался нудным и затянутым.Беспредметные длинные диалоги и действия:почти целую главу кормить бульоном!или разговаривать о пауках!Также не приемлю пафос,который хоть и незначительно,но присутствует.Но это все мое субъективное мнение.
Аромат роз - Андерсон КэтринГандира
16.04.2013, 9.25





Гандира- попробуйте Талисман этого автора.
Аромат роз - Андерсон КэтринМэл
16.04.2013, 10.07





Вначале все хорошо, а потом... Особенно суд. И как судья выносит вердикт и как разговаривает с девочкой. Ужас! В настоящей жизни никогда такого не было бы. И конечно перебор про ее бывшего мужа. Дочь ее вообще. Похожа на умственно отсталую. В ее возврасте так не разговаривают. Автор совершенно не понимает людей.
Аромат роз - Андерсон КэтринЕвгения
20.07.2013, 21.45





Не очень. Затянуто. ГГ героиня местами вообще бесит.
Аромат роз - Андерсон КэтринСветлана
27.08.2013, 12.55





Роман не понравился,зря потратила время...
Аромат роз - Андерсон КэтринСофия
22.10.2013, 17.34





Слишком затянуто,накручено.Еле дочитала,пропустив половину.Мне не понравилось.Ребенок в четыре года рассуждает как взрослый человек.
Аромат роз - Андерсон Кэтринтатьяна
15.12.2014, 20.49





Слишком затянуто,накручено.Еле дочитала,пропустив половину.Мне не понравилось.Ребенок в четыре года рассуждает как взрослый человек.
Аромат роз - Андерсон Кэтринтатьяна
15.12.2014, 20.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100