Читать онлайн Аромат роз, автора - Андерсон Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аромат роз - Андерсон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 89)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аромат роз - Андерсон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аромат роз - Андерсон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Кэтрин

Аромат роз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 18

Лунное сияние осветило розовый цветник, залило серебром цветы и листья. Положив руки на изгородь, Кэйт вдохнула вечерний воздух. Она любила запахи лета: травы, клевера, роз и люцерны. Аромат разлился в воздухе: казалось, им пронизан даже туман, поднимающийся от реки.
Легкий ветерок шевелил ее распущенные волосы, ласкал тело, проникая под халат. Прислушавшись, она прижалась коленями к перекладине изгороди. Шелест листьев, стрекот кузнечиков, кваканье лягушек и тихое кудахтанье. Как много красоты во всем этом и как много обманувших иллюзий! Она жила здесь пять лет. Но Кэйт не помнила, чтобы хоть раз она вышла летней ночью полюбоваться красотой Божьего мира и порадоваться ей.
Покой… Кэйт закрыла глаза, стараясь удержать в себе нахлынувшее на нее чувство. Сразу после ухода Райана она почувствовала облегчение, но теперь груз окончательно свалился с ее души, и она ощущала что-то, похожее на невесомость.
Тревога ушла.
Кэйт знала, что это действительно так. Почти пять лет после рождения Миранды она каждую ночь просыпалась в страхе за нее. В последние семь месяцев страх не покидал ее ни на минуту. Но теперь она поняла, что ей нечего бояться. Миранда в полной безопасности, и, пока рядом с ней Закария Мак-Говерн, ей ничто не грозит.
Герои, волшебники и сказочные дворцы из ее снов… Наивные детские фантазии. Кэйт не верила во все это, постоянно сталкиваясь с суровой реальностью. Но она не хотела разрушать фантазии своей дочери, изо дня в день, рассказывая ей о чудесах и волшебниках, потому что Миранда очень нуждалась в этом. И вот теперь, хотя это казалось неправдоподобным, фантазии превращались в реальность.
Слезы наполнили глаза Кэйт, на губах ее затрепетала улыбка. Герой Миранды — Закария Мак-Говерн. «Для героя, — думала Кэйт, — он скроен немного топорно. Его волшебный замок— домишко из семи клетушек. Вместо шелковых камзолов он носил выгоревшую на солнце холщовую рубаху и шляпу с обвисшими полями. Он спешил к ним на помощь, оседлав старого Дандлера, а не мчался вихрем на белом коне, легко преодолевающем пропасти. Заку не помогали волшебники, но все же он был героем и сам творил чудеса, наполняя жизнь весельем и смехом, защищая их, спасая Кэйт от отчаяния, даруя ей чувство безопасности. Герой Миранды».
Теперь он стал героем и для Кэйт. Сама не понимая, как и когда это случилось, она влюбилась в него, оценила его прямую добрую душу. Влюбилась страстно и глубоко. Она хотела жить с ним всегда. Подбрасывать блинчики и ловить их на сковородку. Раскидывать ложками по полу горошек. Она мечтала обо всем этом, боясь только одного— что это может уйти.
Тихий скрип закрывшейся двери привлек ее внимание. Обернувшись, она увидела, что ее герой стоит на крыльце в узких бриджах, чуть согнув одно колено и скрестив на груди руки. Луна заливала своим призрачным светом его лицо. Увидев ее, он быстро спустился вниз.
— Кэти? — грустно сказал он. —Почему ты не позвала меня с собой? Я проснулся и обнаружил в постели только Миранду и собаку.
Не успела она ответить, как он наступил на что-то босой ногой.
— О Господи!
Кэйт, улыбаясь, следила, как он идет к ней по колючкам, опираясь рукой о шаткую изгородь. Его тело было сильным и легким. Как всегда, она почувствовала себя рядом с ним маленькой. Маленькой, но не униженной. Никогда не испытывала она этого чувства рядом с Закарией.
— У тебя все о'кей?
— Мне просто захотелось помечтать, и я решила, что здесь самое подходящее место. — Она повернула голову к саду. — Прощай, старое, и здравствуй, новое!
Он облокотился на изгородь рядом с нею. Тепло и сила его рук вселяли в нее уверенность. Он попытался поймать ее взгляд.
— Джозеф? — спросил он.
Она смущенно посмотрела на него.
— Он так долго управлял моей жизнью, Зак, но теперь, мне кажется, пришло время покончить с ним.
— Вот и слава Богу!
— Боюсь, ты не вполне понимаешь… — Она взглянула на него и почувствовала комок в горле. — Ты, наверное, подумаешь, что я спятила. После всего, что ты сделал: и с этим садом, и вообще…
Она увидела, как напряглись жилы у него на шее, словно он силился что-то проглотить. Он задержал взгляд на далеких холмах.
— Ты решила, что надо вернуться к этому…
Это не был вопрос. Кэйт догадалась, что он все понял, и, вероятно, лучше, чем она предполагала.
— Он всегда висел на мне, и будет камнем висеть на шее, если я ничего не изменю.
От слез щипало глаза, но она не пыталась удержать их. Зачем скрывать их от него?
— Я хочу вернуть себе жизнь. Может быть, это безумие, но я никогда не освобожусь от Джозефа, если…
— Солнышко! Зачем объяснять? Я знал, что ты рано или поздно решишься на это. Я просто не ожидал, что это случится сегодня.
— Ты хочешь, чтобы я подождала? Он вздохнул.
— Нет, я просто… — Не договорив, он повернул к Кэйт свою темную голову и внимательно посмотрел на нее. — А как же с Мирандой? Они могут посадить тебя, — его голос задрожал. — Господи, Кэти, подумай об этом! Крепко подумай! Ты понимаешь, что будет? Следствие. Если оно пойдет плохо, тебя могут привлечь к суду. Это займет недели, даже месяцы. Готова ли ты к этому?
Кэйт показалось, будто ее схватили за глотку и душат. Она плохо разбиралась в судебных процедурах. Джозеф изолировал ее от окружающего мира.
— Думаешь, шериф не разберется с этим?
— Шериф? — Его смуглое лицо выразило тревогу, когда он повернулся к ней. — Милая моя, ведь речь идет об убийстве человека!
— Но это неординарный случай!
— Шериф не властен решать такие вопросы.
— Ты хочешь сказать, что меня возьмут в тюрьму по обвинению в убийстве?
Он вздохнул и прикрыл ладонью усталое лицо.
— Это зависит от судебного следствия. Если коронер не сумеет установить, как он погиб, дело передадут на рассмотрение суда, и принимать решение будет он. — Зак увидел, что она не сводит с него глаз. — Большое жюри решает, имеются ли достаточные основания для судебного преследования в обычном порядке. Семь присяжных, Кэти, девочка, и все они мужчины. Почти у всех есть жены, которые не раз имели повод огреть их палкой по голове.
— Мужей? — как эхо отозвалась она.
— Мужей, — подтвердил он.
Хотя глаза его были по-прежнему серьезны, губы непроизвольно складывались в усмешку.
— Можно надеяться, что это будут симпатичные люди, способные противостоять обвинительному акту, но если ты пойдешь под суд, обвинитель выставит тебя в таком виде, что хуже некуда. Это его работа. Он должен обвинять.
Кэйт прижала к губам стиснутые руки.
— Ох, Зак, что же мне делать?
Смех, которым он ответил ей, был невеселым.
— Не заставляй меня принимать решение. Слишком соблазнительно проявить свою власть. Это решение ты должна принять сама. Последствия, конечно, придется расхлебывать и мне, но вы с Мирандой пострадаете больше.
Кэйт смотрела перед собой, о чем-то вспоминая. Давно ей не позволяли принимать никаких решений. И вот теперь ей предстояло принять самое важное решение в жизни. Она мечтала, чтобы Зак проявил власть и решил все за нее. Но в ней таился страх. Ведь самым главным в его отношении к ней было то, что он видел в ней человека, способного думать.
Ее решение… Преодолев страх, Кэйт вспомнила о том, что привело ее этой ночью к ограде. Она хотела освободиться от Джозефа, избавиться от мыслей о нем. Это не суждено ей, если он будет стоять перед ней. Все или ничего! Это единственное, что она сейчас понимала.
— У Миранды останешься ты, — прЪшептала она. — Теперь она уже не так нуждается во мне. Это действительно так.
— О, любовь моя! — Он провел ладонью по ее лицу, осушая слезы. — Конечно, ты ей нужна! Ты всегда ей нужна.
— Ты не понимаешь! Меня это не огорчает. Я рада, действительно рада! — Поймав его руку, она поцеловала ее. — Если что-то случится, если я вдруг исчезну из ее жизни, она погрустит, погорюет, но не пропадет. Потому что у нее есть ты. Я больше не беспокоюсь о том, что с ней что-то случится. Нет того, что было прежде. Именно это и заставляло меня скрывать то, что произошло с Джозефом. Теперь это ушло.
— А что будет с тобой? — Он стиснул в своих сильных ладонях ее руку. — Что будет с тобой, Кэти? Ты об этом подумала? Мы можем оставить Джозефа там, где он есть. Тебе не обязательно рисковать. Пусть он лежит там, где лежит. Меня это не удручает. С моей точки зрения, розовый сад— гораздо больше, чем он заслуживает.
— Это грызет меня, понимаешь? Грызет! — шептала она.
— Иногда жизнь делает невозможным выбор между добром и злом, и мы должны поступать так, как следует. Мы храним тайны, но они, как привидения, напоминают нам о себе, потому что, скрывая их, мы можем принести вред тем, кого любим!
Он вздрогнул, будто эти слова ударили его.
— Зак, ты понимаешь, о чем я говорю? — спросила она с тревогой.
— К несчастью, да! — Он потер подбородок. — Тайны преследуют нас. Согласен. И порой обстоятельства бывают сильнее нас. — Он мрачно усмехнулся. — Нередко мы следуем велениям чувства, а не разума. Я понимаю это, может быть, даже лучше, чем ты думаешь.
— Семь месяцев назад я сделала немыслимую попытку защитить мое дитя. Теперь Миранда не нуждается в моей защите, и я должна исполнить свой долг, хотя бы и с запозданием. Это освободит меня, понимаешь?
— Милая моя! Конечно, понимаю. Но если тебя все же сочтут виновной, осудят за убийство? Я не хочу сказать, что это непременно случится, надеюсь, все будет иначе. Но если все-таки это произойдет?
Страх охватил Кэйт, стиснув ей сердце. Когда она, наконец, заговорила, ее голос был почти беззвучным.
— Тогда ты поставишь на ноги мою дочь. Обещай мне это.
— Нашу дочь! — поправил он ее. — Да! Я клянусь тебе в этом. Я поставлю ее на ноги и буду любить до последнего вздоха. Но в награду за это я хотел бы иметь ее маму.
Кэйт знала, он выполнит клятву, что бы ни случилось. Не только ради нее, но потому что любит ее девочку. Несбыточные желания исполнились. Миранда получил то, чего так страстно хотела, — нового папу, и это стало реальностью.
— Мне придется пройти через это, — сказала она мягко. —Я не могу жить под угрозой того, что все раскроется. — Она облизнула пересохшие губы. — Ты понимаешь, Зак? Ты не можешь получить меня. Не можешь, пока я связана прошлым.
Он коснулся пальцами ее волос на макушке. — Я сказал тебе, что это решение должна принять ты. Но это не мешает мне бояться за тебя. Как только ты сделаешь этот шаг, я не смогу уже защитить тебя. Понимаешь?
Кэйт это слишком хорошо понимала.
— Я… Я знаю, это серьезный вопрос, но ты пойдешь со мной к шерифу? Мне будет легче, если ты будешь рядом со мной.
Он глухо застонал и обнял ее.
— Любовь моя! Я пойду с тобой даже в преисподнюю. Могу ли я отстраниться от этого, если связан с тобой?
Кэйт положила руку ему на плечо и впервые в жизни сама обняла его. Она прижалась щекой к его груди, вдыхая запах его кожи. Она пахла сеном, травой и грубой холщовой одеждой, ребенком и даже собакой. Она подумала, что, наверно, так и должно быть. Рядом с ним она готова перенести все, даже обвинение в убийстве.
Часом позже Зак лежал в постели, а Кэйт примостилась на его руке, прижавшись к нему. Он смотрел в потолок, но чувствовал каждый ее вздох, каждое прикосновение ее тела. За всю жизнь он не переживал такого дикого страха. Даже когда холера унесла его семью: родителей и трех братьев. То был неотвратимый рок, а сейчас он мог остановить Кэйт, удержать ее от того, что она собиралась сделать завтра.
Мысленно Зак уже остановил ее, но беда в том, что в душе он считал это недостойным. Черт возьми! Он знал, что это нечестно! Ему становилось не по себе при воспоминании о том, как он отговаривал ее идти к шерифу. Страшась за ее судьбу, он не был честен с самим собой.
Он доверял суду присяжных и, доверяя ему, не мог вообразить, что Кэйт признают виновной в убийстве Джозефа. Приняв во внимание все, что сделал этот человек, и то, что намеревался сделать, присяжные, вероятно, освободили бы ее от ответственности, даже если бы она и убила его. Никто в здравом уме не способен осудить ее за то, что она сделала, спасая своего ребенка!
Но больше всего его терзали мысли о тех силах ада, которые овладевали Кэйт, когда она оставалась наедине со своим прошлым. Он пришел к ней, и она приняла его как возмездие за свои грехи. Теперь он станет ненужен ей, ибо она почувствует в нем власть, к которой можно питать лишь отвращение. Кто сможет обвинить ее в том, что она захочет освободиться от него?
Он пошел на этот брак, зная, что она не любит его. Они совершили сделку. Его имя и защита в обмен на ее руку. Послезавтра она больше не будет нуждаться в нем. Конечно, она пока об этом не думает, но скоро поймет, что лучше аннулировать этот брак.
А что, если перетащить ее сейчас в другую комнату и там, наконец, осуществить то, ради чего он пошел на этот брак? Тогда уже ничто не сможет разлучить их. Нет, хоть он и не слишком владел собой, но все же отверг эту мысль и закрыл глаза, стараясь не думать об этой возможности.
Она еще не готова для физического слияния с ним. И, заглядывая в ее глаза, он понимал это; она стала с ним свободнее, раскованнее, перестала сжиматься— да. Он чувствовал, что они постепенно становятся друзьями. Со временем он проложит дорогу к ее сердцу, пробудит в ней интерес к сексуальным радостям… Но время—роскошь, которой у них уже нет. После того, как она пойдет к шерифу, ее, вероятно, запрут в тюрьме, пока все не завершится. И, если он хочет вступить с ней в супружеские отношения, ему необходимо воспользоваться оставшимися часами.
Как же он дошел до такого отчаяния, что вообразил, будто эта женщина прикована к нему, а ее чувства не имели значения? Как случилось, что его любовь вдруг стала такой ничтожной? Неужели ему нужно только право обладать ее плотью?
Сквозь прикрытые глаза Зак смотрел на Кэйт и представлял себе, как изменится — ее лицо, если он силой возьмет ее и заставит отдаться ему. Он чувствовал, , как его охватывает ярость, направленная не на нее, а на себя. Ведь так легко осуществить то, что требовало его тело! И, что еще хуже, использовать для этого Миранду: Кэйт пойдет на все, лишь бы не потревожить дочь. На все. Одно только слово, больше ничего не нужно.
Глядя в прекрасное лицо Кэйт, Зак обвел пальцем изгиб ее подбородка. Она что-то пробормотала во сне и теснее прижалась к нему. Каждую вторую ночь они спали с ребенком и собакой, но сегодня она сама легла на его руку, как будто для нее в этом не было ничего непривычного. Все, что ему нужно, это немного времени и надежды, что она займется с ним любовью. Это все, чего он хотел и чего не мог получить.
Перед ним было два пути: силой настоять на своем или пойти на риск потерять ее. Первое давало ему гарантии, второе ничего не сулило.
Осторожно, чтобы не разбудить Кэйт, он вытянул из-под нее свою руку и выбрался из постели. В этом доме были и другие места, где он мог поспать. И если он не хочет презирать себя утром, ему следует сделать правильный выбор.
— Значит — уйти… Это его подарок ей…
На следующий день после обеда Кэйт сидела на кухне одна и, раскачиваясь в качалке, старалась не слышать шума и говора, доносившихся со двора. Мужские голоса и скрежет лопат. Кошмар, открывшийся и выставленный напоказ при солнечном свете.
Когда все стихло, Кэйт раскачалась сильнее, вцепившись в подлокотники. Пот градом струился по ее телу, и первый раз она пожалела о том, что пошла этим утром к шерифу. Зачем? Оправдаться? Перенести прах Джозефа в освященную землю? Отделаться от подозрений? Все эти причины казались ей теперь такими зыбкими…
Маркус забрал Миранду на ферму Зака. Ее муж находился там, с людьми, наблюдая за тем, как выкапывают останки Джозефа. Сидя здесь, в полумраке, она чувствовала безысходное одиночество и догадывалась, что отныне оно станет ее неизменным спутником, если ее запрут в тюремную клетку по обвинению в убийстве мужа. Тяжелые шаги сапог по деревянному полу нарушили тишину. Кэйт поняла, что в дом вошли Закария и шериф.
«Я не смогу больше защитить тебя. Понимаешь?» С того момента, как были произнесены эти слова, Кэйт безуспешно пыталась отделаться от них. Но за ними таилось и что-то другое. Впервые за время их супружества он спал ночью отдельно от нее. Но было и что-то еще, значительнее этого. Какая-то уклончивость в его поведении, непонятное ей выражение его глаз — такое, словно он готовился сказать ей «прощай». Это вселяло ужас в Кэйт.
Когда она почувствовала, что Зак так необходим ей? Она хотела всегда ощущать на своем плече его тяжелую руку, радоваться его взгляду, подмигиванию и веселому смеху, улавливать его намеки и пытаться разгадать их. От всего этого она становилась более умной и чуткой, и ей казалось, будто душа ее поет. Она хотела, чтобы он обнимал ее и говорил: «Все будет о'кей, Кэти, девочка!»
Она уже не ребенок и знает, что он не может одним мановением наладить жизнь, но в душе она все же верила в его магические силы. Рациональное начало иногда одерживало победу.
«Ты же не верила в героев. Помнишь?»
Но в Зака она верила и хотела, чтобы он разрушил силы зла, опутавшие ее. Однако он не поддержал ее, отдалился от нее раньше, чем она ушла.
Слезы душили Кэйт. Она проглотила их. Боль и страх — старые друзья. Она давно научилась не плакать от горя. Когда приходила боль, она стискивала зубы.
— Кэйт!?
Голос Зака заставил ее вздрогнуть, и она вскочила с кресла. Ее сердце затрепетало, когда она увидела в дверях мужа и шерифа.
— Шериф Хиггинс хотел бы поговорить с тобой, — мягко сказал Зак.
Кэйт посмотрела на шерифа: этот жилистый человек среднего роста казался очень низеньким рядом с ее мужем. Из-за жары он снял свой черный пиджак. Пот промочил его белую хлопчатобумажную рубаху, распущенный галстук свисал широкой петлей. В руках шериф держал фотокамеру: он фотографировал труп.
Кэйт проглотила комок, сдавивший ей горло.
— Я слушаю, шериф.
Хиггинс снял шляпу и вытер рукавом мокрый лоб. Влажные редкие волосы падали на лицо слипшимися темными прядями.
— Видите ли, мэм… — он прокашлялся и пожал плечами, — уверяю вас, я полностью верю всему, что вы рассказали мне этим утром, но… — Он запнулся и посмотрел на Закарию, — Видите ли, мэм, есть одно печальное обстоятельство…
Кэйт сжала руки.
— Да?
Шериф тяжело вздохнул.
— Чтобы сказать прямо, придется быть не слишком деликатным… Труп так разложился, что коронер не сможет определить, отчего возникла рана на голове— от удара тяжелым предметом или от удара о металлический угол печки. — Он беспомощно развел руками. — Я надеялся, что очевидные улики помогут нам подтвердить ваши показания. Но мы их не нашли. Нам не удается установить это обычным дознанием. К сожалению, я обязан выдвинуть против вас обвинения.
Кэйт вздрогнула и на мгновение отвернулась.
— Поскольку я начал дело по вашему настоянию, — сказал он быстро, — думаю, что лучше всего покончить с этим как можно скорее. Вы и ваш ребенок и так изрядно настрадались. Но я должен соблюсти формальности, установленные законом.
С трудом шевеля пересохшими губами, Кэйт спросила:
— Вы хотите сказать, что я должна идти в тюрьму и предстать перед судом по обвинению в убийстве?
Он снова прокашлялся.
— Сначала мы должны представить доказательства Большому жюри. Если там все пройдет хорошо, дело может и не дойти до обвинительного акта.
— Обвинительный акт? — Кэйт вспомнила о том, что Зак говорил ей ночью. — Это официальное судебное преследование, да?
— Преследование началось уже сейчас. Обвинительный акт вступит в силу, если Большое жюри найдет причины предполагать, что было совершено преступление. Если свидетельства против вас окажутся достаточно вескими, вы будете обвинены в убийстве и предстанете перед судом. Если свидетельства будут не слишком убедительны, суда не будет.
Кэйт искала взгляд Зака, но он стоял, положив руки на спинку стула и глядя в пол.
— А пока Большое жюри вынесет решение, меня посадят в тюрьму?
Шериф переступил с ноги на ногу.
— Мы с вашим мужем уже обсуждали это. Я решил чуточку отступить от закона. Он обещал мне привести вас утром, если я позволю вам остаться дома на эту ночь. Это ради ребенка, как вы понимаете. Я бы хотел облегчить вам жизнь, насколько возможно. Вы сможете что-то объяснить ей и подготовить ее к дальнейшему. Я рискую головой, отпуская вас под честное слово. — Он рассматривал значок на своей шляпе. — Если вы скроетесь за это время, меня съедят живьем за то, что я не заключил вас под стражу немедленно. Кэйт кивнула.
— Я понимаю, шериф! И даю вам слово, что никуда не денусь. Я высоко ценю то, что ради меня вы нарушаете закон, давая мне возможность провести эту ночь с дочерью.
Щериф с облегчением улыбнулся.
— Не исключено, что судья отпустит вас под залог, и вы сможете вернуться домой через пару дней.
— Я буду молиться об этом. Не смотрите на меня так удрученно, шериф Хиггинс! — Она попыталась улыбнуться. — Я ведь знала о серьезных последствиях, когда пошла к вам сегодня утром. И не виню вас за то, что вы поступаете со мной так, как велит закон.
— Не знаю, важно ли то, о чем я вам скажу, но уверен, что в нашей стране не найдется ни одного присяжного, который вынес бы вам обвинительный приговор.
— Надеюсь, что вы правы…
Кэйт казалось, что несколько часов, которые ей осталось провести с дочерью, пролетели вихрем. Она сделала все повседневные дела: приготовила ужин, посадила Миранду на колени и рассказывала ей обычные вечерние сказки, но слезы поминутно наворачивались ей на глаза.
С серьезностью, не свойственной ее возрасту, Миранда восприняла новости. Она заметила, что розовый сад разорен, и это, очевидно, внушило ей дурные предчувствия. Убедительно, как могла, Кэйт растолковала ей, почему завтра утром она уйдет к шерифу.
— Я все время понимала, что должна это сделать, — шептала она дрожащим голосом. — У нас теперь новая жизнь. У тебя и у меня. Мы не одиноки, как раньше. Даже если я уйду совсем, у тебя останется Зак, и ты будешь счастлива с ним.
Миранда прижималась к ее груди и перебирала пуговицы.
— Я понимаю, ма. Это как в сказке, да? Пока все не кончится, ты не можешь сказать, что все уже кончилось.
Кэйт погладила ее щеки, волосы и велела закрыть глаза.
— Правильно. Я пошла, чтобы сказать: «Это конец». Если бы я не сделала этого, ничего бы не кончилось. Мы будем счастливы потом, ты и я.
— Ты боишься?
— Нисколько, — солгала Кэйт. — Я только хочу, чтобы тебе было хорошо, пока я в тюрьме. Я только об этом и тревожусь.
— Тюрьма — это плохое место?
Кэйт честно рассказала ей про тюремную камеру. «Там будет тепло и удобно, меня будут кормить. Конечно, это не то, что дом, но не так уж страшно».
— Я расстанусь с тобой ужасно надолго! Кэйт крепче прижала ее к себе.
— О, Миранда! Я тоже буду скучать о тебе! Я очень тебя люблю! Как бы долго ни продолжалась наша разлука, пожалуйста, не забывай об этом!
— Я знаю, как ты любишь меня, ма. Ведь ты из-за меня идешь в это страшное место.
Кэйт почувствовала, что надо прогнать от нее эти мысли. Раз уж все так плохо, пусть у девочки в душе не останется чувства вины.
— Нет, нет, совсем не из-за тебя! — настойчиво шептала она. — Ради Бога, не думай так, милая! Виною тому наши отношения с твоим отцом, и все это началось задолго до твоего рождения.
— Зачем ты вышла за него замуж? Кэйт вздохнула.
— Это длинная история. Мой дядя Джед сосватал нас, а я не могла противиться.
— Он был плохой, твой дядя Джед? Кэйт печально улыбнулась.
— Вовсе нет. Он был просто… — Она замолкла и погладила волосы дочери. — Он был очень старый и боялся, что я останусь совсем одна, когда он умрет. Он был моим единственным родственником после того, как умерли мама и папа, понимаешь? Когда твой отец увидел меня в церкви и заговорил со мной, дядя Джед вообразил, что это моя судьба. Решив, что я буду в достатке и безопасности, он мог спокойно умереть.
— Но все вышло не так? Папа оказался плохим.
— Твой папа сам страдал, Миранда. — Она считала необходимым рассказать об этом девочке, поскольку не знала, удастся ли когда-нибудь еще поговорить с ней. Кое-что Миранда должна узнать и запомнить. — И твой дядя Райан тоже страдал. Мы с тобой раньше об этом не говорили.
— И я тоже буду страдать, когда вырасту? Кэйт через силу засмеялась:
— Боже! Конечно, нет! Это не будет преследовать нас! Наверное, у них были ошибочные убеждения, которые внушил им отец; с ними они выросли. Тебя воспитали иначе, поэтому, когда ты подрастешь, все будет совсем по-другому.
— А почему же их папа так неправильно воспитывал их?
— Потому что он сам страдал. Вообрази, что ты любишь кого-то всем сердцем, а этот человек бросает тебя и убегает. Так случилось с ним. Его оставила жена, и он один воспитывал двух сыновей.
— Папу и дядю Райана?
— Да. Мама убежала от них ночью, когда все спали. Она даже не попрощалась с ними. Твой дедушка Блейкли пережил страшное горе. Порой, когда нас ранят, мы хотим избавить близких от такой боли. Вот это они сделал. Я уверена, он желал им добра, но не хотел, чтобы твой папа и дядя Райан когда-нибудь полюбили, а потом страдали, как страдал он. И он внушил им, что все женщины — злые и неверные существа.
— Так папа никогда не любил меня и тебя? Кэйт глубоко вздохнула.
— Я думаю, он любил нас, Миранда. Но это была очень уродливая любовь. Она смешалась в его голове с тем, чему учил его отец. И, думая о нем, мы должны это помнить.
Кухонная дверь скрипнула. Она оглянулась и увидела Зака. Их взгляды встретились. Потом он отвернулся, и Кэйт снова почувствовала одиночество. Но ради Миранды она притворилась веселой и радостной.
— Ну, все на этот раз! Поскольку ты каждую ночь все равно приходишь ко мне, давай уж я сразу уложу тебя в мою постель, а приду к тебе попозже.
Миранда приняла это предложение с восторгом. Не говоря ни слова, Зак оставил их и вышел из кухни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аромат роз - Андерсон Кэтрин



Понравилось.
Аромат роз - Андерсон КэтринЛора
13.01.2012, 5.26





ochen interesno
Аромат роз - Андерсон Кэтринyana
12.12.2012, 6.34





zamechatelny roman!
Аромат роз - Андерсон Кэтринyana
13.12.2012, 9.18





poluchila ogromnoe udovolstvie ot romana.
Аромат роз - Андерсон КэтринLyudi
24.12.2012, 13.45





Очень интересный роман. Затрагивает реальные проблемы, кот. часто встречаться.. Я даже всплакнула...
Аромат роз - Андерсон КэтринМилена
17.01.2013, 21.08





Осилила кое-как 10 глав.Показался нудным и затянутым.Беспредметные длинные диалоги и действия:почти целую главу кормить бульоном!или разговаривать о пауках!Также не приемлю пафос,который хоть и незначительно,но присутствует.Но это все мое субъективное мнение.
Аромат роз - Андерсон КэтринГандира
16.04.2013, 9.25





Гандира- попробуйте Талисман этого автора.
Аромат роз - Андерсон КэтринМэл
16.04.2013, 10.07





Вначале все хорошо, а потом... Особенно суд. И как судья выносит вердикт и как разговаривает с девочкой. Ужас! В настоящей жизни никогда такого не было бы. И конечно перебор про ее бывшего мужа. Дочь ее вообще. Похожа на умственно отсталую. В ее возврасте так не разговаривают. Автор совершенно не понимает людей.
Аромат роз - Андерсон КэтринЕвгения
20.07.2013, 21.45





Не очень. Затянуто. ГГ героиня местами вообще бесит.
Аромат роз - Андерсон КэтринСветлана
27.08.2013, 12.55





Роман не понравился,зря потратила время...
Аромат роз - Андерсон КэтринСофия
22.10.2013, 17.34





Слишком затянуто,накручено.Еле дочитала,пропустив половину.Мне не понравилось.Ребенок в четыре года рассуждает как взрослый человек.
Аромат роз - Андерсон Кэтринтатьяна
15.12.2014, 20.49





Слишком затянуто,накручено.Еле дочитала,пропустив половину.Мне не понравилось.Ребенок в четыре года рассуждает как взрослый человек.
Аромат роз - Андерсон Кэтринтатьяна
15.12.2014, 20.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100