Читать онлайн Аромат роз, автора - Андерсон Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аромат роз - Андерсон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 89)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аромат роз - Андерсон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аромат роз - Андерсон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Кэтрин

Аромат роз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Когда Кэйт увидела в дверях Миранду и Ноузи, ее охватил ужас. Миранда нарушила одно из незыблемых правил, установленных Джозефом: ей запрещалось открывать дверь в их спальню и переступать ее порог без особого на то позволения. Несколько раз девочка забывала об этом, и Джозеф, впадая в ярость, жестоко ее наказывал.
При виде этой парочки Зак тихо выбранился, но Кэйт, услышав это, вообразила, что он тоже в ярости.
Когда он вскочил с кровати, она инстинктивно кинулась за ним и схватила его за руку.
— Нет, нет, она не хотела! — Кэйт наклонилась, стараясь расправить полы халата. — Не бей ее, пожалуйста! Она никогда больше не сделает этого.
Миранда отшатнулась и спряталась за гардиной. Ноузи залаял. Кэйт пыталась встать между ребенком и разгневанным супругом. Но Зак опередил ее.
— Остановись! — мягко сказал он. — Я все улажу сам.
— Нет, пожалуйста! — Кэйт ловила его руку. — Прошу тебя, Закария! Она не нарочно! — кричала она. Он отстранил ее руку и сердито шепнул:
— Перестань, Кэйт! Ты до смерти перепугала ее! Сейчас он казался Кэйт великаном, широкоплечим мускулистым гигантом. А ее девочка была такой крохой в сравнении с ним. Кэйт всхлипнула и рухнула на пол. Зак обернулся, подхватил ее на руки и перенес на кровать, легко, словно ребенка. Кэйт, всхлипнув, замерла, покорившись ему. Даже Джозеф в порыве ярости не был так силен.
— Я же сказал тебе, что все улажу! — повторил он властно. — Приляг и успокойся!.. — Он погрозил рычащему Ноузи.
— Ты тоже не считай других дураками!
В его тоне была твердость, не допускающая возражений. Он прошлепал по полу к Миранде, укрывшейся за шторой. Девочка взвизгнула от страха, когда он коснулся ее.
— Эй, — сказал он мягко и подхватил ее под руки. — Что такое? Разве ты забыла, что мы теперь самые лучшие друзья?
Миранда, изгибаясь, попыталась вырваться из его рук, но силы были неравны. Ноузи встревоженно скулил и бегал за хозяином, готовый вцепиться ему в ноги. Кэйт с удивлением наблюдала, как Закария медленно расхаживает по комнате, что-то ласково нашептывая девочке и гладя ее по голове. Испуганная Миранда заплакала, но слезы скоро исчезли. Она успокоилась. Тонкими ручонками Миранда обхватила шею Зака.
— Ну вот, так оно лучше… — пробормотал Закария. — Старик Ноузи уже готов был отгрызть мою ногу, боясь, как бы я тебя не обидел… Поняв, что этого не будет, он просто ошалел от радости.
Миранда потянулась к собаке, махая ей рукой.
— У меня все о'кей, Ноузи…
Закария поднес ее к окну и стоял там, глядя на двор, залитый лунным светом. Он покачивал ребенка на руках, убаюкивая ее. Кэйт смотрела на них, не вполне доверяя собственным глазам.
— Что случилось, Менди? — спросил он тихонько. — Проснулась и захотела к маме?
— Я увидела плохой сон, — пропищала она.
— Ай-ай-ай! Это очень страшно действительно! — посочувствовал он.
— Я проснулась, а вокруг темно…
— Еще страшнее, — согласился он, — со мною тоже так бывало. Проснешься— и, кажется, что плохой сон продолжается. Ведь так?
Она кивнула и крепче прижалась к нему.
— Ага… Но это проходит, если мама меня обнимет…
Зак через плечо посмотрел на Кэйт.
— Ну что же, обними ее.
Сопровождаемый Ноузи, он отошел от окна и приблизился к постели. Он наклонился, и Кэйт почувствовала в руках теплое тельце дочки. Миранда обхватила ее, прижимаясь, ворочаясь, ища удобное положение. Кэйт прижала ее к себе и зарылась лицом в густые волосы девочки. Под тяжестью Зака и вскочившего следом за ним Ноузи скрипнули пружины. Холодный и мокрый собачий нос ткнулся в ее щеку.
— Ты не должна входить в нашу спальню без стука! — сказала Кэйт. — Ты поняла, Миранда? Никогда!
Тяжелая теплая рука легла на плечо Кэйт.
— Завтра. Мы поговорим об этом завтра, Кэти. Она поглядела на него, не доверяя мягкости его голоса: ей казалось, что в глазах Зака светится недобрый огонь. Кэйт охватил ужас. Значит, он затаил на нее злобу. А по опыту она знала, что мужчина, охваченный злобой, опасен. Боясь, как бы он не выплеснул это на ребенка, Кэйт крепче прижала Миранду к груди и прошептала:
— Возьми Ноузи и ступай в свою комнату, малышка.
— Она еще не успокоилась! — возразил Зак. — Пусть остается здесь.
Кэйт размышляла, о чем-то вспоминая.
— Т-ты не против?
Он бросил на нее красноречивый взгляд и накинул на них одеяло.
— Закутайтесь и спите! — сказал он. — Скоро уже рассветет. Давайте попытаемся немного поспать.
Миранде не нужно было повторять это дважды. Она тотчас же придвинулась к матери, раскинувшись посреди постели. Зак лег на другую подушку. Он занимал много места. В глазах Зака затаилась невысказанная мысль. Когда Кэйт посмотрела на него, у Зака похолодели ноги: Ноузи лизал ей руку, словно желая успокоить ее.
— Кэйт?
Она ощутила непреодолимую слабость, услышав раздражение в его голосе. Кэйт улеглась рядом с Мирандой спиной к стене, подоткнув одеяло. Миранда уже спокойно дышала, устроившись в тепле. Ноузи пригрелся у нее в ногах. Они казались здесь самыми желанными гостями. Не зная, как муж будет реагировать на все это, Кэйт так волновалась, что во рту у нее пересохло. Слыша неровное дыхание Зака, она думала, что он все еще раздражен.
Боясь, что ярость, дремлющая в нем, еще может вырваться наружу, она пробормотала:
— Мне очень жаль.
— Поговорим об этом завтра, — отозвался он.
Ужас пронизал каждую клеточку ее тела. Она зажмурилась, пытаясь отогнать страшные мысли, но его раздражение не давало ей покоя. Казалось, оно ощущается даже в воздухе, как электрические разряды. Минуты тянулись, как вечность. Молчание Зака пугало Кэйт, почти душило ее.
Зак воспринимал ее молчание как обвинение. Он лежал, глядя в потолок: там, наверху, был чердак Джозефа Блейкли. Рядом с Заком лежали дочь и жена этого человека, а подписанные сегодня бумаги не изменили главного: этот сукин сын еще владел их сердцами и душами. Даже из могилы он умудрялся омрачать их жизнь.
На руке Зака все еще оставались следы ее ногтей. Ужас, звучавший в ее голосе, терзал его душу. Как он мог так реагировать? В тот момент ему казалось необходимым позаботиться о девочке, хотя бы для того, чтобы ее мать не считала его чудовищем.
Но что происходит с Кэйт? Откуда эти страхи? Что она чувствует теперь? Сегодня утром они вступили в брак, который навсегда определил их отношения, поставив ее в зависимое положение и дав ему безграничную власть над ней. Таковы установления этого общества. Она согнулась под тяжким грузом воспоминаний о первом браке, и нельзя ждать, что она сразу доверится ему. В слове «супруг» для нее воплотился земной ад, и пройдет немало времени, прежде чем он убедит ее в том, что это не так.
Нет, он, конечно, не станет рычать, заметив в ней страх. Даже сейчас он мог чувствовать, как она внутренне сжата. Он может сделать не слишком много, но сделает хоть что-то с помощью ребенка, лежащего между ними. Он усмехнулся, вспомнив, как однажды Миранда сказала матери, что ее уши пробуждаются раньше глаз. Поэтому он и попросил Кэйт подождать до утра. Повернувшись на бок, Зак обнял одной рукой Миранду, а другую руку через подушки протянул Кэйт, коснувшись пальцем ее волос. Он почувствовал, как от этого прикосновения ее пронизал страх. Гладя ее по голове, он словно пытался рассеять ее страхи. Раздражение покинуло его.
— Все хорошо, все в порядке, — шептал он, — нам нужно лишь немного времени, Кэйт.
Она слегка шелохнулась, но промолчала. Ему не хотелось, чтобы Кэйт провела всю ночь в тревоге, но присутствие девочки мешало ему высказать то, что он хотел. Он коснулся слишком болезненных точек. И Кэйт, и Миранде нужна была уверенность в будущем. К несчастью, Кэйт не верила, что он никогда не обидит ее дочь.
Теперь Кэйт больше всего боялась за девочку, ее собственные страхи отошли на второй план. Все для Миранды, ничего для себя. Зак понимал, что это может затянуться на многие годы. Ничего, он успеет еще поговорить с Кэйт, несколько часов не убьют ее.
На следующее утро Кэйт готовила завтрак куда больше времени, чем обычно. Ветчина, яйца, жареная картошка, печенье — трапеза королей! По временам, хотя и не часто, вкусная пища умиротворяла Джозефа, улучшала его настроение.
Когда Зак вернулся с молоком из коровника, Кэйт застыла. Он потоптался на крыльце, отряхивая пыльс сапог, и вошел в дом с тяжелым подойником, из которого чуть не вылилось молоко, когда он оступился. Темные, растрепанные ветром волосы, красная рубаха, выцветшие бриджи, кожаная безрукавка. Настоящий, сильный мужчина. Обойдя Кэйт сзади, он поставил тяжелое ведро на треножник.
Разнообразие блюд, казалось, удивило его. Потерев ладони о бедра, он сел в кресло и засмеялся:
— Если это не самый лучший завтрак, какой я только видел в жизни, то я— рогатый дикарь!
Кэйт вытерла руки о передник.
— Мужчину надо хорошо накормить, когда он начинает свой день.
— Ну, и женщину тоже, а ты, как я вижу, уже хорошо поработала. Присаживайся!
Миранда залезла на кухню через окно и вскарабкалась на свой стул. Ноузи крутился возле нее, надеясь, что и ему перепадет кусочек. Зак весело покосился на собаку.
— Образец преданности! Я своими руками вскормил его, а он теперь на меня даже не смотрит. Вот они, южане!
Кэйт присела к столу. Она не очень хотела есть, но старалась, чтобы стол выглядел благопристойно и красиво. Кэйт старалась не глядеть на мужа, но не могла же она не замечать его!
Тугие завитки темно-каштановых волос падали на его высокий лоб. Зак только что побрился. Из-под расстегнутого ворота красной рубашки виднелась смуглая грудь с темными волосами. Закатанные рукава обнажили его сильные руки. Он ел ветчину, аккуратно разрезая ее с помощью вилки и ножа. У него были длинные — ресницы, выступающие скулы, правильной формы крупный нос, мужественный волевой подбородок.
Молчание становилось напряженным. Кэйт спросила:
— Как сегодня твоя нога? Еще болит?
Он посмотрел на нее. В лучах солнца его глаза, казалось, отливали золотом, как у хищного зверя.
— Немного времени— и все пройдет. Так всегда и бывает с глубокими ранами.
Она почувствовала намек в его словах. Желая убедиться, правильно ли она поняла его, Кэйт посмотрела ему в глаза: его взгляд приободрил ее. Думая, что он все еще сердит на нее за то, что было ночью, Кэйт увидела в глазах Зака больше, чем надеялась. Как может мужчина хотеть женщину, если злится на нее? Когда Джозеф приходил в ярость, он отвергал ее.
Воспоминания о том, что происходило между ними ночью, бросили ее в краску. Кэйт опустила голову. Он что — всегда снимает рубашку? Это поразило ее. Кроме того, он хотел взять ее в постели. Джозеф никогда так не делал, и она даже не подозревала, что это возможно. Разве что, если бы она встала на четвереньки? Ведь именно так и делают животные. Еще хуже, что при этом он был в дурном настроении.
Она пережевывала картофель, но никак не могла проглотить. Из-под опущенных ресниц она наблюдала, как энергично он ест, и думала о том, что с таким же энтузиазмом Зак направится к ней. Да, он не слишком утонченный человек. Его честолюбивые мечты не шли дальше того, чтобы вырастить виноград и превратить его в пойло для грешников. Он даже не помедлил перед тем, как начать есть, не произнес молитвы. Он бранился так часто, что это оскорбляло ее. Что ж удивительного в том, что он попытался овладеть ею наподобие животного на скотном дворе.
Если он так поступает, она имеет полное право сказать ему об этом. Вчера ее не ужасала мысль о предстоящем соитии, но сегодня, когда она догадалась, чего ей следует ждать от него, ее томило тяжкое предчувствие. «Целовал ли тебя Джозеф при этом, ласкал ли тебя?» Кэйт чуть не подавилась картошкой, только глоток молока спас ее. Прокашлявшись, она увидела, что Зак с любопытством смотрит на нее.
Миранда первой закончила завтракать. Когда она слезала со стула, Зак шутливо ущипнул ее за нос и сказал:
— А что, если нам пробежаться в курятник и собрать яйца? А потом мы здесь приберемся, я отправляюсь по делам и прихвачу тебя с собой. Что ты об этом думаешь?
Миранда тут же подхватила корзинку для яиц.
— Сейчас! Я мигом все сделаю!
— Только не спеши! — сказал он усмехнувшись. — У меня здесь еще много работы, я выйду не так скоро.
С корзинкой в руках Миранда бросилась к задней двери.
— Не так быстро, малышка! — крикнул он ей вслед. — Не то принесешь нам одну скорлупу.
Дверь с шумом захлопнулась. И опять в кухне воцарилась тишина. Кэйт, пытаясь подцепить вилкой кусочек ветчины, понимала, что ужасавший ее момент пришел.
— О том, что произошло этой ночью… — начали они одновременно и сразу умолкли.
Кэйт откинулась назад, а он широко улыбнулся, обнажив белые зубы.
— Можно, я первый? — спросил он.
Она положила вилку и сплела пальцы, опустив руки на передник.
— Конечно. Впрочем, я хотела…
Он остановил ее, предостерегающе подняв руку.
— Ты скажешь все через минуту-другую. Но, прежде всего, я должен попросить у тебя прощения.
Ее мысли словно споткнулись и потеряли равновесие.
— Просить прощения?
Он положил руки на подлокотники кресла и откинулся назад, внимательно глядя на нее.
— Да. Я вел себя как осел. Это первое. А во-вторых, за то, что я заставил тебя подумать, будто я сумасшедший.
Не зная, что ответить, Кэйт промолчала. Его мерцающие глаза как бы ласкали ее.
— Я жалею, что был резок с тобой, — сказал он медленно. — После всего, что ты пережила, для тебя было вполне естественно броситься на помощь своему ребенку. Мне не следовало реагировать на это. Все произошло как-то внезапно. — Он пожал плечами.
—Ты перепугала Мэнди, и я уже не мог думать ни о чем, пока не успокою ее. Мне хотелось одного, а получилось совсем другое. В следующий раз я постараюсь, чтобы ты лучше поняла меня.
Никогда прежде мужчина не извинялся перед Кэйт. Даже теперь она не вполне верила этому. Она смутилась, почувствовав, как слезы брызнули у нее из глаз. Она заморгала, но не смогла удержать их. Странная дрожь охватила ее. В смятении она поднялась и стала собирать тарелки.
— Я не хочу, чтобы ты плакала, — мягко сказал он.
— Я и не плачу! — Она сердитым движением смахнула слезы. — Это перец попал мне в глаза. Я просыпала.
Его кресло заскрипело. Он встал, отодвинул его и обошел стол. Не успела она отойти, как он обнял ее и привлек к себе. Тарелка, которую она держала, уперлась ему в живот. Он поглядел на нее и прищурился.
— Мне кажется, нам что-то мешает.
Кэйт оправилась с минутным смятением. Он взял у нее тарелку и поставил на стол. Потом обнял ее и притянул к себе. Теперь не было никаких помех, кроме одежды, сквозь которую проникал жар их тел. Ее грудь, казалось, запылала, когда он прижал ее к себе.
— Мне очень жаль, Кэти. Я много должен был сказать тебе прошлой ночью, но все это не для ушей Миранды. То, что произошло, могло заставить тебя подумать, будто я сошел с ума.
— Я не хотела, чтобы она нарушала правило, — пробормотала невнятно Кэйт. — Это все Джозеф… Он не разрешал ей появляться в комнате без разрешения и приходил в ярость, если это случалось.
— Это я уже понял. — Он положил руку ей на голову и ласково гладил волосы на ее затылке.
— Я и сам проявил раздражительность.
— Я сделаю так, чтобы никогда…
— Мы! — поправил он. — Мы вместе будем воспитывать ее, Кэйт. Ведь для нее теперь все внове. Ей только четыре года. Надо дать ей время.
— Но если она будет тебя раздражать…
— Уж точно будет! — сказал он усмехнувшись.
— Но если я не приложу усилий, она опять придет.
— Тогда я снова буду ее защищать. — Он отодвинулся и взял ее лицо в свои ладони. — Она всему научится. Я поболтаю с ней сегодня утром и постараюсь исподволь кое-что внушить ей. Я не стану ни к чему принуждать ее. Иначе она побоится прийти к нам, когда испугана, а мы ведь не хотим этого.
— Мы не хотим?
Его губы тронула усмешка. Уголки рта поднялись.
— Да, мэм, мы не хотим. — Он притянул ее голову и поцеловал кончик носа. — Я вижу, что вам придется дать много уроков. Надеюсь оказаться хорошим учителем.
Мыльные пузырьки сверкали в солнечном свете, покрывая пальцы Кэйт. Они напоминали ей искорки в глазах Зака. Она подняла руки к окну и посмотрела на них, любуясь радужными оттенками пены. Почему такое же она видела в его глазах? Будто там прятались сотни мерцающих огоньков?
Ее взгляд упал на свадебное колечко. Сейчас казалось, будто оно усыпано бриллиантами, но она знала, что время заставит его потускнеть.
— У тебя красивые руки!
Этот глубокий голос заставил ее сердце затрепетать. Она так испугалась, что сердце у нее громко заколотилось. Большие руки обняли ее.
— Зак! — пролепетала она.
— Ты красива во всем!
Его губы прижались к ее затылку. Она чувствовала тепло его дыхания.
— Я не хотел напугать тебя. Просто подумал, что, пока ты моешь посуду, я мог бы поиграть в учителя.
— У-у-чителя?
— Сегодня я хочу, чтобы ты поняла смысл одного — старого понятия.
— В самом деле?
Взволнованная его близостью и шутливым тоном, она попыталась освободиться из его рук. В его силе была такая надежность, противостоять которой она не могла. Она уже знала, что ей не вырваться из его рук, хотя ему для этого не надо было даже напрягать мышцы.
— Г-где Миранда?
— Я поручил ей строить соломенный домик возле конюшни, — сказал он, улыбнувшись. — Много лет тому назад мой отец поручал мне строить такие домики. Я все не понимал, зачем он меня этому учит? Теперь-то я знаю, зачем.
По ее спине пробежала дрожь. Настойчивость его губ успешно преодолевала ее страх. Такие мягкие и твердые, такие упругие и требовательные.
— Зачем же это было нужно?
Он отыскал крошечную родинку на ее шее и мягко прикусил ее зубами. Это заставило ее вспомнить прошлую ночь, и горячая волна вдруг залила ее.
— Полагаю, он хотел удалить меня на часок, чтобы иметь возможность хорошенько помучить маму, пока она готовила завтрак, — ответил он отрывисто. — Есть что-то привлекательное для мужчины в женщине, готовящей пищу. — Руки его скользнули по ее бокам.
—Это, видимо, потому, что она не может сопротивляться с мокрыми руками.
Кэйт почувствовала, что она уже не способна бороться и с сухими руками.
— Она может прийти.
— А может и не прийти! — смеясь, отозвался он. — Мы решили, что она построит домик из семи комнат. Это займет много времени, особенно если Ноузи будет помогать ей. Кстати, если она придет, мы услышим. Мы все успеем.
— Успеем — что? — удивилась она. Его руки между тем добрались до ее груди.
— Боже, Кэти, как ты прелестна! Я хочу почувствовать каждый дюйм твоего тела от пяток до затылка.
Кэйт вдруг стало трудно дышать. Она потянулась за полотенцем, но так и не успела снять его.
— К-как ты строил соломенный домик?
— Медленно, — простонал он, — очень медленно. Он повернул к себе ее голову, впился губами в ее губы, скользнул вниз по нежной шее, расстегнул ворот.
— Расслабься, Кэти, я сыт после завтрака и не съем тебя.
— Кэйт!.. — поправила она.
— А что ты имеешь против того, чтобы я называл тебя Кэти?
Она жадно хватала воздух. Он так странно действовал на нее, что сердце рвалось из груди, а колени дрожали. Ее тело отзывалось на его прикосновения, пронизанное мощными импульсами.
— Кэти—детское имя, оно для малышки, и… — она наклонила голову, избегая его губ, — мне нравится, когда меня зовут Кэйт.
— А для меня ты—Кэти, — шепнул он, и его пальцы соединились посередине ее груди. — Маленькая и прелестная Кэти, моя девочка. Ты можешь быть Кэйт для кого угодно, но для меня ты всегда будешь Кэти. Вот так я думаю, и не считай, что это когда-то изменится.
Кэйт дернулась, пытаясь отстранить от него шею, но он был настолько выше ее, что попытки ускользнуть от него не имели смысла. Зак придерживал ее плечи, а его руки расстегивали пуговки воротника.
— Что ты делаешь?! Он со смехом ответил:
— Никогда в жизни я не был так очарован женскими пуговками.
Перед ее платья распахнулся.
— Закария! Ведь белый день на дворе!
— Вот именно!
Держа Кэйт за плечи, он повернул ее к себе лицом и покрыл поцелуями все места, которых прежде касался пальцами.
Горячо и жадно его рот прижался к ее груди. Жар, охвативший ее живот, словно свился в узел и опустился вниз, вызывая боль там, где сходились ляжки.
— Я тебя люблю! — повторял он с нарастающей силой. — Я понял это с первой секунды, когда увидел тебя. Я тебе это уже говорил?
Кэйт мигала, но перед глазами ее все расплывалось в неясных бликах.
— Н-нет… Д-да… Я… Я не помню…
— Ладно! Я говорю тебе это теперь. Я хочу, чтобы ты вспоминала об этом, как только проснешься, и повторяла это, когда будешь засыпать. Сделаешь так?
— Попробую.
— Когда я вытащил Миранду из колодца, ты сказала, что я могу требовать от тебя все, что пожелаю. Так вот мое желание: помни всегда, что я люблю тебя. Что я люблю и Мэнди. Я никогда не причиню зла ни тебе, ни ей. Я хочу, чтобы ты наконец поверила в это.
Кэйт чувствовала, как он хочет ее, — по напряженным мускулам его рук, по сильным ударам сердца. Ноги не держали ее, она схватилась за край перегородки, чтобы не упасть. Что же с ней происходит?
— Зака-ария!..
Он расстегивал пуговицы, продолжая целовать ее. Ее соски напряглись так, словно, долго стиснутые тугой тканью, теперь освободились. Быстро и умело он освобождал ее от резинок и подвязок, спуская одежды к болезненно томящему ее месту, как будто точно знал, чего хочет ее тело.
— Зак-а-а-рия!
Лифчик и сорочка упали куда-то вниз. Кэйт задыхалась от его ласки и прикосновений губ и языка. Весь мир превратился в горящую точку, и эта точка опустилась вниз. Он прижался лицом к ее груди. Ищущие руки скользнули вниз по ее животу. Кэйт инстинктивно оттолкнула его.
— Не надо, — шепйул он. — Доверься мне. Только на этот раз. Я обещаю тебе, ты не пожалеешь!..
Довериться ему? В памяти всплывало тяжелое и мучительное. Сколько раз Джозеф именно здесь загонял ее в угол. О том, что происходило потом, жутко вспоминать.
— Я же ничего такого не хотела! — защищалась она. — Я не хотела тебя возбуждать!
— Конечно нет! — ответил он. — Я же говорил, тебе достаточно находиться в одной комнате со мной…
— Я думала только о том, как получше приготовить обед.
— Конечно! Именно в эти минуты ты неотразимо привлекательна. Я не могу противиться желанию, но беру всю вину на себя.
Его уверения не могли рассеять воспоминаний о прошедших годах. Охваченная паническим страхом, она воскликнула:
— Нет, пожалуйста, не надо.
Он остановил ее. Ласковые и сильные движения отняли у нее остатки воли. Кэйт почувствовала, как он снимает одежду, поднимает ее юбку. В воображении вдруг всплыло лицо Джозефа.
— Закария?!
Его широкая теплая ладонь проникла между ее ног.
— Не бойся, Кэти, — отрывисто шепнул он. Новая волна страха обдала ее. Пальцы Кэти впились в дерево. Он старался успокоить ее, нежно целуя шею и грудь, прижимаясь губами к напряженно пульсирующей жилке. По неистовому ритму пульса он понял, каким страхом она охвачена.
— Обещай, что не станешь злиться! — шептала она.
— Детка, милая! Да разве я способен злиться на тебя! Обещаю тебе! Если хочешь, поклянусь на твоей Библии… Ты прекрасна и мила мне, и ничто в мире не может этого изменить!
Зак продолжал целовать ее, и она с удивлением чувствовала, как смягчается ее душа, а тело само собою приникает к нему.
— Ты само совершенство! Ты совершенна во всем. Я хочу тебя всем своим существом. Ты боишься, что я обозлюсь? Да я буду счастлив! Ты дашь мне счастье!
Как будто электрический ток пронизал ее. Кэйт сжалась от этого ощущения.
— Что это? Зак, не делай так, пожалуйста…
Он снова легким движением коснулся самого чувствительного места.
— Расслабься, Кэти, девочка… И пошли к чертям все рассуждения о похоти. Уверен, ты даже толком не знаешь, что это значит…
Кэйт почувствовала, что уже не владеет собой. Она сделала отчаянную попытку отстранить его руку, но задравшаяся юбка помешала этому. Он продолжал ласкать ее, и постепенно рассеивались мысли о том, что казалось ей правильным. Ее ноги обмякли, тело ослабело, ее поддерживала только его сильная рука.
— Как может такое чудо быть безнравственным? — спросил он. — Если мужчина и женщина любят друг друга, все, что они делают во имя любви, прекрасно, естественно и свято! Это завещано нам Богом.
Его ощущения передались ей, и она вскрикнула. Мыльные пузыри! Радужные блики заплясали перед ее глазами. Он подчинил ее волю себе, и Кэйт изогнулась в его руках, чувствуя, как внутри ее бушует пламя, охватившее все тело. Она ослабела и упала бы головой в тазик с мыльной водой, если бы его сильная рука не поддержала ее.
— Это, — шептал он, — и есть то, ради чего стоит жить. Я готов прозакладывать голову, что ты испытала это впервые. Джозеф, упокой Господь его ничтожную душу, был просто сумасшедший. И, будь он еще жив, я сам послал бы его в ад за то, что он сделал с тобой.
Кэйт с трудом улавливала смысл его слов, понимая лишь то, что он сердится на Джозефа. Она чувствовала только одно— силу и нежность Зака. Как мало времени прошло с тех пор, как она оттаяла в его объятиях. Теперь же она растворилась в нем совершенно.
Медленно, шаг за шагом, к ней возвращалось чувство реальности. Окоченевшая, она увидела себя перед залитым светом окном. Тазик, полный мыльной воды. Грязные миски. Лифчик, спущенный до пояса. Никогда еще мужчина не заставал ее в таком положении. Зак стоял рядом и смотрел на нее. Она хотела прикрыться одеждой, но он все еще ласкал ее обнаженное тело. Одна рука нежно держала ее между ног.
Волна унижения захлестнула ее.
— Закария! Ведь сейчас ясный день! — закричала она.
— Ну да, ты уже говорила это, так оно и есть. Охваченная тревогой, она отпрянула от него.
— Это неприлично!
— Нет, это прекрасно! — пробормотал он. — Ты прекрасна! Ты так красива, я люблю тебя, Кэти! Особенно когда держу тебя в своих руках. Жизнь стала бы адом для меня, если бы я не смог прикасаться к тебе. Не забывай этого!
Кэйт встрепенулась, смутно расслышав, как хлопнула задняя дверь. Зак тоже напрягся и произнес.
— Черт возьми!
Он сам поспешил надеть на нее лифчик и сорочку. Потом нагнулся, подбирая штанишки, лежащие у ее ног, но натянуть их она не успела.
Кухонная дверь распахнулась.
— Стой неподвижно, я ее уведу, — шепнул он.
— Мой дом развалился! — кричала Миранда. — Пойдемте же! Его надо поставить снова! Вы поможете мне?
Кэйт оперлась о перегородку. Она чувствовала себя такой слабой, что боялась упасть, когда Зак отпустил ее.
— Конечно, я помогу тебе! Домики не должны падать, — говорил он, подходя к ней.
«Окаянный дом, — думала Кэйт. — Чтоб ему!» Ее штанишки болтались возле колен. Едва она шевельнулась, шелк скользнул по ногам и упал вниз. Она бросила на Зака ужасающий взгляд. Ей оставалось только молиться, чтобы юбка скрыла ее позор.
— Мама! Пойдем с нами! Это очень весело!
— Нет, нет, солнышко, я потом приду, — невнятно говорила Кэйт, — вы вдвоем там пока поиграйте…
Зак понимающе посмотрел на нее.
— Я вернусь, и мы продолжим наш разговор попозже.
Окаменев от того, что произошло между ними, Кэйт увидела, что он уводит Миранду из кухни, разговаривая с ней как ни в чем не бывало.
«Попозже? Он вернется к ней попозже?» Она не знала, что делать, — плакать или смеяться, но потом решила, что у нее нет сил ни на то, ни на другое.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аромат роз - Андерсон Кэтрин



Понравилось.
Аромат роз - Андерсон КэтринЛора
13.01.2012, 5.26





ochen interesno
Аромат роз - Андерсон Кэтринyana
12.12.2012, 6.34





zamechatelny roman!
Аромат роз - Андерсон Кэтринyana
13.12.2012, 9.18





poluchila ogromnoe udovolstvie ot romana.
Аромат роз - Андерсон КэтринLyudi
24.12.2012, 13.45





Очень интересный роман. Затрагивает реальные проблемы, кот. часто встречаться.. Я даже всплакнула...
Аромат роз - Андерсон КэтринМилена
17.01.2013, 21.08





Осилила кое-как 10 глав.Показался нудным и затянутым.Беспредметные длинные диалоги и действия:почти целую главу кормить бульоном!или разговаривать о пауках!Также не приемлю пафос,который хоть и незначительно,но присутствует.Но это все мое субъективное мнение.
Аромат роз - Андерсон КэтринГандира
16.04.2013, 9.25





Гандира- попробуйте Талисман этого автора.
Аромат роз - Андерсон КэтринМэл
16.04.2013, 10.07





Вначале все хорошо, а потом... Особенно суд. И как судья выносит вердикт и как разговаривает с девочкой. Ужас! В настоящей жизни никогда такого не было бы. И конечно перебор про ее бывшего мужа. Дочь ее вообще. Похожа на умственно отсталую. В ее возврасте так не разговаривают. Автор совершенно не понимает людей.
Аромат роз - Андерсон КэтринЕвгения
20.07.2013, 21.45





Не очень. Затянуто. ГГ героиня местами вообще бесит.
Аромат роз - Андерсон КэтринСветлана
27.08.2013, 12.55





Роман не понравился,зря потратила время...
Аромат роз - Андерсон КэтринСофия
22.10.2013, 17.34





Слишком затянуто,накручено.Еле дочитала,пропустив половину.Мне не понравилось.Ребенок в четыре года рассуждает как взрослый человек.
Аромат роз - Андерсон Кэтринтатьяна
15.12.2014, 20.49





Слишком затянуто,накручено.Еле дочитала,пропустив половину.Мне не понравилось.Ребенок в четыре года рассуждает как взрослый человек.
Аромат роз - Андерсон Кэтринтатьяна
15.12.2014, 20.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100