Читать онлайн Пикассо в придачу, автора - Андерсон Анита, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пикассо в придачу - Андерсон Анита бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пикассо в придачу - Андерсон Анита - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пикассо в придачу - Андерсон Анита - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Анита

Пикассо в придачу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Дни, предшествовавшие выставке Мервина, пролетели очень быстро. Наверное, благодаря последним интересным событиям. Хотя все эти неприятности мне уже поперек горла встали. Но некоторые положительные новости тоже были. Вот что написала мне мама:
«Милая Кэрон!
Извини, что не ответила на два твоих письма. Мы выиграли этот турнир. У папы все хорошо. У меня есть для тебя кое-какие известия: я читала о Басе в газете, он, кажется, собирается объединить свою фирму с другой компанией. Похоже на то, что эта игра продержит его в Нью-Йорке несколько недель. Я подумала, что тебе будет интересно это знать.
Целуем, мама и папа».
Какое облегчение! Вряд ли Бас стал бы разыгрывать фальшивое слияние компаний, чтобы ввести меня в заблуждение. Возможно, мои злоключения закончились? Да, слабая надежда. Наплевать. Даже Рим можно заново отстроить за несколько недель. И за это время на Баса может обрушиться небоскреб в Нью-Йорке.
Харви Харрис, как и обещал, вызвал меня поработать в бухгалтерии три дня. Он был счастлив, что я с таким вниманием выслушиваю его объяснения. Было очевидно, что он обожает свою профессию. Он действительно начал рассказывать мне о некоторых тонкостях своей работы, но потом явно стал красоваться. Удивительно, у него были копии секретных документов, которые посылали Мелоди. То ли мистер Чемберс рассылал их в качестве поздравительных открыток, то ли старина Харви такой хороший хакер, что у руководства «Майкрософт» давно должна была начаться мигрень. Очень сомнительно, что скромному бухгалтеру, как ему нравилось себя называть, предоставили право доступа к документам чрезвычайной важности.
Мне даже пришло в голову, что мистер Чемберс мог попросить Харви курировать мою работу, но, честно говоря, мой начальник был каким-то скользким. В фильмах про войну Харви играл бы предателя, который за сигарету и полплитки шоколада выдает государственную тайну. Не подумайте, что мне хотелось бы, чтобы в этом фильме его замучили до смерти, но было в нем что-то такое, из-за чего внутренний голос говорил: «Ох, не надо этого делать!», даже если ты просто упоминаешь, какой зубной пастой пользуешься. Лично мне он в принципе нравился. И я предпочитаю ту зубную пасту, которую обычно продают в супермаркете.
Мелоди была очень обеспокоена. Ничего страшного, конечно, но все эти мелкие неприятности повторялись слишком часто. И я, пожалуй, была согласна, что кто-то над ней измывался. Во-первых, недоброжелатель опять пролил кофе на ее письменный стол. Во-вторых, вытащил электрический шнур из компьютера – хотя, возможно, это сделала она сама или, по крайней мере, хотела сделать.
Дома я проверила информацию, которая находилась на дискетах, присланных Чемберсом, при помощи программ, оставшихся на моем ноутбуке еще с тех времен, когда я работала у Баса. Один компьютерный гений помог мне установить и научиться обращаться с ними, и я использовала это обеспечение, чтобы проверить бухгалтерские документы компаний, которые мы собирались покупать. Такая сложная многоуровневая проверка выявляет малейшие ошибки в отчетности. Ее результаты только подтвердили те выводы, к которым я пришла раньше, просмотрев бухгалтерские документы. Но теперь мне удалось выявить больше ошибок, и факт мошенничества был налицо.
Нужно было выяснить, кто имел доступ к системе. Этого списка на дискете, разумеется, не оказалось, и я не могла получить эту информацию, используя свой пароль. Впрочем, ничего страшного, Джим Чемберс может и сам определить это. Наверняка Мелоди шутила, когда говорила о компьютерах и мыльных операх. И поскольку никаких сведений от него больше не поступало, я подумала, что это просто небольшой антракт в захватывающей пьесе.
Однажды во время обеденного перерыва я ела сандвич за своим письменным столом и вдруг увидела Джеймса, который вел Мелоди под руку. Я быстро поднялась и взяла ее за руку. Вид у нее был плачевный, лицо побледнело, и она дрожала.
– Что случилось?
Мелоди только всплеснула руками и быстро вытащила пахнувший лавандой платочек, чтобы вытереть лоб. Я посмотрела на Джеймса. Он выглядел очень серьезным, но, когда она отворачивалась, корчил какие-то странные гримасы.
– Мелоди считает, что кто-то хотел столкнуть ее прямо под автобус. Получается, ее пытались убить. Прямо у нашего универмага. Кажется, она была на волосок от гибели. Я возвращался с обеда на работу из кафе, где у меня была деловая встреча, и вдруг увидел, что у магазина собралась толпа. Кто-то вызвал полицию. Но, несмотря на то что там было полно людей, никто, к сожалению, не видел, как на Мелоди напали.
– Джеймс, будь так добр, принеси ей чашку чая, а она пока расскажет мне, что произошло.
– Слава богу, что Джеймс подошел ко мне, – всхлипнула она. – Должна сказать, что я очень испугалась. Но он мне не поверил. И полиция тоже. Да никто мне не поверил. – Она высморкалась, а потом твердо сказала: – Это еще одно доказательство того, что в мире полно идиотов.
– Я верю вам, Мелоди. Так что же случилось?
– Все так и было, как рассказывает Джеймс. Я стояла на перекрестке и ждала, когда загорится зеленый свет. А затем кто-то с силой пихнул меня в спину, я споткнулась и упала, и если бы не ухватилась за мужчину с кейсом, то погибла бы. – Она испытующе посмотрела на меня. – Наверняка у меня на спине огромный синяк. Хочешь посмотреть?
– Я же сказала, что верю вам, Мелоди. Но почему это произошло? Кто мог это сделать?
– Ты веришь, что на автобусной остановке меня хотели убить, но почему-то не веришь, что кому-то хочется, чтобы меня уволили.
– Я просто пытаюсь понять, Мелоди. Мне кажется невероятным, что кто-то готов даже на убийство, лишь бы добиться вашего увольнения. Может, будете ходить обедать в нашу столовую вместе со мной и Флорой? Скорее всего, хотя бы несколько дней вам не стоит выходить на улицу без особой надобности.
– Учитывая то, что убийца работает со мной в одном магазине, безопаснее будет обедать в разных помещениях. Понимаешь меня?
Мелоди улыбнулась. А когда Джеймс принес ей чай, она уже была гораздо больше похожа на прежнюю себя. Правда, уже не мурлыкала свои песенки, когда печатала письма. Возможно, все дело в том, что кто-то хотел, чтобы она перестала фальшивить?


Мы с Флорой ушли с работы ровно в шесть, чтобы прибыть на выставку Мервина без опоздания. В автобусе мы стояли раскачиваясь и вцепившись в петли, которые свешиваются с потолка, и моя подруга поинтересовалась, что я собираюсь надеть сегодня вечером.
– Не знаю. Оденусь как обычно.
– Понятно. Впрочем, ты всегда одеваешься в одном стиле: сдержанная классика.
Я удивленно приподняла брови:
– Это что, намек на то, что я ношу слишком чопорную одежду?
– Что ты, нет конечно. Просто ты сама человек очень сдержанный. Например, кто бы мог подумать, что ты так быстро освоишься в бухгалтерии? А теперь ты там свой человек.
Мне не очень понравилось то, что сказала Флора. Могло создаться впечатление, что я похожа на Снежную Королеву, с которой когда-то жил Джеймс. Поэтому я сказала:
– Вообще-то у меня есть ярко-красный костюм. Честно говоря, у меня было полно одежды, но не так много поводов для того, чтобы наряжаться. Куда мне было идти в своих шикарных платьях? В магазин на углу, чтобы купить себе пакетик чипсов, – к сожалению, это было все, что я могла себе позволить. И то в самые удачные дни.
– Неужели? О, пожалуйста, надень его, Кэрон! Это ведь особый случай! И Мервин там будет.
– Возможно, я так и сделаю, Флора.
Мы вышли на остановке Тоттенхэм-Корт-роуд, чтобы пересесть на другой автобус. Поразительно, он подошел через минуту. Еще более ошеломляющим было то, что там были свободные места и мы с Флорой могли сесть рядом.
– А Джеймс уже вернулся в Лондон? Мервин был бы счастлив, если бы он тоже пришел на выставку.
– Он звонил вчера из Нью-Йорка. Так что, наверное, он все еще там. Кроме того, Мервину, в отличие от меня, не придется объяснять Джеймсу, что я там делаю, прохаживаясь под руку с Джеком Ховардом.
Флора усмехнулась:
– И что же это значит? Дружбе конец? Или ваши отношения перешли на новый уровень? Третья глава, страница сорок два?
С некоторым раздражением (честно говоря, я просто предпочитала не думать об этом) я сказала:
– Вовсе нет. Но даже другу может не понравиться, что ты выходишь в свет с его врагом. Ты сама говорила, что Джеймс и Джек друг друга терпеть не могут.
Флора улыбнулась:
– Это раньше так было. А теперь они просто ненавидят друг друга.
– А меня они, значит, перебрасывают взад-вперед, словно ручную гранату?
– Вот шуму-то будет, когда эта граната взорвется! – хихикнула Флора.
Я решила, что большинство гостей Мервина будут одеты в том же стиле, что и он сам: рваные джинсы, майки с забавными надписями и кожаные куртки-бомберы. Вряд ли в гардеробе Джека есть что-то подобное. Мне не хотелось, чтобы он чувствовал себя не в своей тарелке, потому что один явился в костюме. Ведь он же согласился прийти на эту выставку ради меня.
Большинство вернисажей, которые я посетила, проходили в будни – видимо, галереи пытались привлечь внимание уставших людей, возвращающихся домой с работы. На выходных все слишком заняты, чтобы посещать выставки. Поэтому они приходили в официальной одежде, в которой бывают на работе, хотя иногда и более нарядной, чем обычно. В общем, красный костюм подойдет.
Когда мы с Флорой подошли к дому, то сразу увидели маленькую коробку из цветочного магазина, стоявшую на пороге. На ней значилось мое имя. Я подняла ее, даже не озаботившись тем, что, возможно, ее прислал Бас. Я слышала о бомбах, которые присылают в обыкновенных конвертах, но о том, что их можно засунуть в букет, – никогда. Верхняя часть коробки была прозрачной, и я не заметила в ней никаких взрывоопасных устройств, там была только обычная карточка. На ней было написано: «Любимому человеку». И никакой подписи. В коробке был корсажный букетик – две роскошные гардении, украшенные лентами цвета слоновой кости.
Когда мы вошли в дом, Флора воскликнула:
– Этот Джек Ховард – настоящий джентльмен! Настоящий корсажный букетик! Подумать только!
– Ага. Настоящий джентльмен, причем старомодный. Придется прицепить эти цветы к платью, ничего не поделаешь.


Кто бы мог подумать, что эта красная юбка такая узкая и короткая! Впрочем, это ерунда. Надеюсь, Джек не воспримет это как недвусмысленный намек. Нас ведь будет окружать толпа народа, и мы пробудем вместе всего пару часов. Поскольку я заставила Флору надеть блузку с глубоким вырезом, мне пришлось сделать то же самое. Надеюсь, цветы будут отвлекать внимание от моего декольте, думала я, прикалывая букетик. Я встала на кровать, чтобы хорошенько рассмотреть себя в зеркало, и улыбнулась: ну, сегодня никто не назовет меня Снежной Королевой!
Эвелин явилась домой еще до того, как мы с Флорой успели улизнуть. Услышав, что мы говорим о выставке, она сказала, делая длинные паузы после каждого предложения:
– Желаю вам хорошо провести время. Ну а я останусь здесь. Ничего страшного. Я найду чем заняться. Буду помирать со скуки. Наряжаться в старое тряпье. Сражаться с мышами и пауками.
– Хватит, Эвелин, – забеспокоилась Флора. – Пойдем с нами. Только тебе придется снять этот спортивный костюм. И мне нужно выйти пораньше, потому что меня попросили разлить вино, которое будут подавать вместо угощения.
– Я ухожу через десять минут, Эвелин. Я была бы очень рада, если бы ты тоже пошла со мной.
– Ну, тогда подождите меня! Мне потребуется меньше времени, чем для приклеивания накладных ресниц! А зачем ты прицепила эти забавные цветочки?
– У нее свидание, Эвелин. А эти прелестные цветы она получила в подарок. Вот тебе приглашение. Приходи когда хочешь. Мервин будет рад тебя видеть. Мы все будем рады, я имею в виду.
Слишком поздно я поняла, что совершила ошибку, вырядившись в этот костюм. У Джека был такой вид, будто он умер и потом обнаружил, что рай ничем не отличается от борделя. Он попытался протиснуться внутрь, чтобы пропустить стаканчик перед выставкой, но я подрезала ему крылья. Когда мы шли к его машине, он обнял меня за талию. Видимо, ему была необходима специальная подставка, чтобы передвигаться. Я-то думала, их используют только престарелые. У него была великолепная машина: «ягуар» с открытым верхом (современная версия модели начала века). Наши колени соприкасались, когда мы сидели в машине. Запах его одеколона и моих духов навевал мысли о райских кущах. Я чувствовала себя просто прекрасно.
Заводя машину, Джек сказал, что я замечательно выгляжу.
Больше всего мне хотелось ответить: «Благодарю вас, господин Ховард», чтобы исключить даже намек па интимность. Он был больше похож на влюбленного маменькиного сынка, чем на расчетливого и хладнокровного бизнесмена. Флора умерла бы со смеху.
Он так быстро несся по улице, подрезая и обгоняя другие машины, что у меня волосы стали дыбом.
– Ты получила цветы, которые я тебе посылал?
– Конечно. Я же прикрепила их к платью.
Он быстро взглянул на меня, а потом сказал:
– Очень красиво. Но я имел в виду тот букет, который тебе послал я.
Видимо, это Джеймс прислал мне корсажный букетик.
– Ты же и так знаешь, что мне принесли твой букет. Об этом вся компания знает.
– Я надеялся, что они тебе понравятся. Хотя и не был уверен: вдруг ты предпочитаешь более скромные букеты? Или, скажем, большие кактусы. Между прочим, продавец в цветочном магазине советовал мне послать тебе парочку.
Я рассмеялась, но быстро осеклась. Джек не шутил. Мало того, он даже не понял, что флорист просто посмеялся над ним. Да, нельзя сказать, что у Джека хорошее чувство юмора – оно может поместиться в яичной скорлупе, честное слово.
– Это было очень мило с твоей стороны, Джек. Но, пожалуйста, не делай этого больше, прошу тебя. В отделе сразу всё поймут.
Он выглядел разочарованным.
– Я просто хотел напомнить о себе. Несколько недель – это довольно большой срок. Я заметил, что ты предпочитаешь писать записки, поэтому решил, что звонить тебе не стоит. – Джек замолчал на секунду: машина резко дернулась, чтобы свернуть за угол. Потом он рассмеялся: – Ладно, честно говоря, дело в том, что я хотел произвести на тебя впечатление. Кажется, мне это не удалось. Что ж, начнем все сначала?
– Согласна. – Скажу Флоре, что Джек собирается вернуться на титульный лист.
– Кроме того, Кэрон, мне наплевать, если все будут знать о моих чувствах. Ты не похожа ни на кого из тех, кто работает в «Чемберс Эмпориум». Наверное, иногда я бываю самонадеян. И ты была первым человеком за долгие годы, который одернул меня. Помнишь, в пабе? А твое письмо с извинениями? Да, я это заслужил.
Я пришла в ужас от мысли, что его следующей фразой будет: «А ты заслужила такого мужчину, как я» – и поэтому быстро сказала:
– Ого! Да мы уже приехали. Вот это скорость!
– Могу ехать еще быстрее, если хочешь. Мы, кажется, немного опаздываем.
Выставка проходила па огромном товарном складе в Камден-Тауне.
type="note" l:href="#n_11">[11]
Видимо, там хранился антиквариат: в помещении в беспорядке стояла красивая старинная и просто старая мебель. Стены были задрапированы материей: на них висели работы Мервина. Но все это я разглядела далеко не сразу, потому что в этой комнате собралось сотни две человек, не меньше, и поэтому я не могла видеть дальше чем на несколько сантиметров.
Мервин встречал нас у входа. Его приветствие было довольно манерным: как и положено художнику, он просто поцеловал воздух над каждым моим ухом, а потом пожал руку Джеку Ховарду. Забавно? Мервин трясет руку человека в классическом костюме. Он был явно изумлен, увидев вице-президента. А Джек представился ему по всей форме, видимо, он и понятия не имел, что тот работает в «Чемберс». Мы вошли в зал, и Мервин прошептал мне на ухо: «А я-то думал, что Т. 3. К. – это подпись члена королевской фамилии».
Мы столкнулись с Флорой, которая держала в руках бокал вина.
– Это для Мервина, – пояснила она, – надеюсь, он еще не успел добраться до горячительных напитков. Добрый вечер, Джек.
– Привет, Флора. Рад тебя видеть.
Я повернулась к Джеку. Он, можно сказать, приклеился к моему бедру. Впрочем, наверно, это произошло, когда мы налетели на Флору.
– Джек, ты такой высокий. Посмотри, нет ли здесь поблизости столика с закусками? А я подожду тебя здесь, если не возражаешь.
Он понял намек. Хороший мальчик. Я повернулась к Флоре и отчаянно зашептала:
– Не упоминай при Джеке о цветах, которые мне сегодня прислали. По-видимому, они от Джеймса. И еще, пожалуйста, не оставляй меня с ним наедине! Я понимаю, ты хочешь пообщаться с Мервином, но все же…
– Ничего. Я решила последовать твоему совету. Помнишь, ты говорила, что нельзя выглядеть слишком доступной? Я просто стараюсь чаще попадаться ему на глаза, чтобы он не забыл о моем существовании. Знаешь, Кэрон, ты выглядишь потрясающе! После этой выставки Джек почувствует, что он оказался в первой главе продолжения романа. Он просто истекает слюной!
– Что же мне делать, Флора? Не могла же я нарядиться в мешок из-под муки. Понимаешь, я думала, он будет единственным человеком в классическом костюме, и поэтому оделась соответственно, чтобы он не чувствовал себя неловко.
– Да, друзья Мервина одеты без затей. Хотя некоторые выглядят так, что если бы они пустили шляпу по кругу, им бы наверняка пожертвовали несколько монеток. Заметила? Скорее всего, это просто имидж такой. Спасибо за твой совет, Кэрон. Я рада, что надела эту блузку с глубоким вырезом. Раньше я бы не отважилась этого сделать, а теперь чувствую себя просто прекрасно! И, слава богу, я не перестаралась. А эти девицы из бухгалтерии похожи на новогодние елки.
Джек принес вино, и мы стали прогуливаться по залу, стараясь рассмотреть картины. Мервин рисовал в современной манере: на некоторых его работах были изображены многоцветные фейерверки и загоревшиеся дома. Возможно. Другие не были такими новаторскими. Мне они очень понравились. С огромным облегчением я заметила, что на некоторых рамах были красные точки в левом нижнем углу. Именно эти картины продавались. Среди них была парочка, от которой меня бросало в дрожь, но в основном это были работы, на которых было изображено что-то знакомое.
Я с восхищением рассматривала небольшой морской пейзаж, исполненный в импрессионистской манере. Казалось, глядя на эту картину, слышишь, как бушует шторм, а на коже чувствуешь соленые брызги. К нам подошел Мервин.
– Ты замечательный художник, – похвалила его я, и тут с ужасом увидела Джеймса, который, любуясь его работами, медленно приближался к нам. Не думаю, что галлюцинации могут начаться после пары глотков вина. Откровенно говоря, в этот момент мне было бы приятнее повстречать розового слоника, чем своего старого друга. Нет, к сожалению, это не галлюцинация. Джеймс выглядел совсем как настоящий, а Джек был слишком большим, чтобы я могла упрятать его в свой ридикюль. Мервин усмехнулся:
– К сожалению, мне приходится рисовать и другие картины, чтобы угодить критикам и чтобы мне дали возможность устраивать выставки. Но традиционная живопись продается с большим успехом. Надеюсь, люди не думают, что мои работы безнадежно устарели. Возможно, мне действительно лучше засовывать мертвых овец в аквариум, ведь это, кажется, теперь модно.
– Думаю, ты должен рисовать только то, что тебе хочется, – прошептала Флора. – Я как раз вчера вечером читала об этом в одной книге. И я в это верю.
Мервин так широко улыбнулся, что у моей подружки, наверное, закружилась голова.
Как обычно, она помогала мне изо всех сил. Флора сдержала обещание: она постоянно вертелась около меня и Джека. Он обращался с ней очень вежливо, мило шутил и поддразнивал ее, но ему никак не удавалось от нее избавиться. Наконец он повернулся ко мне:
– Ну что, Кэрон? Не пора ли нам уходить? Я заказал столик в ресторане.
Я собиралась сказать, чтобы он шел один, раз уж так проголодался.
– Мы пробыли здесь всего пять минут, Джек. Разве ты не хочешь купить картину на память?
– Ээ… Да, конечно. К кому мне обратиться?
– А какую картину ты выбрал?
– Да мне все равно. Ох, извини. Может быть, ты мне поможешь?
Флора быстро сказала:
– Тут есть одна потрясающая картина. Называется «Шишка». Вероятно, она одна из самых дорогих, но именно она дает наиболее полное представление о творческой манере Мервина.
Вот молодец! – подумала я. А Джек сказал:
– Прекрасно. Спасибо тебе большое, Флора. Возьми, пожалуйста, мою кредитную карточку и, будь так добра, позаботься о том, чтобы эту работу не перехватил кто-нибудь другой. – Он всучил ей свою кредитку.
Мы проталкивались через толпу, и Джек положил мне руку на плечо:
– Ну вот, так-то лучше. Давка очень действует мне на нервы, но даже ее можно использовать в своих целях.
Я очень боялась, что Джеймс нас увидит, поэтому извивалась как уж на сковородке и пряталась за Джеком. В помещении было очень жарко и душно. Я сняла пиджак. Вице-президент положил руку на мое обнаженное плечо.
– Здесь так холодно! Я, пожалуй, надену пиджак. Ты не мог бы принести мне еще вина?
Он взял меня за руку и потащил в сторону:
– Бар находится вон там, насколько я помню.
– Но, Джек, не мог бы ты сам сходить за вином? Пожалуйста. А я пока поищу картину, которую ты купил. – Он не проявил особого рвения. – Знаешь, это очень благородно с твоей стороны, купить работу Мервина. Теперь все узнают, что ты коллекционируешь предметы искусства и оказываешь поддержку тем, кто работает в нашей компании. Отличный рекламный ход. Весь наш отдел явился на эту выставку. Ты знаешь об этом?
– Нет, честно говоря, я об этом не знал.
Он улыбнулся, как истинный вице-президент, и стал продвигаться к барной стойке. Ну и хорошо, пусть больше думает о работе. Я стала пробиваться через толпу, приветствуя коллег. Мне нужно было найти Джеймса и поговорить с ним, пока не появился Джек по прозвищу Суперклей.
Увидев Мервина, я шепнула:
– Джек Ховард покупает одну из твоих картин. Но если ты кому-нибудь скажешь, что мы приехали вместе, то он вернет ее обратно, обещаю. Если только прежде я не убью его.
Художник улыбнулся:
– Никому не скажу. В офисе я в основном слушаю, а не болтаю. Спасибо, Кэрон, что продала ему картину.
– Вообще-то, это сделала Флора.
Мервин опять улыбнулся. Наклонившись поближе, он сказал:
– Сюда идет Джек, так что тебе лучше уйти. – И, усмехнувшись, добавил: – Я провожу его к выходу. Так что у тебя будет передышка.
Я быстро повернулась и столкнулась нос к носу с Джеймсом. Он был одет в брюки цвета хаки и куртку-бомбер. Выглядел он очень сексуально.
– Кэрон!
– Джеймс! А я и не знала, что ты здесь будешь. Почему ты мне не сказал?
– Я и не собирался на эту выставку. Но Джим Чемберс старается появляться на всех мероприятиях, которые имеют какое-то отношение к работникам нашей компании. К сожалению, сегодня он не смог прийти и попросил меня сходить вместо него, поэтому я вернулся из Нью-Йорка раньше, чем планировал.
Он наклонился, поцеловал меня в щеку и дотронулся до моей руки. Я видела, как Мервин ведет Джека к выходу, и чувствовала себя так, словно пытаюсь пересчитать деньги под матрасом, в то время как налоговая полиция ломится в дверь.
Джеймсу удалось использовать толкотню еще лучше, чем Джеку. Он продолжал болтать, а меня пихали со всех сторон, и я то и дело налетала на него.
– Я звонил тебе, когда прилетел. Здорово, что мы здесь встретились! Ты выглядишь просто чудесно. Мне нравятся эти цветы. Как они называются?
– А ты разве не знаешь?
Неужели Джеймс просто приказал прислать мне «какие-нибудь цветочки, ну, вы знаете, типа ромашек»?
– Плита в курсе названий всех цветов. Но когда она начинает учить меня, все они мгновенно вылетают у меня из головы. Смотрится очень мило: такой слегка старомодный корсажный букетик и ультрамодный костюм. Красиво.
– Спасибо.
Так. Если Джеймс и Джек не посылали цветы, значит, это сделал Бас. Наверняка он упрятал в этот букетик пузырек с цианидом калия, и если я столкнусь с кем-нибудь, он разобьется, и я умру, вдохнув ядовитые пары. Наверняка я уже надышалась ими и уже наполовину мертва. Просто почему-то не чувствую этого. Кажется, Джеймс что-то сказал.
– Не позволите ли вы, о прекрасная леди, сопроводить вас на ужин, после того как бал будет окончен?
– Ой, Джеймс, посмотри, какая прелестная маленькая картинка! Давай подойдем поближе. Вон там, видишь?
Я попыталась незаметно снять с себя букетик. Я была похожа на человека, который наконец-то нашел в пустыне оазис, но не мог к нему подойти, потому что в песчаных барханах прятался шакал. А второй хищник наблюдал за несчастным со стороны.
– Да, конечно. О какой картине ты говоришь? Я чуть не воскликнула, что это не имеет никакого значения.
– Пойдем. Я тебе покажу.
Мы пошли вперед, и Джеймс повторил свое приглашение.
– Знаешь, когда ты начинаешь говорить о балах и красавицах, ты становишься похож на Золушку. Почему бы нам не встретиться в полночь?
Джеймс рассмеялся:
– И что мы будем делать в полночь? Есть сандвичи из тыквы? Мы уже были на пикнике, Кэрон. Теперь моя очередь выбирать.
Мы оказались в укромном уголке. Люди продолжали толкать нас, и это было прекрасно, потому что они толкали нас по направлению друг к другу. Честно говоря, мне это очень нравилось. Да и Джеймсу тоже. Было здорово стоять вот так, обнимая моего друга за талию и чувствуя его руку на своей. Мы внимательно смотрели на стену, хотя это могло показаться со стороны довольно странным, потому что как раз на этой стене не висело никаких картин. Я как будто случайно уронила цветы, но Джеймс заметил это и поднял их:
– Держи, Кэрон. Позволь мне самому прикрепить этот букетик.
– Нет! То есть не надо, спасибо.
Я схватила букетик и спрятала его за спину.
– Знаешь, Кэрон, раньше я ненавидел давку, но теперь она нравится мне все больше и больше.
Он рассмеялся и взъерошил мне волосы (той рукой, которая не лежала у меня на талии).
– Когда тебе надоест смотреть на эти картины? То есть я хотел сказать, когда ты собираешься уходить? Ты ведь пришла сюда одна?
Мне стало не по себе: я заметила, что Джеку удалось отделаться от Мервина. Наверное, он его за руку укусил. Мой высокопоставленный поклонник был уже близко.
– Джеймс, не хотел бы ты выпить вина? Лично я – с удовольствием.
Так же как и его неприятель, Джеймс схватил меня за руку, чтобы подвести к барной стойке. Натренировали их там, что ли, на последнем этаже…
– Нет, я, пожалуй, останусь здесь. Хочу еще немного полюбоваться этой картиной.
Он посмотрел на пустую стену:
– Ясно. Наверное, я плохо разбираюсь в современном искусстве.
Мой друг побежал за вином, по пути врезавшись в Джека. Они холодно приветствовали друг друга: ни дать ни взять встреча Пломбира и Сахарной Трубочки!
Я пошла поискать Флору.
– Представляешь, Джеймс не посылал мне эти цветы! Так что это Бас!
Она внимательно всмотрелась в мое лицо:
– И как ты себя чувствуешь? Нигде не жжет? Не тошнит? Опухолей никаких не появилось?
– Флора, я еще не умерла, мы же разговариваем! Но мне нужно избавиться от этих идиотских цветов!
Я огляделась вокруг и со вздохом облегчения сказала, указывая на стену:
– А вот и мусорная корзина!
– Вообще-то это одна из работ Мервина. Дайка мне цветы. Я их сама выброшу. У барной стойки есть урна. – Она осторожно взяла букетик, держа его за одну из ленточек.
Я глубоко вздохнула и попыталась успокоиться. Джек протянул мне бокал с вином. Мне показалось, что что-то в его поведении изменилось. Может быть, из-за того, что в зале было полно сотрудников «Чемберс Эмпориум»? Он улыбнулся мне и заметил:
– Извини, наверное, тебе показалось, что я слишком тороплю события.
– Да, правда. И мне это не понравилось. – Я улыбнулась, чтобы смягчить впечатление от своего довольно резкого замечания.
– Я не подумал об этом. Просто я был поражен, когда увидел тебя в таком наряде. Он совсем не похож на те строгие костюмы, которые ты обычно носишь. Выглядишь просто изумительно.
Теперь Джек стоял на почтительном расстоянии (сантиметров восемь). Я поблагодарила его. Он пригубил вино и улыбнулся мне, глядя поверх бокала. Признаюсь, он показался мне очень красивым. По крайней мере, это становилось заметным, когда он стоял достаточно далеко от меня, чтобы я могла сфокусировать на нем взгляд. С другой стороны, тигры тоже казались мне очень красивыми, но мне бы и в голову не пришло приглашать их к себе домой.
– Знаешь, Кэрон, я бы не хотел, чтобы наша история была похожа на короткую песенку, записанную на дешевую аудиокассету.
– Ты бы предпочел, чтобы она была похожа на концерт, записанный на компакт-диск?
– Нет. Я бы предпочел радиостанцию, которая вещает круглосуточно. И еще хорошо бы, чтобы ей владела Би-би-си: хочу быть уверенным, что эта станция никогда не разорится.
Он все больше напоминал мне человека, с которым я разговаривала в кабинете после того, как он получил мое письмо с извинениями. Надеюсь, таким он и был. И останется в течение ближайших двадцати лет. Или еще хотя бы несколько минут, пока не появится Джеймс.
Я подумала, что мне удался ловкий ход, благодаря которому получилось усмирить Джека. Но потом я сорвала банк! Вдруг мы увидели бухгалтерию чуть ли не в полном составе. Девицы стали кружиться над Джеком, словно стервятники. Одна из них легонько подтолкнула меня локтем и дружелюбно сказала:
– Слушай, ты уже поговорила с ним, так? Не пора ли тебе смыться, а? Понимаешь, ты свой шанс уже использовала.
Я рассмеялась:
– Да, пожалуйста. Я просто подогрела его для вас.
А что, разве не так? Я отошла от них, а когда оглянулась, то увидела, что даже миссис Браун крутится возле Джека. Впрочем, она делала это с присущей ей интеллигентностью.
Потом поверх голов я увидела Эвелин. Ее было невозможно не заметить, знаете ли. Когда я подошла к ней, Флора уже стояла около нее и протягивала бокал с вином.
– Слушай, Эвелин, – обратилась я к ней. – Тут есть один парень… Вы просто созданы друг для друга. Он высокий, симпатичный, богатый блондин. Не женат. Кроме того, он, кажется, сексуальный маньяк.
У Эвелин был недоумевающий вид.
– Вы что? Я же вроде должна была остерегаться этого парня и сказать вам, если увижу его.
– Да нет же! Это не Бас. Его зовут Джек Ховард. Флора тоже думает, что он очень милый. Так ведь?
– Это точно. Знаешь, Эвелин, он очень завидный жених.
– Же-е-ених? А что это вы обе так расщедрились? Он что, пользуется дешевым дезодорантом? Или, может, ест чеснок по утрам? Вы, пожалуйста, не забывайте, мы вроде как подруги.
– Именно поэтому мы и хотим познакомить тебя с ним. А вообще, смотри сама.
– Ну-ка, покажите мне его. А потом я решу, подходит он мне или нет.
– Вон он, – сказала Флора, указывая на Джека. – Тот, которого со всех сторон окружили девицы.
– И это вовсе не собрание Британского клуба любителей чеснока, Эвелин.
Она улыбнулась:
– Подходит. Йе-е-ес!
Мы подошли к Джеку, который находился в тесном кольце окружения.
– Только смотри, не дави на него, Эвелин. Не надо его пугать.
– Не похоже, что его легко испугать, но было бы забавно попробовать, – усмехнулась наша подруга.
Я познакомила ее с Джеком, пояснив, что мы живем в одном доме. Не знаю, то ли он влюбился в нее с первого взгляда, то ли просто хотел угодить мне, но приветствовал он ее широчайшей улыбкой. Мы с Флорой быстренько смылись. Наши коллеги проводили нас негодующими взглядами. А Эвелин взяла Джеймса под руку и отвела его в сторону. Ни одна из присутствующих на выставке дам не выказала желания спорить с ней по этому поводу.
Едва я успела опять подойти к голой стене, как Джеймс схватил меня за руку. Он протянул мне стаканчик с вином, и только тут я заметила, что по-прежнему держу в руках бокал, который принес мне Джек. Джеймс тоже заметил это и ухмыльнулся:
– Я так и думал, что этот шельмец ищет тебя. Ну, ничего, больше он не будет тебя беспокоить. – И, отхлебнув вина, добавил: – Мне только и нужно было что сказать нашим девицам, что он тоже пришел на выставку.
Что ж, здорово, ничего не скажешь! Заметив мою реакцию, Джеймс радостно улыбнулся:
– Он похож на навозного жука, который копается в удобренной, так сказать, земле. Так что неудивительно, что вокруг него расцветают прекрасные цветы!
– Знаешь, Джеймс, я пообещала Флоре и Мервину оставаться здесь до самого конца. Может, ты поедешь пока домой, а потом заедешь сюда еще раз?
– И чем прикажешь заняться дома? Переодеться в более удобную одежду?
Мы засмеялись. Потом Джеймс сказал:
– Впрочем, я мог бы распаковать вещи, прежде чем Плита засунет в них свой любопытный нос.
– А что, ты спрятал кого-то в чемодан?
Джеймс немного покраснел.
– Ну, я привез тебе маленький подарок. А Плита может решить, что это для нее. Или конфисковать его на тот случай, если решит, что он предназначен для кого-то другого.
Я проводила его к двери. Надеюсь, он подумал, что выражение дикого восторга на моем лице связано с тем, что я рассчитываю получить сувенир вместо миссис Стоун.
Ко мне подошла Флора. Она была так взволнована, что не могла спокойно стоять на месте.
– Что ты сказала Мервину, Кэрон? Он поцеловал меня в щеку. Два раза. Я имею в виду, он расцеловал меня в обе щеки. Ты ведь говорила с ним, так?
– Я просто сообщила ему, что ты продала его картину. Я не сказала ему ничего, кроме правды.
Флора улыбнулась:
– А ты видела, как Джеймс вел куда-то бухгалтерию в полном составе? Он был похож на сказочного Крысолова. Интересно, как там Эвелин с Джеком?
– Надеюсь, они обсуждают предстоящую свадьбу.
Флора засмеялась:
– Не думаю. Если бы эта ситуация описывалась в романе, ты бы давно устроила сцену ревности. Знаешь, даже в книгах главная героиня не пытается сосватать свою подружку поклоннику.
– В книгах не часто можно прочитать о людях, похожих на Эвелин. Ой, она идет сюда. А где же Джек?
Кажется, она была взбешена.
– Вы меня надули!
– Что за странная идея! – ответила я. – Что случилось?
– Он расспрашивал только о тебе, Кэрон. Наверняка он стал бы внимательно слушать, даже если бы я рассказывала о том, что ты обычно ешь на завтрак.
– Черт бы его побрал!
– Не беспокойся, я ему так и сказала.
– Нет, я не совсем это имела в виду. На самом деле он мне абсолютно не нужен, Эвелин. Понимаешь, мы же работаем в одной компании. Извини, если что не так.
– Да ладно, ерунда. Может, тебе действительно стоит поговорить с ним о том, что ешь на завтрак? Тогда он от тебя отстанет.
– Ну, не знаю. В любовных романах о завтраке начинают говорить только после бурно проведенной ночи, – вставила Флора.
– Понятно. Слушай, тебе же необязательно любить его. Относись к нему как к тренажеру. Подумай обо мне, в конце концов. Понимаешь, такая ценность должна остаться в семье.
Видимо, это была шутка. Потом Эвелин, судя по всему, заприметила более перспективного мужчину.
– Ладно, потом увидимся, – бросила она и двинулась по направлению к жертве.
– Похоже на то, что все, что тебе остается делать, – это пожаловаться на зубную боль или сказать, что тебе нужно срочно вымыть голову, – посоветовала Флора. – Ты когда-нибудь говорила мужчине что-нибудь в этом роде?
– Нет. Но я не думаю, что мне придется долго репетировать для того, чтобы произнести эту фразу.
Постепенно толпа редела, и поэтому Джеку становилось труднее незаметно избавиться от назойливых девиц и увести меня оттуда. Наконец кто-то предложил отправиться в пиццерию.
Я, Флора и Мервин направились к выходу, но Джек умудрился схватить меня за локоть. Он наклонился ко мне и прошептал, что ему очень жаль.
– Ничего страшного, – сказала я и лучезарно улыбнулась.
Он сделал грустное лицо.
– Больше всего мне жаль себя.
Мне удалось догнать своих друзей. В машине Джека было всего одно свободное место, и мне вовсе не хотелось быть его пассажиром.
Несколько девиц попытались пробраться в «ягуар». Потом я с большим удовольствием наблюдала за тем, как Джек тронулся с места, причем рядом с ним сидела миссис Браун. У нее был очень довольный вид, и она весело махала рукой тем, кто остался стоять на тротуаре. Когда мы садились в такси, то просто умирали со смеху.
– Я вас угощаю, – предложил Мервин. – А все благодаря Флоре, которая продала самую дорогую картину.
– Спасибо тебе, Мервин! И кому ты пошлешь эту картину?
– Она будет висеть у Джека Ховарда в офисе. Таким образом, Мервин получит бесплатную рекламу, – ответила за него Флора.
– Чудесно. Я не видела эту работу. Она называется «Шишка», кажется? И что на ней изображено? Надо полагать, сосновый бор на закате?
– Э-э-э, нет, не совсем, Кэрон. На этой картине Мервин нарисовал плантацию марихуаны.
Когда мы приехали в пиццерию, я сказала:
– Что ж, поздравляю тебя еще раз, Мервин. Честно говоря, я бы предпочла взять такси и поехать домой, если не возражаете. Флора, прошу тебя, извинись за меня перед Джеком.
– Ты что, неважно себя чувствуешь? – спросил Мервин. – Не беспокойся, мы с Флорой вполне можем защитить тебя от Ховарда.
– Да нет, с ней все в порядке, – перебила его моя подруга. – Просто у нее заболел зуб, и еще ей пора вымыть голову.
– Слушай, Флора, может, лучше сказать, что у меня сломался каблук или порвались колготки?


Отпирая дверь, я почувствовала, что ужасно устала. На какое-то время я поверила, что Бас оставил меня в покое и что теперь мне нужно думать только о Джеймсе и Джеке. Не знаю, в чем дело. То ли моя муза работала сверхурочно, то ли она попросту пьяна. Мое желание отделаться от Джека было таким же сильным, как страх влюбиться в Джеймса. Он же мой друг! И я не хочу его терять. Но, с другой стороны, я не готова к серьезным отношениям. Заруби себе на носу, Кэрон: ты же не хочешь опять становиться маленькой подружкой богатого, опытного и сильного мужчины!
Я открыла бутылку вина, налила себе немного и уселась на крыльце. Ночи становились все длиннее, но воздух вечером был по-прежнему теплым. Небо было усеяно звездами, а луна была такой огромной, что казалось, к ней можно протянуть руку и отколупнуть кусочек. Вдруг я увидела Джеймса, который шел к нашему дому. Увидев меня, он остановился на тротуаре в нескольких метрах от меня и улыбнулся.
Наверное, со стороны могло показаться, что мы не виделись долгие годы. Мы бросились навстречу друг другу, чтобы обняться, а потом стояли щека к щеке. Одной рукой Джеймс нежно касался моей шеи, а другой гладил волосы.
– Ты по мне скучала?
– Чуть-чуть. А ты по мне?
– Вроде того.
Мне было так хорошо и уютно стоять вот так, сжимая Джеймса в объятиях, что вовсе не хотелось что-то менять. Через несколько минут он сказал:
– Наверное, нам лучше зайти в дом.
– Зачем? – спросила я, недоумевая.
– Тебе нужно одеться. На тебе ведь только этот открытый топик и короткая юбка. Видимо, дело в том, что ты была…
– В церкви? – подсказала ему я. Мы пошли к дому. – Мне представлялось, что мужчинам нравится такая одежда.
– Ты абсолютно права.
Оказывается, Джеймс принес с собой бутылку шампанского. Я и не заметила. Он попросил меня достать бокалы.
– Лучше прибереги ее для более торжественного случая. У меня есть початая бутылка.
– Нет, давай лучше выпьем шампанского. Нью-Йорк находится так далеко от Лондона… Это какой-то кошмар.
– Понимаю. Ты купил шампанское в магазине в аэропорту? – хихикнула я.
– Да. То есть нет. Вообще-то, я не об этом хотел сказать. – Он полез в карман и достал оттуда красиво упакованный флакон духов. Я улыбнулась и отложила сверток, чтобы открыть его позже. Но мне захотелось поблагодарить его, не откладывая дела в долгий ящик. Это был нескончаемый, восхитительный поцелуй. Кровь у нас в жилах забурлила, а мы ведь еще и не притронулись к шампанскому! Я протянула бокал, чтобы Джеймс его наполнил.
– Ну и что ты делал в Нью-Йорке? Развлекался?
Он усмехнулся:
– А можно задать тебе тот же вопрос?
Я засмеялась:
– А вот и нет. Ладно, задам вопрос по-другому. Ты познакомился там с какой-нибудь сногсшибательной женщиной?
Напоминание о Нью-Йорке подействовало на Джеймса как-то странно. Он, запинаясь, стал быстро рассказывать:
– Знаешь, эти американки – это какой-то ужас! Не знаю, может, это касается только жительниц Нью-Йорка… Мой коллега сказал мне, что дело в том, будто там живет меньше мужчин, чем женщин. Они сами приглашают мужчин на свидание, без обиняков спрашивают, не хочешь ли ты с ними переспать. – Джеймс замолчал, потом добавил, немного покраснев: – Извини, Кэрон, наверное, я утомил тебя своими разговорами.
– Что ты, Джеймс! Мне очень весело! Ты, надо думать, шутишь.
Он протянул бокал, чтобы я налила ему шампанского.
– Мужчины звали меня Джим, а женщины – Джимми. А одна хорошенькая блондинка положила мне руку на колено, причем это происходило на глазах у массы народа, на званом обеде! Я чувствовал себя ужасно неловко.
Он замолчал, пригубил шампанское, а потом вытер подбородок носовым платком.
– А одна женщина из PR-агентства прямо спросила меня после обеда, не хочу ли я ее трахнуть.
– Ну, я полагаю, ты посчитал невежливым отказать ей?
– Это действительно было бы невежливо. Поэтому я сказал ей, что обручен. Она возразила, что тогда сначала я должен перебеситься. Наконец мне ничего не оставалось делать, как объяснить ей, что я уже столько раз бесился сегодня днем, что квота будет превышена, если я сделаю еще хоть одно усилие.
Я засмеялась:
– А она, надо полагать, сказала, что хорошего много не бывает?
– Именно это она и сказала. – Он сделал глоток. – Некоторые женщины были очень красивы, особенно южанки. И у них имена вроде Люси Сью
type="note" l:href="#n_12">[12]
или Клара Белл
type="note" l:href="#n_13">[13]
– они звучали как прозвища, а не фамилии. И еще они носили такую одежду…
– Такую? – спросила я, качнув бедрами и демонстрируя ему свою обнаженную ногу.
Джеймс улыбнулся:
– Да, что-то в этом роде.
Я довольно бесцеремонно спросила:
– Ты встретил там какую-нибудь особенную девушку?
Он усмехнулся:
– Ну, с одной я, возможно, управился бы, но их там были сотни. Только не пойми меня неправильно: когда я говорю «управился», то не имею в виду…
– А я вот не понимаю. Придется тебе показать. Садись ко мне поближе.
Мы сели на диван.
Я зажгла свечи и выключила свет. Мы опять обнялись, а потом – что вполне естественно, потому что было поздно и мы оба устали, – решили прилечь. Я стала медленно расстегивать пуговицы на его рубашке, а он тем временем нежно гладил мою ногу.
– Я же предупреждал тебя, Кэрон: не стоило тебе надевать эту юбку.
Он поцеловал меня в шею. Я улыбнулась:
– Ну, если эта юбка тебя так раздражает, то нужно ее снять.
– Да-да. Она ужасно меня раздражает, ты нрава.
Я просунула руки ему под рубашку и стала мягко поглаживать его спину. Он снял мой трикотажный топик и начал ласкать мою грудь. И мы целовались так, что все наши предыдущие упражнения показались детскими играми по сравнению с тем, что мы делали сейчас! Джеймс немножко отклонился назад.
– Кэрон, пока я не забыл. У тебя не изменились планы по поводу нашего совместного уикенда?
– Конечно нет. Когда едем?
– Есть ли у тебя хотя бы малейшая возможность освободиться на этих выходных?
– Несомненно. Но давай сначала проведем генеральную репетицию! Продолжай, пожалуйста.
Но тут мы оба вскочили, услышав, что кто-то стучит в дверь.
– Ох, нет. Я и не думала, что Флора так быстро вернется.
– А у нее что, ключей нет?
– Да, скорее, это Эвелин. Она, кажется, считает, что живет в гостинице, и поэтому часто оставляет ключи на столике администратора.
Мы стали быстро приводить себя в порядок. Джеймс горько усмехнулся:
– Похоже на то, Кэрон, что нашу дружбу спас дверной колокольчик.
Я улыбнулась ему и пошла открывать дверь. И кого же я там увидела? Джека Ховарда! Господи, за что мне это?!
– Я пришел извиниться за то, что не смог проводить тебя домой. И еще я хотел удостовериться, что с тобой все в порядке.
Ну, и что мне оставалось делать? Если вопреки всем правилам приличия мне все-таки удастся услать Джека под каким-нибудь предлогом (что крайне маловероятно), это все равно не будет иметь никакого значения, потому что Джеймс уже услышал, с кем я разговариваю. Ладно, наплевать. Если из-за Джека я потеряю Джеймса, то, будем надеяться, последний также избавит меня от своего соперника.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пикассо в придачу - Андерсон Анита

Разделы:
Предисловие12345689101112131415161718192021222324252627

Ваши комментарии
к роману Пикассо в придачу - Андерсон Анита



Отлично! Восхитительно! Такое замечательное чувство юмора у главной героини, а значит, и у автора! А главное, все эти приколы не мешают развитию сюжета. Как ни странно, совсем наоборот! Нет ощущения вымысла, все события точно соответствуют характеру главной героини. Я получила огромное удовольствие, спасибо!
Пикассо в придачу - Андерсон АнитаЕлена
7.11.2010, 10.24





изящно.оригинально.остроумно.
Пикассо в придачу - Андерсон Анитатаня
14.02.2012, 15.33





Живенько, с чувством юмора, читается легко. Мне понравилось!
Пикассо в придачу - Андерсон АнитаКристина
16.07.2013, 11.29





Белиберда какая-то,автор намешала всего,и детектив и не понятная лав стори.4/10.
Пикассо в придачу - Андерсон АнитаОсоба
10.10.2013, 19.53





ЗАМЕЧАТЕЛЬНО ! 10 !
Пикассо в придачу - Андерсон АнитаЛюбовь М.
25.05.2014, 3.00





Довольно интересно, с юмором, рекомендую
Пикассо в придачу - Андерсон АнитаНатали
25.05.2014, 15.27





Замечательно!Написано с некоторой долей иронии,но события и герои вполне реалистичны.У автора неповторимыое чувство юмора.Не пожалеете!
Пикассо в придачу - Андерсон Анитамама мия
28.05.2014, 17.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100