Читать онлайн Брачная лотерея, автора - Андерсен Линда, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брачная лотерея - Андерсен Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брачная лотерея - Андерсен Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брачная лотерея - Андерсен Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсен Линда

Брачная лотерея

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

– Мне не нужна твоя помощь, – сказала Лаура, поднимая с пола увесистую коробку.
– Да, разумеется, – ехидно отозвался Вернон, решительно отбирая у нее ношу, – ты и сама отлично справишься.
– Справлюсь, – подтвердила Лаура, но у него было свое мнение на этот счет.
Женщина в положении не должна носить тяжестей. И напрягаться тоже не должна. А ведь ей еще предстоит украшать зал, и накрывать столы, и разносить напитки и сладости… Черт бы подрал эту помолвку!
Виолетта и Паоло, исполненные сознания собственной значимости, раскладывали в углу бумажные фонарики. Вернон принес из кладовки еще несколько внушительных коробок и поставил под окном одну на другую. Он сам не знал, как так вышло, но Лаура наотрез отказалась обсуждать с ним подробности своей беременности, пока не закончит подготовку к банкету. Да эта женщина – настоящий трудоголик, осознал Паркинсон и взглянул на Лауру с возрастающим уважением.
– Стало быть, прямо здесь прием и устроим? – деловито осведомился он.
По потолку тянулись гирлянды разноцветных лампочек. В камине – еще одна инновация, добавленная Лаурой к кафе-кондитерской, – гудело жаркое пламя. В обычные дни камин выполнял чисто декоративную функцию, но по большим праздникам его торжественно зажигали, что усиливало ощущение домашнего уюта. В подсвечниках стояли новехонькие восковые свечи – их предстояло зажечь с приходом гостей. В отблесках огня загадочно переливалась и мерцала позолота, а красный бархат обивки кресел словно мягко светился изнутри.
– Что еще за прием? – Лаура открыла первую из коробок и принялась извлекать оттуда изящных гуттаперчевых амурчиков со стрелами, подвесных голубков и прочие «тематические» украшения.
– Прием в честь нашей помолвки. Мы ведь это событие тоже отпразднуем, правда?
Молодая женщина демонстративно проигнорировала вопрос.
– Если я поставлю торт вот сюда, надеюсь, никто возражать не станет, – размышляла она вслух, накрывая центральный стол бархатной скатертью с золотыми кистями. – Пожелания записывала Линн, так что кто его знает…
– Лаура, – настойчиво произнес Вернон, завладевая ее рукой. Пальцы молодой женщины были совсем холодные; удивительно ли, что молодой человек попытался согреть их в своих ладонях? – Радость моя, поговори же со мной!
– Будь добр, дай мне закончить работу, – запротестовала Лаура, но руки не отняла.
Они стояли совсем рядом, спиной к залу и словно отгородившись от всего мира. Детишки весело щебетали в уголке, распаковывая очередную коробку.
– Сейчас-сейчас, – пообещал он, поднося хрупкую кисть к губам. Лаура вздрогнула, потому что кончики пальцев будто опалило жаром. Вот теперь все ее внимание сосредоточилось на Верноне, а тому только того и надо было. – На вкус ты точно глазурь, – прошептал он.
– Сливочный крем, – мечтательно поправила молодая женщина. – Родители невесты заказали ванильный торт с розочками из сливочного крема…
– Здорово, – похвалил Вернон, целуя тонкие пальцы по очереди. – А когда мы поженимся?
– Я не могу…
Не желая слышать возражений и отказов, Вернон поцелуем заставил ее умолкнуть. Он по-прежнему удерживал руки Лауры в своих, так что вырваться она не могла. Молодой человек припал к ее губам с исступленностью влюбленного, не целовавшего своей девушки вот уже много месяцев. Сладость и страсть, с замирающим сердцем подумал он. И еще какая страсть! Они двое вспыхивают, как спички, от первого же прикосновения… Сколько же наслаждений сулит им медовый месяц!
Его язык скользнул по ее губам, и губы покорно разошлись. Да, эта женщина принадлежит ему и только ему. Теплая, покорная, нетерпеливая… она тает в его объятиях, точно все это время только и мечтала о нем, о Верноне. Ах, будь мы одни! – с тоской подумал Паркинсон. В следующее мгновение мозг отключился, а тело властно требовало одного: ощущать нагую плоть этой женщины, ласкать ее пальцами, и языком, и…
– Мама, – прозвенел задорный детский голосок, – а куда мне положить жениха? – Маленький Паоло возбужденно размахивал крохотной фарфоровой фигуркой молодого человека во фраке и с цветком в петлице.
Вернон нехотя оторвался от жарких, требовательных губ и вкрадчиво прошептал ей на ухо:
– Конечно, в постель к невесте. Ты не согласна?
– Никаких женихов, никаких невест, никаких постелей!
Он со стоном разомкнул объятия.
– Вижу, так просто ты не сдаешься.
– Мне нужно тортом заняться.
Молодой человек жадно любовался ее губами, размышляя о занятиях куда более интересных, чем возня с коржами и кремом.
– Как скажешь, – покорно согласился он наконец. – А мне ты что поручишь?
– Приглядишь за детьми? – спросила Лаура.
– С превеликим удовольствием, – закивал молодой человек, радуясь уже тому, что его предложение помощи наконец-то принято. Он обернулся к своим подопечным: Виолетта как раз водрузила себе на голову фигурку невесты, а крохотные пальчики Паоло уже подбирались к кремовой розочке… – Нет проблем, – заявил Вернон куда менее уверенно. – Держу пари, что справлюсь на все сто.


– Можешь вычеркнуть моего мальчика из списка, – радостно сообщил Джозеф в ответ на расспросы мисс Ньюсом. – У нас с ним свои планы.
– Ах вот как, – сухо отозвалась Гермиона, поджимая губы.
Последняя фраза ей пришлась не по душе. Разве мужчины знают, как лучше поступить? Вот разве что ее отец… Но чем дольше она размышляла о «семейной политике» отца, тем больше сомневалась, в самом ли деле его решения пошли на пользу ей самой и ее сестрам. Мистер Ньюсом считал, что ни один мужчина в городе недостоин его ненаглядных девочек. И вплоть до недавнего времени Гермиона сама в это верила.
– Тогда выкладывай подробности, – потребовала она, слегка отодвигая трубку от уха: разговаривая по телефону, Джозеф вечно повышал голос.
– Ну… – с наслаждением протянул старик, – Вернон твердо намерен жениться на миссис Фортман и от своего не отступится, можешь не сомневаться.
– Когда же свадьба?
Заслышав волшебное слово, Агата оторвалась от дамского журнала и с любопытством уставилась на Гермиону. Та покачала головой: дескать, это неофициальная информация.
– Мы… над этим работаем. – На сей раз голос Джозефа прозвучал не так уверенно.
– Значит, они помолвлены? Можно взглянуть на бриллиантовое колечко?
– Э-э-э… пока нет, извини.
– Но миссис Фортман хотя бы приняла его предложение?
В ожидании ответа Гермиона задумчиво глядела в окно. Неужто несносный старик думает, что сам, без посторонней помощи, способен женить повесу-племянника? Без ее помощи, если на то пошло?
– Черт подери, Гермиона, это – конфиденциальная информация!
– То же могу сказать и про брошюру из аптеки! – резонно возразила мисс Ньюсом. – И что бы ты сейчас делал без нашей подсказки? Кстати, чутье мне подсказывает, что ребенок все-таки его.
– Да уж, из-за чужого ребенка мы бы так не переполошились! – негодующе рявкнул Джозеф.
Еле заметно поморщившись, Гермиона отодвинула трубку еще дальше. Выждав, пока старик отдышится, она вкрадчиво продолжила:
– Стало быть, помолвка пока не состоялась. Отсюда следует, что Вернон сделал предложение и получил отказ…
– Ну, наверное, можно сказать и так. Но Вернон всегда получает то, что хочет, Гермиона, так что готов поставить всю наличность на то, что мальчик в забеге выиграет.
– Замечательная метафора, Джозефус. Однако мы вроде бы обсуждаем не бега.
– Да ну? – усмехнулся собеседник на том конце провода.
– Я звоню спросить, нужна ли тебе наша помощь, чтобы привести их роман к достойному завершению. Звоню от имени всех четверых. Тут со мной Беренгария, Лавиния и Агата. Иными словами, мы по-прежнему участвуем в заговоре или нет?
– Знаешь, Гермиона, с твоим ядовитым язычком…
– Мой язык тут абсолютно ни при чем! – фыркнула мисс Ньюсом. От неожиданности Агата выронила чашку и едва не расплакалась от досады, глядя на черепки. – У нас с сестрами есть чем заняться и без твоих семейных проблем… Но мы любим Вернона как родного сына и готовы все для него сделать… все, что от нас требуется.
– Требуется? – удивленно повторил Джозеф. – От вас ровным счетом ничего не требуется. Ваши родственные чувства весьма похвальны, но вряд ли послужат оправданием того, что вы суете нос в чужие дела… По-моему, Гермиона, ты слишком увлеклась ролью свахи.
– Это еще что такое? – немедленно ощетинилась Гермиона, с трудом удерживаясь от того, чтобы не швырнуть трубку на рычаг. В конце концов она благовоспитанная дама, а телефон денег стоит!
– Язык у тебя – что помело. И гордячка ты, каких мало: фу-ты, ну-ты, все женихи для тебя недостаточно хороши!
– Неправда! – Удивительно, сколько боли может причинить подобный упрек, даже если тебе за семьдесят. Женщина – существо чувствительное и ранимое, невзирая на морщины и седые волосы. – Между прочим, ты первый попросил меня о помощи. Или забыл?
– Отлично помню, Гермиона. Как насчет ужина со мной сегодня вечером?
– Что?! – На мгновение мисс Ньюсом решила, что ослышалась. – Что ты несешь?
– Ужин при свечах… только я да ты, – невозмутимо повторил Джозеф. – В «Старом замке». Браниться приятнее при личной встрече, ты не находишь?
– Звучит соблазнительно.
– Тогда в половине шестого я за тобой заеду. Или ты до сих пор считаешь, что слишком хороша для Паркинсона? – И, ехидно хихикнув, несносный старик повесил трубку.
– Гермиона, – осведомилась Лавиния, сметая осколки чашки в совок, – о чем это вы?
– Джозефус Паркинсон и святого из себя выведет, – проворчала Гермиона себе под нос с трудом сдерживая довольную улыбку.


– Я себя чувствую этакой племенной кобылой-рекордсменкой.
Вернон окинул спутницу быстрым взглядом и вновь сосредоточил внимание на усыпанной гравием дороге, ведущей к ферме.
– Утешься, весишь ты куда меньше.
– По-моему, я совершаю ошибку. – Нет, не следовало ей принимать приглашение красавца конезаводчика! Но вчера вечером он был так услужлив и заботлив, так помог ей с этим банкетом, что она просто не нашла в себе сил ответить отказом на просьбу столь скромную.
– Как может семейный ужин на ферме оказаться ошибкой?
– Твой дед все знает, верно?
– Ну, в интегральном исчислении он разбирается слабо…
– Перестань! – прикрикнула на собеседника Лаура. – Он знает или нет? – Молодая женщина от души надеялась, что ответ окажется отрицательным.
– Знает.
Лаура тихо застонала – так, чтобы не услышали дети, уютно устроившиеся на заднем сиденье видавшего виды пикапчика.
– Представляю, что он по этому поводу думает!
– Он думает, что нам следует пожениться.
– Могу я хотя бы на протяжении сегодняшнего вечера не слышать этого треклятого слова?
– «Пожениться»? – Вернон притормозил у ворот, за которыми виднелся внушительный дом в окружении сараев, гаражей и прочих сельскохозяйственных строений. – Очень сомневаюсь. Джозеф себя не помнит от восторга. Надеется, что ты будешь каждое утро печь для дедушки кремовые рулетики и булочки с корицей.
– Я не могу выйти за тебя замуж, пойми! Я не могу жить на ферме, не могу бросить мой бизнес…
– А я не могу допустить, чтобы мой сын рос бастардом.
– Шшш, – испуганно шикнула на него Лаура. – Дети услышат.
– Именно так люди станут называть их братика или сестричку. Городок у нас маленький, – проговорил Вернон, эхом повторяя слова Кэрол. – Сентогюстенцев хлебом не корми, дай перемыть косточки ближнему.
– Да уж, – кивнула Лаура, вспоминая репортеров, осаждавших ее особнячок в Чикаго. – В больших городах дела обстоят точно так же.
– Тогда сама видишь: выбора у нас нет. – Вернон припарковал машину у дома и выключил мотор.
– Я понимаю, что ты хочешь сказать, но из этого отнюдь не следует, что я очертя голову брошусь регистрировать наши отношения. Наверняка есть и другие варианты решения…
– Выход у нас только один, Лаура.
– Ты же убежденный холостяк! Да и много ли радости сулит семейная жизнь нам обоим? – Но по выражению лица собеседника молодая женщина тут же поняла, что аргумент подобран неудачно. Вернон сиял как новенький цент, всем своим видом давая понять, что семейная жизнь их ждет просто замечательная!
Лаура отвернулась к окну и поневоле восхитилась поставленным на широкую ногу хозяйством. Ферма явно процветала и приносила владельцам немалый доход. Дети, отстегнув ремни, выбрались из машины на свежий воздух. Навстречу им, дружелюбно виляя хвостом, мчался роскошный рыжий колли.
Вернон поднялся по ступеням, открыл дверь кухни и помахал рукой: дескать, мы здесь! Ни дать ни взять кадр из «мыльной оперы»: счастливое семейство съезжается на субботний ужин! Лаура на мгновение зажмурилась и мысленно загадала желание: чтобы отныне и впредь Вернон Паркинсон не внушал ей ничего, кроме отвращения. Да только бесполезно все это. Не она ли мечтала о том, чтобы повернуть время вспять, чтобы раз и навсегда зачеркнуть тот злополучный эпизод, когда она, потеряв голову, бросилась в объятия этого красавца?
Появившийся в дверях Джозеф широко раскинул руки, явно вознамерившись обнять гостью вместе с детишками. И Лаура, воспользовавшись моментом, вручила ему огромную картонную коробку.
– Шоколадный торт.
– Вы – лучшая из женщин! – с чувством объявил старик. – Страшно рад видеть вас снова.
– Место преступления, – прошептал Вернон, украдкой указывая на кухонный стол.
– Да как ты можешь об этом шутить? – Лаура вскинула на него глаза и тут же горько об этом пожалела. Когда Вернон Паркинсон принимается дразнить, противостоять ему нет никакой возможности.
– Эта ночь – одно из моих самых сладостных воспоминаний, – с убийственной серьезностью сообщил он. – Когда мы поженимся, я буду время от времени отсылать деда и работников в город, чтобы снова уединиться с тобой в кухне…
Лаура покраснела до ушей и уже готова была сквозь землю провалиться от смущения. Но, позволив себе эту небольшую вольность, Вернон словно по волшебству перевоплотился в безупречного джентльмена.
– Дедушка, познакомься, пожалуйста. Это – Виолетта, а это – Паоло. А это, дети, дедушка Джозеф.
Лаура укоризненно нахмурилась. Вернон сделал вид, что не заметил. А старик Паркинсон, напротив, расцвел:
– Мы пойдем познакомимся с лошадками, на которых вы, малыши, потом кататься будете, – произнес он, увлекая детей к двери. – А я вас, так и быть, поучу.
– Вы – ковбой? – Глаза Виолетты размером напоминали чайные блюдца.
– Да, лапушка, можно сказать и так. Один из лучших, кстати! – И, подмигнув Лауре, Джозеф повел ее детей в конюшни.
Вернон аккуратно прикрыл за дедом дверь.
– Ну вот, мы опять наедине… – мечтательно протянул он.
– Держу пари, вы с Джозефом все спланировали заранее! – возмутилась молодая женщина.
– А ты думала, что выходишь замуж за идиота? – Вернон обезоруживающе улыбнулся. – Пойдем, я покажу тебе дом.
– С удовольствием.
Лаура сняла пальто и протянула его своему кавалеру. Она готова была удовольствоваться чем угодно, лишь бы это отвлекло обоих от неприятной ей темы. А Вернон по-хозяйски обнял ее за плечи.
– Это все ты уже видела, – сказал он, обводя рукой огромную гостиную.
Лаура одобрительно оглядела обитую темной кожей мебель, дубовые панели и гигантский камин – все это запало ей в душу еще во время первого визита. Вдвоем они неспешно пересекли комнату и оказались в длинном коридоре.
– Спальни здесь, на первом этаже, – указал Вернон.
– Я не собира… – Лаура хотела сказать, что вовсе не собирается заглядывать в жилую часть дома, но хозяин перебил ее на полуслове:
– Тебе нужно сразу понять, во что ты ввязываешься… Где будут спать дети и все такое. – С этими словами он толкнул первую дверь справа и ввел гостью в светлую, хорошо проветренную комнату. – Здесь можно поселить Виолетту. А первую спальню слева, в точности похожую на эту, мы отведем для Паоло. Можно, конечно, сделать для них общую детскую… Но они вырастут, не успеем мы и глазом моргнуть… Так что лучше детишкам сразу привыкать жить отдельно. При каждой комнате есть своя ванная – это матушка обо всем позаботилась. Лет двадцать назад она переоборудовала дом сверху донизу.
Комната и впрямь оказалась чудесная. Обшитые темным деревом стены, огромные окна, выходящие на пастбище, яркое покрывало на кровати, плетеные коврики на деревянном полу.
– Думаешь, детишкам понравится? – ревниво осведомился Вернон, привлекая спутницу ближе.
– Они будут в восторге, – нимало не покривив душой, ответила молодая женщина.
– Вот и славно, – с облегчением выдохнул хозяин дома. – Пойдем, тут еще много всего.
Молодые люди осмотрели небольшой рабочий кабинет, библиотеку и еще две роскошно обставленные гостевые комнаты. В самом конце коридора их поджидала хозяйская спальня. Лаура остановилась в дверях, не смея переступить порог.
– Ты в полной безопасности, – подмигнул Вернон, ласково проводя мозолистым пальцем по основанию ее шеи. – Пока. Так что давай заходи. – И он легонько подтолкнул гостью вперед.
Лаура ожидала увидеть типично мужскую комнату, и предположения ее полностью оправдались. Первое, что приковало ее взгляд, – это массивная деревянная кровать с пологом на четырех столбиках. Но вот Вернон указал на противоположную стену, и молодая женщина изумленно охнула. Там висело огромное лоскутное панно ручной работы – причудливое сочетание алого бархата и розового атласа, дополненное прихотливой вышивкой.
– Эта штука хранится у нас в семье уже лет сто пятьдесят, – непринужденно сообщил он. – о если она тебе не нравится, только скажи… Мы все здесь переделаем.
– Я пока что никуда не переезжаю! – отрезала Лаура, но, не в силах противиться искушению, подошла ближе и принялась завороженно разглядывать вышивку – райских птиц, экзотические цветы, гирлянды из лент и листьев. – А чья эта работа, ты не знаешь?
– Много лет назад невеста не помню какого по счету Паркинсона принесла панно в приданое. Мама собиралась забрать его с собой во Францию, но в последний момент передумала, решила, что эта вещь должна остаться на ферме. Вроде как фамильная реликвия.
– Это твоя мама его здесь повесила? – Нехотя оторвавшись от вышивки, Лаура огляделась по сторонам. Тяжелые бархатные портьеры драпировали окна, пол был устлан алым ковром с длинным ворсом, по которому так приятно, наверное, ступать босыми ногами, а бревенчатые стены тут и там украшали оправленные в рамы фотографии.
– Видишь ли, по традиции панно вешают в хозяйской спальне в честь новобрачной, – сообщил Вернон. – В честь тебя то есть. – Он ласково ухватил молодую женщину двумя пальцами за подбородок и заглянул в ее настороженные карие глаза. – Да, я немножко опережаю события. Мне хотелось оказать тебе достойный прием.
– Очень мило с твоей стороны, однако…
– Мило? – Вернон сощурился. – Но, радость моя, я вовсе не милый. – Горячие губы скользнули по ее щеке, затеребили ухо, опалили жаром ложбинку у основания шеи. – Ты у меня в спальне, мы одни, и, умей ты прочесть мои мысли, покраснела бы до корней волос.
Лаура почувствовала, что щеки ее и впрямь заливает румянец.
– Нам пора…
– Пора уходить? – Широкие ладони легли на ее талию и удержали молодую женщину на месте.
– Нам следует… – снова робко запротестовала Лаура, прекрасно понимая, что совершенно не хочет высвобождаться из железных объятий.
– Заняться любовью в постели? Отличная мысль, но только придется поторопиться. – Губы их почти соприкасались.
– Прекрати, – еле слышно шепнула гостья.
– Что прекратить – рассуждать или целоваться? Отличный вопрос, подумала молодая женщина, запуская руки ему под рубашку и ощущая под пальцами мускулистый торс. Лаура не переставала изумляться собственной непредсказуемой реакции на этого мужчину. Да, это чисто физический отклик, не более… И все-таки как трудно противиться его неодолимому обаянию! Вернон подхватил ее на руки легко, точно пушинку, и понес к кровати.
– Вернон…
– Ну, что такое? – Он бережно уложил молодую женщину на постель и рухнул поверх, крепко стиснув коленями ее бедра.
– Нам нельзя… – с трудом выговорила она, наслаждаясь исходящим от него жаром. «Ну, и где же твое хваленое самообладание?» – мысленно отчитала себя Лаура, не пытаясь, впрочем, вырваться.
Вернон приподнял голову и озабоченно нахмурился.
– Это из-за ребенка? Малышу вредно?
– Нет, не из-за… – Лаура так и не заставила себя выговорить слово «ребенок».
Она еще не научилась воспринимать крохотное существо внутри себя как неумолимую реальность. Невзирая на положительные результаты анализа и на отвращение к кофе, молодая женщина втайне надеялась на чудо. Наверное, пройдет еще неделя-другая, прежде чем она начнет думать о малыше как о живом существе и прикидывать, повлияет ли дитя на упорядоченный ход ее жизни.
– Ребенка, – докончил Вернон; серые глаза его потемнели до угольно-черного оттенка. – Нашего ребенка.
– Это потому, что здесь со мной сын и дочь, которые, кстати, могут ворваться сюда без стука в любой момент. И потому, что я уже допустила одну ошибку и отнюдь не собираюсь повторять ее. И еще потому… – Лаура приподнялась на локтях и чмокнула Вернона в щеку, – потому, что у нас мало времени.
– Ага! – Губы владельца дома изогнулись в улыбке. – Наконец-то хоть слово правды!
– Я всегда говорю правду.
Вернон завладел ее рукой и перецеловал все пальцы по очереди.
– Тогда признайся, что охотно провела бы остаток вечера в этой постели!
– Ты меня искушаешь, – прошептала Лаура. – Вот в чем моя проблема.
– Отличное начало. – Коленями Вернон раздвинул ей бедра и придвинулся теснее. – Так лучше?
– Ммм… – Внизу живота разливалась горячая волна. Окончательно утратив способность рассуждать здраво, Лаура блаженно прикрыла глаза и позволила себе забыть о бремени ответственности.
Но тут бремя ответственности само напомнило о себе.
– Мама! Мамочка! – донеслись из гостиной возбужденные голоса.
Вернон выругался сквозь зубы, кубарем скатился с кровати – и неожиданно для себя рассмеялся, протягивая Лауре руку.
– Отныне и впредь нам придется вплотную заняться хронометражем.
Лаура пригладила волосы и одернула задравшийся свитер.
– Вы опасный человек, мистер Паркинсон!
Вернон снова завладел ее рукой.
– Опасный? Ну нет! Целеустремленный? Да и еще раз да.
– Это предостережение?
– Это значит, что я занимаюсь приготовлениями к свадьбе, которая состоится как можно скорее. До того как проявятся внешние признаки беременности и люди начнут считать по пальцам и неодобрительно хмыкать себе под нос. А от тебя требуется только одно: в нужный момент произнести коротенькое «да».
– Так браки не заключаются, – вздохнула Лаура, моля Небеса, чтобы упрямец Паркинсон хоть на сей раз прислушался к ее словам.
– Браки порой заключаются в силу причин куда менее веских, – возразил Вернон, легонько касаясь ладонью ее живота. – Прошу тебя, дай мне шанс. – И наконец, выпустив руку гостьи, указал на дверь. – Только после тебя, радость моя!
Как все сложно в этой жизни, посетовала Лаура, спустившись в гостиную и невольно залюбовавшись тем, как Джозеф и детишки увлеченно растапливают камин. Отказываясь от предложения Вернона Паркинсона, она лишает своих детей отца и деда, а себя – лекарства от того мучительного, ноющего одиночества, что с каждым днем становится невыносимее.
Но кто выходит замуж только того ради, чтобы спастись от одиночества? Не безумие ли – вручить свою судьбу едва знакомому мужчине, к которому ее влечет лишь физически и чье прошлое – сплошные развлечения и женщины! Да, Вернон Паркинсон хочет поступить как должно, стать мужем для нее и отцом – для ее детей, но о любви не было сказано ни слова… Впрочем, Лаура все равно бы ему не поверила. А о супружеской верности и совместных планах речь тоже вроде бы не шла…
Если ей и суждено снова выйти замуж, то пусть это будет по любви… и любовь эта пусть не угаснет до самой смерти. А Вернон Паркинсон неотразимый конезаводчик с белозубой улыбкой завзятого сердцееда, только что усадивший на плечи визжащую от восторга Виолетту, сроки не оговаривал…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Брачная лотерея - Андерсен Линда

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Брачная лотерея - Андерсен Линда



скучно
Брачная лотерея - Андерсен Линданик
19.08.2011, 13.45





Интересно, забавная история, читала с удовольствием,особой скуки не наблюдала.
Брачная лотерея - Андерсен ЛиндаГалина
27.08.2011, 22.23





Так себе. Есть намного лучше и интересней
Брачная лотерея - Андерсен ЛиндаЛена
24.12.2011, 13.14





Участие старшего поколения в жизни ггероев раздражало... и все же интересно
Брачная лотерея - Андерсен Линдаелена:-)
29.05.2015, 18.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100