Читать онлайн В сладостном плену, автора - Андерсен Блэйн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В сладостном плену - Андерсен Блэйн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.9 (Голосов: 183)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В сладостном плену - Андерсен Блэйн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В сладостном плену - Андерсен Блэйн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсен Блэйн

В сладостном плену

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

На следующее утро выдалась ясная погода, благоприятствующая возвращению в Трондберген. По извилистой тропинке Эйнар проводил всех до самого моря. Мужчины шли впереди, а Бретана одиноко брела сзади на некотором расстоянии от них. Торгун вновь озадачил ее. Его внезапное охлаждение к ней прямо-таки выводило ее из себя, хотя она и успокаивала себя тем, что их помолвка зависела теперь от успеха ими же придуманного плана.
Когда подошли к берегу, Бретана увидела вблизи то, что сверху казалось ей скромных размеров кораблем. На самом же деле он оказался гораздо больше, хотя и сильно уступал по размерам кораблю Торгуна с командой в двадцать пять человек. И, тем не менее, его дощатый корпус и полосато-красный парус очень напоминали тот первый, печальной памяти корабль. В памяти мгновенно всплыли все ужасные воспоминания, связанные с ее первым морским путешествием. Она пыталась справиться с охватившим ее страхом, напоминая себе о том, что с тех пор в ее жизни многое изменилось. Бретана уверяла себя, что прибытие в Трондберген только приблизит ее к тому моменту, когда она станет женой Торгуна. О такой ли судьбе она мечтала в то время, когда сознавала себя только его несчастной пленницей!
Скандинавы не боялись замочить ноги и поэтому обходились без сходней. Этого нельзя было сказать о Бретане, так что Торгуну пришлось взять ее на руки и перенести на корабль, где он и усадил ее на переднее сиденье для гребцов. Хотя прошел всего лишь день, с тех пор как Торгуй касался ее тела, она так соскучилась по его ласкам, что это прикосновение вновь пробудило в ней любовную жажду, отозвавшись сладкой болью в нижней части живота.
— Я так хочу тебя, — сказала она, когда он крепко обхватил ее за бедра и талию.
— Мы здесь не одни, — ответил Торгуй и бросил ей предостерегающий взгляд.
— А ты разве не соскучился? — Бретана не поняла сдержанности любовника.
— Конечно, да, но сейчас не время обсуждать наши чувства.
До Бретаны все же не доходили причины такого хладнокровного отношения к ней.
— Ты же говорил, что они не понимают по-английски.
— Но зато они понимают язык твоих взглядов и интонаций. Ты ведь так можешь все испортить.
Бретана покраснела при упоминании о том, сколь очевидно ее чувство к Торгуну.
— Ну что ж, ладно. Придется мне еще немного поиграть роль твоей жертвы, — уступила она, — но за вечное терпение я не ручаюсь. А пока пусть попутный ветер раздует парус и быстрее домчит нас до нашего свадебного пира.
Торгун улыбнулся такому ответу и повернулся к своим спутникам. Вместе с Торгуном Хескильд и Сверри немногословно попрощались с Эйнаром, а затем выбрали якорь.
Торгуй стал у руля, а два мускулистых матроса протолкнули легкое суденышко через мелкую полосу пенящегося прибоя и в самый последний момент прыгнули на борт. Крепкий ветерок быстро раздул парус, гребцы налегли на весла и корабль легко заскользил по волнам.
Драматические обстоятельства, при которых Бретана попала на остров, не позволили ей до сих пор сколько-нибудь подробно ознакомиться с ним. Теперь же у нее появилась возможность внимательно рассмотреть его очертания. Когда корабль удалился от берега на достаточное расстояние, она последний раз взглянула на остров. Впервые Бретана увидела его всего лишь месяц назад, и поэтому удивилась, что жаль расставаться с ним.
Охватившее ее чувство пустоты в какой-то степени напоминало то, что сопутствовало ей, когда Торгун на своем коне стремительно уносил ее прочь из-под сени родного крова — Глендонвика. Как странно, ведь за свои семнадцать лет ей так и не пришлось хоть однажды покинуть пределы замка, и, в то же время, еще никогда она не чувствовала себя так умиротворенно и в такой безопасности, как на этом оторванном от мира кусочке чужой территории.
Ее отвращала мысль о том времени, которое она проведет в открытом море. Круг ее интересов будет ограничен размерами корабля, самостоятельность, по необходимости, стеснена, да к тому же придется примириться с какими-то странными, натянутыми отношениями с Торгуном Хорошо еще, что путешествие, по его словам, продлится всего лишь два дня. Бретана будет тешиться этой мыслью и еще тем, что скоро увидит Бронвин, и все это вместе взятое хоть как-то скрасит плавание.
Попутный ветер сократил путешествие до полутора суток. Корабль осторожно пробирался вдоль изрезанного «фиордами» побережья архипелага. Встречавшиеся им по пути острова по размеру напоминали тот, на котором нес свою вахту Эйнар. По словам Торгуна, все они были обитаемыми, поскольку находились вблизи побережья и, таким образом, на достаточном удалении от пиратских маршрутов фризов.
Не в пример прошлому, это плавание протекало без каких-либо происшествий, во всяком случае, вне всякого сравнения с воспоминаниями Бретаны о своем первом морском опыте. Она догадалась, что это объяснялось тем, что от штормов их защищали сами острова, а не благоприятная перемена изменчивой погоды. Несмотря на такое спокойствие, нетерпение Бретаны все возрастало. Монотонность водного пейзажа стала уже раздражать ее, и поэтому, проснувшись утром следующего дня, она с нетерпением стала всматриваться в неясно вырисовывавшуюся вдали громаду суши.
Стоявший у румпеля Торгуй, который тоже увидел на горизонте знакомые очертания, правильно истолковал немой вопрос, застывший в глазах Бретаны.
— Норманландия! — громко провозгласил он. — Думаю, что ты найдешь эти места очень отличными от Глендонвика.
И он оказался прав. Бретана увидела, что лесистая местность мало чем напоминала белые утесы на ее бывшей родине. Даже сосновые леса и березовые рощи на острове, который они только что покинули, как бы постепенно подготавливавшие ее к пейзажу новой для нее земли.
Еще одна, на этот раз последняя, перемена курса, и вот корабль входит в невероятно узкий канал, извивавшийся между многочисленными скалами мыса.
Корабль прошел по узкому каналу, бесшумно разрезая его воды своим корпусом. Величественная тишина нарушалась лишь шумом весел, разрезавших зеркальную гладь канала. Бретана продолжала делать столь впечатляющие ее открытия.
Самые высокие утесы были покрыты хвойными деревьями и густым кустарником, а некоторые из них увенчаны снежными шапками, напоминавшими о прошедшей зиме. Поразительная по красоте картина дополнялась зрелищем водопадов, берущих начало в ледниках и с шумом сбрасывавших каскады воды по скалистым склонам утесов.
Бретану охватило невольное и казавшееся странным настроение родственной близости этой суровой на вид земле. Где-то в самых тайниках души рождалось чувство принадлежности к ней. Сила ее переживаний была просто поразительна. Она и сама не понимала причины такого внезапного порыва в отношении местности, которое она не только никогда не видела раньше, но и которое столь разительно отличалось от всего того, к чему она так привыкла.
Может быть, дело в том, что скандинавская половина ее натуры воспринимала эти воды и горы как родные? Трудно все это объяснить. Она вздохнула, уселась на переднюю скамью для гребцов и предалась тяжелым размышлениям. Внезапно она почувствовала сзади чье-то присутствие, которое вывело ее из этого состояния. Быстро обернувшись, она увидела Торгуна.
— Прекрасно, не правда ли?
— О да, — мягко ответила Бретана. — Почему ты бежишь от всего этого?
— Фиерды — это дар Одина, однако земли для занятий сельским хозяйством здесь мало, потому мы и бороздим моря, занимаясь рыболовством, торговлей и всем тем, что дает нам то, на что неспособна наша скалистая почва.
— Мы уже приближаемся к Трондбергену?
— Осталось пройти пару миль. Как же обрадуется Магнус, увидя тебя.
Бретана с мольбой взглянула на Торгуна.
— Он пугает меня. Хотя ты и много говорил мне о нем, на самом же деле я ничего не знаю о человеке, которого ты называешь моим отцом.
В ответ на это Торгуй мог бы пуститься в рассуждения о том, каким заботливым, любящим отцом является престарелый ярл, но вместо этого он подбирал слова, которые могли бы рассеять страхи девушки.
— Он стар и болен. Его жена и сын умерли, и ты его единственная плоть и кровь. Он будет добр к тебе, я тоже, когда из его дома ты перейдешь ко мне.
При напоминании о том, что скоро она вновь обретет долгожданные ласки своего любимого, настроение Бретаны заметно улучшилось. Уже одно это как-то примиряло ее с предстоящей новой жизнью.
— Так ты говоришь, что если это мой отец, то он разрешит мне выйти замуж, за кого я хочу?
— Скорее всего так и будет.
— Но ведь я могу и не получить его согласия? Такой скандинавский закон, так ведь?
— И английский тоже. Мы только преуспеем в своих планах, если ты будешь вежлива с ним.
Необходимость по-доброму относиться к человеку, к которому она не испытывала каких-либо теплых чувств, напомнила Бретане ее уговор с Эдуардом. Сама мысль об этом заставила ее содрогнуться.
— Дать тебе мой плащ?
— Мне нужна только твоя любовь, — ответила девушка, светящимися глазами глядя на Торгуна. — Я так устала от всего этого притворства, которое я разыгрываю перед посторонними. Если Магнус действительно мой отец, то я с ним полажу. Все сделаю для того, чтобы нам хорошо было вместе.
Узнав о ее намерениях ублажить Магнуса, Торгун преисполнился новыми надеждами, однако его несколько беспокоили сомнения Бретаны относительно того, что старик является ее отцом. Но, надо думать, подвеска сделает свое дело. И потом, Бретана считает отцовство Магнуса только предположением, а не фактом. Она еще не готова к тому, чтобы признать, что наполовину скандинавка. И все же он очень и очень надеялся, что, в конце концов, она придет к этому выводу.
Корабль сделал последний поворот и неожиданно перед взором путешественников предстал Трондберген. Благоговение охватило юную путешественницу, когда корабль приблизился к узкому выходу на фиерда. Крутые гранитные стены, до сих пор обрамлявшие канал, уступили место прекрасной зеленой равнине, по которой дальше шло его русло. Сначала Бретана различала только большую деревянную пристань, а вскоре за ней обозначились очертания какого-то селения.
— И что, никаких стен? — Бретану поразило, что поселение казалось беззащитным.
— Нас прекрасно защищает фиерд. Враги, которые имели бы глупость зайти в него, попадают в ловушку на обратном пути. Ты, видно, не заметила наблюдательных постов, которые следят за нами с утесов вокруг канала.
Ей и в голову не пришло, что за ними наблюдают. От этого Бретана почувствовала себя как-то неуютно.
Корабль приблизился к сваям пристани, и ей впервые удалось рассмотреть Трондберген. Дома гнездились тесно, а некоторые из них напоминали тот, где жил Эймар — те же покатые крыши, края которых снижались к земле.
Между домами Бретана увидела деловито идущих людей, некоторые из которых, видимо, торопились к берегу, чтобы поприветствовать их. Один человек, одетый, как она уже знала, типично по-скандинавски, решительно шел к пристани.
Очевидно, узнав корабль по его носовой фигуре, человек приветственно помахал рукой, а затем исчез в ближайшем доме. К тому моменту, когда Сверри и Хескильд умело провели судно в безопасное место бухты, тот человек вновь появился на пристани, на этот раз в сопровождении пяти человек, одетых так же, как и он. Торгун прокричал им какую-то команду, и вся группа стремительно подошла к носовой части корабля, чтобы пришвартовать его.
Прежде чем сойти на берег, Торгуй обернулся к Бретане. Она стояла, обняв себя за плечи, и широко открытыми глазами как бы вглядывалась в свое странное будущее, в которое она только-только вступает. Торгуй ободряюще взглянул на растерянную Бретану. Его взгляд обещал поддержку, к которой она уже так привыкла.
— Не бойся, птичка. Магнус не причинит тебе никакого вреда. И мы увидим Бронвин.
Бронвин… Все то время, в течение которого они пробирались по извилистому фиерду, Бретана была настолько занята размышлениями о своей странной будущей судьбе, что почти совсем забыла о том, что в конце пути вновь встретит свою обожавшую спутницу.
— Да-да, побыстрее, пожалуйста. Я пытаюсь бороться с собой, но ничего кроме страха не испытываю к этому месту. Как бы я хотела, чтобы ты обнял меня.
— Я тоже, — ответил Торгуй, сам несколько удивленный тем, что он впервые со всей остротой осознал, каким тяжелым обещает быть их расставание. Он пытался уверить себя, что теряет только наслаждение ее прекрасным телом. Это, да еще стремление во что бы то ни стало преодолеть несчастливые обстоятельства своей жизни, и делает ее такой желанной.
Однако он не мог не признать, что вынести эту разлуку будет не так-то легко. Но ведь все имеет свою цену, так что это не такая уж большая плата за все то, что, в конце концов, и уже скоро, принесет ему их союз.
— Нам надо идти, — сказал Торгуй. С его помощью Бретана переступила через низкий борт судна и оказалась на пристани.
Путь к центру селения по слегка поднимающейся в гору дороге занял немного времени. Бретана была рада этому, поскольку в ожидании встречи с Магнусом она дышала так тяжело, что пройди она более длинный путь, то наверняка упала бы в обморок.
Была середина дня и, судя по количеству людей, заполнивших мощенные бревнами узкие улицы, самое занятое время суток.
Везде были видны торопливо идущие женщины всех возрастов, одетые в развевающиеся платья и верхнюю одежду без рукавов. В руках они несли плетеные корзины, до краев наполненные свежей рыбой и овощами — пищей сегодняшнего дня. Хотя среди саксов тоже было много белокурых людей, никогда в своей жизни Бретана еще не видела такого количества людей со светлыми волосами, очень похожими на ее собственные. У женщин среднего возраста они были собраны в пучок на затылке, а молодые и старые носили на голове празднично яркие ленты, которые, как сказал ей Торгун, назывались хлао.
Женщины, а также численные мужчины, которые занимались продажей всяких товаров и разного рода ремеслом, без особых церемоний разглядывали проходившую мимо Бретану. Однако толпа в это время дня была столь многочисленна, что, в общем-то, особого внимания на нее не обращали.
Те же, кто видел возвращающихся в родные места людей, подбегали к Торгуну, жали руки и даже обнимали его. Таким образом они явно приветствовали человека, которого уже и не чаяли видеть живым.
Торгуя в ответ улыбался и почти для всех находил несколько слов, прерывая их громким, задушевным смехом. Бретана догадывалась, что его забавляло удивление друзей по поводу его возвращения живым.
Она вслед за Торгуном шла через суетливую толпу, застенчиво наклонив голову в надежде остаться незамеченной. Хотя ничто в этих незнакомых людях не указывало на их жестокость, о которой так много говорили, их странная речь и манеры подавляли ее. Она внезапно почувствовала себя такой маленькой и запуганной, хотя окружавшим ее людям она совсем не казалась такой.
Вскоре их перестал сопровождать шум толпы.
Бретана подняла глаза и увидела, что они идут по более широкой, но удаленной от шумных улиц и поэтому более спокойной дороге. Ее обрамляли дома, больше тех, что находились ближе к пристани. Торгун повернулся к ней и указал на нарядный дом.
— А вот и дом Магнуса. — Эти слова заставили Бретану резко остановиться. Отбросив осторожность, она инстинктивно ухватилась за Торгуна.
— Я не могу, — умоляющим тоном и чуть слышно произнесла она.
— Ты должна, — твердо ответил он. — Если мы хотим обрести друг друга.
Побуждаемая его настойчивостью, она нехотя пошла вперед, хотя и была настолько отрешена от происходящего, что чувствовала себя плывущей по воде, а не идущей по земле.
Торгуй решительно постучал в дверь, обитой металлическими пластинами, и этот звук вернул ее к действительности. Бретана стояла ни жива ни мертва.
Дверь отворилась, и перед ними предстал хозяин дома. Он был таким, как его и описал Торгун — чуть выше Бретаны, но конечно ниже его, с крупной головой, покрытой шапкой непослушных светлых волос, которые были перехвачены серой лентой. Пышная борода и усы закрывали почти все его лицо, позволяя видеть только округлые румяные щеки и глубоко посаженные глаза.
Если бы Бретана так сосредоточенно не рассматривала лицо Магнуса, она бы оценила изысканность его наряда: красивую вышивку по краям верхней одежды из саржи, а также играющие всеми цветами радуги драгоценные камни, вправленные в серебряную брошь. Но ее внимание было целиком сосредоточено на проницательных глазах старика. Он недоверчиво посмотрел на своих посетителей, сначала на Торгуна, а потом на Бретану. Она, в свою очередь, всмотрелась в глаза старика и увидела в глубине его зрачков очень и очень напоминавший цвет ее собственных глаз.
— Моя дочь? — спросил Магнус несколько хриплым голосом, выдававшим его возраст. Обращаясь к Торгуну, он одновременно вытянул руку с шишковатыми пальцами и слегка коснулся разгоряченной и покрытой румянцем волнения щеки Бретаны, которая в ужасе отпрянула назад. Не схвати ее Торгун вовремя за руку, она бы повернулась и убежала бы прочь, сама не зная куда. Но это вмешательство и остановило, и несколько успокоило ее. Теперь всю свою энергию она сосредоточила на безмолвной, напряженной дуэли, которую вели две пары глаз: ее собственные и Магнуса. Куда только девалась ее робкая сдержанность, которую она проявляла на пути до этого дома. Теперь она уступила место гордому вызову, сдерживать который она была уже не в силах.
Торгуй в знак согласия кивнул и перевел эти слова для Бретаны:
— Он спрашивает, ты его дочь?
— Скажи, чтобы он показал подвеску, — вызывающе потребовала Бретана.
— Слава Одину, ты жива. — Магнус говорил по-английски удивительно чисто. Бретана совсем забыла слова Торгуна о том, что старик знал ее родной язык. Это обстоятельство несколько успокоило девушку, однако не охладило будоражившее ее дерзкое желание.
Магнус указал рукой внутрь дома и произнес:
— Прошу, входите.
— Я и шагу не ступлю в доме чужого мне человека. Покажите мне подвеску, — настойчиво повторила она.
По достоинству оценив ее упорство, Магнус ушел, а появившись протянул ей сжатый кулак. Со стороны это выглядело так, как будто он собирался ее ударить. И «удар» состоялся. Его скрюченные пальцы медленно разжались, открыв взору Бретаны до боли знакомую подвеску. При виде ее она почти задохнулась от волнения.
— Мой подарок твоей матери. — При этих словах Магнус опустил глаза, и на его морщинистое лицо набежала тень печали. — Войдете? — На этот раз это слово звучало гораздо мягче.
— Я вас не знаю, — раздраженно ответила Бретана. Торгун слегка растерялся от этого неожиданного сопротивления с ее стороны. Он-то думал, что она будет настроена более мирно.
— Я знаю, что для тебя я чужой, — ответил Магнус. В его дребезжащем голосе отчетливо слышались нотки доброты. — Давайте начнем с того, что надо было сделать уже давно. — На этот раз он не стал повторять Бретане приглашения войти, а просто отступил, пропуская молодых людей вперед.
Хотя Бретаной все еще владело сильное желание убежать, что-то в жесте Магнуса заставило ее отказаться от этого намерения. Как-то неожиданно даже для себя самой она села в отороченное мехом кресло рядом с очагом.
Этот дом и по размерам, и по убранству сильно отличался от того, в котором жил Эйнар. Хотя в помещениях не было никакого искусственного освещения, света все же было достаточно. Он проникал снаружи через несколько стенных проемов, в то время как у Эйнара было единственное окно со ставнями. В каждое окно была вставлена матовая пленка, которая хотя и не позволяла видеть, что делается снаружи, исправно пропускала внутрь достаточно света.
Вместо одного большого помещения, как у Эйнара, здесь было четыре или пять отдельных комнат. И еще — в том доме обходились одной-единственной занавеской, которая разделяла спальни Торгуна и Бретаны, а здесь дом украшали несколько больших штор из гораздо более дорого материала. Да и узор был гораздо сложней и изысканней по сравнению с простым геометрическим рисунком у Эйнара.
И просторность помещений, и тонкая отделка их внутреннего убранства указывали на то, что отец Бретаны человек состоятельный. Она не помнила, чтобы Торгун говорил об этом. Вид такого богатства, хотя и неожиданного в доме человека, которого она по-прежнему считала всего лишь язычником, нисколько не смягчил сердце Бретаны. Как раз наоборот, она еще больше негодовала по поводу того, что такой обеспеченный человек так скверно обращался со столь замечательной женщиной, какой была ее мать.
Все трое напряженно сидели у очага, мастерски сложенного из камня и глины. Торгуй говорил мало. Он считал, что пусть уж лучше волнение Бретаны пребывает в ее душе до тех пор, пока не утихомирится само собой. И если раньше Магнус не ожидал от своей дочери такой враждебности, то уж теперь-то иллюзий на этот счет у него не осталось. Даже упорное молчание, которое ясно угадывалось в ее глазах, разило его гневно и непримиримо.
— У тебя есть все основания ненавидеть меня.
— Именно это чувство я и испытываю. — Это звучало как приговор, без какого-либо намека на малейшее снисхождение. — До самого последнего момента я не была расположена к этому, однако одного вашего вида было достаточно, чтобы теперь я предпочла смерть тому, чтобы признать, что я ваша дочь. Здесь мою мать удерживали пленницей помимо ее воли? — вызывающе спросила она, указывая в сторону большой комнаты. — Магнус тяжело вздохнул, в полной мере сознавая теперь сложность стоящей перед ним задачи.
— Это правда, что я купил ее как рабыню, но со временем она полонила мое сердце.
— Ах, вот как, она была так любима, что сбежала от вас?
Магнус нахмурил брови.
— Да, твоя мать ушла, но я уверен, что она и в самом деле любила меня. Эйлин боялась, что в моем доме твое будущее окажется в опасности, что все достанется моему сыну, и что к тебе будут приставать с угрозами. И только после того, как она покинула этот дом, я узнал от горничной, что под сердцем у нее ребенок.
— Так у вас есть сын? — В сознании Бретаны произошел какой-то резкий поворот. Она почувствовала некоторое смущение. Почему Торгун ничего не сказал об этом?
— Он умер, — тихо ответил Магнус, морщинистое лицо которого омрачилось печалью.
— Так, значит, моя мать была не единственной вашей женой?
Магнус недоуменно посмотрел в сторону Торгуна, а затем вновь повернулся к дочери.
— Она вовсе мне не жена, а любовница. Когда твоя мать была здесь, моя жена Тири была еще жива. И хотя мое сердце принадлежало не ей, а твоей матери, Эйлин все же боялась ее. И она опасалась, что Тири сломает твою судьбу. Знай я, что она вынашивала тебя, я бы ни за что не позволил ей уйти.
Откровения Магнуса поразили Бретану.
— А вы были потом женаты на другой? — Пораженная всем услышанным, она встала с кресла.
— Да, — ответил Магнус, напрасно пытаясь найти на выражении лица дочери хоть какой-то намек на понимание. — Да, с тех пор прошли уже многие годы. Уж потом, после смерти Тири и моего сьюа Ингвара, я оставил всякую надежду на то, что найду Эйлин. Я подозревал, что она уехала в Англию, но не знал куда именно. Как мог ненавидимый всеми иностранец искать ее во враждебной стране? Откуда мне было знать, жива ли она вообще? И только когда я купил у фризских торговцев эту подвеску, у меня появилась надежда, что моя любимая и наша дочь, может быть, все еще живы.
— И что они не сказали Вам, что убили ее? — Вопрос этот звучал как обвинение.
Тень отчаяния набежала на лицо Магнуса, и он опустил голову.
— Думаю, что так оно и было, но, видя, как она мне дорога, фризы отрицали это. Я ни в чем не был уверен, вот до этого самого момента.
— Подвеска вернулась к вам семь лет назад. — Бретана была слишком беспощадна, чтобы выразить хоть малейшее сочувствие сидящему перед ней старику, который был в крайне подавленном состоянии.
— Да, — мягко и примирительно согласился тот. — Но, увы, человек со временем не становится умнее. Тогда Ингвар был еще жив. Теперь он лежит в чужой земле, сраженный беспощадным вражеским мечом. После его смерти прошлой зимой мои мысли вновь обратились к ребенку, который теперь должен стать моим наследником. Если ты простишь мою глупость, то это будет благим даром старому, больному викингу. Но даже если в твоем сердце и не проснется милосердие, то и тогда все, что у меня есть, будет твоим, дочь.
Бретана не могла дать ответа, которого с трепетом ожидал ее отец. Достаточно и того, что ей предложили большое наследство, которое она так презирала какой-то месяц тому назад. А теперь этот старик просит у нее прощения. И за что? Да ведь она сама незаконнорожденная. Это такой стыд, такой стыд, что она и не знала, как же быть?
Мысли одна другой запутанней, причудливое сочетание гнева и страха, проносились в уме Бретаны. Больше всего она хотела бы освободиться от этого неожиданно свалившегося на нее бремени. О, каким благом было бы возвращение ее к простоте прежней, пусть и со всякого рода неприятностями, жизни в Глендонвике. Да, но тогда не было бы Торгуна.
Даже если бы Бретане удалось бежать, как Эйлин, ее любовь была бы погребена под той постыдной сделкой с Эдуардом. Внезапно Бретана осознала, что Торгуя должен был знать ибо всем этом.
— Ты… — Она растерянно посмотрела на него. — Ты ничего не сказал мне об этом?
Торгуй опасался ее гнева по поводу того, что он скрыл от нее подлинное положение ее матери. Дело в том, что когда он поведал ей невероятную историю ее родителей, то понял, что лучше не поправлять сложившихся у нее искаженных представлений по этому вопросу. Пусть думает так, а не иначе, пока сама не свыкнется с этой новой для нее мыслью. И вот теперь (и это его очень беспокоило) щеки Бретаны пылали гневом еще от одного неожиданного предательства.
— Я же сказал, что Эйлин была любовницей Магнуса, но ты многого не поняла, и я подумал, что это даже к лучшему. Я же знал, что ничего кроме боли это тебе не принесет.
Да, он прав. Теперь она понимает причину молчания Торгуна. В отличие от Магнуса, хладнокровие и бессердечность которого сначала превратили ее мать в рабыню, а потом и в беглянку, Торгун думал только о ее спасении. Эта попытка, хотя и достойная по намерениям, теперь казалась просто смехотворной перед лицом ее теперешнего прямо-таки катастрофического положения.
Она прошла в дальний угол комнаты, сильно сжав пальцами виски, в которых усиливалась головная боль. До ее слуха доносились спокойные голоса обоих мужчин, разговаривавших на своем языке. Она даже рада была тому, что не понимает их беседы. Ничего нельзя было понять в этом новом для нее мире, и разобраться в том, о чем она только что узнала, без помощи Магнуса будет весьма трудно.
— Я хочу видеть Бронвин, — потребовала она, внезапно повернувшись к сидящим мужчинам. Эти слова резко оборвали их беседу.
— Да-да, конечно, — согласился Магнус. — Она здесь, неподалеку. Я пошлю за ней.
Магнус что-то очень быстро сказал Торгуну, который поднялся со своего места и подошел к Бретане.
— Я должен идти. Мы скоро поговорим с твоим отцом. Надеюсь, с тобой все будет в порядке?
В порядке? О каком порядке он может говорить? Не нужно было никакого ответа, чтобы понять это по ее глазам. Ведь яснее ясного, что ее нынешнее положение как никогда далеко от того, чтобы его можно было назвать благополучным.
— Так ты уходишь? — Судя по тону, ее это сильно поразило.
Торгун, понимая, как она испугалась, знал, что ничего не может путного придумать, чтобы успокоить ее.
— Мне здесь уже нечего делать. — Мы потом переговорим с Магнусом. А сейчас придет Бронвин. Прошу тебя сделать что-нибудь для нас обоих. — Эти слова Торгун произнес очень нежно, почти выдохнул их.
Упоминание об их будущем союзе пробудило в ней болезненно сильное желание обрести покой в сильных и таких надежных руках любимого. Но даже несмотря на то, что планы примирения Бретаны с отцом окончательно не пострадали от ее неожиданной вспышки ярости во время разговора с Магнусом, у нее хватило ума понять, что любой физический контакт с Торгуном только ухудшит их теперешнее положение.
Он не видел на ее лице такого выражения с того первого памятного дня в Глендонвике, и пробудившееся в нем сочувствие было так похоже на то, которое нашло на него тогда в сходных обстоятельствах. Он порывался обнять ее и своими ласками как бальзамом исцелить раны и успокоить смятенное состояние духа Бретаны, которая едва удерживалась от рыданий. А как хотелось целовать ее мягкие, податливые губы, но нет — дело прежде всего. Может, это и жестоко, но в борьбе за выход из теперешнего сложного положения он доверится ее собственным инстинктам.
Магнус хорошо понимал причины смятения и гнева Бретаны. Учитывая свои прошлые ошибки в общении с женщинами он отказался от попыток врачевания обоих этих чувств навязчивыми разговорами. Старик проводил дочь в дальнюю часть дома, где приготовили для нее спальню, и разжег очаг. После того, как он запылал ярким пламенем, Магнус показал ей сундуки, доверху набитые одеждой, которую он подготовил к ее прибытию.
— Я надеялся на твое возвращение и потому собрал все это. Мои портнихи не знали твоего размера и шили по наитию, но они переделают, если будет надо. Это только часть того, что будет у тебя из нарядов. Видишь, здесь есть и мужская одежда Теперь-то я не представляю, как бы было иначе, но я ведь не знал, кого привезет мне Торгун — сына или дочь.
Магнус с удовольствием наблюдал, как Бретана перебирает свой гардероб. Еще несколько недель назад он хотел избавиться от этой одежды, на которую ему было тяжело смотреть после того, как он узнал о судьбе своего единственного сына и безвременной гибели Торгуна в море.
После тактичного ухода отца девушка начала более подробно знакомиться с содержимым сундуков. Было совершенно ясно, что ее собственный гардероб нуждается в немедленном обновлении. Все вещи, которые представил ей Магнус, радовали своим великолепием. Чего стоила одна только саржа или вышивка на подолах платьев. Ничего подобного Бретана не видела на скандинавских женщинах, когда они с Торгуном шли через центральную рыночную площадь.
Да, здесь было из чего выбирать. Бретана остановилась на розовато-лиловом платье с тяжелыми складками на подоле и рукавах. Узор на лифе был украшен вшитыми в него небольшими ценными каменьями (какими — она не знала) цвета морской волны.
Бретана уже присмотрелась к тому, что носят местные женщины и, следуя их примеру, дополнила свой туалет фартуком на гладкой льняной ткани небесно-голубого цвета. Но вот завязки фартука никак не хотели сходиться спереди. Сначала это смутило девушку, но потом она вспомнила, что многие женщины, которых она видела в городе, носили на груди броши. Покопавшись в сосновой шкатулке с множеством драгоценностей, Бретана нашла пару подходящих серебряных вещиц и прикрепила к ним завязки.
Теперь драгоценности — хорошо подошли бусы из мелкого розового кварца между двумя большими застежками. Получилось неполное ожерелье. Нашлась в шкатулке и пара кварцевых серег-слезок, подходивших к брошам. Там же было много широких серебряных браслетов и, хотя раньше Бретана их не носила, она решила надеть по одному на каждую руку.
Посмотрев на себя в небольшое ручное зеркальце, Бретана пришла к выводу, что несмотря на всякие там неприятности и прочее, внешне она выглядит как настоящая скандинавская леди. Теперь и одежда и беломраморная кожа, и белокурые волосы девушки делали ее очень похожей на женщин, которых она видела по пути с пристани. После того, как Магнус подтвердил историю, рассказанную Торгуном, она чувствовала некоторую противоречивость своего положения и своего настроения.
Взяв небольшой гребень из слоновой кости, она начала осторожно расчесывать спутанные ветром длинные серебряные пряди своих волос.
— Бретана! — Звучный голос Магнуса вывел ее из задумчивости, и она посмотрела в сторону задернутых штор. — К тебе пришли.
Она отложила гребень и спиной прижалась к тяжелому сосновому креслу, взволнованно готовясь к встрече. Но вот шторы раздвинулись, и она увидела залитое слезами лицо своей несравненной Бронвин.
— Госпожа! — С этими словами она бросилась обнимать свое обожаемое дитя, которое, как она думала, проглотило море. — О, моя госпожа!
Бронвин крепко сжала Бретану в своих объятиях.
Бретана спросила:
— Тебя никто не обижал? — Бронвин быстро замотала головой.
— Все прекрасно. Здесь ко мне хорошо относятся. Но я так страдала от одиночества. Я ведь была уверена, что ты утонула.
Усадив Бронвин, Бретана поведала ей всю свою долгую, невероятную историю, от того момента, как она попала на остров, и до ее нынешнего положения. Она также изложила рассказ Торгуна о своем прошлом, дополнив его сведениями, которые ей сообщил Магнус. И, кончив рассказывать, она обратила внимание, что это не повергло Бронвин в изумление, которое, как она думала, отразится в ее добрых зеленых глазах.
— И что же, ты не считаешь все это невероятным? — спросила она, наклонившись вперед и положив обе руки на полные колени Бронвин.
— Это совсем не так невероятно, как ты, может быть, думаешь, — спокойно ответила та. Бретана быстро сообразила, что такое спокойствие Бронвин объясняется только одним: она уже все знала.
— Так ты все знала? — Она не верила этому, не могла представить, откуда Бронвин все известно.
Бронвин склонила голову. Ей было стыдно за то, что она так долго хранила эту тайну.
Я знала твою мать задолго до твоего рождения. Когда ей было столько лет, сколько тебе сейчас, на нас напали фризы. В те дни такие набеги не были редкостью, а Глендонвик не имел тех мощных стен, которые затем построил Эдуард. Она была захвачена в плен, и мы думали, что даже убита. А через два года Эйлин чудом вернулась и поведала нам невероятную историю о своей жизни среди язычников.
— Твой дед был безмерно рад ее благополучному возвращению, и уже потом узнал, что она беременна. Дочь без мужа, да еще с ребенком — с этим старому, больному человеку было трудно смириться. Бретана все поняла, и конец истории ей был уже ясен.
— Вот так, — продолжала за нее Бретана, он и выдал ее замуж за Эдуарда.
— Да, — ответила та. Только твой дед и я знали правду. Всем он говорил, что твоя мать убежала из плена и стала жить в Восточной Англии. Там же она якобы вышла за человека, который вскоре был убит. Само собой, люди знали, что ты не дочь Эдуарда, потому что когда она вернулась, беременность была уже заметна. Но никто не знал, кто твой отец. И когда умер отец Эйлин, а затем ушла и она сама, с этой тайной осталась одна я и поклялась, что никогда не заставлю тебя страдать из-за твоего происхождения.
Бретана не могла поверить услышанному.
— Как ты могла скрыть это от меня?
— Я не знала, что Магнусу известно об этом. Но в то утро, когда пришел Торгун, я поняла, что круг замкнулся. Что нам теперь делать? — Хотя Бронвин и была старше Бретаны на целых двадцать лет, сейчас она выглядела, как ребенок, умоляющий дать ему самый простой ответ на очень сложный вопрос.
Бретана в молчании отвернулась. Положение, в котором она оказалась, представилось ей теперь куда более ясным и требующим каких-то решений. Она подумала, что скорее всего ей придется признать своего отца и как-то примириться со своей судьбой. Но потребуются дополнительные доказательства того, о чем рассказала Бронвин, прежде чем она сможет решиться на что-то более определенное.
— Госпожа, — повторила Бронвин, — что же нам делать?
Бретана поднесла палец к губам и с мягкой задумчивостью произнесла:
— Торгуй знает.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В сладостном плену - Андерсен Блэйн



это просто здорово
В сладостном плену - Андерсен БлэйнFzzf
23.04.2011, 14.28





Обалденный роман!!!Прочла на одном дыхании!Спасибо!
В сладостном плену - Андерсен БлэйнНаталочка
16.08.2011, 15.11





глупость какая-то
В сладостном плену - Андерсен Блэйнаня
8.01.2012, 21.28





Это далеко не самый интересный роман
В сладостном плену - Андерсен БлэйнElen
17.03.2012, 22.26





Ну и имя у главного героя...Весь романтический настрой сбивается)))
В сладостном плену - Андерсен БлэйнВайолет
21.03.2012, 22.59





Как только прочла имя главного героя расхохаталась, да уж романтикой при таком то имени даже и не пахнит, но одно радует что какое имя не было главная героиня его любит! Имя это и есть имя человека нужно любит не за имя а за его душу, за его поступки и за его отношение к тебе, да и просто ради него самого, так что большой роли имя не играет! А если имя тут вам не нравиться то на что вам дана Фантазия и воображение? Фантазируйте мечтайте вооброжайте!
В сладостном плену - Андерсен БлэйнНаталья Сергеевна
10.09.2012, 1.44





Чушь, сыро, глупо и совсем не трогает, дочитала с трудом только для того , чтобы узнать чем rnЭта ахинея закончится. " песня любви" интереснее
В сладостном плену - Андерсен БлэйнИрина
30.09.2012, 14.25





А я ещё не читала, но за анатацию уже готова поставить 5+, а когда роман меньше всего хвалят, он оказывается на самом деле интересным. О бязательно прочту и думаю, что книга будет просто волошебной!!!
В сладостном плену - Андерсен БлэйнНаталья
3.10.2012, 18.55





Имя у ГГ ужасное. Ну нет что бы придумать что-то романтичное... А это сюда как-то не очень идет. А так ничего читать можно, но вот сильного АХ!!! нету (как по мне)
В сладостном плену - Андерсен БлэйнМаришка
4.11.2012, 14.56





Полная ерунда! а героиня вообще тупая!
В сладостном плену - Андерсен Блэйннастя
14.12.2012, 12.27





Очень даже хорошо.)) необычный сюжет, а то в последнее все романы кот. я читала были на одно лицо......
В сладостном плену - Андерсен БлэйнМилена
21.12.2012, 21.32





Очень даже хорошо.)) необычный сюжет, а то в последнее все романы кот. я читала были на одно лицо......
В сладостном плену - Андерсен БлэйнМилена
21.12.2012, 21.32





Не поправилось.
В сладостном плену - Андерсен БлэйнКэт
7.02.2013, 19.59





вообще крутой!!!
В сладостном плену - Андерсен Блэйнkolobok
2.03.2013, 23.02





НЕ ЗАХВАТЫВАЕТ! ДАЖЕ НЕ СМОГЛА ДОЧИТАТЬ!
В сладостном плену - Андерсен БлэйнКАРОЛИНА!
4.03.2013, 20.18





А мне не понравился роман. Еле до середины дочитала. Начало было превосходным и всё. Мутня пошла.
В сладостном плену - Андерсен БлэйнТатьяна
20.04.2013, 7.28





Очень слабый роман.
В сладостном плену - Андерсен БлэйнГани
11.05.2013, 9.07





Не впечатлило...Совсем
В сладостном плену - Андерсен БлэйнОльга
28.06.2013, 1.43





Чистый примитив, еле дочитала. Интрига отсутствует, сюжет неинтерессный, все события легко можно предугадать. Даром потеряла время.
В сладостном плену - Андерсен Блэйнмарина
11.07.2013, 23.30





как только дошла до имени гг расхохоталась и читать не стала, ну как настроится на книгу когда имя вообще дурацкое
В сладостном плену - Андерсен Блэйншурка
22.07.2013, 13.47





понравилось)8 из 10
В сладостном плену - Андерсен Блэйноксана
28.07.2013, 15.12





Роман довольно зауряден, не хватает интриги, динамики, чувств. Герои невыразительны, в них не чувствуется глубина. Раз прочитать можно и забыть, так как за живое не берёт.
В сладостном плену - Андерсен Блэйнледи Алия
30.07.2013, 19.05





Очень нравятся романы про викингов и похищения, прочитала не мало на этом сайте. Мне очень жаль, но это самый не интересный роман из всех. Поэтому в первые пишу коментарий. Не тратьте своё время, всё на столько примитивно, на столько банально. Даже любовные сцены просто смешны. Почитайте в этой теме лучше Джоанну Линдсей.
В сладостном плену - Андерсен БлэйнЛена
7.11.2013, 0.02





Комментарии интереснее романа читать ))))) действительно муть редкостная
В сладостном плену - Андерсен БлэйнНаталья
9.01.2014, 22.20





Как скучно. Идея неплохая. Но нет страсти, вялре описание чувств. Бросила читать на 10 главе. Если, кому то интересна тема викингов, то всем советую"Зимние костры"Дж.Линсей. вот это шедевр.
В сладостном плену - Андерсен Блэйнманечка
7.03.2014, 22.00





Не понравилось совсем.Смогла прочитаьь только 6 глав.Зря потеряла время.Вообще не затягивает, и ещё стиль написания не нравится. Вот это постоянное "как бы" аааа,как же.беситrnЛюблю про викингов романы, но этот - фигня редкосная
В сладостном плену - Андерсен БлэйнАлла
27.03.2014, 22.10





Не понравилось совсем.Смогла прочитаьь только 6 глав.Зря потеряла время.Вообще не затягивает, и ещё стиль написания не нравится. Вот это постоянное "как бы" аааа,как же.беситrnЛюблю про викингов романы, но этот - фигня редкосная
В сладостном плену - Андерсен БлэйнАлла
27.03.2014, 22.10





А если все романы Д. Линдсей, Д. Маккнот прочитаны, что читать дальше😱???? Подскажитееееее, кто так де хорошо пишет.
В сладостном плену - Андерсен БлэйнМамаЕвы
12.04.2014, 13.15





Слишком много описаний, скучноватый, читала перескакивая обзацы...
В сладостном плену - Андерсен БлэйнLeka
21.04.2014, 20.06





МамаЕвы, просмотрите романы Лизы Клейпас. Мне очень понравились, я уже почти все их прочла.
В сладостном плену - Андерсен БлэйнВиктория
7.05.2014, 12.12





Имя,имя... Девочки, прежде, чем возмущаться, учтите что автор НЕ РУССКОЯЗЫЧНЫЙ! Ну откуда она знала, как нелепо звучит это имя по-русски. А Кончиты всякие вас не смущают? А роман и вправду слабоват...
В сладостном плену - Андерсен БлэйнТатьяна
3.07.2014, 8.39





Имя как имя и что к нему привязались?
В сладостном плену - Андерсен БлэйнНаталья 66
26.08.2014, 21.13





ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ РОМАН.
В сладостном плену - Андерсен БлэйнВАЛЕНТИНА
28.08.2014, 8.25





"Глядя на вздымающиеся ГРУДИ..." ну все, капец! Грудь, а не груди! Прям бесит. Не любо умничать, но есть вещи которые прямо глаза режут.
В сладостном плену - Андерсен БлэйнАссоль
29.10.2014, 12.48





Ну прям очень плохой роман:(
В сладостном плену - Андерсен БлэйнОлеся
20.11.2014, 14.00





Роман не очень,дочитала до 10главы и то по-диагонали.
В сладостном плену - Андерсен Блэйнюля
9.12.2014, 22.55





роман не очень.
В сладостном плену - Андерсен Блэйнгалина
12.01.2015, 12.47





не очень, но я дочитала до конца.
В сладостном плену - Андерсен Блэйнгалина
12.01.2015, 18.14





Гг-ня глупая, самолюбивая девченка. Гг-ой жадный, злопамятный прыынц. Это и мешает двум любясчим себя людям быт в месте. Как? Каким образом гг собералась изобразить невинность и выдать ребенка Тора за королевского. Почемк несказать Магнусу что она не невинна и неможет выйти замуж за Хаанода. Но раз ты уже решила что выходиш замуж за другого смирись и прими это же твой выбор
В сладостном плену - Андерсен БлэйнИринка
24.07.2015, 4.32





,девушки, пожалуйста, проверяйте свою грамматику. стыдно же читать. элементарного не знаем. читая много человек становится эрудитом, а тут...
В сладостном плену - Андерсен Блэйнл.а.
24.07.2015, 13.37





Скучный роман,абсолютно неинтересный.не понятно,когда и как героиня успела влюбиться в героя,почему не захотела отправиться домой,когда ей предлагал ггерой.от романа остается ощущение,что его кто-то пересказывал по памяти(поскольку диалогов очень и очень мало,все какие-то рассуждения,какая-то путаница с возрастом служанки-в начале романа ей около 50,к середине уже 37).в общем,еле дочитала.
В сладостном плену - Андерсен БлэйнЮстиция
16.08.2015, 20.40





Достаточно интересный!!! Я даже немного и переживала за них!!! Ну а имя героя..... Ну смешно, может быть, для нас, славян!!! Я думаю что там вообще ударение на "о"...
В сладостном плену - Андерсен БлэйнКитти
9.11.2015, 7.46





Незатейливый роман с плохим переводом: 4/10.
В сладостном плену - Андерсен БлэйнЯзвочка
9.11.2015, 14.53





Я любительница л/р,в особенности про викингов.бывало и такое,что читаешь и понимаешь "чушь".но этот,так называемый роман,просто убил меня своей нелепостью.настолько все непонятно,без искорки,без логики,что впервые я бросила книгу уже на 7главе,не вытерпела.(3/10)
В сладостном плену - Андерсен БлэйнМилана
9.01.2016, 2.16





Скучно.Дочитала до 9 гл. и то выборочно. Не интересно вообще.
В сладостном плену - Андерсен БлэйнВика
30.01.2016, 22.18





Роман не затянул, поэтому я его и не дочитала... Сразу как-то не понравилась героиня. Сначала, на палубе корабля, она начала учить хорошим манерам дикого викинга-варвара, топала всё ногой. Потом, во время шторма, вместо того, чтобы сидеть в безопасном месте, героиня начала носиться по скользкой палубе и естественно свалилась в море. Дальше мне что-то читать расхотелось...
В сладостном плену - Андерсен БлэйнМарина
6.02.2016, 8.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100