Читать онлайн Его сильные руки, автора - Аллен Дэнис, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Его сильные руки - Аллен Дэнис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.24 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Его сильные руки - Аллен Дэнис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Его сильные руки - Аллен Дэнис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Аллен Дэнис

Его сильные руки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– Прошу тебя, дядя, не заставляй меня объясняться сейчас. – Энни быстро прошла мимо и начала подниматься по лестнице.
– Почему? Почему не сейчас? – Он бежал за ней, стуча каблуками по паркету, и его голос с каждой секундой становился все более тревожным. – Что-то случилось?
– Нет, ничего. – Энни ускорила шаг, подобрав подол платья.
– Тогда почему ты не можешь сказать, где была? Я заметил, что тебя нет дома, еще час назад. Я уже хотел послать за полицией. – Реджи помолчал, тщетно ожидая ответа. Энни не могла сейчас ни с кем говорить, потому что чувствовала, что готова расплакаться. – Энни! Остановись сейчас же и объясни, где ты была, а не то я запру тебя в твоей комнате до тех пор… до тех пор, пока тебе не исполнится тридцать!
– О, дядя Реджи, как ты можешь быть таким жестоким! – Она остановилась, не зная, то ли ей плакать, то ли смеяться. Слезинка задрожала у нее на ресницах и скатилась по щеке. Она взглянула на дядю, который стоял несколькими ступенями ниже ее в красном бархатном халате, его очки были сдвинуты на кончик носа. Он беспокойно хмурился. – Ты знаешь, что я взрослая женщина. Ты не можешь навсегда запереть меня от целого мира.
– Дитя мое, ты плачешь? Что стряслось? – Выражение его лица смягчилось.
– Боюсь, я сделала из себя посмешище, дядя. – Она смахнула слезинку со щеки и стала медленно спускаться, опустив голову и глядя под ноги.
Когда она сошла вниз, Реджи протянул ей свой белоснежный платок – их у него всегда было в избытке на любой случай жизни, – после чего обнял за плечи и отвел в библиотеку, где усадил в массивное кресло перед камином.
Пока он наливал им шерри из хрустального графина, стоявшего здесь же на столике, Энни использовала дядин платок по назначению. Она немного поплакала, сердясь на себя за эту слабость, после чего вытерла глаза и громко высморкалась. Реджи терпеливо ждал с двумя бокалами в руках, пока она приведет себя в порядок. Наконец она, взглянув на него со смущенной улыбкой, взяла бокал, пробормотала благодарность и сразу же сделала большой глоток.
Реджи внимательно наблюдал за ней, как больничная сиделка, следящая за тем, чтобы пациент выпил рыбий жир до последней капли. Наконец он уселся на стул напротив и, положив ногу на ногу, сам отхлебнул изрядную дозу в чисто медицинских целях.
– Ну вот, моя девочка, теперь, надеюсь, ты чувствуешь себя лучше. Хочешь поговорить со мной?
– Да, конечно. Но я должна начать с признания. – Энни виновато взглянула на него.
Она рассказала Реджи все по порядку о том, как выбралась из дома, пошла на площадь Конго, а потом решила вернуться домой пешком, потому что не нашла кеб. Он изредка прерывал ее вопросами или тревожными восклицаниями.
Когда в своей истории она добралась до инцидента с пьяным бродягой, Реджи вскочил с места, пылая от негодования:
– Где этот мерзавец? Я вызову его! Я… я его…
– Не нужно, в этом нет необходимости. – Она взяла его за руки с невольно сжатыми кулаками и усадила обратно. – Он ничего не успел сделать. Даже не поцеловал меня. Мистер Делакруа случайно проходил мимо и подоспел вовремя, чтобы меня спасти.
– Делакруа? – Услышав это имя, он успокоился, но очень удивился: – Но я не понимаю, как он спас тебя? У него был пистолет?
– Делакруа не стрелял в него.
– Просто припугнул?
– Нет. Он ударил его, и тот потерял сознание.
Реджи раскрыл рот от изумления.
– Странно, – заявил он, придя в себя от шока. – Никогда бы не подумал, что этот молодой человек в состоянии ввязаться в уличную драку. Это характеризует его с лучшей стороны. Я глубоко признателен ему, и мне хотелось бы поблагодарить его. Я полагаю, он проводил тебя до дома? А потом, вероятно, не захотел, чтобы его увидели, и поспешил домой переодеться и принять ванну. – Реджи старался удержаться от улыбки. – Представляю, в каком он был виде! Наверное, его кружева и кольца веером разлетелись вокруг, а?
– Нет, дядя. Мистер Делакруа нокаутировал этого человека одним ударом в челюсть. – Она печально улыбнулась. – И ни одно из его кружев даже не помялось.
– Боже мой! – Лицо Реджи озарила улыбка. – Мне всегда нравился этот юноша, но я не мог понять почему. Теперь я понимаю. Он обладает практической смекалкой. Должен заметить, что он оказал тебе невероятную услугу. – Реджи вдруг нахмурился и поник всем телом.
– Что с тобой, дядя?
– Энни, ты ведь могла пострадать. Милосердный Боже, тебя могли…
– Изнасиловать. Да, я знаю.
– Не представляю, как мы вообще можем выразить ему свою благодарность, – покачал головой Реджи.
Энни решила не разрушать восторженное настроение дяди рассказом о любовных поползновениях самого Делакруа. Сначала она хотела излить свою досаду и ублажить уязвленную гордость, но после, по здравому размышлению, призналась самой себе, что была виновата в их интимном сближении не меньше, чем Делакруа.
К тому же она понимала, что Реджи будет вне себя от ярости, потому что не сможет понять ее собственной роли в этой любовной сцене. Она сама до конца ее не понимала.
– Я очень устала, дядя. Мне нужно прилечь и отдохнуть.
– Конечно же! – Он вскочил, немедленно преисполнившись заботливости. – Если бы я знал, какой ужас тебе пришлось пережить, то немедленно отправил бы тебя в постель. – Он взял ее под руку и повел к двери.
– Превосходно! – Энни весело хохотнула. – Я в полном порядке, так что горячая ванна и получасовой сон окончательно поставят меня на ноги.
– Ты пережила серьезное нервное потрясение. Я думаю, тебе стоит пообедать в постели и оставаться наверху до завтрашнего утра…
– Нет, это невозможно. К обеду должен прийти Джеффри, и я должна повидаться с ним. Не хочешь же ты, чтобы я принимала его в своей спальне, а?
– Господи, да я терпеть не могу, когда он сидит рядом с тобой в гостиной! Энни, не упрямься. Сделай хоть раз так, как я прошу.
– Я часто делаю так, как ты просишь. Но сегодня не могу. Помни, что я взрослая женщина и способна сама принимать решения, даже если они окажутся ошибочными. Ты можешь советовать мне, но не диктовать свою волю.
– Хорошо, больше не буду, – хмыкнул Реджи. – За исключением тех случаев, когда ты вознамеришься предпринять что-нибудь, к чему я не могу отнестись с одобрением. Скажи, ты не возражаешь, если я провожу тебя в комнату? Простишь своего старого дядюшку за излишек внимания?
– Если хочешь и силы позволяют тебе, ты даже можешь отнести меня наверх на руках, – улыбнулась она.
– Ха! Я вряд ли на такое способен. А вот Делакруа… Я начинаю думать, что этот человек способен гораздо на большее, чем мы привыкли о нем думать.
В глубине души Энни согласилась с ним.
Позже, лежа в горячей ванне, от которой шел душистый травяной пар, она постаралась разобраться, почему ее так тянет к Делакруа. Как и прежде, она пришла к выводу, что это всего лишь физическое влечение. Ей по-прежнему неприятны его надменность, самовлюбленность и лень, его манера ухаживать за женщинами… Ей не нравятся его представления об этике и морали, его политические убеждения. Энни не смогла бы найти с ним общий язык ни по одному из этих вопросов.
Правда, иногда он проявляет некоторое человеколюбие: спас ее сегодня днем, с искренним чувством рассказывал о своей семье на кладбище, проявил хороший вкус в выборе любовницы и, похоже, обращается с ней как с настоящей леди. Однако он всегда умудрялся разрушить приятное о себе впечатление какой-нибудь отвратительной выходкой.
Энни тяжело вздохнула и выжала мыльную пену из губки на торчащую из воды коленку. Обезоруживающая правда заключалась в том, что, несмотря на вызывающие, грубые манеры, Делакруа обладал внешностью и фигурой сексуально привлекательного мужчины, который умел восхитительно целоваться. И природная, «примитивная» сторона ее сущности отвечала на его ласки и поцелуи, невзирая ни на что.
Признавшись самой себе в том, насколько похотлива ее натура, Энни погрузилась в ванну целиком, так что над поверхностью воды остались лишь глаза и нос. Что уж говорить, ей понравилось целоваться с Делакруа. И он, к Ренар превосходно умели это делать. И очень похоже. Однако объяснить себе возбуждение, в которое она пришла от близости с Ренаром, она еще могла. Он стоил того, чтобы воспылать к нему страстью. Но почему такой наглец, как Делакруа, вызывал в ней то же чувство?
«Боже мой, неужели знойная Луизиана превращает меня в распутную женщину?» – в отчаянии подумала Энни.
* * *
– Это она?
Люсьен повернул голову на подушке и при тусклом свете свечей вгляделся в лицо Микаэлы. Он лежал на постели одетым. Она стояла в дверях в прозрачной белой ночной рубашке с подносом, на котором дымился кофе и была вазочка с пирожными.
– О чем ты, Микаэла?
– О той блондинке в переулке.
Люсьен напрягся, приятная расслабленность и сонливость мгновенно сменились возбуждением. Но он старался казаться равнодушным к словам Микаэлы. Она села рядом с ним на кровать и поставила поднос на столик. Ее соблазнительной формы бедро вдавилось в матрас, когда она прилегла рядом с Люсьеном и провела рукой по его груди.
– Это о ней ты рассказал мне несколько недель назад, когда я догадалась, что у тебя кто-то есть?
Люсьен онемел от этих слов. Его раздражала проницательность Микаэлы. Он не хотел признаваться самому себе, не то что ей, в том, что Энни стала настолько важна для него, что он уже не может заниматься любовью с другой женщиной. Эта мысль пугала его.
– Микаэла, ты красивая, соблазнительная женщина, – уклончиво отозвался он. – С тех пор как я поселил тебя здесь, я не был близок ни с одной женщиной, кроме тебя.
Микаэла поежилась, медленно выводя кончиками пальцев круги на его груди. Она всегда была такой – очень чувственной и любящей прикосновения. Разве найдется хоть один мужчина в здравом уме, который не сочтет ее желанной?
– В последнее время ты очень напряжен, cher, и ведешь себя как человек, у которого тяжело на сердце. Может быть, ты никого и не любил все это время, но меня ты тоже больше не любишь. Уже несколько недель.
– Обычно ты жаловалась, что я ненасытен. – Люсьен выдавил из себя улыбку.
– Ты знаешь, что мне всегда нравилось то, как мы занимаемся любовью. – Она посмотрела, как он спокойно лежал одетый, после чего нагнулась, от чего ее густые темные волосы упали вперед, и внимательно посмотрела ему в глаза. – Но однажды ты женишься, Люсьен. Скажи, твоей женой станет эта англичанка?
– О Боже! – натянуто рассмеялся он. – Тот человек, который женится на этой маленькой мегере, проклянет все на свете!
– Я говорю серьезно, cher. – Микаэла не разделила его веселья.
Люсьен тоже нахмурился, взял ее за руку и нежно поцеловал в ладонь.
– Ты беспокоишься о своем будущем? Так знай, что я оставлю тебе этот дом и достаточно денег, чтобы начать новую жизнь… с человеком, который, я надеюсь, будет тебя достоин. Может быть, с тем кузнецом, который бросает на тебя влюбленные взгляды каждый раз, когда мы с тобой появляемся на базаре.
Щеки Микаэлы покрылись нежным румянцем. Легкая улыбка коснулась ее губ и тут же исчезла.
– Я беспокоюсь не о себе, Люсьен, а о тебе. А что, если эта английская девушка – любовь, которую ты ждал всю жизнь? Что тогда ты станешь делать с… другой частью своей жизни?
Люсьен никогда не рассказывал Микаэле о своем втором «я» – Ренаре. Они доставляли друг другу физическое удовольствие и заботились друг о друге, но их отношения не были настолько близкими, чтобы делиться мыслями и тайнами, как это обычно бывает у влюбленных. Никто из них не питал романтических иллюзий насчет их будущего. Они были друзьями. А Микаэла к тому же обладала удивительной способностью читать его мысли. Но возможно ли, чтобы она догадалась о Ренаре?
– Что ты подразумеваешь под другой частью моей жизни? – спросил он как можно более непринужденно.
– Ты знаешь, о чем я, – ответила она, не отводя прямого и честного взгляда.
– Правда?
– Да. И коль скоро ты не хочешь подтвердить мои подозрения, я больше ничего не скажу. Но настанет день, cher, когда тебе придется сделать выбор. Я никогда раньше не видела, чтобы какая-нибудь женщина настолько завладела тобой, так эта. Ты всегда, разумеется, флиртовал с дамами, но сдается мне, что теперь встретил свою судьбу.
Люсьен не ответил. Микаэла не сказала ничего нового, о чем бы он сам не думал сотни раз. Противоречие между вынужденным маскарадом и охватившей его страстью к Энни Уэстон разрывало его сердце. Сегодня в проулке он снова вкусил райское наслаждение. Но этот рай был чреват дьявольскими ловушками для нее и для него. Их сегодняшние объятия привели его к пугающему, хотя и невероятно приятному выводу о том, что Энни по какой-то необъяснимой причине отвечает на его ласки. Она отвечает на ласки Денди Делакруа…
Но сегодня мысли его были заняты не только Энни. На вечер они с Арманом запланировали очередной побег рабов. Эта акция должна была дать свободу по крайней мере еще троим неграм, которые влачили жалкое существование в невыносимых условиях здесь, в городе. Хозяйка жестоко избивала их. Люсьен готовил этот побег несколько недель.
Теперь он погрузился в размышления, его взгляд бесцельно блуждал по комнате. Часы на каминной полке пробили шесть раз. Он посмотрел на Микаэлу, которая терпеливо, участливо и немного торжественно ждала, когда он обратит на нее внимание.
– Микаэла, я никогда не расскажу тебе ничего, что может поставить под угрозу твою жизнь. Кто я и что я – вопрос сложный и запутанный. Я не стану утверждать, что мисс Уэстон мне безразлична, но я вовсе не уверен, что она может стать частью моей жизни. – Он тяжело вздохнул.
– Я хочу всего лишь, чтобы ты был счастлив и в полном порядке, Люсьен.
– Я хочу для тебя того же, cher, – нежно улыбнулся он. – А теперь я должен встать и пойти домой, пока не уснул.
– Иногда, Люсьен, мне хочется, чтобы ты был не таким уж благородным. – Микаэла с лукавой улыбкой поднялась с кровати.
– Обычно я вовсе не так уж благороден, как мне бы хотелось, – ответил он с сожалением, гладя ее по щеке тыльной стороной ладони.
– Мы скоро увидимся? – спросила она, провожая его до двери.
Их глаза встретились. Они оба знали, что его следующий приход скорее всего будет последним.
– Да, Микаэла. Мы увидимся скоро.
* * *
Тем же вечером после обеда Энни и Кэтрин оставили Реджи одного и направились в гостиную подождать Джеффри Уиклиффа. Энни была особенно рада не мешать чисто английской привычке дяди пить после обеда портвейн, потому что хотела поговорить с тетей до прихода Джеффри.
– Тетя Кэтрин, не могла бы ты оказать мне услугу? – начала Энни, как только они опустились на мягкую софу у камина.
Кэтрин прислонила трость к подлокотнику и неторопливо расправляла складки на юбке.
– Конечно, дорогая, все, что в моих силах, – ответила она, взглянув на Энни.
– Надеюсь, что это в твоих силах. – Энни взволнованно разглаживала юбку на коленях. – Я хочу, чтобы ты как-нибудь уговорила дядю Реджи оставить нас с Джеффри наедине на несколько минут.
– Вот как? – Расторопные руки Кэтрин замерли, и она пристально взглянула в глаза племяннице: – Могу я узнать, почему ты хочешь остаться с Джеффри наедине? Или ответ на этот вопрос слишком очевиден?
– Нет. – Энни прикусила нижнюю губу и неловко заерзала на своем месте. – Ответ не очевиден, если ты думаешь, что я хочу дать Джеффри возможность пофлиртовать со мной. Это не так.
– Тогда зачем тебе оставаться с ним наедине? Тем самым ты только ободришь его.
Энни придвинулась к ней ближе и заговорщицки прошептала почти в самое ухо:
– Он знает кое-что о Ренаре… И я до смерти хочу это выведать.
– Да что ты! И что же он может знать о нем? – Кэтрин явно заинтересовалась этой новостью, взяла трость и стала нервно вертеть набалдашник.
– У Джеффри есть сведения, что Ренар подготовил еще один побег рабов и собирается переправить их в Канаду. Разве не восхитительно?
– Откуда Джеффри может знать о таких вещах? – нахмурилась Кэтрин.
– У него есть связи.
– Какие связи?
– Понятия не имею. – Энни решила не рассказывать тете о том, что у него есть свой человек среди людей Ренара. Джеффри наверняка этого бы не одобрил. – Какие-то люди, которые роют землю и раскапывают интересные факты для его статей. Но сейчас случай особый, потому что Джеффри знает, где у Ренара назначена тайная встреча, и собирается лично быть там.
– И он хочет рассказать об этом тебе?
– Нет, я думаю, не хочет. Он собирается подразнить меня – держать перед носом морковку и не дать укусить ни разу. Но у меня будет возможность выведать его тайну, если Реджи выйдет из комнаты.
– А зачем тебе знать ее, Энни? Я понимаю, что тебя захватывают эти романтические истории о Ренаре, но не станешь же ты охотиться за ним? Этот человек – разбойник.
– Я не дура, тетя, – устало выдохнула Энни.
Наконец Кэтрин неохотно согласилась увести Реджи из комнаты. Когда Джеффри приехал, Энни так и не знала, каков тетин план, но не сомневалась, что она обязательно что-нибудь придумает. Реджи сразу же присоединился к ним. Он с высокомерной учтивостью кивнул Джеффри, небрежно пробормотал приветствие и уселся читать газету. Обычно он держался с Джеффри с притворной любезностью, но сегодня вел себя попросту грубо, потому что не мог простить молодого человека за то, что тот заронил в голову племянницы идею отправиться на площадь Конго.
В течение мучительных пятнадцати минут Энни терпеливо ждала действий со стороны тети. Наконец Кэтрин привела свой план в исполнение. Она упала в обморок. Энни сначала пришла в замешательство, после чего решила подыграть тете:
– О Боже! Тетя Кэтрин! Что с тобой?
Кэтрин лишилась чувств настолько правдоподобно, что Энни в первый момент испугалась не на шутку. Она готова была подумать, что обморок настоящий, если бы Кэтрин не улучила момент и не подмигнула ей, когда Реджи бросился за бокалом разведенного водой вина, чтобы привести ее в чувство.
Кэтрин понемногу приходила в себя, пока Реджи суетился вокруг нее, хлопал ее по руке и вообще держался так, как будто собирался с ней под венец. Он несколько раз предлагал послать за доктором, но Кэтрин категорически возражала. Наконец ей удалось убедить его, что глоток свежего воздуха спасет ее. Энни удивилась, что дядя всерьез обеспокоен легким недомоганием Кэтрин, а та, судя по всему, получает удовольствие от того повышенного внимания, которое он ей уделяет.
Реджи помог Кэтрин подняться и с величайшей осторожностью и трогательной заботой повел ее из гостиной в холл, даже не оглянувшись на Энни и Джеффри. То ли из-за того, что она оставила трость в гостиной, то ли потому, что решила сыграть свою роль до конца, известная своей выносливостью Кэтрин Гриммс всю дорогу опиралась о плечо Реджи.
– Великолепное шоу! – тихонько хохотнула Энни.
– Энни, иди сюда.
Она обернулась, удивленная развязностью тона Джеффри. Оказалось, что он сидит на диване и похлопывает ладонью по подушкам рядом с собой.
– К чему ты хочешь склонить меня, Джеффри?
– Я не такой болван, – усмехнулся он. – Я видел, как Кэтрин подмигнула тебе, когда Реджи разливал вино, и знаю, что она разыграла обморок. Есть только одна причина, по которой ты захотела бы избавиться от бдительного ока твоего дядюшки. Интересно, что твоя тетя согласилась принять участие в этом розыгрыше.
– И что же это за причина? – Энни приподняла бровь и скрестила на груди руки.
– Чтобы мы могли остаться наедине, – пожал плечами Джеффри. – И если это не приглашение для очередного поцелуя, то тогда что же?
Энни покачала головой, подошла к дивану и села, но так, чтобы Джеффри не мог дотянуться до нее рукой.
– Ты самонадеянный тип, Джеффри. Мне не нужно было оставаться с тобой наедине, чтобы ты меня поцеловал. Разве ты забыл? Ты обещал рассказать мне то, что знаешь, о сегодняшнем побеге рабов, который организовал Ренар.
– Снова Ренар! – с удивившей Энни горечью в голосе и изменившимся лицом воскликнул он. – Неужели ты всегда думаешь только о нем? Или только тогда, когда бываешь со мной?
У Энни мгновенно испортилось настроение. Пренебрежительная манера, в которой Джеффри отзывался о Ренаре, смутила ее. Ей казалось смешным, что он ревнует ее к человеку, с которым у Энни не было никаких отношений, но… неужели он действительно ревнует ее?
– Мне казалось, что мы оба восхищаемся Лисом, – увещевательно отозвалась Энни. – Я думала, тебе интересно разговаривать о нем.
– Да, – ответил Джеффри, проводя ладонью по волосам. – Я действительно восхищаюсь им и люблю говорить о нем с тобой. Но как ты уже знаешь, я не люблю говорить все время, особенно когда хочу, чтобы меня вместо этого целовали.
– Мне жаль разочаровывать тебя, – сказала Энни, несколько уязвленная и испуганная, что ее отказ помешает ей узнать то, что Джеффри знает о Ренаре. – Однако я избавилась от дяди вовсе не для того, чтобы ты меня целовал. Я уже говорила, что еще не готова к этому. – Мысленно она добавила: «Не думаю, что я когда-нибудь буду готова – по крайней мере с тобой». – Ты обещал рассказать о Ренаре, и я подумала, что ты не сможешь это сделать в присутствии Реджи. Только по этой причине я попросила тетю Кэтрин помочь мне.
– Хорошо. – Джеффри вздохнул и печально покачал головой. – Мне давно следовало привыкнуть к твоим женским штучкам. – Несколько секунд прошли в гнетущем молчании, после чего он выдавил из себя жалкую улыбку. Энни была рада даже этому крохотному знаку того, что к нему снова возвращается дружеское расположение к ней.
– Давай не будем терять время. Расскажи мне, что ты знаешь о Ренаре, Джеффри.
Он сидел опустив голову и глядя на свои сплетенные пальцы, затем печально поднял на нее глаза.
– Ну? – настаивала она, сходя с ума от нетерпения.
– Я ничего не могу рассказать тебе, – вздохнул он.
– Ты разозлился на меня и хочешь таким образом добиться своего! – воскликнула она.
– Нет, это неправда. Я действительно не могу этого сделать. Это слишком рискованно для тебя и вообще для всех вовлеченных в это дело.
– Тогда почему ты сказал…
– Я не подумал. Я был не прав, когда пообещал тебе это. Я забыл о своем обещании и вспомнил только теперь, когда оказалось, что ты избавилась от дяди для того, чтобы что-нибудь разузнать о Ренаре, чем разрушила мои самые радужные надежды.
Энни нахмурилась и впала в глубокую задумчивость, после чего сказала:
– Ты не можешь сказать мне, на который час намечен побег? Когда придет время, я буду думать о тебе и постараюсь представить себя там.
– К тому времени, когда мы, мужчины, будем смотреть в лицо опасности, ты будешь крепко спать и видеть сны.
Энни решила пропустить мимо ушей это высокомерное замечание и предпринять еще одну попытку выудить из Джеффри информацию.
– Ты ведь будешь осторожен, правда? Будет ужасно, если ты упадешь с лошади и сломаешь шею.
– У меня нет лошади, Энни. И… слава Богу!.. мне она не понадобится, чтобы… – Он вдруг замолчал и подозрительно посмотрел на Энни.
– Значит, место встречи где-то поблизости? Возможно, в черте города?
– Больше никаких вопросов, Энни. – Он поднялся. – Я знаю, что тебе очень хочется выведать у меня что-нибудь, но больше ни одного слова ты от меня не добьешься.
Она умоляюще взглянула на него. Джеффри тяжело вздохнул:
– И не думай, что я снова поддамся на твои маленькие женские хитрости. Мне пора.
Умоляющий взгляд сменился на хмурый.
– Ты злишься на меня. Это еще одна причина сделать мой сегодняшний визит кратким. – Энни не ответила, и он потянулся за шляпой. – Спокойной ночи, Энни.
Когда он сделал шаг к двери, она вдруг почувствовала себя виноватой и протянула руку, чтобы удержать его:
– Подожди, Джеффри.
Он обернулся и вопросительно посмотрел на нее.
– Мы ведь останемся друзьями? – улыбнулась она.
Джеффри долго и пристально смотрел на нее. Потом вернулся к ней, взял ее за подбородок и поцеловал в губы, жадно и властно, прежде чем она успела возразить.
– Энни, мы больше чем друзья, – рассмеялся он, глядя в ее недоуменные глаза. После чего нацепил фривольно шляпу и направился к двери.
Через несколько секунд Энни, растирая подбородок, на котором остались следы от пальцев Джеффри, услышала, как за ним захлопнулась входная дверь.
Ей следовало рассердиться на него за то, что он поцеловал ее, но в тот момент ее интересовало совсем другое. Она просто ощущала прикосновение его губ к своим. А думала о другом. Энни строила планы, рассчитывала возможности. Она собиралась отправиться на сегодняшнюю встречу вместе с Джеффри. Существовали способы самостоятельно добраться туда. Далее он поможет ей, сам того не подозревая, и никогда не узнает, что она была там. Даже если ее и заметят, то никто ее не узнает. Она устроит маскарад.
* * *
Тем вечером Энни рано ушла к себе, предвкушая предстоящую встречу с Ренаром. Она сказала тете и дяде, что попросила экономку Терезу приготовить ей снотворное. Она знала, что каждый из них посчитает своим долгом заглянуть к ней в спальню прежде, чем отправиться к себе, поэтому решила громко храпеть, как будто действительно приняла снотворное и крепко спит. Реджи похвалил ее за благоразумное желание как следует отдохнуть ночью.
Поднимаясь по лестнице к себе, Энни жалела лишь о том, что у нее не будет возможности понаблюдать за тем, как Кэтрин и Реджи станут общаться после ее «обморока». У нее было чувство, что в их отношениях достигнут поворотный пункт. И теперь между ними будет крепнуть взаимное притяжение.
Реджи всерьез встревожило предположительное недомогание Кэтрин, а она искренне радовалась его заботливости. Но могут ли два таких в корне несопоставимых человека быть счастливы вместе? Энни считала, что они так же различаются во взглядах и отношении к жизни, как она и Делакруа.
В тот момент, однако, Энни занимали куда более насущные проблемы. Прежде чем подняться к себе, Энни заглянула в пустовавшие в то время помещения слуг и тайком проскользнула в маленькую комнатку слуги Реджи, Джеймса. Она взяла то, что ей было нужно, и удалилась, никем не замеченная. Затем она совершила набег на комнату дяди. Вернувшись к себе, она спрятала вещи в шкаф и вызвала камеристку Сару, чтобы та помогла ей переодеться ко сну, причесать и уложить волосы. После чего Энни отправила ее вниз за снотворным.
Когда Сара вышла, Энни не удержалась и, открыв шкаф, нащупала позади висящих платьев мужской костюм, который выкрала из комнаты слуги Реджи. Он был ниже ростом, чем дядя, и обладал более хрупким телосложением, поэтому его костюм был Энни почти впору. К тому же скромный покрой и недорогая ткань, из которой он был сшит, больше подходили для задуманного маскарада.
Энни собиралась потихоньку выбраться из дома, когда Реджи и Кэтрин заснут, пешком дойти до пансиона Джеффри и дождаться, когда он выйдет. К счастью, несколько дней назад он показал ей, где живет, когда они проезжали по Кэмп-стрит – ответвлению Кэнэл-стрит в Американском квартале.
Из разговора с Джеффри ей не удалось выяснить точно, где будет устроен побег рабов, но она знала, что это произойдет поздно ночью, когда она предположительно должна крепко спать. Энни надеялась не опоздать. Джеффри также обронил ненароком, что отправится на тайную встречу пешком. Энни умела быстро ходить и не сомневалась, что с легкостью поспеет за ним.
Энни услышала шаги Сары, возвращавшейся со снотворным, и быстро спрятала костюм обратно в шкаф. Сара внесла в комнату чашку горячего чая, от которого шел пар.
– Вот, мисс, – сказала она. – Тереза говорит, что порошок, чтобы спать, в чае. Она говорит, что его следует выпить весь.
– Хорошо, Сара. Я это сделаю, как только лягу.
Сара кивнула, приподняла москитную сетку, откинула покрывало и взбила подушки. Пока она стояла спиной к Энни, та успела выплеснуть содержимое чашки в умывальник.
– Ну вот, мисс, пожалуйте, – обернулась Сара к госпоже. – Вам тут будет удобно.
– Не сомневаюсь, – с улыбкой ответила Энни. Сара знала о ее неприятном столкновении с уличным пьяницей. Энни подозревала, что все слуги в курсе дела, но каждый знает свою версию этой истории. Она протянула Саре пустую чашку: – Я уже выпила и теперь буду спать крепко, как младенец в колыбели.
– Бог мой, мисс! Вы уже выпили? Но ведь чай был такой горячий!
– Не настолько, чтобы нельзя было вытерпеть. – Энни легла на кровать и натянула простыню до подбородка. Ночь была слишком жаркой, чтобы укрываться одеялом. – Если дядя спросит, скажи, что я выпила снотворное.
– Хорошо, мисс, скажу. – Сара расправила москитную сетку так, чтобы не оставалось отверстий, сделала книксен и улыбнулась.
Как только дверь за ней закрылась, Энни повернулась на бок и стала смотреть в окно. Стояла страшная жара. В ноябре. Здешний климат совсем не похож на британский. К тому же в Англии ей никогда не пришлось бы лежать в постели в нетерпеливом предвкушении такого заманчивого приключения.
Энни нахмурилась. Реджи не одобрил бы ее, называя это глупостью. Да мало кто не отнесся бы к этой затее, как к опасной авантюре. Наверное, так оно и есть. Однако ее желание снова увидеть Ренара – хотя бы издали – было настолько сильным, что у нее не было выбора, кроме как подчиниться движущей силе инстинкта.
Прошлой ночью он был в этой самой комнате, обнимал ее, целовал. Энни закрыла глаза и вспомнила вкус его губ, тепло его рук, ласкающих ее обнаженное тело. Никто прежде не пробуждал в ней такую чувственность, желание жить.
Никто, это правда, кроме Делакруа! Энни неохотно призналась себе в том, что оба мужчины оказывали на нее одинаково разрушительное воздействие. За последние двадцать четыре часа она с обоими вступала в интимное соприкосновение, и, честно говоря, ощущения и воспоминания о них прочно переплелись и перепутались у нее в сознании.
Шторы колыхнулись от порыва ветра, легкий бриз пронесся по комнате и достиг кровати. Энни с наслаждением подставила ему разгоряченное лицо. Луна в эту ночь была почти полной, и по комнате разливался тусклый, потусторонний свет. Ничто не казалось реальным во мраке. Мебель, диванные подушки, безделушки на полках – все словно замерло в неподвижности, за исключением трепещущих штор.
Энни могла заснуть, если бы ее не переполняли нетерпеливое ожидание, мысли о Ренаре и… о Делакруа. Она тряхнула головой. Как бы ей хотелось помешать этому негодяю проникать в ее мысли!
Она услышала какое-то движение и приглушенные голоса за дверью, затем ручка медленно повернулась. Она быстро перевернулась на бок, закрыла глаза и постаралась полностью расслабиться. Ей нужно было убедительно выглядеть спящей, давно и мирно.
Энни почувствовала отсвет лампы на лице, темнота немного отступила.
– Она спит, бедная девочка, – прошептал Реджи.
– Да, – ответила Кэтрин. – Снотворное сделало свое дело.
– Мы должны что-нибудь сделать для Делакруа, – сказал Реджи. – Он действительно спас ей жизнь, этой маленькой дурочке.
– Да, – согласилась Кэтрин. – Надо как-то продемонстрировать нашу признательность.
Наступила пауза, в течение которой, как сочла Энни, ее пристально разглядывали. Она чувствовала себя глупо, но при этом очень любимой. Где это видано, чтобы двадцатитрехлетнюю женщину так беззастенчиво баловали!
В следующий миг пятно света стало отступать, и дверь закрылась. Энни открыла глаза и прислушалась – ее любящие родственники расходились по своим комнатам. Интересно, с какими чувствами они расставались в этот вечер?
Из предосторожности Энни подождала еще около десяти минут после того, как внизу, в холле, в последний раз скрипнула половица, затем отбросила простыни и выбралась из-под москитной сетки. Она зажгла лампу, сделала пламя совсем маленьким, после чего натянула брюки и сюртук поверх сорочки. Надев жесткие полуботинки, она завершила маскарад шляпой, которую позаимствовала в комнате Реджи. Под ней она и спрятала косу, предварительно уложив ее кольцом на макушке, и заколола шпильками. Оставалось лишь надеяться, что шпильки не выскочат и выбившийся из-под шляпы локон не выдаст, что она женщина.
Энни изучила свое отражение в зеркале и вынуждена была признать, что ее распознали бы в два счета, если бы она решила пойти по городу в таком виде днем. Но в темноте, она надеялась, ее импровизированный маскарадный костюм сойдет.
Теперь оставалось лишь подождать несколько минут, прежде чем можно будет выбраться из дома и отправиться к пансиону Джеффри. Она посмотрела на каминные часы. Без двадцати одиннадцать. Она села к туалетному столику и стала ждать, снова разглядывая себя в зеркале… Размеренное тиканье часов наполняло комнату, медленный ход времени не совпадал с ритмом лихорадочного биения ее сердца.
Скоро она снова увидит Ренара. Теперь уже совсем скоро.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Его сильные руки - Аллен Дэнис



сюжет интересный, только роман немного наивный...опять мужчины рассуждают о смысле любви с главными героинями(как по мне, так типичная ошибка всех исторических, да и современных любовных романов!)...
Его сильные руки - Аллен ДэнисSolaria
11.12.2011, 19.19





Достаточно интересно .
Его сильные руки - Аллен ДэнисМари
1.06.2012, 22.08





Всем советую, не пожелеете.. Легко читается, интересный свет))
Его сильные руки - Аллен ДэнисМилена
15.12.2012, 20.00





Кто-нибудь объясните: "она упиралась спиной в его могучую грудь, а ягодицами... В КРЕПКИЕ КОЛЕНИ". При этом оба стоят на ногах!!! Это какое соотношение роста у героев должно быть!!!
Его сильные руки - Аллен ДэнисВика
15.12.2012, 21.35





ха-ха-ха,я тоже нв этом месте задумалась.9/10
Его сильные руки - Аллен ДэнисМарго
16.12.2012, 0.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100