Читать онлайн Его сильные руки, автора - Аллен Дэнис, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Его сильные руки - Аллен Дэнис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.24 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Его сильные руки - Аллен Дэнис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Его сильные руки - Аллен Дэнис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Аллен Дэнис

Его сильные руки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Хотя экипаж не отличался по размеру от всех прочих транспортных средств этого типа, Энни он показался крохотным. Кроме того, везде в тесном пространстве, включая самые дальние уголки, ощущалось присутствиее Делакруа, и его близость с каждой минутой становилась для нее все более невыносимой. Ее пышные юбки и юбки Кэтрин заняли весь проход между сиденьями, и Делакруа пришлось сидеть наклонив колени в сторону. В экипаже горел тусклый фонарь, и Энни несколько раз украдкой взглянула на его невероятно длинные ноги.
Поездка до Притания-стрит оказалась долгой, потому что они попали в длинную вереницу экипажей, развозивших зрителей из оперы, однако рано или поздно они доберутся до Гриммс-хаус, и неизбежность этого удручала Энни.
Им так много нужно было сказать друг другу, столько вопросов хотела задать ему Энни! Но в присутствии Кэтрин поговорить свободно они не могли. Но больше всего Энни хотелось прикоснуться к Делакруа. Труднее всего было удержаться и не трогать его, когда он так близко.
Кэтрин, как назло, не скрашивала напряженную ситуацию своей обычной болтовней. Она была рассеянна, потому что беспокоилась о Реджи. Казалось, ей было совершенно все равно, кто сидит с ней в экипаже; она всю дорогу смотрела в окно и считала фонарные столбы до самого дома.
– Вам понравилась опера, мадемуазель Уэстон?
Энни с удивлением отметила, что Делакруа сменил свой обычный лениво-протяжный тон. Его чистый, мелодичный голос возбуждал ее. Он говорил как Ренар. Сердце забилось у нее в груди быстрее, а кровь забурлила в жилах. Она бросила взгляд на тетю, но та была слишком погружена в свои мысли, чтобы заметить перемену в голосе Делакруа. И все же Энни решила, что он рискует неоправданно, отходя от принятой роли. Кэтрин была совсем не глупа.
– Мне нравится Россини, – ответила Энни после паузы, невольно принимая игру Делакруа и тоже меняя модуляции голоса. – Но сегодняшний спектакль был просто великолепен. В жизни не испытывала ничего восхитительнее.
– Правда? – Он удивленно приподнял бровь. – Неужели вы действительно никогда в жизни не испытывали… ничего восхитительнее?
Она покраснела. Ей не хотелось бы, чтобы он так откровенно двусмысленно понял ее слова.
– Я говорю о театральных постановках, сэр, – притворно-застенчиво ответила она. Его глаза дьявольски сверкали в свете фонаря. – Надеюсь, сэр, вы не сочтете меня слишком навязчивой… – начала она, стремясь нарушить воцарившееся молчание.
– Вас? Навязчивой? – Он изобразил изумление.
– Я просто хотела узнать, не станете ли вы возражать, если я буду называть вас по имени. – Она попыталась противостоять его лукавой улыбке, но тщетно.
Покосившись на отрешенную Кэтрин, он взглянул Энни в глаза, доверительно придвинулся к ней ближе, и у Энни перехватило дыхание. От него веяло чистотой, энергичной мужественностью. Как тогда в хижине. Во рту у нее пересохло, а желудок сжался в комок.
– Вы полагаете для себя возможным называть меня по имени, мадемуазель Уэстон? Ведь это придает отношениям…. некоторую доверительность, не так ли?
Энни нервно облизнула пересохшие губы. Он смотрел на нее с жадностью. Но его пристальный взгляд не помешал ей сохранить невозмутимость.
– Мы с вами друзья, мистер Делакруа. – Она смело взглянула на него и лукаво улыбнулась в ответ. – Не так ли?
Он откинулся на спинку сиденья, по его чеканным чертам попеременно пробегали пятна света и тени. На губах застыла еле заметная улыбка.
– Да, мы с вами лучшие друзья. Я ведь спас вас от соблазнителя, правда? – иронично осведомился он.
Он ждал ответа с невозмутимым спокойствием. Энни была вынуждена признать, что он умеет обращаться с женщинами и что способен довести ее до умопомрачения, прежде чем дать ей то, что она хочет. Разве он не доказал это в хижине? Но пауза затянулась, и Энни решила, что ни за что не заговорит первой.
– Пожалуйста, называйте меня Люсьеном, – сказал он.
– Люсьен, – повторила она, смакуя языком его имя, как тающий шоколад. Ей всегда оно нравилось, даже когда она считала его владельца бездельником и шалопаем. И вдруг она испугалась, что может показаться слишком одурманенной присутствием Люсьена, поэтому бросила взгляд на Кэтрин. На этот раз тетя обратила внимание на них и вопросительно взглянула сначала на Люсьена, потом на Энни.
Люсьен, который всегда был готов снова войти в роль, сидел со спокойно невинным видом. Энни хотелось владеть собой так же. Она старалась изо всех сил и была вознаграждена за старания тем, что Кэтрин вскоре успокоилась. Но только на минуту. Взгляд Кэтрин тут же сменился другим, озабоченным. Она перешла прямо к делу:
– Меня тревожит самочувствие твоего дяди.
– Я знаю, тетя Кэтрин. Я тоже беспокоюсь. Но думаю, что у него просто немного разболелась голова.
– Ты же знаешь, как он заботится о нас… о тебе. Он никогда не оставил бы нас одних на публике.
– Он и сегодня не оставил бы, если бы не был уверен, что мистер Делакруа проводит нас домой. Дядя готов был просидеть весь вечер с нами, хотя голова у него раскалывалась от боли.
– Я знаю. – Лицо Кэтрин смягчилось от нежности. Она укоризненно вздохнула: – Какая глупая беспечность!
Энни посмотрела в окно. Они сворачивали на свою улицу. Ради тети она постаралась придать своему голосу радостное нетерпение:
– Мы почти дома. Меньше чем через пять минут мы будем дома и узнаем у Джеймса, как дядя себя чувствует. Может быть, головная боль у него вообще прошла, и он сам ждет нас.
Это предположение воодушевило Кэтрин. Она немедленно подхватила юбки и приготовилась выпрыгнуть из экипажа прежде, чем лошади полностью остановятся. Энни обратила внимание на Люсьена. Она ожидала увидеть на его лице разочарование, сожаление о том, что их близкое общение скоро закончится. Он же держался невозмутимо и хладнокровно. Его карие глаза сверкали, как угли, и в них отражался… какой-то непонятный замысел. Каковы его намерения?
Экипаж мягко затормозил. Не дожидаясь, пока лакей откроет дверцу, Кэтрин нетерпеливо потянулась к ручке. Люсьен опередил ее, открыл дверцу и, спрыгнув на землю, протянул руку Кэтрин. Она оперлась на его руку и вышла, но когда она собиралась пройти мимо, Люсьен задержал ее. Он притянул ее к себе и стал что-то быстро говорить ей на ухо. Кэтрин слушала его несколько секунд, после чего отрицательно покачала головой и, приподнявшись на цыпочки, что-то шепнула в ответ. Когда она сделала попытку отойти, он снова удержал ее и опять начал что-то с жаром шептать ей. Судя по тому, как держалась Кэтрин, ей не нравилось или она не соглашалась с тем, что говорил Люсьен.
Энни заинтриговал этот странный диалог. Интересно, о чем они спорят? В конце концов, вести тайные переговоры в присутствии третьего лица просто неприлично! Но они продолжали их до тех пор, пока плечи Кэтрин не обмякли и она не согласилась с Люсьеном.
Затем она не оглядываясь направилась к входной двери. Люсьен не обратил внимания на то, что Энни протянула ему руку, ища поддержки, и обратился к кучеру:
– Поезжай по Ривер-роуд, пока я не стукну три раза, а потом возвращайся сюда медленно. – С этими словами он вскочил в экипаж, захлопнул за собой дверцу и опустил кожаные шторы на окнах, так что они с Энни оказались в совершенно интимной обстановке. Затем он откинулся на сиденье и лукаво улыбнулся. – Не говори ничего, cherie, – посоветовал он ей.
– Ты меня похищаешь? – спросила она, потрясенная тем, что только что произошло.
– К сожалению, только ненадолго.
– Что ты сказал моей тете, что она согласилась отпустить меня с тобой?
– Уговорить ее было непросто. Она сердится на меня.
– Это очень… – Она нервно рассмеялась.
– Неприлично? – Он скрестил на груди руки и усмехнулся, как сатир.
– Если Реджи узнает… – Веер выпал у нее из рук на пол.
– Реджи скорее всего уже крепко спит. Джеймс наверняка дал ему снотворное.
– Но если он не спит и ждет нас…
– Вряд ли. Но даже если и так, то Кэтрин сумеет рассказать ему правду.
– Правду? Но… – Энни изумленно склонилась вперед.
– Твоя тетя знает о нас все.
– Она знает, что мы… занимались любовью?
– Да.
– Она знает, кто ты?
– Да.
– Но… но откуда?
Люсьен дотянулся до нее и погладил по щеке кончиками пальцев. Энни почувствовала, как по спине у нее пробежала дрожь.
– Твоя тетя с самого начала знала, что Денди Делакруа и Ренар – один и тот же человек. Более того, она часто помогала мне готовить операции и является частью моей организации. Ты никогда не задумывалась о том, почему Кэтрин регулярно навещает некую мадам Тюссо? И почему они встречаются всегда наедине? Она ведь ездит к ней одна.
– Я думала, что это связано с благотворительностью или с долгой дружбой, которую ни с кем не хочется делить.
– Мадам Тюссо – кузина Армана.
– О!
– Иногда мы все встречаемся у нее. Чаще просто передаем информацию. Твоя тетя очень помогает мне и моему делу. Как-нибудь попроси ее рассказать о том, что она делает. Она великолепный стратег и умеет оказать моральную поддержку. Короче говоря, она смелая и умная женщина.
Сумочка соскользнула с колен Энни и упала на пол возле веера, а она откинулась на спинку сиденья. Люсьен поднял ее вещи и положил рядом.
– Господи! – изумленно произнесла Энни. – Это слишком много для одного вечера. Сначала узнать, что ты ведешь двойную жизнь и совмещаешь в себе двоих – одного, которого я ненавижу и презираю, и другого, которого люблю и которым восхищаюсь. А теперь я узнаю, что моя тетя в твоей организации!
– Но ведь ты никогда по-настоящему не ненавидела Денди, не так ли? – спросил Люсьен. – Скажи мне правду, милая Энни.
– Нет. – Она покачала головой со смущенной улыбкой. – Я считала себя очень порочной, поскольку меня тянуло к нему. К тебе. Каким облегчением для меня было узнать, что я страстно желаю одного мужчину!
– Страстно желаешь? – Его глаза полыхнули обжигающим блеском обсидиана, который только что вытащили из груды вулканической породы, исторгнутой из жерла вулкана на поверхность земли. Власть, которой он обладал над ней, пугала Энни, но одновременно притягивала. Он взял ее руку и начал медленно расстегивать пуговицы на ее перчатке от локтя к запястью.
– Что ты делаешь? – спросила она, вырывая руку. Даже этот невинный флирт, который мог бы привести к полному соблазнению, возбудил Энни до такой степени, что она почувствовала жар в лоне. Но она не могла допустить, чтобы Люсьен так быстро добился своего. Она рассердилась и хотела получить ответы на свои вопросы.
– Я снимаю с тебя перчатки, cherie, – удивился Люсьен.
– Я понимаю… но не думаю, что это хорошая идея.
– А по-моему, великолепная, – улыбнулся он. – И это только начало.
– Где ты был почти полторы недели? – требовательно приподняла бровь Энни. – Я чуть с ума не сошла от беспокойства.
Люсьен снова потянулся к ее руке, она снова убрала ее. Он удивленно улыбнулся и поджал губы.
– Энни, не сердись. Я не мог прийти к тебе. Это слишком опасно.
– Я не знаю, что мне думать. – Энни распрямила плечи и приподняла подбородок. – Ты был прав тогда в хижине, когда сказал, что я не знаю тебя. Я схожу с ума от того, что ты заставляешь меня забыть саму себя.
– А я просто схожу с ума от тебя. – Он склонился вперед и, не прикасаясь к ней руками, поцеловал в ямочку за ухом.
Энни почувствовала, что тает, тепло его губ было равносильно райскому блаженству.
– Ты наглец, который привык к тому, что женщин тянет к тебе, как мух на сладкое.
– Твои губы слаще меда. Боже, какая сладость! – Его руки медленно скользнули по ее плечам вниз. Она чувствовала, что покрывается гусиной кожей от его прикосновений. Он приподнял за подбородок ее лицо и нежно поцеловал в губы.
– Ты негодяй, – простонала она.
– Негодяй, у которого есть очень важное дело.
– Какое?
– Расстегнуть эти чертовы пуговицы, – ответил он.
Ошеломленная и возбужденная его словами, она перестала сопротивляться и молча наблюдала, как умело он обращается с ее перчаткой. Ей пришло в голову, что он раздевал очень многих женщин, поэтому легко с этим справляется. От этой мысли Энни напряглась. Затем в ее мозгу невольно возник образ его любовницы. Он уже снял с нее обе перчатки и целовал запястья. Неожиданно она отняла руку.
– Cherie, что не так на этот раз? – искренне удивился Люсьен. – Или ты стесняешься? – насмешливо предположил он.
– У тебя есть любовница. – Энни отвернулась, прикусив губу.
– У меня была любовница. Теперь нет, – вздохнул он и снова заставил ее посмотреть ему в лицо.
– Это правда? – У Энни защемило сердце.
– Да, с тех пор, как я впервые поцеловал тебя, cherie. По сравнению с тобой блекнет любая, самая страстная женщина. – Он улыбнулся, насмешливо глядя ей в глаза. – Та ночь в хижине… я никогда в жизни не испытывал ничего восхитительнее.
Энни почувствовала, что ее щеки пылают от радости.
– Люсьен, как ты можешь так беззастенчиво лгать? Она умеет доставить мужчине удовольствие, а я…
– Ты самая прекрасная, страстная и желанная из всех, которых я знал, – с чувством произнес он, взяв ее руки в свои. – Я почувствовал это уже тогда, когда впервые увидел тебя на борту «Бельведера». Я полюбил тебя гораздо раньше, чем узнал твое имя.
Она недоверчиво покачала головой, покраснев до корней волос. Внутренний голос не давал ей покоя: он говорит только о желании и никогда о любви. Энни отвернулась.
– Cherie, ты больше не хочешь меня? Теперь, когда я просто Люсьен, ты утратила ко мне интерес?
Она не могла допустить, чтобы он так подумал, поэтому ласково погладила его по щеке.
– Ты не можешь быть просто Люсьеном. Ты великолепен, ты необычный человек, если можешь рисковать жизнью ради другого.
– Но мне хочется быть самим собой. Я не намерен продолжать этот маскарад до бесконечности, – с чувством отозвался он. – Но сначала…
– Сначала ты хочешь разобраться с Боденом.
– Откуда ты знаешь? – изумился он.
– Ты не можешь оставить безнаказанным самого жестокого и бесчеловечного рабовладельца в округе. Бодена нужно остановить, и ты это понимаешь. Как ты собираешься сделать это, Люсьен?
– Это мое дело. Я не хочу подвергать тебя малейшей опасности, посвящая в свои планы. – Он прикоснулся к еле заметному шраму на ее лбу.
– Но, Люсьен, я хочу…
– Тш-ш, ma petite. – Он приложил ей палец к губам, чем заставил замолчать. – У нас сегодня очень мало времени, и я не могу вести разговоры о Бодене. Я хочу потратить его на любовь.
– Здесь… в экипаже? – Она задрожала, но не от страха.
– Энни, похоже, ты не веришь, что это возможно! – рассмеялся он. – Послушай, все в наших силах, если очень хочется. Иногда самые неожиданные обстоятельства доставляют изысканное наслаждение.
Энни не заставила долго уговаривать себя, обняла его за шею, отбросив все сомнения и волнения. Возможно, она никогда больше не увидит Люсьена, но сейчас получит все, что хочет, и выяснит, любит ли он ее… Она страстно прижалась губами к его губам.
Он застонал и прижал ее к груди изо всех сил, зарывшись лицом в ее волосы.
– Энни, я никогда не предполагал, что могу так сильно желать женщину. Господи, я с ума схожу по тебе! – Его губы скользнули от ее уха вниз по шее, оставив на коже горячий след.
Она подставила лицо его жадным поцелуям. Его руки ласкали ее спину. Их поцелуи становились все более требовательными, настойчивыми. Она утратила последнюю связь с реальностью.
Она придвинулась к нему ближе и почти уселась ему на колени.
– Юбка! – пожаловалась она, схватившись за него, чтобы не упасть на пол. Никогда прежде современная мода не досаждала ей в такой степени. Бесконечные ярды дорогой материи мешали заняться любовью!
Люсьен рассмеялся и, схватив ее за запястье, прочно усадил себе на колени.
– Не волнуйся, cherie. Я не дам тебе упасть. А что касается этой кружевной преграды… – Он одним движением стянул ее с Энни, так что между его членом и ее бедрами не осталось почти никаких барьеров. Юбка свисала по обе стороны ее ног, как раскрывшийся розовый бутон. – Повернись, не вставая, ко мне лицом, – приказал он глухим голосом.
Энни раскрыла глаза от немого изумления, но беспрекословно подчинилась. Теперь их лица совсем сблизились. Их не разделяла ни маска, ни кромешная темнота, которые могли скрыть его черты или желание в его глазах. Она положила руки на его грудь, и они поцеловались.
Она почти забыла, в какой неописуемый восторг Люсьен приводит ее своими поцелуями. Их языки встречались, переплетались, ласкали друг друга. Она целовала его подбородок, начинающий зарастать щетиной.
Он поцеловал ее в ключицу, затем провел языком от шеи к груди, которая утопала в кружевах корсажа. Его руки скользнули от талии вверх, и ее грудь оказалась сжатой его сильными ладонями. Энни инстинктивно подалась ему навстречу. Когда он прикоснулся к ее соскам, она невольно застонала от наслаждения.
– Люсьен, я хочу… хочу…
– Скажи, что ты хочешь, Энни, скажи. – Он склонился и уткнулся лицом в ее корсаж.
Она ворошила его волосы, ласкала сильную шею и плечи, чувствуя, как в ней зреет напряжение.
– Это нескромно, – отозвалась она то ли смущенно, то ли игриво.
– Между любовниками ничто не может считаться нескромным.
– Я хочу лежать обнаженной рядом с тобой и чувствовать тебя всем телом и еще увидеть тебя при свете. Всего.
– Ты будешь довольна, если увидишь сегодня только часть меня? – спросил он ласково. – Если экипаж остановят по какой-то причине, я не хочу, чтобы любопытные зеваки застали тебя обнаженной. В любом случае сегодня мы оба получим больше, чем тогда, в хижине, в нашу первую ночь.
– И больше, чем я мечтала, когда выходила сегодня вечером из дома, – согласилась она. – Только я хочу погладить твою грудь. Можно я расстегну твою рубашку, Люсьен?
Она оттолкнула его руки, когда он начал расстегивать свой жилет и рубашку. Ей хотелось раздеть его самой, получая от этого удовольствие. Люсьен терпеливо ждал, пока она справится с пуговицами.
Она чувствовала, что он напряженно следит за ее руками. Он ласкал ее грудь снизу, но не прикасался к соскам, как раньше. Его еще больше распаляла эта любовная игра. Энни торопилась, ругая себя за неловкость.
Наконец она смогла запустить руки ему под рубашку. Его грудь была мускулистой и чуть заросшей жесткими волосами. Ее ладони пылали от соприкосновения с его кожей, рассылая импульсы по всему телу. Его соски оказались маленькими, твердыми, цвета бургундского вина. Она склонилась и прикоснулась кончиком языка к одному из них. Он застонал и сжал ее соски между большими и указательными пальцами.
– Теперь моя очередь, cherie, – глухо пробормотал он и обнажил ее грудь, освободив от корсажа.
Энни не владела дыханием, ее грудь вздымалась и опускалась. Сначала он просто смотрел на нее, не прикасаясь.
– Ты так прекрасна, Энни, – прошептал он, задыхаясь. – У тебя такая нежная кожа, а соски цвета дамасской розы.
Если он не лгал, то это было восхитительно, потому что ей хотелось быть прекрасной для Люсьена. И только для него. Если он не прикоснется к ней немедленно, она сойдет с ума.
И он прикоснулся. Ее грудь утонула в его больших ладонях, он умело поиграл ее сосками, а затем склонился и стал осторожно посасывать их, окончательно сводя ее с ума.
– Люсьен, – хрипло взмолилась она, – люби меня, сейчас!
Он пересадил ее на сиденье рядом с собой, чтобы расстегнуть брюки. Энни с нескромным любопытством наблюдала за тем, как он обнажил свой большой возбужденный член. Он посадил ее сверху. Она удобно устроилась, отодвинув в сторону юбки. Люсьен осторожно вошел в тесное, влажное устье.
Энни была захвачена сильнейшими ощущениями. Быть заполненной любимым человеком в прямом и переносном смысле – разве может быть что-нибудь прекраснее! Слезы радости появились у нее на глазах. Их взгляды встретились и уже не расставались.
– Я люблю тебя, Люсьен, – шептала она, – я люблю тебя.
Он начал двигаться под ней. Сначала медленно, потом быстрее, и Энни следовала его ритму.
Напряжение росло, и вдруг произошел взрыв такой силы, которой она не подозревала. Волны наслаждения накатывали на нее одна за другой. Люсьен прошептал ее имя, как благословение, и в тот же момент его семя наполнило ее лоно.
Энни склонила голову ему на грудь и слушала, как постепенно замедляется лихорадочное биение его сердца. Она чувствовала себя дома в объятиях любимого человека.
Затем они привели в приличный вид свою одежду. Энни села рядом с Люсьеном, и он трижды стукнул набалдашником трости в крышу. Экипаж затормозил, развернулся и медленно покатился к городу.
– Неужели нам уже пора возвращаться? – спросила Энни, в сладкой полудреме покачиваясь в такт движению экипажа. – Мне так спокойно и хорошо рядом с тобой, кажется, что мы спрятались от всего мира в теплый уютный кокон.
Он обернулся и, взяв ее подбородок в ладонь, нежно притянул к себе так, чтобы видеть ее лицо. Он был взволнован.
– Мне бы очень хотелось спрятаться с тобой ото всех, но это невозможно. И я не могу обещать тебе…
Он не закончил фразу. Она тяжело вздохнула. Его рука упала на колени.
Она ни за что не станет давить на него. Она не хочет фальшивых обещаний или вынужденных признаний в любви. Она молилась лишь о том, что однажды он добровольно отдаст ей свое сердце. Она полагала, что он медлит, потому что роль Ренара была очень важной частью задуманного им маскарада, а вовсе не потому, что он сомневается в своих чувствах к ней. Когда Люсьен обнимал ее и занимался с ней любовью, она ощущала себя на вершине блаженства. Она надеялась, что он тоже не притворяется.
– Люсьен, когда я снова увижу тебя?
– Не знаю, – нахмурился он.
– Завтра вечером в Роуздауне состоится костюмированный бал. Я не хотела ехать, но Реджи настоял на том, чтобы мы отдали визит вежливости Бувьерам. Они представили меня обществу, когда я только появилась в Новом Орлеане. Думаю, что они скучные снобы, но я поеду к ним, если буду уверена, что увижу там тебя. Ты будешь там?
Люсьен нахмурился и ничего не ответил.
– Что случилось? У тебя другие планы?
– Нет, напротив, я собираюсь посетить этот бал. Я буду в маскарадном костюме, но, боюсь, ты узнаешь меня теперь под любой маской. Но я не останусь на ужин. – Он говорил хмуро.
Энни почувствовала, что это вся информация, которой он собирался поделиться. Она подозревала, что у него была деловая необходимость присутствовать на балу и он не собирается открывать ей суть дела. Но Энни каким-то неведомым чутьем догадалась, что у него дела с Боденом.
Сердце у нее упало. Как скоро! Опасность противостояния была так близка! Если план Люсьена – каким бы он ни был – удастся, то после этого он сможет посвятить себя ей. Но если что-то пойдет не так… Она стиснула его руку и прижалась к нему сильнее. Она не вынесет, если с ним что-нибудь случится. Он стал частью ее жизни.
– Энни, что случилось? Просто я буду очень сильно скучать без тебя. Завтрашний день кажется мне непостижимой вечностью. – Он продолжал с жаром: – Энни, хоть мы и увидимся, нам нужно будет держаться на приличном расстоянии друг от друга. Ты должна будешь притворяться, что ненавидишь меня. А теперь скажи, ты сможешь это сделать?
– У меня была масса поводов попрактиковаться.
– Не знаю, когда мы сможем быть так близко, как сейчас.
«Это в том случае, если мы снова окажемся вместе». Эта мысль пронзила ее.
– Скоро, очень скоро, Люсьен, – прошептала она.
Он не ответил, и экипаж катился вниз по дороге к дому Энни, как к неизбежному будущему. Энни понимала, что если дело сорвется, она потеряет больше, чем за всю свою жизнь. В объятиях Люсьена она обрела покой и удовлетворение. Но именно поэтому она узнала страх.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Его сильные руки - Аллен Дэнис



сюжет интересный, только роман немного наивный...опять мужчины рассуждают о смысле любви с главными героинями(как по мне, так типичная ошибка всех исторических, да и современных любовных романов!)...
Его сильные руки - Аллен ДэнисSolaria
11.12.2011, 19.19





Достаточно интересно .
Его сильные руки - Аллен ДэнисМари
1.06.2012, 22.08





Всем советую, не пожелеете.. Легко читается, интересный свет))
Его сильные руки - Аллен ДэнисМилена
15.12.2012, 20.00





Кто-нибудь объясните: "она упиралась спиной в его могучую грудь, а ягодицами... В КРЕПКИЕ КОЛЕНИ". При этом оба стоят на ногах!!! Это какое соотношение роста у героев должно быть!!!
Его сильные руки - Аллен ДэнисВика
15.12.2012, 21.35





ха-ха-ха,я тоже нв этом месте задумалась.9/10
Его сильные руки - Аллен ДэнисМарго
16.12.2012, 0.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100