Читать онлайн От себя не убежишь, автора - Аллен Дина, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - От себя не убежишь - Аллен Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.17 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

От себя не убежишь - Аллен Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
От себя не убежишь - Аллен Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Аллен Дина

От себя не убежишь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

К счастью, завтра была суббота, и потому у Глэдис нашлось время обдумать создавшуюся ситуацию. А она складывалась весьма драматично! Решив последовать совету Агнессы и сменив скромный деловой облик «серой мышки» на эротичный образ «сексапильной кошечки», Глэдис внезапно разбудила в своем шефе страсть, которую он уже не мог, да и не пытался скрывать. И к чему это теперь могло привести, оставалось только гадать.
В глубине души Глэдис надеялась на целомудренные ухаживания в стиле черно-белых голливудских фильмов тридцатых годов. Герой дарит героине скромный букетик и ведет ее в кино на последний сеанс. Затем они долго гуляют по ночному городу и наконец стыдливо целуются под окнами ее дома. После этого героиня с сияющими от счастья глазами взбегает по ступеням крыльца, а герой, преисполненный любовью и надеждой получить ее руку и сердце, отправляется в обратный путь, напевая что-нибудь романтическое.
Поэтому она никак не ожидала оказаться объектом столь циничного сексуального натиска, когда ее жадно целуют прямо на рабочем месте, да еще бесстыдно задирают при этом платье! Возможно, Брайан просто привык так себя вести с Кристиной, Деборой, Синтией и им подобными. Но на каком основании он решил, что она, Глэдис, ничем не лучше этих многоопытных кокеток?
Из того, что она стала одеваться не менее ярко и эффектно, чем они, отнюдь не следует, что она будет столь же охотно раздеваться!
Насколько же поведение Брайана отличается от поведения Джека Строумфилда, с печальным вздохом подумала Глэдис. Джек вел себя как истинный друг и настоящий джентльмен, а потому она чувствовала себя с ним на редкость уверенно и комфортно. Более того, их объединяла тайна, о которой ни один из них никогда не рассказывал никому постороннему…
Примерно два года назад они с Джеком поспорили по совершенно пустячному поводу, кажется, о том, какая погода будет в следующую пятницу. Условия их пари были таковы: если выиграет Джек, то Глэдис ведет его в оперный театр, если выиграет она, то Джек приглашает ее на ужин в парижский ресторан, ни больше ни меньше!
К счастью, погода Глэдис не подвела: всю пятницу, как она и предсказывала, в Торонто лил дождь. Джек оказался верен своему слову, и в субботу вечером, успешно перенеся четырехчасовой перелет через океан на сверхзвуковом «конкорде», они сидели в ресторане на Елисейских полях и изучали меню под внимательным взглядом французского гарсона.
Джек сделал заказ. И вскоре они уже с аппетитом уплетали великолепных креветок под майонезом и салат из спаржи, а затем нежную молодую телятину в винном соусе, запивая все это превосходным красным вином прошлогоднего урожая.
Когда дело дошло до десерта, то Джек не удержался и, глядя, с каким упоением Глэдис смакует удивительно вкусное мороженое с клубникой и ананасом, заявил:
– Если я скажу тебе, чего мне сейчас больше всего хочется, то почти уверен, что ты покраснеешь.
– Я и так покраснею, если ты будешь смотреть на меня таким сладострастным взором, – отозвалась Глэдис, облизывая ложечку.
– Ты почти угадала мое желание, – вздохнул Джек и, взяв ее левую руку, поцеловал тонкие пальцы.
– Кажется, воздух Парижа производит такой странный эффект, что я тебя просто не узнаю.
– А на тебя он разве не действует?
– Что ты хочешь этим сказать?
И тут Джек вдруг так смутился, что Глэдис стало его жалко, тем более что она всегда знала, как он к ней относится. Если бы она когда-нибудь влюбилась в него по-настоящему, то лучшего мужа – любящего, преданного, надежного – нельзя было бы и желать!
– Ты не согласишься поселиться со мной в одном номере? – наконец с трудом выговорил он.
Глэдис ждала чего-то подобного, однако на мгновение все же дрогнула и призадумалась. Джек с таким напряжением ждал ответа, что она не захотела его мучить, а потому улыбнулась и кивнула.
– Почему же нет? А то еще потеряемся в этом огромном городе и не успеем вернуться домой!
Каким же восторгом вспыхнули ясные глаза Джека, с какой радостью он принялся целовать ее руки! Затем они покинули ресторан, взяли такси и поехали в гостиницу, расположенную в историческом центре Парижа.
И вот тут, как ни старалась Глэдис придать себе самый невозмутимый вид и не обращать ни на кого внимания, все же не удержалась и, проходя через холл к лифту, бросила на портье быстрый испуганный взгляд.
Но этот пожилой француз, с пышными завитыми усами а-ля Мопассан, словно сошедший с фотографий прошлого века, вдруг улыбнулся ей такой понимающей и добродушной улыбкой, что она сразу повеселела и в ответ едва не показала ему язык.
Номер оказался великолепный – высокие лепные потолки с фресками, роскошные хрустальные люстры, зеркало над настоящим камином и мебель в стиле галантного восемнадцатого века, с гнутыми ножками и шелковой обивкой. Картины, висящие на стенах и изображающие сладострастные забавы античных богов, выглядели подлинниками. Окна были огромные, во всю стену, причем одно из них выходило на балкон, с которого открывалась настолько чарующая панорама ночного Парижа, что у Глэдис перехватило дыхание. А неподалеку белел силуэт собора Святого Сердца с его знаменитыми яйцеобразными куполами.
Пока она стояла, опершись на перила, сзади неслышно подошел Джек. Обняв за талию, он зарылся лицом в ее распущенные волосы, а затем медленно повернул к себе лицом и осторожно поцеловал в губы. Глэдис вздохнула и неуверенно погладила его по щеке…
Затем они направились в ванную, где преобладали голубые и золотистые цвета.
– Ну что ты делаешь, – смущенно лепетала Глэдис, отводя его руки, пытавшиеся расстегнуть ее платье. – Я и сама могу… А ты уверен, что, пока мы будем в ванной, к нам никто не войдет? Ведь ты же заказал шампанское.
– Мы находимся в городе влюбленных, – усмехнулся Джек, – можно даже сказать, в мировой столице любви. Здесь все понимают, что такое страсть и желание, а потому снисходительны и учтивы. Подожди, я включу воду…
Он был так нетороплив, нежен и деликатен, что Глэдис постепенно осмелела. И они принялись ласкать друг друга легкими, дразнящими прикосновениями, шелковистыми от ароматного мыла «Камэй». Потом Джек вытер ее досуха, перенес в спальню и положил на кровать. Полузакрыв глаза и ощущая пленительную истому, Глэдис наблюдала за всеми его действиями, пока не произошло нечто неожиданное – Джек вдруг дернулся, застонал от досады и боли и замер…
Ночи любви у них так и не получилось, поскольку дала о себе знать застарелая травма, полученная им еще во время службы в морской пехоте. Впрочем, они так замечательно провели время, что им некогда было об этом жалеть.
Воскресным утром Джек устроил ей замечательную экскурсию по Парижу. Начали они с Дома инвалидов, где, перегнувшись через перила балюстрады, долго рассматривали гробницу самого знаменитого француза – Наполеона. Это был склеп, посередине которого, на сером постаменте, стоял большой саркофаг, сделанный из темно-красного камня. Верхняя поверхность саркофага была изогнута в виде гигантского каменного свитка и мерцала зловещими бордовыми бликами в свете неярких светильников. А по стенам самого склепа, среди трофейных знамен, покорно свесивших обветшалую бахрому, располагались двенадцать аллегорических фигур, символизирующих наиболее известные победы императора.
Затем Джек повез ее к Новому мосту, на середине которого стоял конный памятник самому популярному королю Франции Генриху IV, а прямо за мостом высилось самое знаменитое сооружение Парижа. Серовато-черный фасад с двумя четырехугольными башнями и острым готическим шпилем, в нишах фасада стоят статуи многочисленных королей, а сверху свешивают свои уродливые головы химеры, бросающие вниз, на людей, хищные взоры каменных глаз, – именно таким запомнился Глэдис собор Парижской Богоматери.
– Кстати, – заявил Джек, когда они оказались на крыше собора. – Вон там, слева, находится тюрьма Консьержери, в которой, дожидаясь казни, сидела несчастная Мария Антуанетта, жена… впрочем, к тому времени уже вдова Людовика XVI. А ты знаешь, что в нее был безумно влюблен один шведский офицер? Он отчаянно пытался спасти обожаемую королеву, для чего и организовал бегство всей королевской семьи из Франции, которое не удалось по чистой случайности, из-за рокового стечения обстоятельств.
– Короля по портрету на банкноте опознал сын какого-то почтмейстера, – вспомнила Глэдис.
– Совершенно верно.
– А что стало с тем шведским офицером? – заинтересовалась она. – Кстати, а он действительно был возлюбленным Марии Антуанетты?
– Скорее всего, да, хотя историки на этот счет расходятся во мнениях, – сказал Джек, немного поразмыслив. – Но очень жаль, если между ними так ничего и не было. Представляешь себе: такая любовь, можно сказать, у подножия гильотины, и…
– И что?
– И нечего вспомнить в последние мгновения жизни! Королева была казнена по совершенно гнусному, абсолютно надуманному обвинению в совращении собственного сына. А шведский офицер, вернувшись на родину и дожив до старости, однажды был вытащен из кареты и растерзан взбунтовавшейся толпой. Ну ладно, хватит о грустном. Становись лучше вон к той химере, а я тебя сфотографирую.
Глэдис подошла к химере. Но, всмотревшись в ее ужасную морду, с визгом отбежала и спряталась за Джека.
– В чем дело? – удивился он.
– Она очень страшная, уродливая и противная! Хочу у другой.
– Ну, тогда сама выбирай.
Глэдис выбрала химеру «с видом на Люксембургский дворец», хотя Джек и уверял ее, что задний план все равно получится цветным, расплывчатым пятном.
Потом она тоже сфотографировала Джека. Но вот сделать совместную фотографию им так и не удалось – как назло, поблизости не оказалось других туристов!
Вдоволь налюбовавшись Парижем с высоты собора, они спустились вниз и, приобретя в сувенирной лавке полный набор гипсовых химер, поспешили в аэропорт.
Уже на обратном пути, в самолете, Джек читал полусонной Глэдис стихи Бодлера:
Я в скорбном восторге тебя почитаю,Как небо ночное, сосуд всех печалей.Тем больше тебя я люблю и желаю,Чем больше ночной тебя мрак покрывает,Чем больше себе представляю, как тыСтремишься укрыться во тьме пустоты.Я в страшной атаке иду напролом,Как будто посажен я в клетку со львом.И нежно люблю тебя, зверь мой жестокий,Мне нравится холод моей недотроги… —
и ласково гладил ее волосы.
А потом он рассказал ей историю своей давней любви, странным образом связанной именно с Бодлером. Об этой истории не знал ни один из его друзей или сослуживцев, включая Брайана.
Глэдис была искренне потрясена услышанным, тем более что у этой любви имелось одно совершенно замечательное последствие…
– Все это произошло несколько лет назад, – рассказывал Джек, – когда я по делам службы, а тогда я еще работал в одной фирме, занимающейся торговлей пушниной, случайно оказался в индейском поселке, расположенном на берегу Большого Медвежьего озера, там, где в него впадает река Макензи. Индейцы жили довольно бедно, так что по сравнению с ними я поневоле ощущал себя миллионером. Развлечений в поселке не было никаких, поэтому я начал всерьез заглядываться на местных девушек.
Одна из них меня особенно поразила. Высокая, худая, черноволосая, она обладала на редкость правильными чертами лица и могла бы считаться настоящей красавицей, если бы не постоянная печаль, которая таилась в ее огромных черных, вечно потупленных глазах.
Она никогда не улыбалась! Я так заинтересовался этой печальной красавицей, что начал наводить справки и вскоре узнал ужасную историю. Оказывается, эту девушку, которой едва исполнилось восемнадцать лет, три года назад изнасиловал отчим. Точнее сказать, даже не отчим, а какой-то мерзавец, который сожительствовал с ее матерью.
С тех пор Тереза возненавидела мужчин и даже не помышляла о замужестве, поскольку каждый из них казался ей насильником и негодяем, способным лишь на то, чтобы воспользоваться девушкой для удовлетворения своих животных прихотей. Все местные парни уже поняли, что ухаживать за ней бесполезно, и оставили ее в покое.
Матери очень хотелось выдать Терезу замуж, поэтому каждый новый отказ приводил ее в бешенство, и она набрасывалась на дочь с кулаками. Бедняжка Тереза неоднократно подумывала о том, чтобы сбежать из дому и поступить послушницей в какой-нибудь католический монастырь. Однажды, еще до наступления совершеннолетия, она даже предприняла такую попытку, но ее быстро поймали с помощью полиции и вернули матери.
Я несколько раз пытался заговаривать с ней, но она испуганно шарахалась в сторону. И все-таки мне удалось с ней познакомиться, причем произошло это благодаря Бодлеру. Не знаю уж, каким образом у Терезы оказался потрепанный сборник стихов этого поэта, но она выучила их наизусть, а когда узнала, что мне тоже нравятся его стихи, стала смотреть на меня другими глазами.
Через какое-то время мы даже подружились, тем более что я вел себя тактично и ненавязчиво и, как она мне потом призналась, совсем не походил на какого-нибудь городского сноба, который абсолютно уверен, что ни одна деревенская девушка не сможет перед ним устоять.
По-моему, сначала она даже не воспринимала меня как поклонника, поскольку держалась со мной очень естественно и не кокетничала. Возможно, она просто не умела этого делать… И возможно, именно это привлекало меня в ней больше всего, так как в наш век развитой цивилизации особенно дорого ценятся естественность и безыскусность.
Чем дольше мы с ней общались, тем больше я начинал увлекаться ею. Помимо красоты Тереза обладала доброй и чуткой душой и вообще во всех отношениях была очень славной девушкой. Я стал дарить ей дорогие подарки, от которых она неизменно отказывалась, чтобы не давать повода деревенским сплетникам. Наконец дошло до того, что я всерьез предложил ей выйти за меня замуж и переехать жить в Торонто.
Я знал, что очень ей нравлюсь, да она меня в этом и не разубеждала. Но что-то мешало ей согласиться на мое предложение. То ли она так до конца и не смогла поверить в мою искренность, то ли боялась, что потом я стану попрекать ее прошлым… При этом ей явно льстило, что о нашем романе говорит весь поселок.
Все это продолжалось довольно долго. И неизвестно, когда и чем бы закончилось, если бы однажды со мной не произошло несчастья.
В тот день я получил довольно крупную сумму денег, чтобы доставить ее в ближайшее отделение банка. Но по дороге туда у меня сломалась машина, и тут вдруг из леса выскочили трое оборванцев. Как потом оказалось, они сбежали из местной тюрьмы, где отбывали наказание за весьма серьезные преступления, причем один из них – за убийство.
Меня жестоко избили и ограбили. Кое-как я добрался до поселка, и первой, кого я там встретил, оказалась Тереза. Увидев меня в столь плачевном состоянии – а я шел пошатываясь, лицо было в ссадинах и синяках, а губы разбиты так, что говорил я с большим трудом, – она подставила свое хрупкое плечо и помогла добраться до моего дома.
Не знаю, сколько в ее чувствах было любви, а сколько жалости и сострадания, но она воспользовалась единственным способом, который у нее был, чтобы хоть немного меня утешить. Впрочем, что я говорю – утешить! Тереза осталась у меня на всю ночь, и это была едва ли не самая прекрасная ночь в моей жизни!
По ее словам, она уже давно меня полюбила, но не принимала моего предложения из врожденной гордости.
«Я никак не могу примириться с тем, – рассказывала она ночью, – что все будут говорить: «Ах, как повезло этой дурочке Терезе, что она отхватила себе такого богатого мужа, и лишь потому, что у нее хватило хитрости так долго водить его за нос!» А мне ни в чем не хочется уступать моему избраннику, хотя это и может показаться странным для неопытной деревенской девушки, которая ничего в жизни не видела, кроме своего поселка».
Я, разумеется, постарался уверить ее в моей любви и преданности и, как мне тогда показалось, сумел это сделать. Во всяком случае, утром она выглядела совершенно счастливой. А что касается меня, то я был даже в чем-то благодарен этим проклятым оборванцам!
На следующий день за мной приехала полиция и отвезла в город, чтобы допросить по поводу ограбления. Затем, прямо из полицейского участка, меня доставили в больницу, где провели тщательное обследование и обнаружили сотрясение мозга.
Мне пришлось провести там несколько дней. Не успел я выписаться, как меня срочно вызвали в главный офис фирмы, и мне пришлось поехать в Торонто. Все это время я никак не мог связаться с Терезой, а потому Бог знает, что она обо мне думала.
Лишь через месяц я снова оказался в том поселке, но, к моему величайшему огорчению, Тереза бесследно исчезла. Ее мать не захотела со мной разговаривать, а от соседей я узнал, что последний раз ее видели на остановке рейсового автобуса.
Больше я ее не видел и могу только догадываться о том, что заставило Терезу покинуть родные места. По-видимому, в тот момент она решила, что я ее бросил, испугалась насмешек местных жителей и решила уехать куда глаза глядят…
Как жаль, что она не поверила в искренность моих чувств! Я очень переживал, постоянно помнил о ней. И вдруг, спустя три года, вся эта история получила совершенно удивительное продолжение…


После возвращения в Торонто Глэдис и Джек продолжали регулярно общаться. Однако романтическое путешествие в Париж так и не получило никакого продолжения. Глэдис по-прежнему относилась к нему только как к лучшему другу и ничего не могла с собой поделать. Джек понимал это, а потому даже не делал попыток предложить ей руку и сердце, лишь его светлые глаза становились все грустнее и грустнее…
Как же сильно она переживала, узнав о его гибели в автомобильной катастрофе!
Все это время парижские впечатления оставались едва ли не самым восхитительным воспоминанием в ее недолгой жизни. Вот если бы Брайан хоть в чем-то походил на Джека! Неужели он от природы настолько толстокожий, что совершенно не ценит романтических отношений? Глэдис тяжело вздохнула… и тут раздался требовательный звонок в дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - От себя не убежишь - Аллен Дина

Разделы:
123456789101112131415161718192021Эпилог

Ваши комментарии
к роману От себя не убежишь - Аллен Дина



Начало вроде ничего но дальше такая мура, не дочитала
От себя не убежишь - Аллен ДинаНатали
10.12.2011, 14.57





если хотите получить сказку,прочитайте.
От себя не убежишь - Аллен Динанелли
3.01.2012, 13.05





Сказка да и только)
От себя не убежишь - Аллен ДинаЕлена
30.10.2013, 19.37





Отлично!!!она умница ничего лишнего, а в героя так я просто влюбилась, хочу такого же))))))
От себя не убежишь - Аллен ДинаРиЙФка
2.12.2013, 23.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100