Читать онлайн Преодолей себя, автора - Аллан Жанна, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Преодолей себя - Аллан Жанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Преодолей себя - Аллан Жанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Преодолей себя - Аллан Жанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Аллан Жанна

Преодолей себя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Сказать, что Элли чувствовала себя последней дурой, направляясь на следующий день на ранчо Зейна Питерса, — это значит не сказать ничего. Стоял великолепный сентябрьский день. Недалеко от шоссе поблескивал ручей, два оленя неподвижно стояли на скошенном поле, наблюдая за взмывшей в небо стаей сорок. Черно-белые трещотки весело, словно играя, кружились над землей. Солнце пронизывало лучами густую листву деревьев, растущих на склонах, рассеивая теплый золотистый свет. На изгибах дороги открывался вид на Элк-горы. Обычно взгляд на эти суровые вершины наполнял душу Элли спокойствием и умиротворением, но только не сегодня. Девушка не переставала удивляться, почему все-таки Зейн позвонил ей. Ее не тронула его просьба. Она согласилась взглянуть на лошадь из чувства жалости к животному, а вовсе не для того, чтобы возродить отношения с Зейном. Элли и оделась соответственно — в затертые до белизны джинсы, вытащенные из корзины с грязным бельем, и старую рубашку, когда-то принадлежавшую Уорту и на которой сейчас спал Муни.
Медленно въехав во двор ранчо, девушка остановилась возле конюшен. Ей совсем не хотелось проходить мимо дома. При ее приближении лошадка бросилась к дальней стене загона, недоверчиво и испуганно глядя оттуда на Элли. Что и говорить — кобылка вызывала восхищение: большие белые пятна на черных боках и белая звездочка на лбу. Великолепное мускулистое туловище при сравнительно небольших размерах свидетельствовало о породистости лошади. Морда кобылки была необыкновенно красива и изящна. Для Элли такие лошади всегда символизировали легендарный и романтический Старый Запад. Но во всем ее облике чувствовались страх и напряжение плотно сжатая пасть, раздувающиеся ноздри и широко открытые глаза. Было ясно, что животное отчаянно хочет убежать и скрыться с глаз.
Элли сразу поняла, что Зейн находится где-то поблизости. Она просто кожей чувствовала его присутствие. И то, что он внимательно наблюдает за ней. Она не позволила ему заговорить первым.
— Изумительная лошадь, — сказала она. — По-моему, у тебя не должно возникнуть проблем с ее продажей.
— Ты права, — ответил Зейн, появляясь из конюшни. — Продать эту кобылку на самом деле очень легко. Только это не выход из положения.
Воцарилось молчание. Элли продолжала наблюдать за лошадью. Она не стала спрашивать Зейна, почему он позвонил именно ей, не заговаривала об их прошлом, о жене и дочери. Им просто было не о чем говорить. Единственное, чего ей хотелось, — это поскорее уйти.
— Так что же с ней случилось? — спросила она и тут же попеняла себе за внезапно сорвавшийся вопрос.
Это означало продолжение разговора, а именно разговора она и стремилась избежать.
— Один недоумок решил поиграть в ковбоев и заняться разведением рысаков. При этом даже не удосужился узнать, что если у одной из пары лошадей ровного окраса есть хотя бы один убывающий ген, то они могут воспроизвести потомство с пятнистой шкурой. Когда этот тип обнаружил, что не может зарегистрировать эту кобылку, он решил попросту избавиться от нее. Потом она попала к парню, совершенно не умеющему обращаться с лошадьми. Он, по-видимому, думал, что перед ним взрослая, объезженная лошадь. Когда же убедился, что кобылка полудикая и с ней нужно много работать, он перепродал ее одной избалованной девчонке. Та в свою очередь считала, что лошадь умная, сообразительная и послушная. Столкнувшись же с полным неповиновением, девушка нещадно хлестала ее, считая это лучшим средством заставить животное что-нибудь понять. В конце концов кобылка попала в руки к мужику, который пытался грубо сломить ее волю, постоянно запугивая и жестоко наказывая ее. Узнав эту грустную историю, я решил вмешаться.
На первый взгляд их разговор был довольно обычным, но, хорошо зная Зейна, Элли чувствовала, как он напряжен.
— Ну что ж, я полагаю, можно попробовать начать потихоньку объезжать ее, — с усилием произнесла она.
— Ты только начни, а я присоединюсь к тебе позже. Первым желанием Элли было тотчас же отказаться, но эта милая затравленная лошадка уже тронула ее сердце. Не правильный подход и ошибка в обращении могут привести к тому, что животное будет потеряно навсегда. Элли вернулась к машине.
— Я боюсь, это займет много времени.
— Так ты попытаешься?
— Посмотрю, как пойдут дела. Сейчас, когда Дженни уехала, на меня свалилось много дел в агентстве.
— Я слышал, ты больше не преподаешь, — заметил Зейн и, чуть помедлив, спросил:
— Элли, могу я завтра привезти лошадь?
— Нет, лучше я привезу Куппера сюда.
— Тогда, может быть, выпьешь кофе или чаю со льдом?
— Не стоит, — отказалась девушка, собираясь открыть дверцу.
Но Зейн не дал ей уехать. Он прислонился к машине и пристально взглянул в лицо Элли. Его серые глаза смотрели настороженно и властно, завораживая и притягивая ее взгляд. Ему столько хотелось сказать ей! О том, как он бесконечно скучает, как сильно жалеет об их разрыве и… как любит ее. Но, словно боясь собственных мыслей, Зейн поспешно произнес: , — Мы с тобой так давно знаем друг друга. Неужели мы не сможем остаться друзьями?
— Нет. — Она холодно посмотрела на него. — Я привыкла доверять своим друзьям, а ты уже проявил себя. И отойди, пожалуйста, от машины.
— Поверь, я отдал бы все на свете, если бы мог изменить прошлое.
— Как драматично! — язвительно парировала девушка. — Ты забыл, что дважды в одну реку не войти?
Зейну безумно хотелось сломать этот барьер между ними, но он не знал, как это сделать.
— Я не хотел причинить тебе боль и… Выражение ее лица заставило его замолчать.
— Ничего, как видишь, не умерла, — жестко ответила Элли и попыталась оттолкнуть его.
В его глазах она заметила жадный блеск, и ей захотелось дать ему пощечину.
— Элли, выслушай меня. — Зейн умоляюще сложил руки и быстро заговорил:
— Помнишь тот день, когда ты прогнала меня, сказав, что я очень похож на твоего отца и между нами все кончено? В тот момент я действительно думал, что потерял тебя навсегда. Ким выслушала меня в ту ночь. Я не собирался спать с ней, чтобы вернуть тебя или заставить ревновать.
Элли усмехнулась и недоверчиво посмотрела ему в глаза.
— Хорошо, — свирепо сказал он, — может, я обманываюсь. Может быть, я хотел доказать самому себе, что меня можно любить, несмотря на мои многочисленные недостатки. И что я доказал? Что я безответственный и упрямый человек. Все точно как ты сказала.
Элли не пыталась даже спорить с ним, а Зейн упрямо продолжал:
— Сейчас уже неважно, почему мы были близки с Ким, но потом я узнал о ее беременности и что это мой ребенок. Я не мог не жениться на ней.
Зейну было все равно, верит ему Элли или нет. Он принялся сбивчиво рассказывать ей о том, как в тот злополучный день, не понимая, что делает, он напился. В первый и последний раз в жизни. Уже позже он осознал горькую цену своего сумасбродства, нелепого желания утопить тоску и отчаяние в алкоголе.
— Да, я знаю, было нечестно жениться на ней без любви. Но я искренне думал, что мы сможем жить вместе и воспитывать нашего ребенка. Я хотел, чтобы у нас был настоящий брак. Во всех отношениях. — Зейн посмотрел на Элли и по ее лицу понял, что она догадалась о значении этих слов. — Но мы не были счастливы.
— Меня это не касается, — отрезала девушка. Но он уже не мог остановиться. Боль и горечь прожитых лет переполняли его.
— А ты поинтересуйся. — Зейн сжал кулаки. — Поинтересуйся, почему мы не были счастливы.
— Я не желаю ничего знать. — Она упорно стояла на своем.
— Спроси меня, — пробормотал Зейн сквозь стиснутые зубы.
По лицу Элли он понял, что ей хочется послать его к черту.
Она тяжело вздохнула и с усилием произнесла:
— И почему же вы не были счастливы? Ее снисходительный тон приводил его в бешенство. Он уже был готов встать перед ней на колени, но это, похоже, лишь забавляло ее. Элли даже не смогла скрыть презрительную улыбку.
— Вот почему, — прошептал он и, взяв в ладони ее лицо, властно прильнул к губам.
Запах ее волос завораживал, тепло нежной кожи звало сделать следующий шаг. Зейну хотелось прижать ее к себе, ощутить упругость ее живота, налившихся грудей, ласкать это восхитительное тело, дотронуться до всех потаенных уголков.
Элли была настолько ошеломлена, что сразу не оттолкнула его, но и не ответила на поцелуй. Его тело напряглось от возбуждения, когда он раздвинул языком ей губы и скользнул внутрь, ощутив нежный и сладкий вкус ее рта. Зейн чувствовал, что уже с трудом владеет собой. Элли будила в нем самые примитивные эмоции. Он хотел заполучить ее любой ценой. Такие глубокие и первобытные ощущения Зейн испытывал впервые.
Элли была потрясена не меньше его. Она была не в силах сопротивляться жаркой, тревожной волне, поднимавшейся из самой глубины и, заставлявшей забыть о том, что за человек стоит сейчас перед ней. Он, разумеется, чувствовал ее замешательство, и это возбуждало его еще больше. Может, он допустил ошибку? Ее волосы, бархатистая кожа, ее аромат пьянили его. Женщину, настолько созданную для любви, ему еще не приходилось встречать. Невероятным усилием Зейн заставил себя оторваться от губ Элли и отступить назад. Он стоял перед ней с горящим взглядом и тяжело дышал.
— Я думаю, теперь ты все поняла. Элли сумела скрыть охватившее ее волнение и выглядеть холодной и безразличной.
— Понимаю, — кивнула девушка. — Ты испытывал силу своих поцелуев на жене, но они не так ей понравились, как когда-то мне. — Голос у нее задрожал. — Больше не целуй меня.
Она, как будто нарочно, отказывалась понимать его. Это лишь утвердило его в мысли, что Элли сражается не только с ним, но и со своими чувствами.
Зейн невольно улыбнулся. Элли вступила на тропу войны, а он любил сражаться. Когда же он победит… Улыбка исчезла с его лица. Он больше не будет таким глупцом и не потеряет ее. Нужно только немного подождать и дать ей время все обдумать и взвесить. Ему безумно хотелось снова поцеловать Элли, но он сдержался и лишь трепетно провел рукой по ее щеке, а потом нежно прикоснулся пальцем к ее подбородку.
— Я не стану целовать тебя, пока ты сама этого не захочешь.
Эти слова почему-то прозвучали несколько снисходительно. Глаза Элли гневно вспыхнули.
— Прекрасно. Значит, мы подождем, пока я сама решу броситься в твои объятия. Только, боюсь, тебе придется долго ждать.
Принимая его молчание за согласие, Элли решительно открыла дверцу машины. Скорее бы убраться отсюда прочь!
— Папа, кто приехал? — раздался из дома голос Ханны.
— Элли Лэсситер. Та самая леди, с которой ты познакомилась на свадьбе, — крикнул Зейн.
— Хочу увидеть Элли.
— Мне пора, — поспешно возразила она, но Зейн придержал дверцу:
— Прошу тебя, только поздоровайся с ней.
— Мне не очень интересно общаться с твоей дочерью, — холодно и жестко произнесла Элли.
Зейн отшатнулся, словно его ударили хлыстом. Значит, ничего не изменилось. Глупец же он, что рассчитывал, будто она растает от его поцелуев. Элли никогда не поймет и не простит его. Да, она согласилась помочь и поработать с его лошадью. И будет часто приезжать к нему на ранчо. Они будут встречаться, но за этим ничего не последует. И он должен довольствоваться таким положением дел.
Ханна подбежала к ним и прижалась к отцу. , — Привет, Элли. Как ты здесь оказалась?
— Я приехала посмотреть на вашу лошадь, — отрывисто ответила девушка.
На душе у Зейна было тяжело, но при виде своей дочурки он не смог не улыбнуться. Она выглядела нелепо и неопрятно в грязной рубашке и джинсах. Вдобавок ко всему где-то потеряла пуговицу. Он был чрезвычайно доволен, что девочка начала понемногу обучаться рукоделию. Сам он с трудом вдевал нитку в иголку, которые просто терялись в его огромных руках.
— Правда, наша лошадка очень красивая? Папа сказал, что ей нужно в школу, а ты учительница.
— Уже нет. Была когда-то.
Ханна энергично тряхнула рыжими локонами.
— Папа сказал, что ты будешь учить нашу лошадку. Он обещал мне это.
Каждый раз на словах «папа сказал» девочка делала акцент, как будто доказывала себе и другим их значимость. Зейн криво усмехнулся.
— Твой папа любит давать обещания, а сам не всегда их выполняет. — Элли вставила ключ зажигания, нервно поворачивая его. — Извини, но я больше не приеду.
Зейн отказывался верить. Он прекрасно знал, как важны для детей определенные вещи. Знала это и Элли. Слова девочки дали ей в руки козырь и возможность к отступлению. Ему захотелось завыть от отчаяния. Боль несбывшихся надежд захлестнула его.
Резко захлопнув дверцу машины, он склонился к открытому окну.
— Ну что, Алберта, сейчас тебе лучше? Когда-то я предал тебя, а теперь ты отыгрываешься на несчастном животном и маленькой девочке, которая потянулась к тебе. Неужели ты можешь чувствовать себя достойно, опускаясь до моего уровня? Так вот что я скажу тебе, дорогая. Ты не представляешь, как можно жить, постоянно ненавидя себя, и думать об этом с утра до вечера.
— Кажется, мы жалеем себя? Почему бы тебе не выпить пива? Ты мгновенно забудешь о своем плохом настроении. Раньше тебя это успокаивало.
Эти слова причинили ему почти физическую боль. Он отступил, а автомобиль рванул с места, оставляя за собой клубы пыли.
Добравшись до автострады, Элли съехала на обочину и остановилась. Ее всю трясло. Черт! Зачем судьба снова свела ее с этим человеком? Ей этого совсем не нужно, она не хочет иметь с ним ничего общего.
Девушка сжала руль до боли в пальцах. В присутствии Зейна Питерса она теряла контроль над собой, и это бесило ее больше всего. Стоило ему приблизиться, как ее тут же охватывала дрожь. Из горла Элли вырвался сдавленный смех.
Она критически оглядела себя в зеркало. Те же голубые глаза, чуть взлохмаченные светлые волосы, точеный подбородок, аккуратный носик. Только рот был чужим, после того как произнес эти отвратительные слова, произнес спокойным, ледяным тоном.
Закрыв глаза, Элли откинула голову назад, на душе было мерзко и пусто. Очень хотелось во всем обвинить Зейна, но она понимала, что сейчас была виновата сама, а точнее, ее уязвленное самолюбие.
Включив зажигание, девушка развернула машину в сторону ранчо.
Кобылка присоединилась к группе лошадей на близлежащем пастбище. Зейн стоял у изгороди, наблюдая за ними. Девочка сосала большой палец, прижавшись к ноге отца. Элли заставила себя подойти к ним. Зейн никак не отреагировал на ее появление.
— Я хочу извиниться за свои слова, — выдавила она. — Сожалею, что не сдержалась и наговорила много лишнего в присутствии твоей дочери.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он заговорил:
— Я не прикасался к спиртному с той самой ночи.
— Это хорошо, — произнесла Элли. Он имел в виду ночь, проведенную с Ким Тэйлор. Зейн выпрямился и посадил дочку на плечи.
— Спасибо, что вернулась. Тебе наверняка было нелегко извиниться — и, поверь, я ценю это. — Он повернулся и медленно пошел к дому.
Элли нервно потерла ладонью шов на джинсах. Зейн не старался сгладить неприятный осадок от их разговора.
— Завтра не ставь лошадь в загон.
— Хорошо, — ответил он, не оборачиваясь.
— Больше ты мне ничего не скажешь? — прокричала девушка ему в спину.
Зейн остановился и повернулся к ней.
— Я пытался достучаться до тебя, но потерпел фиаско. Что ты еще хочешь услышать?
— Ну ты хоть бы немного удивился, когда я вернулась.
— А я не удивлен. Я был уверен, что завтра ты будешь здесь.
— Нет, — покачала она головой, — ты знал, что я вернусь именно сегодня.
Зейн горько усмехнулся.
— Алберта, иногда мне кажется, что я лучше знаю тебя, чем самого себя.
— А по-моему, ты совсем меня не знаешь. Иначе тебе было бы известно, что я ненавижу, когда меня называют Алберта.
— Я это знаю, — ответил он, поглаживая ножку дочки. — Да, Алберта, я был уверен, что ты вернешься именно сегодня.
Не сказав больше ни слова, он направился к дому, оставив Элли в одиночестве.
Она стиснула зубы. Боже, как она ненавидела этого человека! Его дразнящую улыбку, манеру говорить и даже девочку, которая не была ее дочкой. Ненавидела его широкоплечую, мускулистую фигуру, его мужественное лицо, ласковый и пристальный взгляд серых глаз, заставлявший ее трепетать и бросаться к нему в объятия. Став опытнее и мудрее, Элли поняла разницу между любовью и обычным физическим влечением. Кроме того, он больше не раскрывал ей объятий. Теперь он обнимал только свою дочь.
По выражению лица девушки Зейн понял, как был близок к тому, чтобы все разрушить. Единственным оправданием было головокружительное состояние, овладевшее им при виде Элли. И до тех пор, пока она не вернулась, он даже не мог понять, как испуган. Услышав же ее тихий голос, он был готов кричать от радости.
Его неудачная женитьба и рождение дочери ничего не изменили — он продолжал желать Элли Лэсситер. И сейчас готов был биться об заклад, что она стоит и смотрит ему вслед.
Зейну безумно хотелось побыстрее уложить Ханну, вернуться к Элли, сорвать с нее одежду и овладеть ею прямо здесь, на земле.
И тогда потерять ее уже навсегда.
Ее согласие поработать с лошадью несколько утихомирило его самолюбие. С бедным животным будет масса проблем, поэтому Элли придется часто приезжать на ранчо. Но удастся ли ему за это время сломать возникшую между ними стену непонимания и отчуждения?
Шлепая по полу босыми ногами, Ханна подбежала к отцу. Зейн ласково улыбнулся девочке.
— Ну что, милая, готова послушать сказку перед сном?
Но девочка серьезно взглянула на него.
— Почему Элли так разговаривала с нами?
— Видишь ли… — он замялся в нерешительности, не найдя сразу что ответить, а потом посадил Ханну к себе на колени. — Когда людям делают больно, они становятся очень сердитыми. — И, не дожидаясь вопроса дочери, кто же причинил боль Элли, Зейн ловко перевел разговор на другую тему:
— Помнишь, как однажды ты порезала большой палец на ноге? Девочка кивнула.
— Мне было так больно, я даже плакала немножко.
— Ты не просто плакала, а ревела, как голодный медведь. — Зейн грозно зарычал и сделал вид, что хочет укусить ее за шею.
Но девочка, заливаясь смехом, попыталась увернуться от отца и прокричала:
— Нет! Я кричала вот так! — Она набрала побольше воздуха и заревела изо всех сил.
Зейн рассмеялся, крепко прижал Ханну к себе и с наслаждением зарылся в ее волосы, вдыхая запах детского шампуня. Затем встал и, крепко держа дочку, сказал:
— Пойдем, маленькая медведица, пришло время для вечерней молитвы и сказки. Ты устала.
Уже лежа в постели, девочка зажмурилась и, соединив ладони, заговорила:
— Привет, мамочка. Мы с папой сегодня играли в медведей.
Зейн не понимал, что означают эти ночные разговоры и обращение к матери, которая была далеко не ангелом и не святой. В книге для родителей он не смог найти подсказку, как можно разъяснить ребенку смерть матери. Но Ханна, толком не знавшая и не помнившая Ким, боготворила ее. Зейн очень надеялся, что его дочь никогда не узнает о злости, ненависти, боли и предательстве.
Он нежно погладил рыжие локоны малышки. Он не сможет всегда защищать ее. Лошади ломают ноги, собаки кусаются, дети в школе бывают подчас очень жестокими. И завершают этот список люди, которые тебя предали. Как уберечь Ханну от мужчин, подобных ему? Мэри Лэсситер оказалась не в состоянии уберечь Элли.
Куппер радостно заржал, приветствуя Уорта, подошедшего к трейлеру. Тот потрепал коня по холке и с улыбкой обратился к сестре:
— Тебе помочь?
— Если ты таким образом пытаешься узнать, куда и зачем я везу Куппера, то не беспокойся — я уже обо всем доложила маме.
— Мне утром звонил Зейн и сообщил, что ты согласилась поработать с одной из его лошадей.
Погрузив коня, Элли ободряюще похлопала его по крупу и закрыла дверцу.
— Я буду помогать не Зейну, а лошади.
— Хочешь, поговорим об этом? — с готовностью предложил брат. — Я никогда не видел, чтобы вы с ним ссорились, до той злосчастной ночи, когда он отправился в бар. . — Я всегда чувствовала, что в какой-то момент Зейн может стать таким же неуправляемым и сумасбродным, как Боу, — горько усмехнулась Элли. — И не представляла, как была близка к истине.
Через два дня после их размолвки Зейн вернулся к ней с извиняющейся улыбкой на губах, букетом цветов и кольцом. Она простила его тогда, потому что безумно любила и верила, что со временем он изменится и будет отдавать отчет своим поступкам. Но потом Зейн небрежно упомянул, что после их ссоры он отправился в местный бар и напился, празднуя свою свободу. И, как бы невзначай, добавил, что очень симпатичная барменша настойчиво приглашала его в свою постель.
— Но это же было пять лет назад, — заметил Уорт. — Зейн тогда повел себя как капризный ребенок. Ты не допускаешь, что за это время мужчина может измениться, и притом в лучшую сторону? По-моему, нельзя не признать, что он достойно несет ответственность за то, что натворил. И заметь, выбрал не самый легкий путь. Зейн вполне мог признать ребенка и помогать ему и при этом не жениться на Ким Тэйлор.
Элли положила упряжь в трейлер.
— Ты поступил бы именно так?
— Нет, я бы женился. Мне, конечно, не в чем упрекнуть маму и дедушку, но я не считаю, что Боу был настоящим отцом для нас. И я никогда бы не оставил своего ребенка.
Элли пожала плечами.
— Бесполезные разговоры. Обратной дороги все равно нет.
Уорт с изумлением взглянул на сестру.
— Ты рассуждаешь как Йене. Он всегда считал, что любую ситуацию можно разрешить избитой фразой.
— И был прав.
— Послушай, Элли, теперь, когда Зейн вдовец, ты можешь снова попытаться устроить свою жизнь.
Он посторонился, и Муни ловко прыгнул на переднее сиденье.
— Меня это не интересует, — вяло ответила девушка, садясь за руль.
Уорт пожал плечами и отступил назад, давая сестре проехать.
Двигаясь вниз по шоссе, она с раздражением думала, что у брата уже вошло в привычку относиться к ней как к десятилетней девчонке.
— Ему определенно не идет роль свахи, — сказала она своей собаке, внимательно смотревшей в окно.
При звуке голоса хозяйки Муни неторопливо повернулся и положил ей голову на бедро. Элли ласково погладила его по голове.
— Ну кому нужен мужчина, если есть такая замечательная собака?
Тихое сопение послужило ответом на этот риторический вопрос.
Мужчины. На них абсолютно ни в чем нельзя полагаться. Они могут подвести и предать в любой момент. Только ее дедушка и брат были приятным исключением. Боу всегда говорил, что Уорту очень подходит его имя. На него всегда можно было рассчитывать в трудную минуту .
Сворачивая с шоссе, Элли с тоской подумала, что ему лучше было бы не ворошить прошлое. Даже по прошествии стольких лет она болезненно воспринимала случившееся. Никто не властен воскресить их прежние чувства. Человек не должен страдать от неразделенной любви, особенно если так ошибся в своем партнере. . Уорт говорил ей, как трудно было его другу решиться на заведомо неудачный брак. Что ж, Зейн сделал свой выбор. А у нее такой возможности не было. Она должна была просто смириться с его решением.
Элли сжалась при мысли, какой доверчивой и легковерной она была когда-то. Незадолго до их свадьбы ей уже казалось, что Зейн вполне созрел для семейной жизни и хорошо обдумал свои планы на будущее. Теперь-то она понимала, какое чувство вины испытывал Зейн из-за того, что был близок с Ким. Но Элли и сейчас не могла сказать с уверенностью, что поступила правильно, отказавшись от Зейна. Она внушала себе, что поступить иначе было просто нельзя, и к тому же пять лет назад она была такой неопытной и неискушенной, ничего не знала о мужчинах.
Ее внимание привлекла осина, блестевшая в лучах осеннего солнца. Тогда стоял такой же солнечный, но весенний день и осины были зелеными. Казалось, все впереди. Элли сидела на террасе, ожидая Зейна, и с радостью думала о предстоящей свадьбе. Она вдруг ясно вспомнила выражение его внезапно осунувшегося и побледневшего лица, когда он медленно произнес роковые слова:
— Я изменил тебе, Элли, с Кимберли Тэйлор. Она беременна, и я обязан жениться на ней. Между нами все кончено.
Элли понимала смысл сказанного, но ее мозг отчаянно отказывался верить.
— Что это значит? Как? Когда? Я не понимаю, о чем ты говоришь.
Зейн молча стоял перед ней, стиснув зубы и нервно теребя поля своей шляпы.
— Я был очень пьяным и переспал с ней в тот день, когда ты разорвала нашу помолвку. К несчастью, она забеременела.
— Я не верю тебе, — прошептала Элли.
— Как бы я хотел, чтобы это было ложью. У меня нет слов, чтобы выразить все, что я чувствую. Я сыграл с тобой прескверную шутку.
Элли даже не шелохнулась. Еще немного — и оцепенение пройдет, а на смену ему придут боль, отчаяние и ужас.
— Ты собираешься жениться? — спросила она, не узнавая собственного голоса.
— Я столько думал об этом, но это единственный выход для меня. Прости, я ничего не могу изменить.
— А как же я? Что будет со мной? — Ее трясло как в лихорадке.
Зейн опустил глаза.
— Ты найдешь человека, который действительно стоит тебя.
И, круто развернувшись, он направился к своему пикапу.
Тогда Элли пронзительно закричала. Она проклинала его, обзывала самыми оскорбительными словами. Зейн стоял около машины и молча слушал. Затем поднял кольцо, которое девушка в сердцах бросила к его ногам, сел за руль и уехал. На следующий день он женился на Ким Тэйлор.
Сейчас для Элли уже не имело значения, женат он или вдовец. Она приехала на ранчо, только чтобы помочь лошади, а не для того, чтобы увидеть Зейна или его дочь, унаследовавшую рыжие волосы матери.
Девочка качалась во дворе на самодельных качелях, сделанных из толстой веревки, сунув ногу в петлю. При виде подъезжающей машины малышка коснулась ногами земли, пытаясь остановиться. Элли, не обращая внимания на ребенка, открыла дверцу трейлера и осторожно вывела Куппера.
— Привет, Элли.
— Здравствуй, — отрывисто произнесла девушка, желая, чтобы девочка поскорее отошла.
— Папа сказал, что я не должна надоедать тебе.
— Он прав.
— А как зовут твою собаку?
— Муни. Только не подходи близко и не гладь ее, она может укусить.
— Какой он забавный, только худой.
Приказав Муни оставаться возле трейлера, Элли взяла Куппера под уздцы и пошла к пастбищу. Девочка поспешила за ними.
— Как зовут твою лошадь? Мою лошадку зовут Милая. Меня так иногда называет папа.
Элли с болью заметила, что манера Ханны говорить и ее мимика напоминают Зейна. Малышка ловко залезла на металлические ворота.
— Он так называет меня, потому что любит. А я люблю Милую.
Элли подвела Куппера и испытующе взглянула на девочку.
— По-моему, папа велел не мешать мне. Возвращайся обратно и покачайся, если хочешь, но сюда не подходи.
Милая стояла в середине небольшого табуна. Элли с Куппером направилась на пастбище. Гнедая кобыла заржала, приветствуя красавца коня, и он радостно заржал в ответ. Привыкшие к человеку лошади дружелюбно встретили приближение девушки. Их поведение успокоило кобылку.
Медленно и осторожно Элли оттеснила табун к открытым воротам загона. Лошади послушно одна за другой следовали в загон с пастбища. Получилось, облегченно вздохнула Элли, когда на пастбище осталась только Милая. Не обращая внимания на лошадку, Элли закрыла ворота и пустила Куппера аллюром.
Сначала кобылка лишь испуганно смотрела на них, но девушка разговаривала с конем тихим и спокойным тоном. И очень скоро лошадь присоединилась к Купперу. Затем, не спеша подойдя к лошадям, Элли принялась гладить и похлопывать коня. Сначала при каждом ее движении Милая отскакивала в сторону, но постепенно привыкла к ним и уже не реагировала так бурно. Когда же девушка открыла ворота, кобылка проскочила мимо нее и присоединилась к другим лошадям. Но, пробежав несколько ярдов, она замедлила шаг, обернулась и посмотрела на Элли.
— Ну что, старушка, для начала неплохо, — сказала девушка.
— У тебя терпения больше, чем у кого-либо. Я всегда говорил, что ты была прекрасной учительницей. Ты никогда не выходишь из себя и не повышаешь голоса.
Внимательно наблюдая за лошадьми, Элли не заметила, как Зейн подошел к ней.
— Или почти никогда, — добавил он. Он вспомнил тот день, когда, не владея собой, она выкрикивала оскорбления в его адрес.
— Я никогда не претендовала на роль святой, — парировала она. — А если тебе по душе покорная и сентиментальная женщина, то нечего было со мной обручаться.
Зейн удивленно поднял брови.
— Почему такая реакция? По-моему, я сделал тебе комплимент.
Но Элли резко оттолкнула его руку, когда он попытался поправить седло на Куппере.
— Я сама позабочусь о своей лошади и не нуждаюсь в твоей помощи и комплиментах. И мне не нравится, что ты следишь за мной и проверяешь меня. Если ты мне не доверяешь, то работай сам, я не возражаю.
— Я вовсе не собирался проверять тебя. Просто хотел поговорить.
— Нам не о чем разговаривать. Зейн немного наклонился вперед.
— Мы еще не обсудили такой щекотливый вопрос, как деньги. Сколько я должен платить в день за работу?
Элли крепко зажмурилась — ей хотелось закричать во весь голос. Этот человек чувствовал себя в долгу перед ней за полчаса работы, но за то, что он сделал с ее жизнью, ему никогда не расплатиться!
— Я занимаюсь этой лошадью не из уважения и любви к тебе. — Она резко отвернулась, чувствуя, как в душе закипает гнев.
— Ханна будет счастлива.
— Это ваши дела. Я не несу ответственность за твою дочь.
Серые глаза Зейна сузились.
— Вот тут ты ошибаешься, Элли, — с расстановкой произнес он. — Ханна — это не ответственность, а награда и счастье.
Загоняя Куппера в трейлер, Элли была рада, что Зейн не видит ее лица. Когда-то они вместе мечтали о ребенке. Она даже представляла своих детей на плечах у отца, в его крепких объятиях. Ее Ханну. А не эту девочку от другой женщины.
Элли спрыгнула с подножки и закрыла дверцу трейлера на щеколду.
— Завтра утром я приеду. И скажи своей дочери, чтобы не мешала. Следуй своим собственным советам. Зейн оглянулся.
— А где же Ханна? Куда она подевалась? Ей так хотелось посмотреть, как ты будешь работать с лошадью. Да и Рут давно должна была позвать ее обедать.
Он постоял в нерешительности, а затем направился к дому. Элли вдруг стало неловко за свои резкие слова. Девочка была маленькой и очень многого не понимала, однако было ясно, что она крайне избалована и знает, как манипулировать отцом.
Девушка тревожно огляделась, ища Муни. Это было так не похоже на собаку — уйти с места, где ей было приказано ждать.
— Муни, Муни, ко мне, мальчик! — позвала Элли. — Мы едем домой. Домой, Муни!
Яростный лай был ответом на ее зов. И тут она увидела своего грейхаунда в стойке возле большого, развесистого дерева.
— Муни, ко мне!
Но собака громко лаяла, не двигаясь с места. Если только Ханна решила подразнить пса, привязав его, а сама убежала… Элли подскочила к дереву. Муни, не переставая лаять, застыл в напряженной позе.
Девочка лежала на земле под качелями, у нее по щекам катились крупные слезы, смешанные с грязью.
— Рука очень болит, — жалобно пролепетала она, увидев Элли.
— Ханна! — раздался позади голос Зейна.
— Она здесь. Твоя дочь упала с качелей, — объяснила Элли, виновато отступая в сторону.
Стараясь не дотрагиваться до больной руки Ханны, он осторожно поднял малышку и крепко прижал к себе.
— Все в порядке, милая, папа с тобой. Что случилось?
— Я решила залезть наверх и посмотреть, как Элли будет учить Милую, но не удержалась и упала. — Она попыталась улыбнуться. — Я хорошая девочка, папа. Элли мне велела быть здесь, и я никуда не ушла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Преодолей себя - Аллан Жанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Преодолей себя - Аллан Жанна



очень душевный роман,легко читается,от развития событий не оторваться
Преодолей себя - Аллан Жаннасадыкова елена
2.07.2010, 14.58





Хороший роман! Люблю когда женщина сильная!
Преодолей себя - Аллан ЖаннаАнна
15.08.2012, 18.31





Идея неплохая.Но,к сожалению нет страсти,накала эмоций.Суховато.
Преодолей себя - Аллан ЖаннаОльга
15.08.2012, 22.13





И почему это мужик, натрахавший ребенка на стороне , ведет себя так, будто все ему должны, а не он должен своей бывшей невесте и ее семье?
Преодолей себя - Аллан ЖаннаЗина
12.12.2012, 15.01





И почему это мужик, натрахавший ребенка на стороне , ведет себя так, будто все ему должны, а не он должен своей бывшей невесте и ее семье?
Преодолей себя - Аллан ЖаннаЗина
12.12.2012, 15.01





И почему это мужик, натрахавший ребенка на стороне , ведет себя так, будто все ему должны, а не он должен своей бывшей невесте и ее семье?
Преодолей себя - Аллан ЖаннаЗина
12.12.2012, 15.01





Средний роман!!!!!
Преодолей себя - Аллан ЖаннаВера Яр.
12.12.2012, 22.54





И жизнь, и слезы, и любовь...
Преодолей себя - Аллан ЖаннаЕлена
27.10.2013, 1.38





почитать можно
Преодолей себя - Аллан Жаннаводопад
7.11.2013, 11.10





Не любовь, а сплошное чувство вины.
Преодолей себя - Аллан ЖаннаКэт
20.07.2015, 8.27





Благородный подлец -так бы я охарактеризовала главного героя . На одной собирается жениться , а спит с другой . Пусть всего один раз , но дама оказавается в интересном положении , и что же , он , такой весь благородный женится на ней , а любимой говорит ты найдешь себе более достойного , чем я и это за неделю до свадьбы , когда уже сшито свадебное платье . А уж дальше еще интереснее . Жена умерла , а дочке мамочка нужна . А дальше , чем дальше в лес , тем больше дров ... Одним словом главный герой вызвал у меня отрицательные эмоции , Автор пылалась его реабелитировать , но все равно предательство ничем нельзя оправдать . Сам себя наказал , и еще пострадавшим хочет выглядеть . Что то я разошлась . Задел меня этот роман . Советую почитать .
Преодолей себя - Аллан ЖаннаMarina
20.07.2015, 22.38





Такие козлы, как герой, не заслуживают счастливого финала. Ребенок, конечно, не виноват, но папочка вполне мог ограничиться признанием отцовства, а не жениться на шлюхе, бросив невесту. А еще про любовь что-то вещает, урод!
Преодолей себя - Аллан ЖаннаЗоя
6.04.2016, 11.17





Очередной блудный козел . Но в этом романе 5 лет прошло , бывало от 2 до 20 .И опять герой ищет лазейку , исстрадавшийся наш . Бедненький , ведь он за все уже расплатился , настрадался в волю . Теперь ему такому одинокому и несчастному захотелось семейного уюта , да и о дочке кто бы позаботился . Ой , девочки тошно читать все это . Но ведь это правда . Масса таких примеров . И ведь мы их прощаем , проглатываем пилюлю и живем дальше . А что делать было героине , не одной же век куковать . Вот она правда жизни.
Преодолей себя - Аллан ЖаннаMarina
6.04.2016, 15.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100