Читать онлайн Женщина его мечты, автора - Александер Виктория, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женщина его мечты - Александер Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.61 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женщина его мечты - Александер Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женщина его мечты - Александер Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Александер Виктория

Женщина его мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Пожалуй, единственное блюдо, которое ей не удалось испортить, — печально констатировала Делия, глядя на кусочек сыра, который держала между пальцев.
Гордон хмыкнул, соглашаясь, затем быстро извинился:
— Прошу прощения, мэм.
— Ничего, Гордон. Ваша реакция вполне естественна, учитывая полное отсутствие кулинарных способностей у миссис Миллер. — Она отправила кусочек сыра в рот, затем откинулась на спинку стула и посмотрела на кушанья, приготовленные экономкой. Холодное мясо, сыр и хлеб — совсем не то, что имела в виду Делия, когда говорила о легком ужине. В доме ее семьи повар в таких случаях готовил аппетитное мясо кролика, приправленное ароматным пряным соусом. Делия вздохнула.
— Простите за напоминание, мэм, но, возможно, лучше, если бы вы позволили мне нанять кого-то в помощь миссис Миллер в части приготовления пищи, — предложил Гордон с бесстрастным выражением лица.
Она посмотрела на него и рассмеялась:
— Надеюсь, у нас хватит сил протянуть еще немного, однако согласитесь, миссис Миллер недостаточно компетентна, не правда ли?
— Что касается кухни, мэм.
— Я очень разочарована, поскольку вы сказали, что у нее отличные рекомендации.
— Рекомендации могут быть ошибочными, — заметил он твердо.
— Да, но я полагала, что вы знаток в своем деле. Мохнатые брови Гордона сошлись над очками.
— Что вы имеете в виду, мэм?
— Вам же поручили нанять других слуг, не так ли?
— Да, конечно. — В его голосе прозвучала едва заметная нотка облегчения.
Делия задумчиво посмотрела на него. Бедный старик. Возможно, его способности дворецкого действительно потускнели. Однако она не видела оснований для такого вывода, судя по работе, которую они делали весь вечер, — у него был острый ум, дающий фору многим молодым людям. И все же с момента его прибытия она замечала, что порой он казался рассеянным и неуверенным в выполнении своих обязанностей.
Она тихо вздохнула. Ее домашнюю прислугу в самом деле можно назвать необычной: кухарка и экономка, не умеющая готовить и как следует прибираться в доме, шотландец с непонятным блеском в глазах, отличающийся довольно развязным поведением для лакея, и с трудом передвигающийся старик. Она, конечно, позволит ему найти кого-нибудь помогать миссис Миллер, которая располагала к себе довольно приятными манерами и доброжелательностью. Если она не слишком компетентна в своем деле, то ее дружелюбие и покладистость компенсировали такой недостаток. Ей просто нужно время, чтобы освоиться в домашнем хозяйстве, как и всем остальным, и ее умение выполнять свои обязанности, несомненно, улучшится.
Что касается Гордона, то пусть он тоже остается в доме сколько пожелает. Он добрый, старательный и, очевидно, нуждается в должности. Учитывая его возраст, вероятно, ее дом — последнее место его службы. Может быть, нужно найти ему помощника или еще одного лакея. Нанимая Гордона, а также миссис Миллер и Макферсона, Делия взяла на себя определенные обязательства и будет выполнять их. Тот, кто принимает на работу слугу, несет за него ответственность. Очень часто нанятые работники становятся не просто обслуживающим персоналом, но как бы членами семьи. Хотя Делия еще не очень хорошо знала свой обслуживающий персонал, она ни минуты не сомневалась, что все трое будут преданы ей.
— Могу я задать вам личный вопрос, Гордон? — спросила Делия.
Он немного поколебался, затем ответил:
— Как вам угодно, мэм.
— Зачем вы пудрите волосы и усы? Вы ориентируетесь на устаревшую моду, которая делает вас старше. У вас обилие волос на голове, и многие мужчины, включая моего отца, — она улыбнулась, — все отдали бы, чтобы иметь такую шевелюру.
— Благодарю, миледи. — Гордон сделал паузу, собираясь с мыслями. — В мои годы, мэм, ношение парика или припудривание волос считалось обязательным требованием для дворецкого. Похоже, я просто следую ему до сих пор. Что касается усов, то мне так нравится. Я не могу отказаться от подобной привычки.
— Сколько же вам лет? — Она поморщилась. — Я, наверное, задаю слишком личный вопрос?
— Вовсе нет, мэм, — ответил он не колеблясь. — Мне шестьдесят один год.
— Так много, — тихо произнесла она. Признание удивило ее, поскольку она заметила, что, несмотря на возраст, он двигался с грацией молодого человека.
— Пока еще я могу выполнять свои обязанности, — заявил он твердо.
Делия почувствовала раскаяние.
— Конечно, можете. Я не подразумевала ничего иного. — Она импульсивно подалась вперед и накрыла его руку своей ладонью. — Вы будете занимать свою должность здесь сколько пожелаете.
Он вежливо убрал свою руку.
— Я очень благодарен вам, миледи.
— Когда все образуется, вы сможете подыскать повара, чтобы освободить миссис Миллер от приготовления пищи. А пока придется потерпеть. — Она покачала головой. — Будет нелегко, но я уверена, мы выдержим.
Как вам угодно. — В голосе Гордона отчетливо прозвучали мрачные нотки, и Делия подавила улыбку. Дворецкий никогда не будет открыто выражать свое мнение, но она не сомневалась, что он всегда даст понять, что думает по тому или иному вопросу.
Ее больно кольнула мысль о том, что Гордон, пожалуй, единственный человек, с которым она могла общаться сейчас.
Он встал, собрал приборы, неумело сложил их и поместил на поднос, оставленный Макферсоном. Делия всю свою жизнь провела в окружении слуг, которые всегда действовали очень профессионально, и удивилась тому, как ей не повезло.
Она поднялась.
— Позвольте, я помогу вам. — Делия обогнула письменный стол и протянула руку, чтобы поддержать накренившийся поднос.
Он потянул его на себя и сделал шаг назад, так что посуда угрожающе зашаталась.
— Я ценю вашу помощь, мэм, однако могу управиться и сам.
Гордон зашагал к выходу, неловко балансируя с подносом в одной руке. Другой рукой он потянул на себя дверь и подпер ее ногой, держа открытой. Прежде чем Делия успела что-то сказать, он вышел, а она продолжала удивленно смотреть ему вслед.
Гордон определенно двигался довольно быстро для человека его возраста. Несмотря на то что с годами реакция его стала замедленной, физически он находился, по-видимому, в хорошей форме. По крайней мере ей не придется беспокоиться о том, что его обязанности слишком обременительны для него и что он может упасть, накрывая чай. Правда, она заметила что-то странное в облике Гордона, но что именно — никак не могла понять. Вероятно, не столь существенное, чтобы придавать этому значение.
Делия вернулась к своему стулу и устало вздохнула. К настоящему моменту она и Гордон сумели рассортировать документы, относящиеся к имуществу Чарлза. Впереди еще много работы, но теперь она уже имела представление о богатстве Чарлза — ее богатстве, и оно значительно больше, чем она думала. Не такое, как состояние Эффингтонов, но тем не менее весьма впечатляющее. Можно сказать, теперь она очень богатая женщина. Богатая и независимая.
Богатая вдова со всеми свободами, которые дают вдовство и приличное состояние.
И несмотря ни на что, она променяла бы все полученное богатство за возможность вернуть мужа.
О, конечно, его нельзя назвать любовью ее жизни, иона не сомневалась, что он тоже по-настоящему не любил ее, но между ними существовала взаимная симпатия, во всяком случае, до того как они поженились.
Чарлз получил специальное разрешение, и они спокойно обвенчались рано утром через два дня после того, как она переспала с ним. Затем он настоял на том, чтобы предстать перед ее семьей. Тот бесконечно длинный день явился для нее сущим наказанием. Отец и братья с мрачными лицами и весьма угрожающим видом, мать со слезами на глазах и в отчаянии, предвидя неминуемый скандал в связи с поспешным браком между женщиной из семьи Эффингтон и этим… этим… типом. Разве могла свадьба, состоявшаяся с нарушением всех традиций, завершиться чем-то иным, кроме катастрофы. Кэсси тоже выглядела явно обиженной, потому что сестра утаила от нее такое потрясающее событие. Чарлз оставался холоден и сдержан, и Делия гордилась его поведением.
Когда же они вновь остались наедине, отношение Чарлза к ней резко изменилось, и она поняла, какую ошибку совершила. О, дело вовсе не в том, что она пожертвовала своей девственностью. Для кого-то, возможно, такое событие считалось очень важным, но только не для нее. Делия давно отметила, что большинство мужчин, выражавших желание жениться на ней, интересовались прежде всего ее семьей, положением и приданым, не придавая значения целомудрию.
Нет, ее ошибка заключалась в том, что она в действительности не знала человека, с которым связала свою жизнь. Чарлз становился все более и более озабоченным чем-то, отдаляясь от нее, словно что-то угнетало его. Однако он не хотел делиться ней своими проблемами, надолго исчезал из дома, а когда появлялся, вел себя с ней резко и холодно, неохотно разговаривая и как бы не замечая ее. Казалось, женившись, он больше не хотел иметь с ней дела и как будто сожалел, что вообще познакомился с ней. К тому же она спала одна.
Его поведение смущало ее, вызывало боль и немного пугало. Всякая надежда у нее на взаимное влечение и даже любовь увяла. Она ощущала постоянную тяжесть в груди и искала средство избавиться от ужасной ситуации, в которой оказалась. Делия отбросила мысль вернуться в семью, что означало бы не только признание своей ошибки, но полный крах. А в семье Эффингтон даже женщины никогда не признавали своих неудач. Нет, она останется с Чарлзом, и, если их брак означает не что иное, как проживание под одной крышей двух совершенно чужих людей, пусть так и будет. И все-таки она надеялась, что со временем их дружеские отношения и страсть, которую они разделяли, возобновятся.
Делия никогда не думала, что на возникновение отношений может не хватить времени.
Она не желала смерти Чарлза, однако его безвременная кончина освободила ее от супружеских клятв. Женившись на ней, он полностью изменил сложившийся уклад ее существования, а когда оставил вдовой, она получила от него в дар свободу и совершенно новую жизнь, в которой могла делать все, что пожелает. И хотя за его дар ей приходилось расплачиваться постоянно гнетущим чувством вины и сожаления, тяжелым грузом давящим сердце, она тем не менее должна продолжать жить. Другого выбора ей не представлялось.
— Леди Уилмонт, — прозвучал голос вернувшегося дворецкого. — Мне не хотелось бы выглядеть слишком самонадеянным, мэм, и я понимаю, что вы пытались только помочь, однако позвольте мне впредь самому выполнять свои обязанности и… — Его брови удивленно взметнулись вверх, и он сделал шаг вперед. — Прошу прощения, мэм, что-то случилось?
Делия внезапно осознала, что ее щеки мокры от слез, которые текли помимо ее воли. Она вытерла их тыльной стороной ладони.
— Слезы сожаления, Гордон, и ничего более. — Ее взгляд упал на бумаги на столе, и она начала бесцельно перекладывать их. — А когда ничего нельзя изменить, сожаления становятся бессмысленными.
— Понимаю, — тихо произнес он.
В течении нескольких минут Делия перебирала документы, стараясь восстановить спокойствие. Она не плакала с того дня, когда ей сообщили о смерти Чарлза, и даже тогда не сознавала, лила ли она слезы по нему или по себе самой. Проклятие. Что она натворила! И опять ее мучило чувство вины, оттого что он умер. Будто то, что она вышла за него замуж без любви, каким-то образом привело его к гибели. Если бы она любила его, разве он оставил бы ее ради злосчастного путешествия во Францию? Такое предположение, конечно, кажется нелепым и является всего лишь домыслом. Чарлз тоже не любил ее. Правда, ей известно, что очень многие женятся по причинам, не имеющим ничего общего с любовью.
Делия сделала глубокий успокаивающий вдох, и голос ее оживился:
— Вы, правы, Гордон, вы вполне можете справляться со своей работой без моей помощи. Вы отличный дворецкий, и мне не следовало…
— Прошу прощения, миледи.
Она подняла голову. Гордон стоял перед столом с выражением озабоченности и раскаяния на лице.
— Примите мои извинения, мэм. Наверное, я должен более снисходительно относиться к людям в мои годы.
Вы пытались помочь мне, и я вам благодарен.
— Извинения приняты. — Он действительно очень славный человек, и если порой с обидой воспринимал ссылки на его возраст, то такие вещи следовало не замечать. — Итак…
— Простите, миледи, но… — Он сделал паузу, очевидно подыскивая нужные слова. — Я понимаю, вы оказались в очень трудном положении без поддержки вашей семьи, и мне хотелось бы предложить вам свое содействие во всем, что вам потребуется.
Она признательно улыбнулась:
— Вы очень добры, Гордон. Вы уже оказываете мне большую помощь, и я высоко ценю ее.
— Если вы испытываете потребность поговорить с кем-нибудь, — Гордон слегка распрямил плечи, — я сочту за честь составить вам компанию. Я достаточно благоразумен м умею соблюдать такт. — Он немного помолчал. — Лорд Марчант считал меня своим ближайшим доверенным лицом.
Делия внимательно посмотрела на него. Наверное, такому человеку, как Гордон, нелегко далось предложить ей свое общество. По своему опыту она знала, что слуги определенного возраста и положения не предлагают помощь личного характера. Очевидно, добросердечность Гордона возобладала над ограничениями, присущими должности дворецкого.
Или, может быть, она выглядит такой жалкой, что не выдерживают даже самые твердые сердца. Тем не менее, если такой милый пожилой человек отважился сделать ей подобное предложение, она должна непременно принять его. Ей довольно приятно находиться в его компании, он представал перед ней просто кладезем мудрости и знаний.
После скандала со свадьбой и во время траура она фактически оставалась изолированной от общества и совершенно не знала, как проводить время. Ее не особенно интересовало вышивание. Она мечтала только искать что-нибудь занимательное в библиотеке. Пребывание в течение долгих месяцев в живописном Озерном краю с этюдником убедило ее, что она владеет кистью и карандашом далеко не так, как сестра. Ей удавалось каким-то образом заполнять бесконечно длинные часы во время своего добровольного изгнания или, точнее, плыть по течению, но сейчас она не представляла, что делать со своим временем. По се мнению, она испытывала своеобразное наказание за то, что вышла замуж за человека, которого не любила, и сейчас находится в трауре не по реальному, а по воображаемому лицу.
Делия широко улыбнулась своему дворецкому.
— Я буду иметь ваше предложение в виду, Гордон. А сейчас, — она кивнула на его стул, — вернемся к нашей работе.
— Конечно, мэм. — Гордон занял свое место и начал сортировать счета, укладывая их в стопки: одни счета — относящиеся к расходам на домашнее хозяйство, другие — имеющие личный характер, третьи — не подходящие ни к одной из первых двух категорий.
Делия наблюдала за ним с чувством удовлетворения. За год, в течение которого она наделала множество глупостей, прием на работу Гордона — единственно разумное решение. Несмотря на свой возраст, некоторое замешательство в ряде случаев и проявление оскорбленного самолюбия, когда дело касалось его внешности, он определенно хорошо разбирался в систематизации финансовых документов. Кроме того, он добр, хотя немного и странен. Тем не менее она не сомневалась, что они прекрасно поладят. И если у нее действительно возникнет потребность в сочувствии, она непременно обратится к нему.
В данный момент он единственное светлое пятно в ее жизни.
Он негодяй. Скотина. Подлейшее создание.
Голова леди Уилмонт склонилась над бумагами, лежащими перед ней, но она намеревалась упорно продолжать работу, которую они начали три вечера назад. Свет лампы освещал пряди ее волос, которые выбились из прически, придав ее облику подлинно ангельский вид.
Однако Тони чувствовал себя злодеем, извергом, воплощением дьявола.
Приступы его ненависти к себе сопровождались раскатами грома снаружи и шумом дождя, стучавшего в окно. Разгул стихии резко контрастировал с теплом и уютом, царящими в библиотеке Уилмонта.
Леди Уилмонт очень одинока и беззащитна, и ей не к кому обратиться. Как он случайно узнал, даже сестра не могла навещать ее достаточно часто. С того дня, когда они начали работать с документами Уилмонта, сестра так ни разу не появилась. Пришло лишь одно или пара коротких писем и больше ничего.
И вообще, хоть кто-то из членов семьи посетил ее? Конечно, она стала центром скандала, но прошло уже несколько месяцев. К тому же женщина потеряла мужа, и хотелось думать, что теперь семья должна простить ее и принять в свой круг. Очевидно, Эффингтоны, в сущности, относились равнодушно друг к другу.
А разве он лучше их? Разве он не воспользовался ее положением для своих ничтожных целей, какими бы оправданными они ни казались?
Да, он в самом деле негодяй, прохвост, участник грязного дела. Эффингтоны — невинные младенцы по сравнению с ним.
Тони никогда не думал, что его мнение о леди Уилмонт может так резко и быстро измениться, что он мог так ошибиться и что он будет чувствовать себя ужасно скверно, обманывая ее. За те дни, когда Тони и леди Уилмонт работали бок о бок, сортируя бумаги ее мужа, он получил более ясное представление о женщине, на которой женился его друг. Она совсем не такая, как он думал, хотя пока не оказывала ему того доверия, на которое он рассчитывал, вела себя довольно сдержанно и предпочитала хранить молчание, но он не сомневался, что ее мысли постоянно возвращались к Уилмонту.
Черт бы его побрал! Теперь для Тони совершенно ясно, что Уилмонт зашел слишком далеко в своем ухаживании и, вероятно, соблазнил ее. Другой причины для их брака он не видел, несмотря на то что раньше Уилмонт никогда не женился ни на одной из соблазненных им женщин, которых он знал великое множество.
Тони хорошо изучил характер леди Уилмонт, неизменно доброй и милой. Поскольку она считала его пожилым человеком, который старался добросовестно служить, хотя порой не так умело, как когда-то, в ее отношении к нему проявлялись сердечность и забота.
Проклятие! Леди Уилмонт к тому же чертовски хороша собой.
И удивительно умна. Совсем непонятно, почему она увлеклась Уилмонтом. Она явно не из тех, кто способен, поддавшись сиюминутному чувству, без оглядки сбежать с мужчиной, особенно с таким повесой, как Уилмонт. Она, безусловно, не заслуживала того, чтобы он играл с ней в подобные игры.
Но Тони не лучше!
— Значит, такие вот дела? — Она решительно положила карандаш на стол и откинулась на спинку стула.
— Что вы имеете в виду, миледи?
— Сейчас скажу. — Она устало потерла лоб. — Нам удалось отделить документы, касающиеся имущества Чарлза, от долговых обязательств и от прочих бумаг. Счета упорядочены, векселя оплачены, капиталовложения и земельная собственность определены. В общем, дело сделано. — Леди Уилмонт улыбнулась. — Я не смогла бы справиться со всем без вашей помощи, Гордон. Я очень вам признательна.
— Для меня было большим удовольствием работать с вами, мэм.
Произнеся свои слова, он внезапно осознал, как правдивы они. Он действительно испытывал удовольствие, находясь долгие часы в ее компании. Тони всегда предпочитал иметь дело с умными женщинами, а не с теми, кто только суетится и глупо улыбается. Умные женщины являлись для него своеобразным вызовом, который воспламенял кровь. А если они к тому же хорошенькие, тем лучше.
Его избранницей, на которой он мог бы жениться в один прекрасный день, могла быть женщина, которая способна не только привлечь физически, но всецело завладеть его мыслями.
К сожалению, та, что находилась поблизости, недоступна для него. Подобная мысль вызвала в нем странное чувство дискомфорта.
— Каким все-таки утомительным оказалось дело. — Леди Уилмонт закрыла глаза и потерла ладонью затылок, наклонив голову вперед и взъерошив свои светлые волосы.
Тони едва сдержался, чтобы не протянуть руку и не погрузить пальцы в ее шелковистые пряди.
— У меня такое ощущение, словно я несколько раз совершила путешествие от дома двоюродной бабушки Сесили до деревни и обратно, — пробормотала она.
Как ему хотелось коснуться теплой гладкой кожи ее шеи…
— Хотя то, что мы делали, не является тяжелым физическим трудом.
…и почувствовать ладонями расслабленные мышцы ее плеч.
— А как вы себя чувствуете, Гордон?
— Я? — Он вздрогнул от неожиданности и откашлялся в надежде, что она ничего не заметила. — Что вы имеете в виду, мэм?
Делия подняла голову и устало улыбнулась ему:
— Вы тоже утомились?
— Вовсе нет.
Она удивленно приподняла брови:
— Вы очень выносливы для человека вашего возраста, Гордон. Чем вы объясняете вашу неутомимость?
Он сказал первое, что пришло ему в голову:
— Благородной жизнью, миледи.
— Благородной жизнью? Как интересно. — Она помолчала некоторое время с задумчивым выражением лица. Затем быстро взглянула на него. — Гордон, вы не знаете, есть ли в доме что-нибудь похожее на хорошее бренди? Думаю, лорд Уилмонт должен иметь спиртные напитки поблизости. В погребах есть внушительная коллекция вин, но я еще не имела возможности заглянуть во все закоулки дома и подумала, может, вы случайно наткнулись на что-то интересное. — Она тяжело вздохнула. — Я так устала, что едва ли смогу уснуть. Мне надо расслабиться, я себя чувствую словно сжатая пружина. Раньше бренди всегда помогало мне, однако в последнее время я почти не спала.
— Позвольте, миледи! — Он встал, пересек узкую библиотеку и открыл один из небольших шкафчиков, которые располагались по периметру комнаты и отделяли верхние книжные полки от нижних. Затем достал одной рукой графин, а другой — бокал.
— Прекрасно! — Делия восхищенно посмотрела на него. — Присоединяйтесь ко мне. Отметим завершение работы, в которой вы участвовали не меньше, чем я.
— Как пожелаете, мэм. — Гордон неуклюже подхватил второй бокал и вернулся, поставив на стол графин с бренди и бокалы.
Губы ее тронула легкая улыбка.
Черт побери! Настоящий дворецкий воспользовался бы подносом. Слава Богу, что она приписывает его просчеты старости, а не отсутствию компетенции. И слава Богу, что она не спросила, как он узнал, где следует искать бренди. Тони распил не одну бутылку с Уилмонтом в этой самой комнате.
Он осторожно наполнил бокалы и занял свое место.
Леди Уилмонт сделала глоток и вздохнула:
— Превосходное бренди, и иначе не могло быть. Хотя я мало знала своего мужа, но то, что он обладал исключительным вкусом, мне известно. — Она задержала взгляд на янтарной жидкости в бокале, как будто там таился ответ на многочисленные вопросы, касающиеся человека, за которого она вышла замуж. — Что делает жизнь благородной, Гордон?
— Думаю, честность во всем. — «Если только, — мысленно добавил он, — честность не вступает в конфликт с высшей целью: такой, например, как служение своему королю и своей стране». — Надо оставаться верным Себе и своим принципам. — «И принципы должны соответствовать интересам короля и страны».
— Как вы думаете, Гордон, лорд Уилмонт жил благородной жизнью?
— Не мне судить, мэм, — осторожно ответил он.
— И все же вы ведь помогали мне систематизировать то, что непосредственно связано с его жизнью. Разве у вас не сформировалось мнение о нем?
— Я бы не рискнул…
— Пустяки. — В ее голосе звучало нетерпение. Она оперлась локтями о стол, держа в ладонях бокал, и внимательно смотрела на него. — Вы человек с огромным опытом и, полагаю, весьма наблюдательный. Вы не заметили ничего такого, что свидетельствовало бы о неблагородной жизни моего мужа?
— Нет, миледи. Вовсе нет, — со всей искренностью высказался он. Тони не представлял, что можно ожидать от бумаг Уилмонта, и, конечно, не предполагал полного отсутствия в них признаков сомнительной деятельности. Он сам в ряде случаев заключал не совсем честные сделки.
— Вы знаете, он имел ужасную репутацию. Речь идет о его пристрастии к азартным играм, о его беспутной жизни, пьянстве, — она пожала плечами, — и увлечении женщинами.
— Репутации не всегда соответствуют действительности, мэм, — проговорил Тони решительно. Он не мог защитить Уилмонта в данный момент. Кое-что в репутации Уилмонта, несомненно, преувеличено, чтобы скрыть его истинную деятельность, однако многое он заслужил своим поведением. Тем не менее Тони считал, что не стоило судить своего друга слишком сурово.
— Он женился на мне, — холодно произнесла леди Уилмонт, — и, вероятно, подобный поступок положительно характеризует его. — Она внезапно встала и зашагала по комнате.
Тони вскочил вслед за ней.
— О, Гордон, сядьте, — заметила она, сопровождая свои слова нетерпеливым жестом. — Я не могу спокойно сидеть, но вам не стоит беспокоиться.
— Я не могу сидеть, когда вы стоите, мэм, — произнес он беспокойным голосом, в котором отсутствовало притворство.
Она досадливо подняла глаза к потолку.
— Ну ладно.
Леди Уилмонт бесцельно ходила из конца в конец комнаты, держа в руке бокал с бренди и поглядывая на книжные полки, как будто выискивая там что-то интересное, однако се напряженность и стремительная походка говорили о том, что мысли ее заняты чем-то иным. Вдруг остановившись и внимательно приглядевшись, она выбрала книгу, после чего взглянула на Гордона.
— Вам нравятся произведения лорда Байрона?
— Мне трудно судить о них, миледи. — На самом деле он считал, что и поэта, и его стихи неоправданно восхваляют сверх всякой меры.
Леди Уилмонт усмехнулась:
— Разумеется, вы просто не можете судить о них, не так ли? — Она сделала глоток бренди, поставила бокал на полку и открыла книгу. — Я лично не очень люблю его политические суждения, но некоторые стихи производят большое впечатление. — Леди Уилмонт перелистала несколько страниц, остановившись на одной:


Она идет во всей красе -
Светла, как ночь ее страны.


А Тони мысленно продолжил:


Вся глубь небес и звезды все
В ее очах заключены…


— Прекрасно, мэм.
Она прочитала строки Байрона, действительно нравившиеся ему и находившие отклик в романтической стороне его натуры, которую он обычно скрывал.
— Вы так считаете? — Делия молча пробежала дальше глазами по тексту, сосредоточенно сдвинув брови, потом снова прочитала вслух:


А этот взгляд, и цвет ланит,
И легкий смех, как всплеск морской,
Все в ней о мире говорит.
Она в душе хранит покой…
l:href="#FbAutId_1" type="note">1


Она посмотрела на него.
— Как вы думаете, Гордон, есть ли на свете хоть одна душа, чья любовь невинна? И вообще существует ли любовь?
— Боюсь, вы ставите меня в затруднительное положение, мэм, — осторожно промолвил он. — Я не совсем уверен, что понимаю, о чем идет речь.
Леди Уилмонт печально улыбнулась:
— Я тоже не понимаю, Гордон. — Она захлопнула книгу и протянула ему. — Почему бы вам не взять ее? Вы найдете там много приятного. У меня есть еще один экземпляр.
Гордон подошел к ней и взял книгу.
— Благодарю, миледи. Я непременно почитаю ее.
— Потом расскажете, понравилась ли она вам. Я знаю, что могла бы найти здесь немало интересного для чтения, чтобы занять свои мысли. — Она взяла бокал с полки и вздохнула. — Должна сказать, что, наверное, мое необычное настроение обусловлено усталостью, долгим пребыванием в доме и грозой. Или, может быть, сознанием того, что работа по систематизации документов Чарлза, внесшая определенное разнообразие в мою скучную жизнь, завершена и необычайное приключение закончилось.
Тони насторожился, стараясь понять скрытый смысл ее слов:
— Что значит приключение, мэм?
— Сейчас объясню… — Леди Уилмонт покачала головой. — Я в смятении, Гордон, что в общем-то необычно для меня. Я никогда прежде не находилась в таком состоянии. Порой мне кажется, что я делаю вещи, которые прежде ни за что не позволила бы себе. — Она задумчиво глотнула бренди. — Полагаю, вам известно, что теперь я обладаю значительным состоянием.
— Я знаю, миледи. — Благодаря состоянию семьи Уилмонта и нескольким удачным капиталовложениям Чарлз удивительно богат. Для него ничего не стоило потратить пятьдесят тысяч фунтов на благое или дурное дело.
— Возможно, я воспользуюсь деньгами для путешествий. Я никогда никуда не выезжала, кроме Англии, а мир огромен и может предложить много интересного богатой вдове. Я хотела бы увидеть каналы Венеции и развалины Рима. Ваш лорд Марчант часто путешествовал, Гордон? Он брал вас с собой посмотреть замки, соборы, высочайшие горы и бескрайние океаны? Вы путешествовали на корабле?
— Нет, миледи, — не колеблясь ответил Тони. В действительности ему пришлось побывать во многих местах за долгие годы войны. Он рисковал жизнью, посещая мрачные улочки и пользующиеся дурной репутацией районы Парижа и Марселя, где покупалась и продавалась информация. Он видел поля сражений в Испании и Португалии, а также скрытые убежища партизан и наемников, готовых оказать помощь, оплаченную деньгами или кровью.
После войны, когда военная разведка потеряла актуальность, он стал сотрудником вновь образованного отдела при министерстве иностранных дел, носящего невинное название Департамент внутренних и международных дел. Он служил в единственной в своем роде службе разведки, направленной на защиту национальных интересов страны как от внутренних, так и от внешних угроз. Рядом с такими людьми, как Уилмонт и Мак, кому он доверял свою жизнь в борьбе с Наполеоном.
— Полагаю, завтра будет достаточно времени, чтобы подумать, чем мне следует заняться в дальнейшем. — Леди Уилмонт подошла к письменному столу и засунула аккуратно сложенные документы в большую книгу счетов. — Надеюсь, впереди у меня еще долгая жизнь.
Она держалась со смиренным достоинством, которое глубоко тронуло Тони. Им овладело желание заключить ее в свои объятия и утешить. Сказать, что ее жизнь повернется к лучшему. Убедить, что он, и только он один, способен все исправить. И если его губы коснутся ее губ…
Нет, он, конечно, не мог допустить ничего подобного Не мог обнять и поцеловать эту женщину в губы, ощутив вкус бренди и жар ее тела, прижатого к нему, или почувствовать биение ее сердца у своей груди. Леди Уилмонт — лишь часть его работы и ничего более. Как ни неприятно, но она являлась своеобразной приманкой для противника, затаившегося неизвестно где. И не важно, что он находил ее весьма соблазнительной. Она вдова, бывшая жена его лучшего друга. Мертвый или нет, Уилмонт заслуживал уважительного отношения к его жене со стороны Тони.
И все же, находясь в уютной комнате, когда снаружи бушует гроза, а в ее голубых глазах отражается смирение и покорность судьбе, легко забыть, кто он и зачем находится здесь.
Агент правительства ее величества, представлявшийся пожилым дворецким, имел здесь одну цель — обеспечить защиту леди Уилмонт.
Однако, учитывая, что он не старик и не слуга, спасать ее в настоящее время, наверное, следовало только от него самого.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Женщина его мечты - Александер Виктория



По ходу я первая кто оставляет комент. этого романа и я знаю почему , наверно ни кто не дочитал его до конца. Однако хочу сказать, что конец не много лучше начала...
Женщина его мечты - Александер ВикторияМилена
7.11.2012, 16.14





По ходу я первая кто оставляет комент. этого романа и я знаю почему , наверно ни кто не дочитал его до конца. Однако хочу сказать, что конец не много лучше начала...
Женщина его мечты - Александер ВикторияМилена
7.11.2012, 16.14





я полностью согласна скучно пресно еле дочитала
Женщина его мечты - Александер Викториявалентина
10.01.2013, 22.19





ужас что вы читаете .........
Женщина его мечты - Александер Викториясветлана
12.01.2013, 9.41





Не хуже и не лучше других книг этой серии. После первой части, думала будет интересно, но с каждой следующей все больше разочаровываюсь.
Женщина его мечты - Александер ВикторияВиктория
23.01.2013, 15.00





Теория спроса и удовлетворения потребностей в чистом виде - чем больше книг (серии писать проще). тем больше к ним претензий - то ли качество уже не то, то ли разум вдруг явился... Пойду читать Диану Геблдон. Ее ЧУЖЕЗЕМЕЦ - пятый раз плачу. И хочу в Шотландию, хоть одним глазком...
Женщина его мечты - Александер ВикторияKotyana
2.03.2013, 18.24





Теория спроса и удовлетворения потребностей в чистом виде - чем больше книг (серии писать проще). тем больше к ним претензий - то ли качество уже не то, то ли разум вдруг явился... Пойду читать Диану Геблдон. Ее ЧУЖЕЗЕМЕЦ - пятый раз плачу. И хочу в Шотландию, хоть одним глазком...
Женщина его мечты - Александер ВикторияKotyana
2.03.2013, 18.24





А мне роман понравился
Женщина его мечты - Александер ВикторияЧитатель
26.04.2014, 22.48





очень скучный роман,но соглашусь с Миленой конец интереснее начала
Женщина его мечты - Александер Викториятатьяна
11.11.2015, 6.22





Замечательный роман! Спокойный, без нервотрепки и пошлости. Очень рекомендую всем, у кого есть хороший вкус в литературе. Автор - молодец, и ее новеллы часто очень приятны.
Женщина его мечты - Александер ВикторияАнна
5.03.2016, 20.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100