Читать онлайн Визит сэра Николаса, автора - Александер Виктория, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Визит сэра Николаса - Александер Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Визит сэра Николаса - Александер Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Визит сэра Николаса - Александер Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Александер Виктория

Визит сэра Николаса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Эффингтон-Хаус принял тот праздничный вид, какой принимал всегда в это время года. Ветвями падуба, плюща и лавра были украшены все балюстрады, все притолоки и оконные рамы. Ни один уголок не был забыт. А гости рождественского бала украсили себя не менее тщательно и в своем радостном, праздничном настроении прекрасно сочетались с рождественским убранством дома.
Элизабет, охваченная тревожными предчувствиями, тем не менее ощущала обаяние смешанного аромата вечнозеленой листвы и пряников с имбирем, которым полон был весь дом. Это дух нынешних Святок, сомнений быть не может.
Кристофер и Адам вместе со своими двоюродными братьями и сестрами, а также со старшими родственниками провели первую половину дня, украшая Эффингтон-Хаус, как это всегда делалось двадцать четвертого декабря с незапамятных времен. Элизабет, понятно, помнила это с детских лет.
По традиции утро началось с того, что довольно большая компания во главе с Джонатоном отправилась на ковент-гарденский рынок, чтобы выбрать там три самые большие и пушистые елки, которые потом доставлялись домой, в Эффингтон-Хаус. Две из них, украшенные стеклянными елочными игрушками и ленточками, устанавливали по обеим сторонам широкой двери, ведущей в бальный зал. Третью, точно так же украшенную, помещали в одной из гостиных и складывали под нее подарки, которые члены семьи делали друг другу. Герцогиня каждый год неизменно выражала недовольство тем, что елки не такие высокие, как ей хотелось бы, и неизменно оповещала о своем намерении послать на будущее Рождество за елями в Эффингтон-Парк. То ли исполнение этого ежегодного обета откладывалось по чисто практическим соображениям, то ли герцогиня с течением времени о нем просто забывала — этого никто не знал, да и не интересовался узнать. Это опять-таки превратилось в семейную традицию.
Элизабет не оставалась сегодня равнодушной к волшебству чудесного праздника; веселый смех ее детей и прочих отпрысков обширного семейства Эффингтон отвлекал ее от мыслей о Николасе хотя бы ненадолго.
За сутки, прошедшие с того времени, как она услышала рассказ Тедди о «пьесе», Элизабет пришла к некоторым умозаключениям. Одним из самых важных она считала следующее: Николас прав, она не обрела мира, точнее сказать, не обрела мира и покоя, связанных с Чарлзом. Она придумала ему оправдание, это скорее была надежда на то, что он нашел свою истинную и большую любовь. Она пережила то, что Чарлз отдал свое сердце другой женщине; пережила и его смерть. И теперь поняла как нельзя более ясно, что потерю Николаса она не переживет.
И не намеревалась его терять.
Нынче ночью они оба, Элизабет и Николас, завершат круг. Жюль права: это самая подходящая из всех ночей, чтобы начать заново то, что они когда-то едва не утратили окончательно. Канун Рождества — это возрождение надежд, обретение радости, воплощение любви. Разве не так?
К наступлению Рождества Николас Коллингсуорт, сэр Николас, будущий граф Торнкрофт будет принадлежать ей навсегда. А она будет принадлежать ему.
Именно так оно должно быть.
Все, что ей следует сделать, это найти Николаса немедленно; однако найти его оказалось не так просто. Элизабет переходила из комнаты в комнату, ее поздравляли с наступающим праздником, она отвечала; она видела, что граф Торнкрофт здесь… Николаса нигде не было. Но ведь он обещал ее матери непременно появиться в Эффингтон-Хаусе на балу, и если он был вправе нарушить обещание, данное Элизабет, то обманывать ожидания герцогини он просто не посмеет.
Джонатон может знать, появился ли Николас. Элизабет обошла бальный зал, но брата не заметила. Он-то куда запропастился? Элизабет проложила путь сквозь толпу гостей, покинула бальный зал и направилась в библиотеку. Джонатону пора бы подумать о женитьбе. Как только она и Николас решат свои дела, надо будет найти подходящую пару для брата, найти во что бы то ни стало, хочет он того или нет.
Элизабет отворила дверь в библиотеку и едва не столкнулась с Джонатоном, явно чем-то обеспокоенным.
— Скажи, пожалуйста, ты не видела… не встретила ли ты… — забормотал он, вытягивая шею и заглядывая сестре за спину.
— Кого я могла встретить? Ты имеешь в виду женщину? Очень хорошенькую? И немного расстроенную?
— Да, — ответил Джонатон с неожиданной горячностью, что само по себе было любопытно.
—Нет.
Сказать по правде, она по пути сюда встретила не меньше дюжины женщин, каждая из которых предположительно могла бы выйти из библиотеки, но Элизабет была настолько сосредоточена на своей заботе, что даже не останавливалась поболтать с кем-то из них и ограничивалась коротким приветствием и дежурной улыбкой.
— Понятно, — протянул Джонатон с самым убитым видом, который показывал, что для него нынешний вечер не просто еще один канун Рождества, а нечто большее. Попозже надо будет в этом разобраться, а сейчас ей не до того.
— Ты видел Николаса?
— Николаса? — переспросил Джонатон с отсутствующим видом, по-прежнему устремив взгляд куда-то в конец коридора.
— Да, — подтвердила она громко и нетерпеливо; ей было уж точно не до амурных делишек братца. — Николаса Коллингсуорта? Сэра Николаса? Твоего дорогого друга?
— Разумеется. — Джонатон бросил последний взгляд в конец коридора, потом поспешил спрятать в карман жилета какой-то предмет, который до этого сжимал в руке. В другое время это, несомненно, возбудило бы любопытство Лиззи, но не теперь. Джонатон наконец повернулся лицом к сестре.
— Ну? Так ты его видел?
— Недолго. С полчаса назад в этой самой комнате. — Джонатон прищурился. — Полагаю, вы с ним поговорили.
— Можно и так сказать. Но это было не сегодня, а я надеялась, вернее, я намерена поговорить с ним нынче вечером.
Джонатон с минуту пристально смотрел на нее.
— Он, понимаешь ли, собирается уезжать, — сообщил он наконец.
— Что? — в полном ужасе воскликнула она. — Что это значит? Он уезжает из Лондона?
Джонатон кивнул:
— Ну да. Он спрашивал о расписании поездов.
— Поездов? Куда? Когда?
— Не помню.
— Подумай, Джонатон! Куда он уезжает и когда?
— Пропади оно пропадом, Лиззи, чтобы я об этом думал. У меня и без того есть о чем подумать!
— Не в Саутгемптон? — Сердце у Лиззи немного успокоилось. — У него там в доках корабли. Он не уезжает в Америку?
— Не припомню. — Джонатон беспомощно пожал плечами. — Возможно, и так. Да, кажется, он говорил о Саутгемптоне.
На мгновение страх словно приковал Лиззи к полу, но к ней почти тут же вернулась вся ее решимость.
— Ни в коем случае. Я этого не допущу.
— Ты этого не допустишь? Как же ты можешь этому воспрепятствовать?
— Не знаю, но я этого добьюсь. А если не добьюсь… — Она стиснула зубы, потом продолжила: — Уеду вместе с ним или последую за ним. Возьму с собой мальчиков, и мы все вместе поедем за ним.
— Ты что, всерьез? — рассмеялся Джонатон.
— Да, всерьез.
Она направилась к двери, но брат успел схватить ее за рукав:
— Погоди, Лиззи. Останься здесь, я отыщу его для тебя. Я ошибся десять лет назад. Я должен был тогда сам остановить Николаса. Ради тебя. Дай мне сделать это сейчас.
— Джонатон. — Лиззи с трудом сглотнула. — Бывают минуты, когда ты становишься… просто замечательным братом.
— Я святой, — произнес он с совершенно неподражаемой интонацией, наклонился и чмокнул Лиззи в щеку. — Я найду его и приволоку сюда.
— Если тебе придется тащить его силой…
— Десять лет прошло, Лиззи. Срок достаточный для того, чтобы умерить гордость.
— Дело не в гордости. Во всяком случае, не в моей. Я просто не хочу причинять ему боль. — Она усмехнулась. — Слишком сильную.
— Сделаю все от меня зависящее. — Он махнул рукой в знак приветствия и пошел к двери. — Кстати, — бросил через плечо, — пакет на столе — для тебя. От Николаса.
Лиззи взглянула на стол, и улыбка ее увяла. Медленно, очень медленно прошла она по комнате. На письменном столе лежал запечатанный пакет. Судя по всему, в нем находилась книга.
Сердце у Лиззи замерло.
Она смотрела на сверток бесконечно долго. Целую жизнь. Или по меньшей мере десять лет.
Потом она потянулась за пакетом. Рука ее дрожала, но она не обращала внимания на эту дрожь. Развязала ленточку, заранее зная, что она сейчас увидит.
Прекрасный подарок мужчине, которого она то ли любит, то ли нет. И он ее то ли любит, то ли нет. Прекрасный подарок старому другу семьи, отправляющемуся в далекий путь, или тому, кто может стать более, чем просто старым другом.
Книга выглядела не такой, какой она ее помнила. Позолота с переплета стерлась. Уголки сдавлены и помяты. Если судить по внешнему виду, книгу постоянно читали и даже любили. Ее открывали не раз в год на Рождество, а, видимо, листали и перечитывали годами во имя памяти и любви.
Элизабет осторожно открыла книгу и перечитала свою дарственную надпись, которую в свое время так долго и тщательно обдумывала, опасаясь быть неверно понятой. Ниже своей подписи она увидела три очень короткие строчки:


«Вы всегда в моем сердце.
Неизменно Ваш
Николас».


Строчки расплылись у нее перед глазами. В горле пересохло до боли, а из глаз неудержимо полились слезы.
— Я не предполагал, что вы сразу развернете пакет, — послышался от двери спокойный голос Николаса.
— Почему? — Она шмыгнула носом и подняла на него глаза. — Вы предпочли бы, чтобы я это сделала после вашего отъезда?
—Нет.
— Я не могу позволить вам. — Чувство страха, которым исполнилось ее сердце, когда она увидела книгу, сменилось вспышкой дикого гнева. — Не теперь. Снова.
— Не можете?
Он вошел в комнату и закрыл за собой дверь.
— Ни в коем случае. — Она махнула книжкой в его сторону. — Я уже не та девочка, которая написала эти слова.
—Не та?
— Определенно. Я знаю, чего я хочу, и у меня нет на этот счет сомнений.
— Чего же вы хотите? — спросил он с едва уловимой иронией и улыбнулся.
— Вы думаете, что это забавно?
Он наклонил голову с самым серьезным видом, который не обманул ее ни на минуту, и сказал:
— Возможно.
— Как вы могли? — Глаза ее вспыхнули. — Я пытаюсь довести до вашего сознания, что не могу позволить вам исчезнуть из моей жизни еще раз. И если вы настаиваете на том, чтобы уехать из Англии, то есть снова сбежать, я поеду с вами, а если вы мне в этом откажете, просто последую за вами. Поеду в Америку, если понадобится.
— Серьезно? — Он подошел совсем близко, так что мог бы дотронуться до нее. Или крепко обнять. Или задушить. — В Америку?
— Да. Ведь вы именно туда собрались? Теперь он смотрел на нее с любопытством.
— Откуда вы взяли, что я собираюсь куда бы то ни было уехать? Не говоря уже об Америке?
— Джонатон сказал мне. Говорил, что вы спрашивали о расписании поездов.
— В Америку не ходят поезда.
— Я это знаю. — Она скрипнула зубами. — Но они ходят в Саутгемптон, а некоторые ваши корабли отплывают в Америку оттуда и… — Лиззи нахмурила брови. — Вы не едете в Саутгемптон?
— Я полагаю, мне придется ездить туда в будущем, но сейчас это не входит в мои планы.
— Так куда же вы собрались, если позволите узнать?
— В Бирмингем.
— В Бирмингем? Но ведь там нет кораблей.
— Совершенно верно, там нет и порта.
— Так вы не уезжаете из Англии? Не едете в Америку?
— Не еду, по крайней мере в обозримом будущем.
— Джонатон ввел меня в заблуждение…
Лиззи постаралась прогнать от себя возникшее перед глазами весьма привлекательное зрелище, как Джонатон убегает от нее, спасая свою жизнь.
Николас произнес с усмешкой:
— Джонатон — верный друг, я должен поблагодарить его.
— Если он доживет до вашей благодарности, — пробормотала она. — Трудно представить, чтобы он намеренно… впрочем, это уже не имеет значения.
— Он сказал мне, что вы здесь и хотите поговорить со мной. Случайно вышло так, что и я хотел поговорить с вами.
— Да, я этого хочу. Я… словом, вы были правы.
— Я был не прав, — выпалил он почти в ту же секунду, и Лиззи воздержалась от дальнейших замечаний, ограничившись коротким:
— Не правы?
— Не прав. — Он подтвердил это решительным кивком. — Я очень много думал об этом. Прошлое невозможно изменить. Чарлз мертв, и не существует сколько-нибудь надежного пути ответить на ваши вопросы о его поступках и чувствах.
— Вы полагаете, что не существует? — нарочито медленно спросила она.
— Полагаю.
— Его любовница могла бы многое рассказать мне об этом.
— Но вы же сами говорили, что письма свои она не подписывала. Вам вряд ли удалось бы ее найти. Кроме того… — он сделал паузу, видимо выбирая слова, — есть вероятность, что, как бы ни думали мы с вами об этом в данный момент, рассказанное этой женщиной может причинить вам глубокую боль, расплачиваться за которую ценой вашего душевного мира вряд ли стоит.
Лиззи было ясно, что Николас знает историю отношений Тедди и Чарлза, что он и в самом деле не хочет причинять ей боль, и скорее интуиция, нежели разум, подсказала ей ответ:
— Я понимаю вас, но хочу напомнить ваши слова о том, что вы не станете расплачиваться за грехи другого человека.
— Я и в самом деле не имею такого намерения и надеюсь со временем завоевать ваше полное доверие. Сделаю во имя этого все, что смогу.
— Правда?
Мягкая, спокойная улыбка Николаса вызвала в душе Лиззи бурную вспышку счастья, а он продолжал:
— Разумеется, правда, но я не собираюсь бросать старых друзей и не обещаю, что никогда в жизни больше не брошу одобрительный взгляд ни на одну женщину.
— Если этот взгляд будет всем, что ты на нее бросишь, — неожиданно даже для самой себя перешла на ты Лиззи и, протянув руку, коснулась пальцами лацкана его смокинга.
— Согласен, — сказал он и взял ее руку в свою.
— Подозреваю, что ревновать все равно буду к каждому такому одобрительному взгляду, но постараюсь не превращаться в мегеру. И я уверена, что ревность моя не имеет никакого отношения к Чарлзу и целиком определяется моим отношением к тебе.
— Как же ты относишься ко мне? — спросил он, поднося ее руку к губам и целуя в ладонь.
Лиззи вздрогнула от радостного предвкушения.
— Мне кажется, я достаточно ясно сказала об этом однажды ночью, совсем недавно.
— Прошу тебя, скажи еще раз.
Она обратила к нему счастливое лицо и проговорила:
— Ты — моя любовь и всегда был ею. Моя великая страсть.
— А ты… — Он слегка коснулся губами ее губ и договорил: — Мое безумие.
— Великое?
— Величайшее, — прошептал он и поцеловал ее поцелуем, который обещал многое, очень многое на это Рождество и все последующие.
Внезапно Лиззи отстранилась от него и спросила:
— А зачем ты собираешься ехать в Бирмингем? Он рассмеялся:
— Мистер Диккенс собирается через несколько дней впервые прочитать публично свою «Рождественскую песнь». Я заказал билеты, думая, что ты, а также Кристофер и Адам присоединитесь ко мне.
— Николас, это просто замечательно!
— Я святой, — произнес он с подобающей скромностью.
— Святой Николай? Дед Мороз?
— Думаю, могу претендовать на несомненное с ним сходство, — согласился он с театральным пафосом, потом заговорил очень серьезно: — Элизабет, ведь это ты первая познакомила меня с повестью мистера Диккенса о том, какие возможности исправить свою жизнь дает нам сочельник. А я даю тебе возможность услышать написанное им из его собственных уст.
— Боже, вот не думала, что получу когда-нибудь такой подарок!
— Нет, моя милая Элизабет. Настоящий подарок — любовь, и это я никогда до сих пор не получал такого подарка.
Призраки давно прошедшего Рождества, которые так долго стояли между ними, теперь навсегда ушли в прошлое. Дух нынешнего Рождества будет встречен с радостью и любовью. Что касается грядущих Святок, их незачем опасаться, — добро им пожаловать много-много раз!
Жизнь с Николасом не будет совершенной и легкой, но такую жизнь Лиззи уж испытала. Великая страсть имеет свою цену, но ее стоит заплатить. Каждый грядущий день будет полон любви, и слез, и смеха — всего того, из чего состоит жизнь и благодаря чему она имеет высший смысл.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Визит сэра Николаса - Александер Виктория



Опять свойственные автору бесконечные диалоги. Стала читать, пропуская их.Все стало понятно за 30 минут.Стало жалко ГГ. Обременил себя глуповатой вдовой с 2-мя детьми и подмоченными финансами.
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияВ.З.-64г.
16.07.2012, 14.05





Нормально. Все мы люди, и имеем право ошибаться. Ведь это же счастье иметь возможность исправить свои ошибки. Это очень жизненная история. Один раз его можно прочитать с большим удовольствием...
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияМилена
12.11.2012, 12.55





Мне понравился роман! Особенно то, как он обращался с её детьми! Роман говорит о том, что любить никогда не поздно)))
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияЭльмира
13.08.2013, 20.19





Замечательный роман.
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияЛюдмила
21.10.2013, 22.09





Средненько и предсказуемо .
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияMarina
2.06.2014, 18.35





занятно
Визит сэра Николаса - Александер Викториялюдмила
15.06.2014, 14.04





Согласна с мнением о затянутости диалогов. И глуповата не только ГГня, но и ГГ тоже. Эгоизм такой цветет - я тут круче всех во все въехал и ВМЕСТО всех все решил\ла, другого мнения быть не может, и остальные все как-будто инфантильные растения, картинка к чужим правилам. И все немного похоже на заказной роман на N страниц к определенному сроку. Не люблю, когда слишком много всего про одну компанию написано. НЕужели с фантазией туго?
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияKotyana
31.01.2015, 17.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100