Читать онлайн Визит сэра Николаса, автора - Александер Виктория, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Визит сэра Николаса - Александер Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Визит сэра Николаса - Александер Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Визит сэра Николаса - Александер Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Александер Виктория

Визит сэра Николаса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

— Ты разговаривал в последнее время со своей сестрой? — спросил Ник, вперив взгляд в груду счетов и квитанций на столе перед ним.
— Как? Ни тебе «Добрый день, Джонатон»? Ни «Поздравляю с началом сезона, ваше сиятельство»? Ты даже не поблагодарил меня за то, что я, бросив собственные дела, поспешил сюда по твоей настоятельной просьбе!
— Добрый день, Джонатон. Примите поздравления по случаю начала сезона, ваше сиятельство. Благодарю вас за то, что, бросив свои неотложные дела, вы поспешили сюда по моей настоятельной просьбе. — Ник поднял голову. — Так ты говорил со своей сестрой?
— С моей сестрой? С той, которая живет в двух шагах отсюда? — Джонатон ухмыльнулся, стоя в дверном проеме и опершись на косяк. — Полагаю, было бы весьма интересно поговорить о покупке тобою дома и о том, почему ты приобрел именно этот дом.
— Потому, что он расположен в прекрасном месте и, кроме того, это выгодное вложение средств.
— Я так и подумал.
Николас ничего не ответил на это замечание и продолжал:
— Твоя сестра явно избегает меня, питая надежду, что я исчезну с лица земли. Однако, если ты говорил с ней…
— Я не видел Лиззи с того вечера, как мы обедали у твоего дядюшки, а с того времени прошло… — Джонатон помолчал, припоминая. — Да, прошло уже четыре дня.
Он все еще стоял в дверях, но теперь на лице у него появилось несколько ошеломленное выражение.
Несмотря на отвратительное настроение, Николас не удержался от улыбки: он подозревал, что у него самого было на лице такое же выражение, когда он впервые переступил порог этой комнаты.
— Впечатляет, не правда ли?
— Впечатляет, хотя, сказать по правде, я не уверен, что следует употребить именно это слово.
— Я полагаю, что поначалу здесь хотели устроить библиотеку. — Ник обвел комнату удрученным взглядом. — Во всяком случае, полки тут есть и некоторое количество книг тоже.
— К этим книгам невольно испытываешь жалость из-за явного отсутствия у них численного превосходства.
Джонатон осторожно ступил в комнату, пройдя под неким подобием арки, образованной двумя скрещенными копьями, каждое из которых держал в руке изваянный из черного камня огромный нубиец. Библиотека лорда Холстрома была, как и все комнаты в доме, битком набита вещами, но вещами такого немыслимого размера, не говоря уж об их причудливости, что вряд ли хоть одну из них можно было бы втиснуть в любую другую комнату. Джонатон двинулся к Николасу, маневрируя между мраморной колонной, увешанной образцами старинного оружия и несколькими античными урнами, чтобы пробиться к почти столь же древнему креслу, помещенному перед письменным столом Ника. Джонатон осторожно уселся в кресло и показал на тарелку с фруктовыми пирожными, помещенную на то, что должно было исполнять функции столика, но на деле напоминало высушенную ногу слона.
— Можно?
— Милости прошу. Съешь хоть все, если тебе хочется.
—Я не прочь, но это было бы невоспитанно. — Джонатон выбрал себе пирожное и сказал с удрученным вздохом: — Люблю пирожные. — Он откусил большой кусок, и глаза его округлились от удовольствия. — Ничто так не мирит человека с действительностью, как хорошее пирожное, а эти просто превосходны, надо отдать должное твоему повару.
— Мой повар здесь ни при чем. Пирожные прислала твоя сестра.
— Лиззи? — Джонатон с подозрением уставился на пирожные. — Они отравлены?
— Это мы узнаем позже, не так ли? — с кривой усмешкой произнес Ник.
— Умереть от пирожных? — Джонатон пригляделся к пирожному, пожал плечами и откусил еще кусок. — Неплохой способ расстаться с жизнью. Сладость на устах и вкус вишни на языке. Очень предупредительно со стороны Лиззи, особенно теперь, когда она всячески избегает тебя.
Это послания, — сказал Ник и посмотрел на тарелку, прищурив глаза, словно пирожные и вправду были смертельны. — Сначала засахаренные сливы, потом тянучки, а теперь вот пирожные.
— Что же она этим хочет сказать? — Джонатон отправил в рот последний кусочек пирожного.
— Старается показать, чего мне не хватает.
— Но тебе всего хватает, — возразил Джонатон и взял еще одно пирожное. — Пирожных тут много.
— Не в пирожных дело. Проблема вот в чем. — Николас нетерпеливо повел рукой в сторону пачки бумаг, лежавших на письменном столе. — Счета, оплаченные твоей сестрой в последние несколько дней. По большей части это экстравагантные, нелепые покупки.
— Оставь, пожалуйста. — Джонатон рассмеялся. — Она не привыкла к бережливости, это так, но я в жизни не слышал, чтобы она потратила деньги на что-то экстравагантное или глупое.
— А теперь тратит. Вот посмотри. — Ник зашелестел оплаченными счетами. — Вот уведомления об оплате от ювелиров, модисток, портних, антикваров, мебельщиков. — Он вынул из пачки один из счетов. — Она заказала новый гардеробный шкаф. А вот еще. Заказ на два новых экипажа. Два!
— Быть может, ей понадобились два новых экипажа? — беспомощно произнес Джонатон.
Ник сердито хмыкнул:
— Один, это понятно, но два!
— Это очень странно и совершенно на нее не похоже. Даже когда был жив Чарлз, она не позволяла себе сколько-нибудь безответственных трат. А с тех пор как сама стала распоряжаться своими средствами… — Джонатон примолк и взглянул на Ника. — Она и теперь ими распоряжается?
— Не вполне.
— Тогда я в затруднении. — Джонатон потер ладонью лоб. — Насколько я понимаю, ты просто дал согласие просматривать ее счета.
— Да, но все получается не так, как я ожидал.
Джонатон перевел взгляд с Ника на пирожное, остаток которого все еще держал в руке, потом посмотрел на лежавшие на столе бумаги.
— Думаю, и это послания, — сказал он.
— Более чем вероятно.
— И тебе они так же понятны, как и пирожные?
— Боюсь, что так. — Ник испустил долгий прерывистый вздох. — Твоя сестра пытается доказать мне, что она не такая женщина, какой я ее считал.
— И при этом ведет себя так, словно намерена залезть в долги. Нечего сказать, очень умно с ее стороны, — пробурчал Джонатон.
— Очень умно. Я бы даже сказал, дьявольски умно. — Ник откинулся на спинку кресла и снова уставился на бумаги. —Да, она расточительствует, но лишь в той мере, в какой может себе позволить, хотя мне пришлось немало повозиться с цифрами, чтобы установить это. Ее финансы в столь хорошем состоянии, что она может продолжать в том же духе еще месяцы.
— И все же как долго?
— Ну скажем, год.
— И все это для того, чтобы доказать тебе, что она не такая женщина, какой ты ее считаешь?
— Точно. — Ник испустил еще один прерывистый вздох. — Не та женщина, на которой я хотел бы жениться.
— Ты хочешь на ней жениться? —Да.
— Почему?
— Почему? — повторил вопрос Ник, сдвинув брови. — Право, не знаю. Потому что хочу. — Он покачал головой. — Она умна и занятна. Каждый разговор с ней — это равноправный обмен мнениями либо конкурс остроумия. Эта чертова баба будоражит мне кровь. Ты слышал за обедом ее замечания о Скрудже?
Джонатон кивнул.
— Элизабет — единственная из знакомых мне женщин, в которой я чувствую родственную душу. Как будто мы с ней не просто в чем-то похожи, но являем собой идеальную пару. Два отдельных механизма, которые при соединении образуют безупречное целое.
— Понимаю, — протянул Джонатон. — Во многих отношениях она осталась такой же личностью, какой была десять лет назад. Она просто перестала скрывать свою истинную натуру.
— Да, я знаю, — согласился Ник, рассеянно поигрывая пером.
— И даже теперь ты все еще любишь ее.
— Конечно, я все еще ее люблю. Я никогда не переставал ее любить. Я… — Он замолчал, подняв глаза на Джонатона, потом продолжил: — Но я никогда не говорил тебе об этом.
— Я исключительно проницателен, вот и все.
— Едва ли, — усмехнулся Ник. — Но почему ты сказал об этом?
— Я заметил, как ты смотрел на нее в день нашей первой встречи. Мало того. — Джонатон пожал плечами. — Десять лет назад ты оттолкнул Лиззи в манере, которая гарантировала, что она согласится выйти замуж за Чарлза.
— Откуда ты…
Джонатон перебил друга, не дослушав вопрос:
— Не имеет значения, откуда я знаю. Достаточно того, что я знаю об этом. — Он совершенно спокойно встретил взгляд Ника. — Я должен был сообразить это давно. Это великий подвиг любви — пожертвовать собственными желаниями во имя счастья другого.
— Ты думаешь, что я так и поступил? В то время мне казалось, что да, но сейчас я в этом не уверен. Все прошедшие годы я старался не думать об Элизабет, и мне это по большей части удавалось, но в тех случаях, когда я не мог выбросить мысль о ней из головы, я не мог решить, отказался ли я от нее ради ее блага или потому, что подобный путь был более простым и легким для меня самого. Может, то была не столько любовь, сколько эгоистичный поступок глупого юнца.
— Сейчас это звучит так, будто ты по прошествии лет, дабы смягчить горькое сожаление о совершенной в прошлом ошибке, приписываешь своим тогдашним действиям дурные, а не благородные намерения. В конце концов, — Джонатон указал на Ника полусъеденным пирожным, — если ты отказался от Лиззи по эгоистическим соображениям, то потерял ее по заслугам.
Николас рассмеялся.
— Логика замысловатая, — сказал он, — однако в ней есть здравое зерно.
— Благодарю. — Джонатон хотел было откусить еще кусочек пирожного и даже поднес его к губам, но передумал и счел за лучшее положить остаток обратно на тарелку. — Поскольку у нас нынче день признаний, позволь мне высказать мое. В свое время я тоже думал, что поступок твой правилен. Я считал, что для моей сестры самое лучшее — выйти замуж за Чарлза.
— А как ты считаешь теперь?
— Теперь я знаю, что я очень многого не знаю. — Джонатон вздохнул. — Мне казалось, что Лиззи довольна Чарлзом, но потом она стала довольна собой, и уж это вне всякого сомнения. И теперь я подумываю, не была ли она более счастлива с тобой.
— Возможно, тогда мы больше подходили друг другу, чем теперь. Заметь себе, что это не уменьшает мою решимость, но я боюсь, что теперь мы попросту сведем друг друга с ума.
— Ах, каким же крупным помешательством это станет!
— Крупным помешательством, говоришь? Знаешь ли, мне это выражение вполне по вкусу.
— Хорошо. — Джонатон энергично кивнул, как бы подкрепляя этим свою оценку. — И каков же твой план?
— Мой план?
В самом деле, должен же у него быть какой-то план? Он не вступал ни в одну сделку, не имея заранее продуманного плана. И никому не позволял взять над собой верх, а Элизабет брала над ним верх раз за разом…
— Ты мог бы, к примеру, уменьшить ее кредит, закрыть ее счет… что-нибудь в этом роде.
— В этом нет необходимости. Я же сказал тебе, что она может продолжать в том же духе достаточно долго, не принося серьезного ущерба своим финансам. Закрытие счета только рассердит ее, вот и все.
— Зато оно привлечет ее внимание, и она больше не сможет игнорировать тебя.
— Да ты, я вижу, дока в таких делах, — усмехнулся Ник.
— Она моя сестра, и я дразнил ее почти что со дня ее рождения.
— Ну что ж, я, пожалуй, постараюсь привлечь ее внимание тем, что урежу ей фонды. Предоставлю только средства, необходимые по случаю Рождества. Но пойми, привлечь ее внимание — еще не значит добиться желаемого. План явно несостоятельный, если здесь вообще уместно подобное слово.
— Проблема с Элизабет заключается в том, что она долгие годы не имела достаточного представления о собственных силах, а теперь осознала это и очень рада реализовать свои возможности.
— Отсюда и проистекает стремление защищать любой ценой свою независимость.
— Верно, — согласился Джонатон. — Мне кажется, что самое лучшее для тебя — показать ей цену ее независимости. Показать, сколь многого она лишает себя.
— Я предпринял некоторые шаги в этом направлении, — сообщил Ник.
— Я не уверен, что хотел бы узнать в точности, какие это шаги. Как-никак я ее брат.
— Само собой. Итак. — Николас снова сдвинул брови. — Чего же она лишена?
— Хороший вопрос. Я не уверен, что у меня есть столь же хороший, даже просто приемлемый ответ на него. —Джонатон сделал долгую паузу. — Нам придется обсудить это в дальнейшем. А пока я посоветовал бы тебе поближе сойтись с детьми. Она исключительно привязана к ним.
— Я практически ничего не знаю о детях.
— Но ведь ты и сам был ребенком.
— Очень давно.
Ну, не так уж давно. Господи, Ник, неужели ты ни на что не обратил особого внимания в этом доме, кроме того, что он находится по соседству с домом моей сестры?
— Ну почему же не обратил. Дом достаточно велик. — Ник окинул взглядом комнату. — Отлично расположен, и это выгодное вложение средств.
Джонатон в ответ на повторение этих характеристик только застонал.
— Ну, можно еще сказать, что он битком набит антиквариатом и прочими вещами.
— Посмотри еще разок.
Николас снова оглядел комнату и пожал плечами.
— Еще раз могу сказать, что он битком набит вещами. Ни в одной из комнат нельзя двигаться свободно.
— Зато здесь много мест, где можно спрятаться.
— Наверное, — несколько смущенно согласился Ник.
— Просто не верится, что ты сумел заработать кучу денег, будучи таким тупым. — Джонатон возвел возмущенные очи к потолку. — Осмотри эту комнату еще раз. Взгляни на нее глазами ребенка, причем мальчика. Понимаешь?
— Кажется, понимаю.
На этот раз он совершал осмотр медленно, пытаясь поставить себя на место сыновей Элизабет. Да, если тебе шесть или восемь лет, тебя, несомненно, заинтересуют развешанные по стенам головы экзотических зверей… если не напугают до смерти. И стойка со средневековым оружием, помещенная в углу, — одна из многих, размещенных в доме. Мечи, висящие на стенах там и тут, миниатюрные пушки, модели кораблей в полной парусной оснастке…
— Боже милостивый! — Ник в изумлении широко раскрыл рот. Как он мог всего этого не заметить? — Для мальчишки это просто сон, обернувшийся явью.
— Вот именно, — веско подтвердил Джонатон, наклонив голову.
— Мне всего-навсего надо пригласить их сюда и предоставить им полную свободу. — Ник принялся обдумывать такую возможность. — А Элизабет не рассердится на то, что ее дети проводят время со мной?
— Но ведь поскольку ты занимаешься делами с их наследством, тебе, естественно, нужно познакомиться с ними поближе, — резонно заметил Джонатон. — Кроме того, если Лиззи хочет доказать тебе, насколько она легкомысленна, ей скорее всего придется проводить немало времени вне дома. По моему личному наблюдению, женщина не в состоянии реализовать свои покупательские потребности, если она постоянно сидит в четырех стенах.
— Ты предлагаешь мне приглашать сюда детей, не спрашивая разрешения у их матери? Завоевать их привязанность до того, как мать узнает о наших встречах?
—Да.
— Мне это кажется в некотором отношении коварным.
— Так оно и есть.
— Но мне это нравится, — заявил Ник, улыбаясь во весь рот.
— Я так и думал, что тебе это будет по душе. После детей на очереди остальные члены семьи, тебе надо заручиться их поддержкой. Впрочем, она у тебя уже есть, все они ценят тебя очень высоко.
— Выходит, самым большим препятствием для завоевания руки Элизабет является сама Элизабет.
— Я помогу тебе с детьми и семейством, но в отношении Лиззи я тебе не помощник. Тем не менее я убежден, что сестра любила тебя в прошлом, и готов заключить пари на крупную сумму, что любит и до сих пор.
— Что позволяет тебе говорить такое?
— Горячность, с которой она отрицает, что питала к тебе нежное чувство, в сочетании с тем, как она защищает то, что было у нее с Чарлзом. Думаю, она очень боится признать, что любит тебя до сих пор, так же как боится признать, что брак ее с покойным мужем был не столь совершенен, как она прежде считала. Ведь оба признания могут привести к заключению, что она вышла замуж не за того человека.
— Ты что-то очень уж много знаешь о том, что произошло между мной и Элизабет. Мне не верится, будто она откровенничала с тобой на эту тему.
— Важно не то, как и откуда я это узнал, важно, что я это знаю. Скажу только, что невзирая на твои благородные намерения, ты вел себя как полный идиот.
— Благодарю за столь сжатое и точное определение сути дела.
— Не за что. Рад оказать любезность. — Джонатон слегка поклонился. — Ты никогда не переставал любить ее, и подозреваю, что и она не переставала любить тебя. Но признание в этом изменит всю ее жизнь. — Он пристально посмотрел на Николаса. — Ты ей сказал?
— О чем?
— О том, что любишь ее.
— Сколько помню, нет, не сказал.
— Так о чем же ты ей сказал, когда делал предложение?
— Я сказал, что она была бы хорошим… — Николас поморщился. — Хорошим партнером.
— Партнером? — изумился Джонатон.
— В ту минуту мне казалось важным сказать об этом. Видишь ли, я никогда не делал предложения, для меня это нечто совершенно новое. Я даже никогда о таких вещах не задумывался.
— Ты, видимо, ничего не знаешь о женщинах, — заметил Джонатон, глядя на друга с непритворным сожалением.
— Наоборот, я очень много знаю о женщинах, — возразил Ник и снова поморщился. — Но о том, как делают предложения, я не знаю ничего. И не понимаю, с чего это я слушаю тебя, как оракула. Ты же ни разу не был в подобном положении. Кстати, почему? Мы ведь с тобой ровесники. Почему ты до сих пор не женат?
— Увы, — произнес Джонатон с театральным вздохом. — Я еще не встретил женщину своей мечты. — Он рассмеялся. — Или она меня не встретила. Но сегодня нам незачем углубляться в мои проблемы. Главное — ты и твой план достижения цели. Давай повторим его по пунктам. Первое: ты блокируешь счет Лиззи, чтобы она не имела возможности игнорировать тебя, как делает это сейчас. Второе…
— Подружиться с ее сыновьями, — подхватил Ник.
— И с остальными членами семьи. Сказать ей о своем чувстве.
— Которое я питал к ней всегда.
— Признать, что десять лет назад ты совершил ужасную ошибку.
— Я уже признал свою ошибку.
— Сказал, что это самая большая ошибка, какую ты совершил в жизни?
— Наверное, нет.
— Кайся, Николас, кайся униженно, со всей искренностью и энтузиазмом, — наставлял Джонатон. — И наконец, ты должен объяснить ей, какую цену она платит за свою независимость.
— Это все? — спросил Николас.
— Вероятно, нет, это, как бы сказать, план в общем виде. Не вполне организованный и отчетливый, но тем не менее план. — Глаза у Джонатона вспыхнули. — О, я нашел!
—Что?
— Что Лиззи теряет из-за своего пристрастия к независимости.
— Продолжай!
— Любовь. — Джонатон произнес это слово пылко и торжественно. — Великую страсть.
— Я считал, что это великое безумие.
— Между любовью и безумием разница невелика. Докажи ей, что любишь ее, Николас, более того, докажи, что она тебя любит.
— В этом заключен большой смысл. Ты просто мудрец, Джонатон, в том, что касается женщин.
— Ну нет. — Джонатон расхохотался. — На самом деле я полный идиот, когда дело касается женщин. Говорю сам не знаю что. — Лицо его приняло серьезное выражение. — Но я знаю свою сестру. Пока она не разберется в своих чувствах по отношению к тебе и к Чарлзу в настоящем и прошлом, пока не поймет до конца, что тоже совершила ошибку десять лет назад, ваше совместное будущее невозможно.
— Спасибо тебе, Джонатон. В этом по крайней мере что-то есть.
— Не благодари меня. Я могу ошибаться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Визит сэра Николаса - Александер Виктория



Опять свойственные автору бесконечные диалоги. Стала читать, пропуская их.Все стало понятно за 30 минут.Стало жалко ГГ. Обременил себя глуповатой вдовой с 2-мя детьми и подмоченными финансами.
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияВ.З.-64г.
16.07.2012, 14.05





Нормально. Все мы люди, и имеем право ошибаться. Ведь это же счастье иметь возможность исправить свои ошибки. Это очень жизненная история. Один раз его можно прочитать с большим удовольствием...
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияМилена
12.11.2012, 12.55





Мне понравился роман! Особенно то, как он обращался с её детьми! Роман говорит о том, что любить никогда не поздно)))
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияЭльмира
13.08.2013, 20.19





Замечательный роман.
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияЛюдмила
21.10.2013, 22.09





Средненько и предсказуемо .
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияMarina
2.06.2014, 18.35





занятно
Визит сэра Николаса - Александер Викториялюдмила
15.06.2014, 14.04





Согласна с мнением о затянутости диалогов. И глуповата не только ГГня, но и ГГ тоже. Эгоизм такой цветет - я тут круче всех во все въехал и ВМЕСТО всех все решил\ла, другого мнения быть не может, и остальные все как-будто инфантильные растения, картинка к чужим правилам. И все немного похоже на заказной роман на N страниц к определенному сроку. Не люблю, когда слишком много всего про одну компанию написано. НЕужели с фантазией туго?
Визит сэра Николаса - Александер ВикторияKotyana
31.01.2015, 17.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100