Читать онлайн Ловушка для джентльмена, автора - Александер Виктория, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ловушка для джентльмена - Александер Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ловушка для джентльмена - Александер Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ловушка для джентльмена - Александер Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Александер Виктория

Ловушка для джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Не имеет значения, каким умным и искушенным кажется мужчина. Он всего лишь глина, которая ждет, чтобы ей придали форму руки высшего существа — женщины. Но ему об этом лучше не знать.
Хелен Пеннингтон
— Вы очаровательны, моя дорогая. — Леди Пеннингтон просияла при виде своей невестки. — Должна сказать вам еще раз, что я рада приветствовать вас в нашем доме.
— Благодарю вас, леди Пеннингтон, — в смущении пробормотала Гвен; ей казалось, что все происходящее вокруг нее просто-напросто сон, который в любой момент может прерваться.
Прошло едва ли больше двух часов после того, как утренняя служба в Пеннингтон-Хаусе навсегда превратила мисс Таунсенд в леди Пеннингтон. Пока Гвен не была официально объявлена его женой, Маркус, казалось, нервничал не меньше, чем она. Потом он встретился с ней взглядом, едва заметно улыбнулся и, коснувшись губами ее щеки, прошептал ей на ухо:
— Теперь уже поздно давать задний ход… мисс Таунсенд.
Гвен на мгновение затаила дыхание; эти слова Маркуса почему-то необыкновенно ее взволновали.
С тех пор она едва обменялась с ним несколькими фразами. Хотя венчание происходило в узком кругу — присутствовали только мадам Френо, мадам де Шабо, леди Пеннингтон и лорд Беркли, — вскоре после церемонии в дом устремился поток гостей; они прибывали по одному или парами — поначалу только для того, чтобы поздравить новобрачных. Но теперь все приезжавшие оставались, и вскоре главная гостиная Пеннингтон-Хауса была переполнена.
Даже Маркус удивлялся количеству гостей. Многие из них были, очевидно, друзьями леди Пеннингтон, и Гвен подозревала, что эта леди заблаговременно пригласила их познакомиться с молодой женой Маркуса. В большинстве своем они казались весьма приятными людьми. Ее представили матери лорда Беркли, а также герцогине Роксборо и лорду и леди Хемсли. Остальные тоже были симпатичны, хотя даже не старались скрыть свое любопытство.
Да и с какой стати? Граф Пеннингтон был завидным женихом, и вполне естественно, что появление незнакомой девицы, вышедшей замуж за этого закоренелого холостяка, вызвало множество толков.
— Ах нет, это никуда не годится. Вы не должны называть меня леди Пеннингтон. Это слишком официально. К тому же вы теперь тоже леди Пеннингтон. — Мать Маркуса ненадолго задумалась. — Вы могли бы называть меня по имени — Хелен, но и это как-то нехорошо, да? А можно… Да, вы могли бы называть меня… маман.
— Маман? — Гвен произнесла это слово на французский манер, как и леди Пеннингтон. — Что ж, я с удовольствием буду называть вас маман.
— Вот и хорошо. — Леди Пеннингтон просияла. — Знаете, у меня ведь нет дочери, поэтому мне не терпится обзавестись ею. Мне кажется, мы с вами прекрасно поладим. — Она взяла Гвен под руку и повела ее к гостям, стоявшим у окон в дальнем конце гостиной. — Внучкам я тоже буду очень рада.
— Кажется, лорду Пеннингтону не очень-то хочется иметь дочерей. — Гвен скорчила гримаску. — Однако мысль о сыновьях вызывает у него огромный энтузиазм.
— Разумеется, дорогая. Как и у всякого мужчины в его положении. Но я думаю, что он будет любить дочерей ничуть не меньше. Он у меня единственный ребенок, и я всегда сожалела об этом. Когда на семейных праздниках его окружают дети, на него приятно смотреть. Он и сам-то не более чем большой ребенок.
Гвен рассмеялась:
— Неужели мы говорим об одном и том же лорде Пеннингтоне?
Пожилая графиня тоже рассмеялась:
— Я знаю, в это трудно поверить, но по какой-то причине мой сын усвоил излишне холодный и несколько надменный взгляд, видимо, для того, чтобы держать всех на расстоянии… — Графиня внезапно умолкла, потом вновь заговорила: — Однако его поведение в обществе сильно отличается от поведения дома. Я очень надеюсь, что вам достанется… домашний Маркус, если можно так выразиться.
Гвен улыбнулась и кивнула. Ей вспомнился тот вечер, когда Маркус сделал ей предложение; он тогда сказал, что друзья считают его слишком сдержанным и высокомерным. Но ведь и она, Гвен, на людях вела себя совсем не так, как дома.
Графиня между тем продолжала:
— Должна предупредить вас, Гвендолин, что сыновья вырастают и идут своей дорогой, пренебрегая вашими советами и пожеланиями. Но я слышала, что дочери навсегда остаются дочерьми. Поэтому я искренне рада, что теперь у меня есть дочь.
— Я тоже рада, миледи. — Гвен изобразила любезную улыбку и пожалела, что чувствует себя так неловко. Увы, кроме мадам Френо и Колетт, ей никто еще не предлагал любовь так открыто. Любовь, ничего не просившую взамен. Это очень сбивало с толку.
Мать Маркуса какое-то время внимательно смотрела на нее. Потом улыбнулась и сказала:
— Господи, я вижу, у вас и у моего сына очень много общего. Вы с ним замечательная пара.
— Я понятия не имею, о чем вы говорите, матушка, но уверен, что мне это не понравилось бы. — К ним с улыбкой подошел Маркус. — Однако мне хотелось бы похитить мою жену, если вы не возражаете. Разумеется, ненадолго.
Леди Пеннингтон нахмурилась.
— Но, Маркус, здесь есть люди, которые хотят с ней познакомиться. Ведь теперь, когда все уже сказано и сделано, она стала молодой графиней Пеннингтон.
— Теперь, когда все сказано и сделано, она стала моей женой, — заявил Маркус и взял Гвен под руку. — Мне сказали, что в саду все цветет, и мне хочется, чтобы вы это увидели. — Он повел ее к двери.
— Это, конечно, очень мило, но ведь вас никогда не интересовали сады, — пробормотала Гвен. — Я не понимаю…
— Постарайтесь не задерживаться очень долго! — прокричала им вслед пожилая графиня.
Маркус поморщился и тихо проговорил:
— Это мое личное дело.
Граф вывел жену из гостиной, провел по длинному коридору, затем — через галерею, увешанную портретами предков, и лишь после этого они вышли в сад. Гвен знала, что без мужа наверняка заблудилась бы в этом огромном доме. К тому же они шли слишком быстро, и она не могла запомнить дорогу.
— Вы действительно хотите показать мне сад? — спросила Гвен, покосившись на мужа.
— Да, конечно, — ответил Маркус. — Там очень красиво.
— А может, вам так сказали? Мне показалось, что вас не очень-то интересуют красоты природы.
— Я обожаю красоты природы, — проговорил он с усмешкой. — И я очень люблю находиться на свежем воздухе.
— Я тоже, — сказала Гвен.
— Мне кажется, что дышится свободнее, если у тебя над головой небо, а под ногами — земля. Я провожу много времени в городе, но предпочитаю жизнь на природе. А вы? — Он неожиданно остановился. — Вам что, нехорошо?
— Нет-нет, я прекрасно себя чувствую, — проговорила Гвен, с трудом переводя дыхание. — Я понимаю, что ваша потребность дышать свободно может преобладать над всеми прочими соображениями, но вы не можете тащить меня с головокружительной скоростью и ожидать, что я не почувствую при этом некоторого напряжения. Вы гораздо выше меня и ходите значительно быстрее, и…
Он громко рассмеялся.
— Господи, ну что здесь смешного? — Она подбоченилась. — Мне вовсе не кажется забавным, когда меня тащат через весь ваш дом…
— А теперь и ваш также, — сказал он с улыбкой.
— Мне от этого не легче, — проворчала Гвен.
— Прошу прощения, что был слишком нетерпелив в своем стремлении убежать от толпы, которая окружала нас.
Слуга, которого Гвен до этого не замечала, вышел из темноты и открыл дверь, которую Гвен также не заметила.
Маркус повел ее к выходу.
— Мне просто показалось, что вам тоже нужно уйти на некоторое время. Прошу вас…
Она прошла на широкую террасу, и муж последовал за ней. «Он позаботился обо мне. Просто я этого не поняла», — промелькнуло у Гвен. Повернувшись к Маркусу она проговорила:
— Ужасно много гостей, да? Признаюсь, я была несколько удивлена и даже отчасти…
— Ошеломлена? — Он снова улыбнулся и взял ее под руку.
— Да, пожалуй. — Она кивнула. — Немного.
— Ну, признаюсь, я и сам был немного ошеломлен. Подозреваю, что этот наплыв гостей — заслуга моей матушки. Большинство из них — ее друзья. — Маркус повел жену к краю террасы и ступеням, ведущим в сад. — Не оборачивайтесь.
— Почему? За нами кто-то следит?
— Разумеется. — Маркус оглянулся на дом. — Многие из гостей во главе с моей матушкой тайком смотрят на нас из окон гостиной.
— Неужели? — Ей захотелось проверить это. — Но почему?
Он усмехнулся, и Гвен потупилась. Краска бросилась ей в лицо.
— О Боже… — пробормотала она.
— Тем не менее… — Граф покосился на нее и снова усмехнулся. — Видите ли, сад не очень-то большой, но он распланирован таким образом, что можно спуститься по лестнице и пройти по дорожке к укромной нише, охраняемой мраморными сторожами. Эта ниша очень удобна для тайных встреч во время бала или званого вечера.
— И о ней знаете только вы?
Он кивнул и пробормотал:
— Во всяком случае, мне хочется так думать.
— Итак, мы ищем уединения, милорд? — проговорила она с кокетливой улыбкой и тут же с удивлением подумала: «Откуда это у меня?»
— Да, ищем, — ответил он без колебаний, и они начали спускаться по лестнице. — Ищем, потому что нам нужно о многом поговорить.
— Понятно. Значит, уединение, которое вы ищете в саду… оно только для бесед?
Граф не ответил на вопрос.
— А вы заметили, что почти никто из гостей не выразил удивления, узнав о нашем венчании?
Она кивнула.
— А те, кто выразил, не казались особенно искренними.
— Все они никудышные актеры, — пробормотал он, нахмурившись. — Это, наверное, не имеет значения, но все же… Казалось бы, мы обвенчались совершенно неожиданно, однако никто не удивился. Очень странно, не правда ли? — Гвен молчала, и Маркус добавил: — Причем заметьте, почти все гости — друзья моей матери. Друзья или хорошие знакомые.
Они дошли до подножия лестницы и зашагали по дорожке.
— А это важно? Он пожал плечами.
— Возможно, не очень.
Какое-то время они шли вдоль стены, потом дорожка увела их в сторону, и вскоре Гвен увидела круглый альков, укрытый высокой живой изгородью.
У дальней стены алькова стояла каменная скамья, скрытая за мраморной группой, изображавшей трех женщин со сплетенными руками. Скульптуры — судя по всему, мифологические грации — стояли на высоком овальном постаменте и казались необычайно красивыми; во всяком случае, Гвен они очень понравились. Залюбовавшись ими, она с улыбкой подумала: «Интересно, какого они мнения о тех, кто уединяется здесь?» Взглянув на мужа, Гвен пробормотала:
— Ах, здесь действительно очень уютно. — Заглянув за статую, она добавила: — Тут нас, конечно же, никто не увидит, верно?
Маркус кивнул и с улыбкой спросил:
— Так вы не против? Не возражаете, если мы здесь побеседуем?
— Нет-нет, не против. — Гвен шагнула к ближайшей статуе с таким видом, словно ей сейчас больше всего на свете хотелось рассмотреть ее. Словно у нее не было ни малейшего желания отходить от мужа. Словно она не чувствовала каждый его вдох. — Полагаю, в будущем мы станем проводить много времени наедине, не так ли?
— Да, без сомнения.
Граф тоже подошел к скульптурной группе; казалось, и ему очень хотелось получше рассмотреть древнегреческих дам в мраморных одеяниях.
Покосившись на жену, он спросил:
— Вам нравится? Она встрепенулась.
— Быть наедине с вами?
— Я говорю о статуе, — ответил Маркус, и Гвен залилась краской.
Не желая смутить супругу, граф даже не взглянул на нее, и она была признательна ему за это. По-прежнему рассматривая статую, он проговорил:
— Так вам нравится?
— Да, конечно. — Гвен прикоснулась к ближайшей фигуре. — Скажите, это ведь оригинал? То есть она действительно древнегреческая?
— Вряд ли. Но может, и так. — Маркус пожал плечами, — Скульптуры стоят здесь, сколько я себя помню.
— А вам почти тридцать. Какая древность… — Гвен улыбнулась, но тотчас же сказала себе: «Что это с тобой? Ведь ты же решила не выказывать ничего, кроме любезности, а теперь вдруг кокетничаешь с ним».
Вспомнив о поцелуе Маркуса, она украдкой взглянула на него. Но он все еще смотрел на статую, и Гвен с трудом подавила вздох разочарования.
— Да, действительно древность… — пробормотал он в задумчивости. Потом вдруг с любопытством посмотрел на нее и спросил: — Так каковы же были ваши намерения?
«Я намеревалась позволить вам поцеловать меня», — промелькнуло у Гвен, но она тут же отогнала эту мысль.
— Что вы имеете в виду?
— Я говорю о ваших планах. Если бы вы не вышли замуж, чем бы вы занимались?
— Чем занималась бы?
— Вы же не могли не думать о будущем, верно? Как вы собирались жить?
Она взглянула на него с удивлением:
— Вы знаете, мне кажется, я об этом не думала.
— Неужели? — На сей раз удивился граф.
— Ах, Маркус, да не смотрите же на меня так… — Она начинала сердиться. — Как ни трудно поверить в такое человеку с вашим характером, но после смерти отца я почти не загадывала дальше завтрашнего дня или нового места. Я практически не думала о будущем — мне просто была недоступна такая роскошь, как свободное время. Да и какое могло у меня быть будущее?
Он скрестил на груди руки и прислонился к статуе.
— Что вы имели в виду, когда сказали «человеку с вашим характером»?
Ей вдруг захотелось прикоснуться к нему, но Гвен сдержалась. Стараясь не смотреть на мужа, она ответила:
— Я имела в виду только одно: человек, уверенный в себе и сдержанный.
Граф хотел что-то сказать, но Гвен остановила его:
— Ах, я и забыла… Позавчера вы что-то сказали насчет вашей сентиментальности. Но знаете… — Она пристально посмотрела на него. — Знаете, я представить не могу, чтобы вы всерьез переживали по какому-либо поводу. Мне кажется, вы просчитываете каждый свой шаг, то есть планируете все до мельчайших деталей.
Он пристально посмотрел на нее и проговорил:
— Полагаю, что вы меня оскорбили.
— Я не собиралась этого делать.
— Что ж, и за это спасибо. Значит, до мельчайших деталей?
— Да, до мельчайших. Он внезапно рассмеялся:
— В таком случае я и нашу с вами встречу запланировал, не так ли?
— Конечно, нет. Это была…
— Вы хотели сказать, судьба? Да, я тоже так думаю. Думаю, что нам с вами было предначертано встретиться.
— Какой вздор, милорд. Неужели вы действительно так считаете?
— Дорогая, можно вспомнить хотя бы вашу историю. Ошибка неопытного стряпчего — и вы уезжаете в неведомые края, где живете совсем не так, как вам следовало бы. И в результате ваше появление в свете не состоялось, и вы не познакомились с тем, за кого вполне могли бы выйти замуж задолго до нашей встречи.
— Но у меня не было никакого желания выходить замуж, — возразила Гвен. — И следовательно…
— Могу я продолжить? — перебил Маркус. Она вздохнула:
— Да, пожалуйста.
— У меня же, моя дорогая, было множество возможностей жениться, но я этого не сделал. Почему?
— Потому что вы считаете обычную процедуру выбора жены слишком скучной? — спросила Гвен.
Маркус усмехнулся:
— Ах, как приятно иметь жену, которая слушает, что говорит муж. И еще лучше иметь жену, обладающую чувством юмора. Полагаю, меня ждет веселая жизнь.
— Благодарю вас, милорд. Вы очень любезны.
— Да, вы верно заметили, я считал, что обычные… процедуры мне не по вкусу. К тому же я внимательно наблюдал за моим другом лордом Беркли и старался не допускать его ошибок. Когда же мне открылся замысел моего отца, я понял, что должен жениться на вас. — Граф самодовольно улыбнулся. — Именно поэтому я и сказал, что наша встреча — судьба.
Она весело рассмеялась:
— Мне не кажется, что последовательность случайных событий можно приравнять к судьбе.
— Судьба и есть последовательность случайных событий. Вернее, событий, которые только кажутся случайными. Уверяю вас, нам суждено было встретиться и обвенчаться, и мы при всем желании не могли бы этого избежать.
Она покачала головой:
— А я считаю…
— И еще кое-что. Не соблаговолите ли дослушать?
— Все это весьма забавно, хотя и совершенно нелепо. — Она пренебрежительно пожала плечами, не желая показывать, как ее заинтриговали слова мужа. — Что ж, продолжайте.
— Превосходно. — Маркус отошел от статуи и прошелся по нише. — Когда вы сказали мне, что никогда не собирались выходить замуж, я подумал: «Какие же у вас были планы?» Теперь же, когда вы признались, что не думали о своем будущем, мне стало ясно: наш брак — самый лучший для нас выход. И наши отцы определенно так считали. Возможно, именно для этого мы и были предназначены.
— Вот как?
— Да, именно так. Однако оставим судьбу. Я не так глуп, чтобы верить, будто бы то, что случится в дальнейшем, так же предопределено, как предопределены те события, которые свели нас с вами. Полагаю, что наше будущее зависит от нас самих.
— Неужели? Значит, судьба свела нас, но вот удержит ли она нас вместе — неизвестно?
— Что-то в этом роде. — Как необычно…
Он пристально посмотрел ей в глаза.
— Уверяю вас, когда это впервые пришло мне в голову, мне показалось… что все очень логично.
Она едва удержалась от улыбки.
— Не сомневаюсь.
— Как бы то ни было, это подвело меня к следующему выводу…
— Продолжайте, пожалуйста.
Он по-прежнему смотрел ей в глаза.
— У меня к вам предложение.
— Предложение? — Она взглянула на него с любопытством. — Но мы ведь уже обвенчались. Представить не могу, какое предложение вы можете мне сделать.
— Все очень просто. Я предлагаю, чтобы вы… чтобы мы сделали наш брак удачным. Обещаю, я постараюсь сделать все возможное… Постараюсь быть внимательным и заботливым мужем.
— А я?
— Вы с таким же пылом постараетесь быть хорошей женой и исполнять обязанности моей супруги. А если мы со временем увидим, что совершенно не подходим друг другу, то можно будет и разойтись.
У нее перехватило дыхание.
— Развод?
— Нет-нет, моя дорогая, я никогда не соглашусь на развод. Скандал губителен как для нашего будущего, так и для будущего наших, — он откашлялся, — детей.
— Наших сыновей? — Она усмехнулась.
Маркус кивнул.
— То, что я имею в виду… В общем, такие договоры заключает множество пар. Вы сохраняете титул и положение в обществе, но каждый из нас будет жить своей собственной жизнью.
— Понятно… — К горлу ее подкатил комок. — Таким образом мы действительно избежали бы скандала. Но сколько времени мы должны жить вместе?
— Я думаю, пять лет — подходящий срок.
— Пять лет? — пробормотала она. — Такой срок кажется и целой жизнью… и мгновением.
Он ласково ей улыбнулся:
— А десять лет? Устраивает?
— Целое десятилетие? Он нахмурился.
— Вы считаете, это слишком долго?
— Вероятно, семь с половиной лет будет лучше, — ответила она с улыбкой, хотя ей совершенно не хотелось улыбаться. Они еще и дня не состоят в браке, а он уже говорит о том, что каждый будет жить своей собственной жизнью. Дело не в том, что ей этого не хотелось. Просто он первый об этом заговорил.
— Компромисс? — Маркус усмехнулся. — Что ж, согласен.
— Вот и прекрасно. — Заложив руки за спину, Гвен медленно обошла вокруг статуи. Тяжко вздохнув, проговорила: — Интересно, могу ли я считать, что теперь оскорбили меня?
Маркус долго молчал.
— Я не собирался этого делать, — сказал он наконец.
— Верю, — кивнула Гвен. Она снова зашла за статую и остановилась. — И все же предложение, которое вы мне сделали, не относится к тем, которые даме хочется слышать в день свадьбы.
Он вполголоса выругался.
— Мисс Таунсенд…
— Вы назвали меня мисс Таунсенд? А вы знаете, как смешно это звучит?
Граф откашлялся и пробормотал:
— Вы же хотели, чтобы я называл вас именно так.
— Но я теперь… — Она судорожно сглотнула. — Я теперь леди Пеннингтон.
— Значит, вы хотите, чтобы я называл вас леди Пеннингтон? — проговорил он в смущении.
Она тоже смутилась.
— Нет, конечно, нет. Но вы… Теперь вы можете называть меня Гвендолин. Или Гвен. В конце концов, мы муж и жена.
— Гвендолин… — произнес он почти шепотом. — Красивое имя. И очень вам подходит. И все же я, пожалуй, предпочту мисс Таунсенд.
— Но, милорд… — Она нахмурилась и вышла из-за статуи. — Маркус… Маркус, где же вы?!
Он рассмеялся:
— Там, где вы только что были. Мы ходим по кругу. Пожалуй, это не лучший способ начать семейную жизнь. Дорогая, стойте там, где стоите. Мне будет легче объясняться с вами, если не придется смотреть в ваши прекрасные синие глаза.
— Прекрасные?
— Да, уверяю вас. Во всяком случае, я так считаю. — Он помолчал и добавил: — И еще считаю, что мне очень повезло.
— Неужели? — Сердце ее гулко забилось.
— Да, повезло. Более того, я думаю, что встреча с вами, — возможно, самое лучшее в моей жизни.
— И при этом вы рассуждаете о конце нашего брака? Довольно странно.
— Рассуждаю только потому, что нынешний договор выгоднее мне, чем вам. Я решил, что будет только справедливо, если у вас… если вы также… Черт бы все это побрал, мисс Таунсенд. Вернее, Гвен. Не могу объяснить.
— А вы все-таки попытайтесь. — Гвен невольно рассмеялась и тут же пожалела об этом — Маркус мог обидеться.
— Если мое предложение вам не по душе… — Его голос приблизился.
— Нет, стойте, не приближайтесь. Вы правы. Легче говорить о таких вещах, не глядя друг на друга. — Она помолчала, собираясь с мыслями. — Я думаю, что вы совершенно правы с вашим предложением. Этот брак никто из нас не планировал. Но лично я собираюсь сделать так, чтобы он оказался удачным.
— Вы уверены?
— Да, уверена. Абсолютно. Видите ли, в последние дни я очень много размышляла об этом. Не знаю, действительно ли все было предопределено, но полагаю, что наш брак может оказаться удачным. Для нас обоих. Во всяком случае, я приложу все силы, чтобы стать настоящей графиней и… образцовой женой.
— Значит, вы будете относиться ко мне с симпатией? — Голос Маркуса прозвучал прямо у нее за спиной.
Она вздрогнула и обернулась.
— Нет, если вы будете постоянно подкрадываться ко мне. Он взглянул на нее с улыбкой:
— Но ведь я всего один раз к вам подкрался.
— Одного вполне достаточно, милорд.
— Итак, вы даете мне семь с половиной лет, верно?
— Вовсе нет, Маркус. — Она посмотрела ему прямо в глаза. — Я даю семь с половиной лет нам обоим.
— О… замечательно. — Он покосился на мраморных дам, возвышавшихся над ними. — Мне кажется, они это одобряют.
— Вот как? Почему?
— Потому что они, вероятно, все это и устроили. — Он кивнул на скульптуры. — Вы знаете, кто они такие?
Гвен ненадолго задумалась.
— Думаю, что музы. Впрочем, нет. Скорее, грации. Я не помню их греческие имена, но это…
Граф усмехнулся и проговорил:
— Это не грации, моя дорогая.
— А кто же они?
— Это дочери богини необходимости. — Он снова кивнул на статуи. — Фигура слева — Клото, она — прядильщица жизни. В середине — Лахезис, она отмеривает жизнь, а вот — Антропос, которая перерезает нить жизни. Иными словами, это судьбы.
— Мне следовало бы знать… — Гвен нахмурилась. — Значит, вы полагаете…
Он утвердительно кивнул:
— Совершенно верно. Я полагаю, что именно они нас свели.
— Маркус, немедленно прекратите… — Их взгляды встретились, и она невольно потупилась. — Вы как собака на сене. Честно говоря, вы просто не хотите… — Гвен внезапно умолкла.
— Не хочу? Чего именно?
Она вдруг пристально посмотрела ему в глаза и спросила:
— А что еще, по-вашему, они для нас приготовили?
— На будущее? — Он взглянул на ее губы, потом снова посмотрел в глаза. И вдруг подошел к ней так близко, что она могла бы прикоснуться к нему. Так близко, что он мог бы поцеловать ее.
Ей вспомнились советы Колетт и мадам Френо. Вспомнились их рассказы о том, что произойдет в постели.
«Слишком поздно давать задний ход, мисс Таунсенд», — так, кажется, он сказал.
Но это уже не казалось ей безвкусным или неприличным, — напротив, в ней росло томительное желание ощутить его обнаженное тело… Мысль эта была одновременно неприличной и волнующей.
— Наверное, нам следует вернуться в гостиную, — проговорил он вполголоса. — Они будут удивляться, если мы сейчас не появимся. А также…
Он снова взглянул на ее губы, и она чуть подалась вперед — ей хотелось, чтобы Маркус обнял ее. Он сделал глубокий вдох и, немного помедлив, сказал:
— Да, они очень удивятся.
— Вы полагаете? — Она пожала плечами.
Граф взял ее за руку и повел к дому. Потом внезапно остановился и поднес ее руку к губам.
— Я с нетерпением жду этих семи с половиной лет. — Он заглянул ей в глаза, — И также с нетерпением жду ночи.
— Я тоже, — пробормотала она.
Он усмехнулся, и они снова зашагали к дому.
Гвен мысленно улыбалась; ей вспоминались слова мужа о судьбе. Якобы им суждено было обвенчаться. Глупо, конечно, но что, если он прав? Ведь в последние дни случилось столько всего…
И тут она вдруг подумала: «Очень может быть, что этот незнакомый человек — именно тот, кого я всегда искала, хотя и не знала, что ищу…»
Действительно ли это судьба? Она не знала этого.
И не знала, что он почувствует, когда узнает о том, что она хранила в тайне от него.
И не знала, почему это ее так беспокоит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ловушка для джентльмена - Александер Виктория



Не очень. На троечку.
Ловушка для джентльмена - Александер ВикторияЮлия *Jul L*
22.04.2010, 13.27





Сюжет не развернулся - яркими вспышками эмоций. Эх... этот расказ для замужних дам преклонного возраста, для того что-бы помечтать о счастье внучек.
Ловушка для джентльмена - Александер Викторияlyubanj
15.11.2010, 17.33





Не знаю, мне понравилось. Я даже всплакнула.... Да все романы из этой серии, по крайней мере пять кот. я прочитала, прекрасны..
Ловушка для джентльмена - Александер ВикторияМилена
5.11.2012, 11.55





Пока это самая никчемная книга из серии. Очень жаль, что судьба графа для писательницы была важнее судьбы Бекки Шелтон. Про нее было бы куда интереснее читать. Не говоря уже о последней выходке Героини. Вроде умная, а такую глупость совершила. В общем на мой взгляд эта книга вообще не должна быть в серии. Ничего не пропустите, если не будете читать. Зря только день потеряла.
Ловушка для джентльмена - Александер ВикторияВиктория
22.01.2013, 14.24





Слишком много бестолковых диалогов,особенно это раздражает в постельной сцене.Герой какой-то неуверенный и как мужчина не впечатляет.Пропускала,и так и не дочитала до конца.3из10.
Ловушка для джентльмена - Александер ВикторияИмбирь
26.09.2013, 20.15





Мило. Но Виктория Александер известна своими затянутыми нудными диалогами, что и здесь имеет место быть, что и отметила Имбирь. Можно почитать на досуге.
Ловушка для джентльмена - Александер ВикторияВ.З.,65л.
10.10.2013, 12.08





не всегда описание страсти и есть любовь. она бывает разная, и такая тоже
Ловушка для джентльмена - Александер Викториялюдмила
25.11.2013, 20.34





Неприятно поразило количество орфографических ошибок.И впечатление не очень....
Ловушка для джентльмена - Александер ВикторияНочка
6.02.2014, 23.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100