Читать онлайн Когда мы встретимся вновь, автора - Александер Виктория, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда мы встретимся вновь - Александер Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.41 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда мы встретимся вновь - Александер Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда мы встретимся вновь - Александер Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Александер Виктория

Когда мы встретимся вновь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Когда я снова встречусь с сестрой, я не дам ей повода сомневаться, хотя бы даже на мгновение, что моя жизнь не была такой, какой я сама хотела. Однако я всегда завидовала возможности побывать в новых местах и узнать интересных людей, поэтому я никогда не скажу ей, что она была права.
Абигайль, леди Эдвард Эффингтон
– Добрый день, ваше высочество. – Памела приостановила легкий галоп своей лошади и поравнялась с Алексеем. – Какое прекрасное утро для прогулок, не правда ли?
– Да, мисс Эффингтон. – Алексей улыбнулся, словно был рад увидеть ее. – А ваше присутствие еще больше украшает его.
– Спасибо, ваше высочество.
– Я так понимаю, – он посмотрел назад, – вам удалось избавиться от сопровождения, или ваша тетушка где-то здесь, в кустах?
– Не говорите глупости! Для тетушки Миллисент это слишком рано. Она считает, что появляться ранее полудня неприлично. Лишь приезд моей матери заставил ее явиться в гостиную в такую рань.
– Значит, мне нечего опасаться в данный момент?
– Пока нечего, – рассмеялась Памела. – Она очень возбуждена в последнее время.
– Возбуждена? – усмехнулся Алексей. – Она следит за нами, вернее, за мной, как ястреб за кроликом.
– Возможно, она считает вас ястребом, а меня кроликом?
– Вы тоже считаете меня ястребом?
– Вы же знаете, что у вас такая репутация.
– Ах да. – Он попытался горестно вздохнуть, зная, что она все равно не поверит.
В конце концов, он уже признался в своем легкомысленном прошлом.
– Моя репутация? Я думаю, мы об этом можем забыть, не так ли?
– А вы забыли?
Он так озорно улыбнулся, что Памела снова почувствовала, как приятный холодок пробежался по ее спине.
– У меня есть сопровождение, – неожиданно сказала Памела и вздрогнула.
«Господи! Я словно боюсь его. Боюсь, как кролик. Не нашла лучшего сравнения! Невинный кролик».
Это смешно! Она привыкла флиртовать. Прекрасно научилась этому за все эти годы. Научилась с мужчинами, не менее опытными, чем Алексей. Принц ли он или кто другой, прежде всего он мужчина. Она не должна забывать этого. Однако она помнила и то, что есть один человек, чье появление в комнате заставляет ее сердце учащенно биться.
Пожав плечами, Памела отогнала от себя сомнения и спокойно сообщила:
– Леди Овертон следует за нами.
– Одна? – нахмурившись, спросил Алексей.
– Нет, с графом Стефановичем.
– Понимаю, – улыбнулся принц.
– А что вы еще поняли?
– За вами следуют леди Овертон и Роман. Это ваше сопровождение. Продуманно, надежно. – Он снова обернулся назад. – И почти незаметно.
– Я попросила их сопровождать меня.
– О!
– Я никогда не проводила весь день или вечер с мужчиной, хотя бы джентльменом, без сопровождения. – Памела улыбнулась.
Он задумчиво посмотрел на нее:
– Кролик обычно предпочитает не оставаться наедине с ястребом?
– Да, но мы должны определить, кто из нас кролик. – Памела наклонилась в его сторону и понизила голос: – А кто ястреб...
– Великолепно, мисс Эффингтон, – расхохотался Алексей. – Отлично сказано.
– Думаю, что да. – Она внимательно посмотрела на него. – Вчера вы звали меня Памелой. Мы снова перешли на «мисс Эффингтон»?
– Я называл вас Памелой тогда, когда около нас никого не было. Однако, – он поймал ее взгляд, – я буду польщен всегда звать вас по имени, если вы пожелаете.
– Я желаю.
– Тогда решено! – опять улыбнулся он. – Памела.
Пожалуй, лучше, чтобы он звал ее мисс Эффингтон. От того, как он произносил ее имя, с ней происходило что-то непонятное.
– Я тоже предпочел бы, чтобы вы говорили мне «Алексей», а не «ваше высочество». Это сейчас уже пустой звук, оставшийся где-то далеко позади. Я не возражаю, когда так обращаются ко мне Роман и Дмитрий или ваша тетушка, но вы... – Он посмотрел на нее. – Мне это кажется таким... безразличным. Мне еще не приходилось быть помолвленным обманным путем. Надеюсь, что этого удастся избежать.
– Но к вам обращались так всю вашу жизнь! Не представляю, чтобы ваша мать не говорила так, обращаясь к вашему отцу.
– Он был король, а она – королева. Их связывали традиции. Моя жизнь была совсем иной. – В его улыбке было сожаление, понятное тому, кто знал о переменах в его жизни.
Они ехали рядом и дружелюбно молчали. Она решила встретиться с ним в это утро, чтобы поговорить, поскольку это не удалось вчера вечером, в день ее приезда. Она решила, что будет разумно, если их увидят вдвоем эти два дня. Ей очень хотелось узнать его как можно лучше, понять, о чем он думает и чего хочет от жизни теперь. Невеста должна это знать.
– Почему вы раньше никогда не женились? – не раздумывая, спросила Памела.
Это первое, что пришло ей в голову, хотя этот вопрос интересовал ее все эти годы.
– У меня есть брат, – спокойно ответил Алексей.
– Брат? Я не понимаю.
– Мой брат Николай был вторым после меня наследником трона. Если бы вдруг что-то случилось. Не было особой необходимости жениться ради еще одного наследника. Я мог бы давно жениться, но мне очень весело жилось.
– Кое-что я тоже припоминаю...
– Однако заболел отец, начались политические неприятности.
– Из-за принцессы?
– Скорее, из-за взбудораженного ею народа. Авалонцы всегда были воинами, готовыми тут же взяться за оружие. Мы такой народ!
– Да... – Памела невольно вспомнила одного авалонца, но тут же прогнала эти воспоминания.
– Возможно, я избегал неизбежного, но я был слишком занят делами, чтобы думать о невесте. Вернее, я считал, что найти невесту – не проблема. Думал, что у меня будет время выбрать леди, которая станет не только женой, но и королевой. Такое ведь бывает, не правда ли?
Памела нахмурилась:
– Всегда есть время найти себе жену?
– На все находится время, когда сам планируешь его. Жизнь ведь не стоит на месте. – Он помолчал, задумавшись. – Я знал, что мир меняется, в основном из-за жестоких войн Наполеона и многих других факторов. Мир и человечество движутся к какому-то прогрессу. Страны, бывшие испокон веку независимыми, превращаются в империи, а затем завоевываются более сильными империями. Я знал, что Авалония по своему географическому положению всегда была в опасности. Но одно дело – знать и логически мыслить, и совсем другое – чувствовать сердцем. Понимание разумом не всегда совпадает с чувствами. – Алексей усмехнулся. – По правде сказать, я никогда не нашел бы себе невесту, которая бы подходила мне как жена и как королева одновременно. Хотя и такое ведь бывает.
– Я представляю себе, как это трудно.
Он покачал головой:
– Вы не можете себе этого представить.
Они подъехали к озеру в Гайд-парке.
– Вам не хочется прогуляться вдоль озера? – спросил он.
– Это было бы прекрасно, Алексей, – улыбнулась Памела.
На мгновение она пожалела, что назвала его по имени, чувствуя огромную разницу с тем, как она обращается к нему в обществе, то есть когда они не одни.
Спешившись, он помог ей сойти с лошади. Почувствовав его руку на своей талии, она замерла. Какое-то время они молча смотрели друг другу в глаза.
– Вы прекрасная наездница, Памела! Иногда я думаю: как это женщины чувствуют себя в дамском седле?
– В деревне я иногда ездила верхом. Мне это нравилось больше, – заметила Памела.
Его руки все еще держали ее, а она не снимала своих с его плеч.
– Неужели? – спросил он так тихо, что это как-то отозвалось и в ее сердце.
– Однажды я видела, как итальянская графиня попробовала положить подушку на женское седло и сесть верхом по-мужски.
– Она сделала это? – Теперь он смотрел на ее губы. – Она села верхом по-мужски?
– О да, села. – Памела слышала, как громко стучало ее сердце. – Я потом часто думала, что это ловко придумано... и помогает езде... – Здесь она умолкла.
Глотнув немного воздуха, она добавила:
– Ездить верхом.
– И получать удовольствие?
– Конечно. – Она почему-то облизнула губы. – Удовольствие...
– Мисс Эффингтон! – Он притянул ее к себе поближе. – Памела.
– Да? – почти шепотом произнесла она.
– Успокойтесь, – промолвил он, нежно целуя ее.
Обхватив руками его шею, она прижалась к нему, ощущая тепло и силу его мускулов на груди, крепкую линию его бедер. Теперь он жадно целовал ее. Памела больше не скрывала своих чувств, которые никогда не покидали ее. Господи, как она мечтала почувствовать его губы, его руки, ласкающие ее обнаженное тело...
Прервав поцелуй, Алексей внезапно почему-то отодвинул ее от себя на расстояние вытянутой руки.
– Где, во имя всего святого, мы встречались?
– Что? – испуганно спросила Памела. – О чем вы говорите?
– Где мы встречались с вами, Памела? – Он повысил голос, словно в отчаянии. – Это достаточно простой вопрос.
– Простой? Возможно... – Она тряхнула головой, словно хотела прийти в себя. – Почему вы об этом спрашиваете? Именно в этот момент? Меня совсем не интересуют... вопросы! Во всяком случае, такие!
Он нахмурил брови, глядя на нее:
– Я спросил, потому что вы по какой-то глупой причине отрицаете, что мы с вами уже встречались.
Она смотрела на него, не веря своим глазам и невольно отстраняясь от него. Еще момент назад, находясь в его руках, она была готова рассказать ему все, что он захочет, а теперь ее пугал его тон, какой-то командный, королевский...
– Почему вы так уверены, что мы с вами уже встречались?
– Я никогда не забываю женщин, которых целовал. А они не забывают меня. – Его тон был высокомерен, словно он не допускал ничего иного.
– Перестаньте, ваше высочество. – Памела презрительно фыркнула. – Я допускаю, что вы целовали множество женщин, но я не поверю, что вы всех их помните. Также я сомневаюсь, что они помнят ваши поцелуи.
– Я помню, и они помнят.
– Глупости! Из всех поцелуев едва упомнишь хотя бы один.
– Вот почему происходят скандалы, позор и бегство из своей страны.
У Памелы перехватило дыхание.
– Памела... я... – Он явно сожалел о сорвавшихся словах, это было видно по его глазам.
– По крайней мере я бежала из своей страны, но она у меня есть, – сказала она не раздумывая, резко повернулась и направилась к выходу.
Как он смел сказать ей такое?! Как она могла сказать ему то, что сказала?! Она горела от стыда.
– Вы так просто не уйдете! – крикнул он ей вслед, а потом схватил ее за руку и заставил повернуться к нему лицом. – Это было подло, гнусно, Памела.
– Знаю. – Она вздохнула. – Сожалею безмерно. Вы не...
– Я заслуживаю этого. Я говорил о вас плохо. Не знаю, что со мной случилось. Я не имею права так думать о вас.
– О! – Она вскинула подбородок. – Как думать?
Он крепко, до боли обнял ее.
– Я думаю о вашей шелковой коже...
– Остановитесь! – Она попыталась оттолкнуть его от себя, но он не отпускал ее.
– Никогда! – прошептал он ей на ухо. – Я жду, когда ваши глаза потемнеют от страсти.
– Прекратите! – повторила она, чувствуя, что слабеет.
Ей очень хотелось рассердиться, но не удалось.
– Я мечтаю о звуках вашего голоса, полного страсти от моих ласк...
– Алексей... – Памела задрожала.
– Я думаю о вашем запахе на моей подушке, когда вы уйдете.
– Господи! – едва слышно вымолвила она. – У вас, видимо, огромная практика.
Крупица рационального в ее голове напомнила ей о респектабельности. Хотя парк в это раннее время был почти пуст, она все же помнила, что это публичное место, и попытка Алексея поцеловать ее в шею была просто недопустима. Она должна как-то собраться с силами и... если, конечно, ноги ее не подкосятся от слабости, обязательно остановить его. И сейчас же!
– Я думаю о вас, дорогая Памела. Думаю ежечасно, ежеминутно. С того момента, как мы встретились. Вы помните? Тот момент, когда мы увидели друг друга, когда поцеловались?
– Да, конечно... – Она пыталась успокоиться, прийти в себя. – Впервые, когда мы... – Однако осознание того, что происходит, подобно холодной воде, плеснувшей ей в лицо, заставило ее вырваться из его объятий. – Вы как животное! При чем здесь это: встречались ли мы когда-то с вами или не встречались? Целовались или нет?
– Да, я никогда не ошибаюсь в таких случаях. К тому же, – он прищурился, – я ненавижу секреты, а вы полны секретов, моя дорогая.
– Мои секреты, есть они у меня или их нет, – это не ваше дело. Вы, если говорить правду, не мой жених.
– Я не переношу нечестность.
– Неужели? – Она повернулась и внимательно посмотрела на него. – Однако вы сейчас намерены ввести всех в заблуждение. Что такое лицемерие, вам, должно быть, знакомо.
– Это все не так. У меня не было выбора.
– В таком случае нечестность, обман могут быть оправданны?
Алексей сжал зубы до скрипа.
– Памела...
– Я никогда не была нечестной с вами, а ваши намеки и предположения меня оскорбляют. Я просто держу свои секреты при себе. – Она погрозила ему пальцем. – Ведь я сказала вам это в первую же нашу встречу. Я понимаю, что вам трудно это понять, ибо вы проводили все время в кутежах и продолжаете хвастаться этим.
– Я не хвастаюсь, я еще никогда...
– А еще... – Она подняла руку, требуя не перебивать ее. – Поскольку вы не терпите нечестность, я скажу вам, что я не терплю... высокомерия!
– Высокомерия? – Он повторил это слово еще раз.
– Да, высокомерия.
– Вы не можете обвинить меня в этом. – Алексей недоуменно смотрел на нее, словно не верил своим ушам. – Зачем мне быть высокомерным? Высокомерие нужно тем, кто пытается показать себя всему миру. Я же всегда знал, что мне не надо этого делать. – Он скрестил руки на груди. – Ведь я принц!
– Вы не считаете себя высокомерным? Ха! – Она вдруг подбоченилась и, передразнивая, повторила его слова: – «Я никогда не забываю женщин, которых целовал, а они не забывают меня тоже». Простите, ваше высочество, ваш поцелуй сейчас не подтверждает этого.
– Я совсем не так говорил. – Он сердито посмотрел на нее.
Она презрительно повела плечами.
– Или еще: «Я говорю на девяти языках без акцента, да еще на одном, похожем на тот, каким говорит плохой актер в плохой пьесе».
– И все же я оскорблен. – В его голосе было настоящее негодование.
– Я этого и хотела, – резко сказала Памела, подходя к лошади. – Не откажите в любезности, помогите мне сесть на лошадь. Я хочу вернуться домой. Одна.
– Как вам угодно.
Он подошел к ее лошади, а затем помог Памеле сесть в седло. Сделал он это не так любезно, как следовало бы, и тут же отошел. Ей уже, очевидно, было все равно.
– Я передаю вас в заботливые руки леди Овертон. Вижу, что она и граф Стефанович совсем недалеко от нас. – Тон его был таким холодным, что Памеле захотелось ударить его, да посильнее, совсем по-детски и с удовольствием.
– Отлично! – Памела повернула лошадь и сразу же пустила ее легким галопом.
Увидев впереди Клариссу и графа, она перешла на тихий шаг. Ей было нужно хотя бы несколько минут, чтобы осознать все, что произошло.
Она никак не ожидала, что он узнает ее по поцелую. Надо ли ей что-либо сказать об этом? Сначала она боялась, что он сам что-то скажет и навредит их респектабельности, но теперь она убедилась, что он не сделает этого. Она верила в его благоразумие и благородство, хотя, конечно, понимала, что нет серьезной причины не признаться ему в том, что она все помнит.
Но, возможно, он и сам не помнит эту ночь. Мужчина, который ведет такой образ жизни, какой вел он, не может помнить какую-то одну особенную ночь. Но ведь для нее эта ночь была самой прекрасной в ее жизни!
– Кларисса! Граф Стефанович! – Памела кивнула им, приветствуя. – Я хочу вернуться домой, Кларисса. Ты составишь мне компанию?
– Конечно, – улыбнулась Кларисса.
– А я должен присоединиться к его высочеству, – сказал граф, глядя на Клариссу. – Это было прекрасное утро, леди Овертон.
– Да, милорд, – ответила Кларисса со своей загадочной полуулыбкой, с которой ее всегда видели в обществе графа.
Тот, прикоснувшись к шляпе, повернул лошадь и уехал.
– Прекрасное утро? – Памела вопросительно вскинула брови. Кларисса продолжала провожать взором фигуру графа, не переставая улыбаться. – Последовавшее за исключительным вечером.
– Что? – Оторвав взгляд от удаляющейся фигуры, Кларисса наконец-то повернулась к Памеле. – Он мне нравится, Памела. И очень. Я никогда не думала, что мне когда-нибудь понравится кто-то так, как он.
– Он, возможно, такой же коварный, как и его принц, – мрачно сказала Памела.
– Он совсем не коварен, как и его принц. – Кларисса внимательно посмотрела на свою кузину. – В чем провинился его высочество?
– Он убежден, что у меня какие-то серьезные секреты от него. Настаивает, чтобы я все ему рассказала. Он надменен и требователен, а мне это совсем не нравится.
– Опасные секреты? – рассмеялась Кларисса. – Я не думаю.
– А он уверен. Он утверждает, что мы уже раньше виделись. Сердится, что я не подтверждаю его домыслы. – Памела направила лошадь в глубь парка.
Кларисса ехала рядом и какое-то время молчала.
– Итак, – наконец сказала она, – ты сказала?
Памела ответила не сразу. Немного помолчав и глубоко вздохнув, она промолвила:
– Почти.
Кларисса понимающе взглянула на нее:
– Принц – это тот самый джентльмен в Венеции, не так ли? Тот, кто так и не увидел твоего лица? Тот, кто постоянно снился тебе все это время?
Памела кивнула.
– Тебя, кажется, это не удивило?
– Ничуть. Несмотря на то, что ты все время отказывалась. – Кларисса усмехнулась. – Я сразу же поняла. Поняла по тому, как ты отнеслась к рассказу тетушки Миллисент о ее встрече с принцем в Венеции, и по тому, какими глазами ты смотришь на него.
– Ты думаешь, тетушка знает?
– Возможно. Должно быть, поэтому она старается мешать вам быть вместе. Или она решила, что в Лондоне она обязана наконец по-настоящему присматривать за тобой.
– И это после того, как она научила нас вести себя так свободно, как нам вздумается?
– Она не очень похожа на традиционную гувернантку, – насмешливо хмыкнула Кларисса. – Хотя, возможно, она больше следит за тем, как он смотрит на тебя.
– Он так смотрит на всех женщин, – отмахнулась от этого замечания Памела. – Это такой мужчина.
– Возможно, но в его глазах появляется что-то особенное, когда он смотрит на тебя. Что-то, что я даже не могу описать... – пожала плечами Кларисса. – Конечно, я мало знаю о такого рода мужчинах. – Она помолчала, о чем-то думая. – Ты скажешь ему, что он прав? Что вы встречались? Что это правда?
– Нет. – Памела отрицательно тряхнула головой. – Я никогда не думала, что он меня узнает. Я постаралась, чтобы этого не произошло. Но если он вспомнит ту ночь, что меня действительно удивит, то это будет ужасно... оскорбительно... это будет конец. – Она тяжело вздохнула. – Я не знаю, как заговорить на эту тему. Не могу же я просто подойти к нему и сказать: «Ваше высочество, это удивительно, но мы действительно встречались несколько лет назад, помните, в вашей постели?»
– Это как-то неловко...
– Неловко? Ха-ха! – Памела стиснула зубы. – Лучше я ничего не буду говорить.
– Я тебя понимаю. – Кларисса с интересом посмотрела на нее. – А что, если он это помнит?
– Не знаю, – на мгновение задумавшись, промолвила Памела. – Я об этом никогда серьезно не задумывалась.
– А что, если он все эти четыре года думал о тебе? О незнакомой женщине, которая однажды разделила с ним его постель в Венеции? Что, если поэтому он не спешил жениться? Может, он все это время искал тебя?
Памела иронично усмехнулась:
– Это абсурд. Ты считаешь, что такое возможно?
Кларисса посмотрела в ту сторону, где скрылся граф, и решительно сказала:
– Все возможно, дорогая кузина.
– Ты понимаешь, это все меняет! – Памела привязала лошадь в загоне. В ее голосе было волнение. – Если он думал обо мне так, как я о нем, почему мы не можем быть вместе?
– Ты сказала, что ему нужна принцесса.
– Глупости! – Она пожала плечами. – Я просто милостива к нему. Какая принцесса выйдет замуж за принца, лишившегося своей страны? Политически он теперь никто.
– Памела!
– Перестань, Кларисса! Ты же сама знаешь, что это правда. Но я не отвергла бы его. Наоборот, он мне нужен. Я давно его жду. Нам будет хорошо вместе. Я, Памела Эффингтон, и принц.
– Изгнанный принц, – осторожно поправила ее Кларисса.
– А я – опозоренная мисс Эффингтон. Мы созданы друг для друга... – Памела улыбнулась. – К тому же мы уже помолвлены.
– Это не настоящая помолвка. А что будет потом, ты же не знаешь.
– Да, ты права. – Нахмурившись, Памела на мгновение замолчала. – Но ты можешь мне помочь узнать.
– Я? – удивилась Кларисса. – Как?
– Это узнает граф. Я уверена, он и капитан знают все секреты Алексея, – ответила Памела. – У его высочества, несомненно, много секретов, вот почему он так хочет узнать мои.
Кларисса прищурилась.
– И как же, по-твоему, я должна получить эту информацию у графа? – спросила она.
– Так, как женщины обычно получают информацию от мужчин, – насмешливо ответила Памела. – Во всяком случае, ты же делишь с ним постель и...
Кларисса чуть не задохнулась от негодования.
– Это неправда!
– Но ты же сказала, что вечер был прекрасный.
– Да, – сказала, негодуя, Кларисса. – Мы гуляли в саду, смотрели на звезды и целовались. Всего один раз.
– О! – Памела с интересом посмотрела на нее. – Но ты будешь в его постели...
– Не собираюсь...
Памела скептически вскинула брови.
– Ну хорошо, я жду этого, – раздраженно согласилась Кларисса. – Но я не собираюсь ложиться в постель к мужчине ради того, чтобы получить информацию о другом мужчине. Для тебя.
– Конечно, нет! – вскрикнула Памела. – И это было бы большой ошибкой!
– Да, ошибкой.
– Однако, – почти небрежным тоном заметила Памела, – если ты окажешься в его постели и вы вдруг заговорите о чем-то похожем...
– Памела!
– Господи, кузина! Это совсем не значит, что я прошу тебя соблазнить его. – Памела придвинулась поближе к ней. – Но потом или когда тебе будет удобно попробуй задать вопросы...
– Хорошо, я попробую сделать это.
– Сделаешь?
– Да, – вздохнула Кларисса. – Я постараюсь разузнать для тебя все, что ты хочешь, но не в постели Романа. Если я и окажусь в его постели, то не из-за тебя или принца.
– Конечно, ты и не должна спрашивать его в постели, просто мне кажется, что ты скоро...
– Да, да, возможно, – вздохнула Кларисса. – Не понимаю, почему я должна это сделать для тебя?
– А я знаю, – улыбнулась Памела. – Потому что я твоя лучшая подруга. Ты готова сделать для меня все, потому что если я выйду замуж за Алексея, твой граф будет волен сделать то, что велит ему сердце. Все закончится именно тем, что ты окажешься в его постели, и, возможно, это будет на благо нам обоим.
Кларисса стойко выдержала взгляд кузины.
– Ты должна понять, что он может и не помнить эту ночь. Недавно, вернее, несколько мгновений назад ты сказала, что не хочешь этого знать. Ты уже передумала?
– Да нет. – Памела тяжело вздохнула. – Да, похоже, я должна рискнуть. – Она надеялась, что эта единственная ночь так же памятна и для него. – Но я понимаю, что мои надежды напрасны. Быть с ним сейчас...
– Значит, ты его любишь?
– Это может показаться абсурдом, но я знаю, что мне хочется провести остаток дней своих, разгадывая эту загадку. Прощай, моя респектабельность!
– Но ты же хочешь выйти замуж?
– Хочу, но только за него, а это противоречит целям тетушки Миллисент, придумавшей фальшивую помолвку. – Памела умолкла, а потом снова глубоко вздохнула. – Я никогда не говорила тебе, что хотела стать его любовницей. Я этого не хотела тогда, да не хочу и сейчас. Если та ночь значит для него то же, что и для меня, то есть шанс, что у нас есть будущее. А если нет... – Памела распрямила плечи. – Я никогда ему не скажу о той ночи, что была у нас. Я забуду свое прошлое и буду жить тем, что у нас есть сейчас.
– Я сделаю все, что смогу. Попробую выведать у Романа, что же он знает. Это не так уж много. – Кларисса улыбнулась. – С удовольствием!
Памела рассмеялась:
– С таким же удовольствием, с каким я когда-то стану его невестой. Настоящей или нет?
Кларисса пристально посмотрела на кузину:
– Он действительно тот, кто тебе нужен?
– Я только сейчас поняла, что он именно тот, кого я хочу. – В голосе Памелы звучала решимость. – Так или иначе... – она улыбнулась, – он будет мой.


– Ты хоть что-нибудь узнал? – спросил Алексей Романа, когда тот остановил свою лошадь рядом с ним.
– Счастливый день для вас, ваше высочество, – ответил Роман с лукавой улыбкой. – Как ваша беседа с мисс Эффингтон?
– Пренеприятнейший разговор, какой у меня когда-либо был. – Алексей покачал головой. – Я не представляю себе, что мне захочется еще когда-нибудь обнять и поцеловать ее. – Он посмотрел на друга. – Ты можешь представить меня, говорящего с акцентом, как плохого актера в плохой пьесе?
– Никогда, ваше высочество.
– Или меня надменного?
Роман постарался подобрать нужные слова:
– Зависит от того, какой степени надменность, мне кажется.
– Я надменный?
– Я бы сказал, гордый.
Алексей фыркнул:
– Мисс Эффингтон считает меня надменным.
– И все равно она вас любит. И очень сильно, должен сказать.
– Я тоже подозреваю это, – довольно улыбнулся Алексей.
Роман рассмеялся:
– Это видно, когда она смотрит на вас, а ей кажется, что вы этого не замечаете. Хотя это очень трудно, ибо вы все время смотрите на нее.
Алексей поморщился:
– Это заметно?
– Возможно, не всем, ваше высочество, но я-то служу у вас немалое время.
– Леди Овертон считает, что она любит меня?
– Простите меня, ваше высочество, – сказал Роман, осторожно подбирая слова. – Но у леди Овертон и у меня есть много других тем для разговора, кроме как о вас и мисс Эффингтон.
– Разумеется. Несколько самоуверенно с моей стороны считать, что в обществе красивой женщины ты будешь говорить обо мне и моих делах. Извини меня, Роман.
– Извинение принимаю, – улыбнулся Роман. – Однако из наших разговоров с леди Овертон я все-таки кое-что узнал о прошлом мисс Эффингтон.
– Прекрасно! – У Алексея перехватило дыхание. – Ну, рассказывай!
– Как говорила леди Овертон, мисс Эффингтон была ужасно застенчивая и некрасивая в детстве. Она... Какое же слово употребила леди Овертон? О да, вспомнил! Памела расцвела лишь в двадцать лет. Неизбежно она должна была влюбиться в первого мужчину, который обратил бы на нее внимание. – Роман пожал плечами. – К несчастью, мисс Эффингтон первым попался негодяй по имени Джордж Фентон, ныне лорд Пенуик. Она поверила всему, что он говорил ей. Мисс Эффингтон не знала, что он уже с детства был обручен с дочерью богатого человека.
– Я понимаю, – мрачно проворчал Алексей.
И хотя это был необычный случай, он подумал, что Памеле следовало быть достаточно умной и не позволить обмануть себя такому человеку. Да, она была юна и наивна. Многие женщины поступают глупо во имя любви.
– Ее семья могла бы скрыть эту неосторожность мисс Эффингтон, если бы Пенуик не похвастался своей победой. Распространились слухи, как это часто бывает. Леди Овертон сказала, что репутация мисс Эффингтон была испорчена.
– Почему они не заставили Пенуика жениться на ней?
– Семья Памелы могла бы потребовать брака. Но когда Памела узнала, что он уже помолвлен, а его обещания оказались лживы, да и к тому же убедилась, что он глуп, она отказалась от брака и совсем порвала с ним.
– Похоже на мисс Эффингтон. – Алексей удовлетворенно кивнул.
По его мнению, это было не самое разумное решение для молодой леди из знатной семьи, но все же это свидетельствовало о храбрости девушки.
– Затем она присоединилась к своей кузине и их тетушке и отправилась путешествовать по всему миру. А потом вернулась в Лондон, чтобы унаследовать этот дом. – Роман умолк, но потом добавил: – Ее кузина говорит, что мисс Эффингтон сильно изменилась. Она больше не сдержанное тихое создание, каким была раньше.
– Тихое и сдержанное?
– Я знаю, трудно поверить, ваше высочество, но леди Овертон клянется, что это было так.
– Мисс Эффингтон что-то сказала об этом? Что? – Алексей попытался вспомнить. – Что-то о туфельке, которая не по ноге.
Роман нахмурился:
– Что это? Никакого смысла.
– На самом деле это правда, Роман. Многие сомневаются в себе, в своих способностях, и не все понимают самого себя. Ну, например, что ты надменен.
– Надменность – не такая уж страшная вещь, ваше высочество.
– Ты очень предан мне, Роман.
– Да, это так, – рассмеялся он. – Вот я остался наедине с женщиной, которая стала единственной для меня...
Алексей остановил лошадь и невольно спросил:
– Что ты сказал?
– Я совсем не собирался планировать это, – поморщился Роман.
– Но это, мой друг, не планируют. – Алексей похлопал его по плечу. – Это случается внезапно, когда меньше всего ждешь.
Роман неуверенно кивнул:
– Да, так неожиданно, что холодеет сердце...
– И ты превращаешься в полного идиота...
– Как раз тогда, когда ты должен собраться и показать свой разум.
– И спросить самого себя: та ли это женщина, которая покорила твое сердце?
– Ваше высочество, я должен сказать, что леди Овертон... – улыбнулся Роман.
Не дав ему закончить, Алексей продолжил:
– И тогда ты думаешь о том, что это навсегда, до конца жизни твоей и все такое прочее...
– Ваше высочество, я не представляю...
– Но это заставляет тебя подумать о том, что ты не можешь дать ей ничего, кроме своего сердца. Это все, что у тебя осталось... Мысль о том, что ты можешь влюбиться, не говоря уже о браке, кажется тебе невозможной.
– Ваше высочество!
– Ты, возможно, даже потерял свое сердце и не хочешь стать обузой. У тебя с ней нет будущего. Ты любишь ее так сильно, что не можешь позволить ей разделить твою судьбу и заставить ее сожалеть потом всю жизнь...
Раскрыв рот, Роман смотрел на принца.
Алексей опомнился, поняв, что был слишком откровенен. Не только перед другом, но и перед самим собой. Он не знал, что думает о себе и своем будущем. Не знал, что влюбился. Почему это так? Какие-то смутные мысли... Он даже не видел ее лица. Теперь он знает эту леди, завладевшую его сердцем. Он увидел ее собственными глазами. Увидел очертания ее лица, взмах бровей, соболью темень ее глаз.
Но не это главное.
Пожав плечами, он обратился к графу:
– Ты, конечно, понимаешь, что я говорю это так, теоретически, отвлеченно.
– Теоретически? Ну что ж, я тоже так думаю, ваше высочество, – небрежно согласился граф. – Вам еще хочется, чтобы я рассказал вам все, что узнал о Памеле?
– Что ж, разузнал, так рассказывай. – Алексей сделал вид, будто его это не так уж и интересует.
– Вполне вероятно, что мисс Эффингтон и была той загадочной леди, с которой вы встретились в Венеции. Время вашего присутствия там полностью совпадает.
– Понимаю...
Неужели так и было? Еще пару дней назад он не был в этом уверен. Что же сейчас?
– Вы это скажете ей?
– Она отрицает, что мы с ней встречались... – Алексей постарался что-то вспомнить. – Пожалуй, она даже как бы не отрицает этого, а просто избегает отвечать на вопрос. Как только я пытаюсь узнать, где мы встречались, она называет меня надменным ослом. – Он усмехнулся. – О, она хитрая!
– Да и вы тоже, – не преминул съязвить Роман. – Что вы намерены делать?
– Узнать правду. И во что бы мне это ни обошлось. Я мог не увидеть ее лица, мог не запомнить многих других женщин, но я никогда не забуду всего лишь одну деталь этой ночи... – Алексей почувствовал, как кровь приливает к его лицу.
– Соблазн?
– Новая встреча!
– И что тогда, ваше высочество? Если эта женщина, покорившая ваше сердце, окажется именно той, кто так преследует вас в ваших снах? Да, что тогда?
– Я не знаю. Не могу даже себе это представить. Если это она... Придется принять все, как есть. – Он прищурился. – Мисс Эффингтон хочет поиграть со мной, Роман. Я не люблю такие игры, хотя почти всегда выигрываю. И это, мой друг, уже не надменность, а факт.
– Опасная игра, не так ли, ваше высочество? – ответил граф так спокойно, как будто это его совсем не тревожило. – Ваше сердце поставлено на карту, а я знаю, что вы никогда не рисковали своим сердцем.
– Риск есть в любой игре, когда выигрывает один.
Возможно, у него не будет будущего с Памелой. Возможно, что у него будет всего лишь один сегодняшний день.
– Моя жизнь в эти дни полна таких поступков, каких я прежде никогда не совершал. Не знаешь, чем все это закончится. Но я всегда любил игру, загадки и все такое прочее, независимо от результата. – Алексей иронично улыбнулся. – Я намерен и теперь получить удовольствие.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Когда мы встретимся вновь - Александер Виктория

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Когда мы встретимся вновь - Александер Виктория



Очередной опус королевы диалогов.Прихожу к желанию завязать с этим автором.
Когда мы встретимся вновь - Александер ВикторияВ.З.-64г.
16.07.2012, 14.10





7/10
Когда мы встретимся вновь - Александер ВикторияМилена
14.11.2012, 8.51





Очень приятный роман - веселый и остроумный. И герой, и героиня - со своими достоинствами и недостатками, так что все выглядит не слащаво. А сцена их взаимной дуэли - вообще прелесть! Антигерой - бывший любовник - так и вообще очень жизненно получился,- настоящий корыстный эгоист, каких кругом, как грязи. Но самый смешной персонаж, конечно, - флиртующая тетушка :))))
Когда мы встретимся вновь - Александер ВикторияАнна
6.03.2016, 17.11





Какая гадость эта ваша ..... Сплошной пустой треп. 0 баллов. Зря потерянное время, не просто потерянное - убитое.
Когда мы встретимся вновь - Александер ВикторияНюша
10.03.2016, 23.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100