Читать онлайн Когда мы встретимся вновь, автора - Александер Виктория, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда мы встретимся вновь - Александер Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.41 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда мы встретимся вновь - Александер Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда мы встретимся вновь - Александер Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Александер Виктория

Когда мы встретимся вновь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Если я когда-нибудь увижу снова капитана Петровского, этого лицемера и святошу, мне придется собрать все свои силы, чтобы не застрелить его. И это будет нелегко.
Ее королевское высочество принцесса Валентина Пружинская
Этот человек разрушил ее жизнь. Разрушил так же, как Джордж. Если она не будет осторожна, он может все повторить. А если она сама на это решится, то во всем теперь будет виноват только он.
Памела ходила взад и вперед по большой спальне, которую сама выбрала.
Менее всего она ожидала встретить здесь принца Алексея Пружинского из Великой Авалонии, да и не хотела этой встречи. Конечно, она допускала, что у них могут быть случайные встречи где-нибудь на балу в Париже, на приеме в Греции или на охоте в Альпах. Она невольно готовилась к этому, придумывала остроумные фразы на тот случай, если он не узнает ее. Но она совсем не ждала увидеть его в своем доме.
К счастью, этот дом оказался таким огромным, что в нем мог бы разместиться полк. Он напоминал ей Эффингтон-Хаус, дом ее дяди, но только размерами, а не величием. Ее дом нельзя было назвать обветшавшим и убогим, он просто нуждался в ремонте. Ежегодная сдача его в аренду заставляла следить лишь за крышей, но не более. И все же это был ее дом, вернее, одна треть его.
Теперь она должна была решить, как ей быть с его высочеством, хотя решать здесь она уже ничего не могла.
Памела подошла к окну и стала смотреть в сад, который был явно в лучшем состоянии, чем дом. Голова Памелы была занята мыслями о нерешенных проблемах. Конечно, она думала об Алексее. Если он вдруг узнает ее и вспомнит ту ночь в Венеции, она рискует стать жертвой еще одного скандала. Обдумав, она решила, что все не так уж страшно. Алексей, возможно, и был повесой, но мужчина, которого она сегодня встретила, производит впечатление порядочного человека.
Даже если он вспомнит их короткий любовный эпизод и догадается, что леди в маске – это она, ей кажется, он не способен сделать это достоянием высшего света, тем более что им обоим предстоит часто там появляться.
Это была вторая проблема. Чем чаще она будет с Алексеем, тем больше шансов проговориться. Как избежать этой опасности? Забывшись, она может назвать его Алексеем вместо «ваше высочество». Пуще всего она боялась, что он сам узнает ее и все вспомнит. Все это должно быть в прошлом, далеким и забытым.
Но куда больше беспокоило ее сознание того, что она была немного влюблена в него с той самой ночи в Венеции. Даже мысль об этом казалась ей абсурдом. Такого не могло быть, да и вообще вряд ли с кем еще случалось. Ведь она его абсолютно не знала. Она думала, что любит Джорджа, но чудовищно ошиблась. Любовь, которая ей казалась такой глубокой, мгновенно погасла, как только она узнала об измене.
То чувство, которое она испытывала к Алексею, не пропало за эти долгие четыре года. Возможно, это и не любовь, а греховная страсть, разбуженная мужчиной, постигшим тайны любовных игр. Чтобы понять это, она должна была получше узнать принца. Она разделила с ним постель, но совсем его не знала.
Памела взглянула на старинные французские часы на столике возле окна. До ужина еще пара часов. Если она поспешит, то успеет одеться и спуститься вниз до того, как придут туда тетушка Миллисент и Кларисса. Если повезет, то Алексей уже будет там.
Сев за стол, она быстро написала записку. Лакей сейчас же передаст ее Алексею. Она не ждала, что эта встреча все решит, однако это будет первым шагом. Она постарается быть приветливой и умной.
Она будет прекрасной хозяйкой и хорошо сыграет роль невесты свергнутого принца, ведь когда-то она его уже очаровала в маске, и теперь ей это будет сделать нетрудно.
И все же какой-то назойливый голос ей нашептывал, что новая респектабельная жизнь будет легкой, но, увы, не такой интересной.
– Ваше высочество. – Мисс Эффингтон медленно и плавно вошла в гостиную с очаровательной улыбкой на устах.
– Мисс Эффингтон, – поспешил к ней навстречу Алексей и взял ее за обе руки. – Вы великолепны в этот вечер.
– Вы так любезны, ваше высочество. Это один из ваших способов быть обаятельным? – Памела вопросительно вскинула брови.
– Лишь тогда, когда я уверен в успехе. – Их взоры встретились. Алексей поднял ее руки к своим губам, сначала одну, затем другую, не отрывая взгляда от Памелы. – Вы – прекрасное видение.
– Что касается обаяния, вы, пожалуй, преуспели в этом. Впрочем, я могу и ошибаться. – Уголки ее рта чуть дрогнули, скрывая улыбку удовлетворенной женщины, чувствующей свою привлекательность.
– Отлично, я не люблю ложную скромность. – Алексей опустил ее руки вниз, не выпуская из своих и не прекращая смотреть в глаза девушки.
В этом была некая интимность и что-то похожее на попытку соблазна. Ему всегда удавалась игра взглядами, даже если в комнате было полно людей, тем более сейчас. Он долго не отрывал взгляда от темных, что-то скрывающих и много знающих глаз.
Алексей никогда не проявлял излишнего внимания к умным женщинам. В политике они вообще были опасны. Ярким примером была его кузина Валентина. Но теперь образ его жизни резко изменился. Ему нечего было отдавать и нечего терять. Именно это он и имел в виду, говоря мисс Эффингтон о том, что его обаяние никак не зависит от королевского титула. Пора было доказать это.
И доказать умной женщине, той, что была сейчас перед ним.
– А что еще вы не любите, ваше высочество?
– Баранину, – не раздумывая ответил Алексей.
– Баранину? – рассмеявшись, воскликнула Памела.
– Я не люблю баранину с самого детства. – Он содрогнулся. – Всегда считал ее отвратительной едой. – Он умолк на мгновение, словно о чем-то задумался. – И еще авалонское бренди, – добавил он.
– Авалонское бренди? Никогда не пробовала.
– Считайте, что вам повезло.
– Вам не нравится? Как я полагаю, бренди производится на вашей родине.
– Да, но менее всего я буду жалеть об этом. Ужасный напиток! Его пьют, вернее, пили на всех государственных праздниках. Так положено по традиции. Производством его занимались монахи, как бы в отпущение грехов.
– А вам тоже нужно покаяться в своих грехах, ваше высочество? Если так, то мне очень хотелось бы услышать вашу исповедь.
– А можно надеяться на отпущение грехов?
– Зависит от того, каковы они. – Памела пожала плечами.
– А как быть с вашими грехами, мисс Эффингтон?
– Позволю себе заметить, что мои грехи бледнеют по сравнению с вашими. – И она решительно высвободила свои руки. – Они покажутся вам ужасно неинтересными.
– Мне трудно в это поверить, – улыбнулся принц. – Но ведь в данный момент никто из нас не просит отпущения грехов? К счастью, никто не должен пить и авалонское бренди. Я думаю, было бы неплохо перед ужином выпить немного шампанского. В честь нашей помолвки. – Он посмотрел в дальний угол комнаты и крикнул: – Грэм!
Стоявший у буфета дворецкий тут же открыл бутылку шампанского и наполнил два бокала. Алексей, уверенный в том, что Памела не заметила присутствия слуги в гостиной, удивился, что это ее никак не смутило, а про себя подумал: с такой выдержкой она была бы отличной королевой.
Когда же дворецкий поднес бокалы, Памела посмотрела на него не без скепсиса, заметив:
– Надеюсь, что винный погреб в этом доме в лучшем состоянии, чем все остальное.
– Здесь отличный винный погреб. – В голосе дворецкого был явный укор. – Мы за эти годы убедились, что хороший подбор вин и других напитков привлекает хороших арендаторов. Это стало нашей постоянной заботой.
– А все остальное в доме отсутствует? – Памела сказала это небрежно и спокойно, как о чем-то не очень важном, и взяла протянутый бокал.
– Совсем не так, мисс. Необходимый ремонт всегда проводится. Леди Горем давно перестала посещать Лондон и этот дом. В последние годы нам помогали его содержать лишь деньги от ренты. – Дворецкий смешно вскинул голову. Казалось, он смотрит на свой длинный нос. – Никакого вопроса о коммерческой прибыли, мисс Эффингтон, – закончил он. – Книги в библиотеке тоже в полном порядке.
– Извините меня, Грэм, если я вас обидела, – сокрушенно покачала головой Памела. – Я этого не хотела.
– Конечно, не хотели, – заметил Алексей, беря бокал удворецкого. – Это понятно, ибо невольно возникают вопросы, когда видишь не то, что ожидал увидеть.
– Да, это верно, – подхватила Памела, кивая. – Я не представляла себе, что этот дом такой... такой...
– Уютный и гостеприимный, – решительно продолжил Алексей. – Ухоженный с любовью и вниманием. – Он кивнул дворецкому: – Правильно я говорю, Грэм?
– Конечно, ваше высочество, – ответил дворецкий. Чуть помолчав, он все-таки сказал: – Позвольте мне поздравить вас с помолвкой.
– Спасибо, Грэм, – ответил Алексей с доброй улыбкой.
Поклонившись, дворецкий поспешно покинул гостиную. Так оно часто и бывает. Услышав подобную новость, слуга, любой слуга, неизбежно оповещает всех, нужно ли это или нет. Алексей, согласившись с планом леди Смайт-Уиндом, не думал, что придется его выполнять немедленно.
Что ж, могло быть и хуже. Подумаешь! Всего-то надо было представиться влюбленным в красивую женщину.
– Отбросим праздные рассуждения. Не лучше ли поговорить о вашем возвращении домой, мисс Эффингтон?
– Оказывается, я скучала по Лондону больше, чем ожидала. Мне, разумеется, не хватало моих близких. – Она сделала глоток шампанского. – Этот дом – не мой родной очаг, и все же... когда я вошла, мне показалось, что я здесь когда-то уже была.
– Ничего подобного! – удивленно воскликнул Алексей. – Вы же говорили, что он завещан вам кем-то из ваших родных?
– Да, я говорила это. Завещан он мне, моей тетушке и кузине. – Мисс Эффингтон окинула критическим взглядом большую гостиную. – Дом завещала наша двоюродная бабушка. Ей очень не нравилось, какой образ жизни ведет тетушка Миллисент.
– Она завещала вам этот дом?
– И свои деньги. Она надеялась, что это поможет нашей тетушке, а с ней моей кузине и мне избежать несоответствующего в глазах общества образа жизни. Что касается меня, то жизнь моей тетушки, леди Смайт-Уиндом, исключительно интересна и вполне приемлема.
– В глазах общества?
– Конечно. – Мисс Эффингтон улыбнулась. – Тетушка Миллисент жила обычной жизнью, как все дамы ее круга, пока не овдовела. Тогда она и решила постоянство заменить разнообразием, оставила Лондон и стала путешествовать, изредка возвращаясь домой. В последний раз это было шесть лет назад. Тогда мы с кузиной решили присоединиться к ней.
– Да-да, – кивнул Алексей, глотнув шампанского. – После скандала.
Памела сердито взглянула на него:
– Да, пожалуй.
– Думаю, как ваш жених, я должен знать, что это за инцидент. – Он скорбно вздохнул, словно понимал и сочувствовал ей. – Во избежание всяких недоразумений между нами в будущем.
– Ваше высочество, между нами не может быть недоразумений в будущем, ибо его у нас не будет. – Памела расправила плечи и посмотрела принцу в глаза. – Мне бы не хотелось, чтобы мы обсуждали прошлую личную жизнь. Вы – мою, а я – вашу.
– Я с удовольствием рассказал бы вам о своем прошлом.
– С удовольствием? – нахмурилась Памела.
– Да, хотя все это намного проще для мужчины. Репутация мужчины – что это? Да хотя бы и половина женщин Европы побывала в моей постели! В глазах мужчин это, скорее, вызывает зависть.
Памела фыркнула:
– Ничего подобного! Это говорит лишь о плохом вкусе мужчины, о его неразборчивости.
– Вы не мужчина. – Он посмотрел на нее. – И слава Богу.
Памела словно и не слышала этого замечания, а только посмотрела на него с интересом:
– Вы, похоже, гордитесь такой репутацией?
– Горжусь? Не совсем точно. Но я обижусь, если вы воспользуетесь таким словом, как «неразборчивый». Я очень осторожен и разборчив!
– Приношу извинения.
– Принимаю. – Он предпочел не замечать ироничные нотки в ее голосе. – Мне не надо извиняться за прошлое, мисс Эффингтон, и нечего стыдиться. Если я и совершал какие-либо безрассудные поступки, то всегда себя успокаивал, говоря, что наступит такое время, когда я не смогу их себе позволить. Жизнь монарха принадлежит его народу. Так будет со мной, когда я наследую трон. А пока у меня есть возможность не лишать себя радостей жизни. – Он лукаво улыбнулся. – Это так!
– У меня в этом нет сомнений, – ответила Памела.
– Не может быть! Однако вы не должны забывать, что тот, кому придется сесть на трон и править страной, у всех на виду. Каждый его шаг и поступок становится предметом обсуждения и сплетен. Я признаюсь только вам, мисс Эффингтон, что моя репутация раздута... Хотя и не очень, – подумав, продолжил он, уже широко улыбнувшись. – Однако есть кое-какие надежды...
– Половина женщин Европы в постели? – насмешливо улыбнулась Памела.
– Нет, это было бы просто приятным сюрпризом. Ведь ты обречен править, не ограничивая себя ни в чем. И так всю жизнь. Ты не должен быть таким, как все. Твои образованность, способности, верность и храбрость, или даже твой аппетит, должны быть необыкновенными, не такими, как у простых людей. Невзирая на королевскую кровь, ты создан все же из костей и плоти, а потому подвержен слабостям, как и все смертные. И тем не менее короли, успешно правящие в своем королевстве, где народ всем доволен, стремятся жить так, как им подобает и как им нравится! – нахмурившись, подытожил Алексей. – Это не всегда удается, но таков постоянный вызов нашей ответственности и привилегиям.
Памела молча слушала его, а потом вдруг холодно спросила:
– И этим объясняется ваше отношение к женщинам?
– Это все, что вы хотели узнать? – рассмеялся он.
– Никак нет. Все, что я услышала, показалось мне весьма забавным. Невольно задумываешься, как трудно жить человеку в вашем положении. – Она сделала паузу. – Вы об этом жалеете?
– Мне многого жаль. И еще раз прошу вас, мисс Эффингтон, не забывайте, что мои откровения только для вас одной. Кстати, хочу заметить, роль гуляки-принца я играл совсем недолго.
Алексей умолк, чтобы собраться с мыслями. Он не был уверен, что правильно поступил, выбрав эту девушку для откровенных излияний, хотя во всем, что он сказал, не было особых секретов. Но до сих пор он был так откровенен только со своими друзьями, Романом и Дмитрием.
Сделав глубокий вдох, он продолжил:
– Три года назад моя кузина Валентина попыталась взять правление страны в свои руки. В это время заболел отец. Мне даже пришлось применить власть, чтобы помешать перевороту. Мне это, к счастью, удалось, и пока отец не выздоровел, я был слишком занят, чтобы думать о прежнем беззаботном образе жизни. Откровенно говоря, мне было жаль беспечной жизни. – Алексей посмотрел на Памелу. – Я рассказывал вам об этом?
– Упоминали вскользь, – ответила она, улыбнувшись.
– После выздоровления отца я остался с ним рядом и, по сути, руководил страной. Мы с ним всячески пытались скрывать это. Слабость в таких случаях, мисс Эффингтон, – он внимательно посмотрел на Памелу, – недопустима.
– Пожалуй, да.
– Да. Я был королем до кончины отца. Смерть монарха – тяжелая и опасная утрата, смерть отца – совсем иное горе. Он был и хорошим королем, и хорошим человеком, прекрасным отцом.
Легким движением руки Алексей всколыхнул шампанское в своем бокале и какое-то время молча смотрел на него. Только сейчас он вдруг понял, что у него, по сути, не было возможности оплакивать смерть отца. Были, конечно, официальные похороны короля, но как-то сразу же началось наступление России на Авалонию. Настолько внезапное и быстрое, что у сына не было времени оплакать отца. Алексей делал все, чтобы спасти родину.
– Вы были близки с отцом? – тихо спросила Памела.
– Да, конечно. Когда я был еще мальчишкой, он, бывало, позволял мне спрятаться в большом зале дворца, когда собирал все правительство. Потом спрашивал меня о том или ином его решении. Я только недавно понял, что так он учил меня и готовил к тому, чтобы я не только правил, но и понимал, что такое справедливость и добро по отношению к простому народу. – Алексей улыбнулся, вспомнив «лекции» отца. – Не всегда эти два понятия совпадают. Но мой отец любил свой народ и, безусловно, любил своего сына.
– Вам его не хватает? – Это был не вопрос, а скорее утверждение.
– Да, мне очень его не хватает. Не хватает своего короля, своей родины. Я больше всего сожалею о том, что никогда уже их не увижу. Такова жизнь и ее повороты, мисс Эффингтон. Встречи и прощания. – Он допил шампанское в бокале и направился в конец комнаты, где дворецкий оставил бутылку. Снова наполнив бокал, он заметил легкую дрожь в руках. Было странно и неприятно, к тому же он только что говорил о слабостях. Никогда и ни с кем не говорил он еще о таких интимных вещах. Почему же он сделал это сейчас? У него было такое чувство, словно он говорил это женщине, которая останется с ним до последних его дней.
Вздохнув, Алексей вернулся к Памеле.
– А теперь, мисс Эффингтон, мне кажется, ваш черед.
Она вопросительно вскинула на него глаза:
– Черед чего?
– Вашего откровенного признания. – Он поднял бокал. – Несмотря на страшную нелюбовь к этому, я сделал все. Теперь ваш черед.
Памела отрицательно покачала головой:
– Я так не думаю.
– Бросьте, мисс Эффингтон. Ведь вы тоже можете кое-что рассказать мне о себе, и совсем не скандальное. Например, о вашей семье. Как жених, я хотел бы знать не только ваше имя и цвет ваших глаз. Мне кажется, что если бы мы...
– Мой отец, – начала она, перебив его, и в голосе ее, как ему показалось, было смирение, – брат герцога Роксборо. И, как вы уже знаете, Томас, маркиз Хелмсли, – это мой кузен.
– Наши с вами дальние родственники...
– Очень дальние, – поправила его она. – Леди Смайт-Уиндом – это сестра моей матери. Кларисса, леди Овертон, – моя кузина, единственная по материнской линии, она дочь старшей сестры моей матери. Мой отец принадлежит к роду Эффингтонов, а это означает, что в нашей родословной три линии теток и дядей, восемь кузенов и кузин, а также определенное число браков и бесконечное количество дальних родственников. У меня лично два брата и одна сестра. По браку есть еще какие-то очень дальние родственники...
Алексей поднял руку:
– Включая меня.
– Да, еще у моего деда было три брата, которые покинули Англию и отправились искать счастье в Америку. Это было давно, так что теперь родственников и там немало! Их очень много там и здесь, так что я даже счет потеряла. Моя мать знает лучше. Я могу попросить ее удовлетворить ваше любопытство, если хотите.
– Меня интересует все, что относится к вам, мисс Эффингтон, но то, что вы уже мне сказали, я выслушал с удовольствием. Но я надеялся услышать что-то личное, а не генеалогию вашей семьи.
– У меня нет желания...
– Я не прошу вас рассказывать ваши секреты. – Он не удержался и в отчаянии воздел глаза к небу.
«Она оказалась не только умной, но и упрямой. Ну что ж, я тоже такой».
– Я хотел вас получше узнать, а не только вашу семью. Например, какое вы носите имя?
– То, что вам уже знакомо, ваше высочество. – Она посмотрела на него так, будто хотела убедиться, достоин ли он того, чтобы быть с ним откровенной. – Я из семьи Эффингтонов, а это имя принадлежит тем, кто известен своим благородством, откровенностью и упрямством.
– Невероятно! – Алексей изобразил огромное удивление. – Это трудно себе представить.
– Понимаю ваше удивление, – рассмеялась Памела, но тут же стала серьезной. – По правде говоря, ваше высочество, как это ни странно звучит, но я сама решила покинуть Лондон и свою семью, потому что захотела стать такой же, как они. Я понимаю, это не кажется разумным, но я все время чувствовала, что моя семья меня не понимает. Я заметила, что для них все, что бы я ни говорила и ни делала, было абсолютно безразлично. Все как в поговорке: не суй ногу в башмак не своего размера. – Она прищурилась и посмотрела на принца. – Нелегко жить, когда не оправдываешь чьих-то ожиданий, как вы думаете?
– Что-то подобное я уже слышал.
– Ну вот, услышали еще раз. – Она рассмеялась, и он почувствовал легкую дрожь волнения. – Что еще? – Она сказала это быстро и не очень-то приветливо. – Я попросила вас встретиться со мной до прихода всех, потому что мы должны о многом договориться.
– Мы уже кое о чем договорились.
– Мы должны достигнуть компромисса.
– Компромисса? – весело рассмеялся Алексей.
– А как бы вы это назвали?
– Фарс, шарада, пародия, обман, шарлатанство...
– Я предпочитаю называть это компромиссом. – Казалось, Памела была раздражена и обижена. – Во всяком случае, моя тетушка и я согласились, что будет лучше, если никто не узнает, что я такая же владелица этого дома, как и она.
Алексей нахмурился:
– Почему?
– Прежде всего потому, что вы будете гостить в доме вдовствующей леди Смайт-Уиндом, а не...
– Не в доме незамужней молодой женщины? Что ж... – Алексей покачал головой. – У вас, англичан, до абсурда болезненное отношение к правилам приличий, но я готов сделать все так, как вам нужно.
– Я очень признательна вам. Мне кажется, было бы разумней, если бы все были осведомлены о нашем компромиссе. Конечно, кроме тех, кто знает правду...
– О нашем притворстве, нашем обмане или нашем...
– Да, да! Обо всем этом. – Она как бы нетерпеливо отмахнулась от этих слов. – Да, это наша ложь, если вам так хочется. И запомните: это не моя идея. Я с самого начала даже не помышляла об этом.
– А сейчас?
– Сейчас, ваше высочество, я думаю... – Она поставила на стол бокал, смущенно улыбаясь.
Похоже, она сама удивилась своим словам.
– Почему бы не сделать так? Я появлюсь в свете как невеста принца, а не как несчастная жертва сплетен.
– Вы полагаете, что все забыли вашу...
– Неосторожность? Ошибку? – Скрестив руки на груди, Памела в упор смотрела на принца Алексея. – Да, я была неосторожна, это была ужасная ошибка. Вот так. Вы теперь довольны?
– Совсем нет. Это, бесспорно, была неосторожность... в какой-то степени. В конце концов, никто еще не сказал, что вы обесчещены. Дело теперь только в том... – он с интересом посмотрел на Памелу, – как назвать эту неосторожность.
– Ваше высочество, я...
– Я имею в виду, насколько возможно ее объяснить...
– Ваше высо...
– Или это настолько очевидно, как сам акт, например?
– Ваше высочество! – Глаза Памелы сверкнули от негодования. – Позвольте мне сказать...
– Нет-нет, мисс Эффингтон. – Алексей поднял руку, успокаивая ее. – Я не заставлю вас подробно объяснять. Мне понятны ваши смущение и нежелание копаться в сомнительном прошлом.
– Сомнительном прошлом? – не выдержала Памела.
– Значит, оно не было сомнительным?
– Нет! – Памела была явно оскорблена. – Это было невероятно глупое решение ради, казалось, прекрасных намерений, но принятое женщиной, не умевшей разумно размышлять...
– Мужчина, о котором речь, видимо, был чертовски хорош собой? – Алексей улыбнулся. – Не то, что я?
– Исключительно хорош! А вы надменны, я сразу это поняла. – Она внезапно повернулась к нему спиной. – Какого цвета у меня глаза, ваше высочество? – неожиданно спросила она.
– Карие, – ответил он не колеблясь. – Хотя это не совсем точно. Пожалуй, скорее цвет темного соболя. Глубокий, теплый, обещающий...
– Достаточно.
– Я выдержал испытание?
Она повернулась к нему.
– Это едва ли можно назвать испытанием. Вы посмотрели мне в глаза лишь минуту назад.
– Да. Но вы-то сами верите в то, что мои слова – это лесть? Или, как вы сказали, это мой обычный прием обольщать? – Приблизившись к девушке, Алексей посмотрел ей в глаза. – Мисс Эффингтон, придуманный нами фарс может оказаться гораздо более серьезным, если вы перестанете мне верить и, что еще хуже, не будете испытывать ко мне никакой симпатии.
– О, ваше высочество! Я боюсь, что вы ничего не поняли. – Она скорбно вздохнула. – Вы мне симпатичны, в этом-то вся и трудность.
Он нахмурился:
– Не вижу никакой трудности.
– Главная цель нашей обманной помолвки, позволяющей мне снова появиться в лондонском свете, – это моя респектабельность. Если я брошусь к вам в объятия или, еще хуже, в вашу постель, это испортит все.
Алексей прищурился:
– Вы полагаете, что это возможно?
– Если все погубить.
– Нет, я имею в виду объятия и, еще лучше, постель?
Памела попыталась улыбнуться.
Он пристально изучал ее. В этой мисс Эффингтон интересно сочетались привлекательность и наивность. Еще какое-то мгновение, и он поймет, что ее сомнительное прошлое – не более чем минутная неосторожность. Она не похожа на тот тип женщин, которые ищут случайных связей.
Он ответил улыбкой на ее улыбку.
– Мисс Эффингтон, вы настоящая загадка!
– Неужели, ваше высочество?
– Мне всегда нравились такие женщины. Я любил их разгадывать.
Их глаза встретились.
– Не думайте, что я вам это позволю.
– Однако, мисс Эффингтон, разве это не главная цель нашей помолвки? – Он уставился на губы Памелы, затем снова посмотрел ей в глаза, уже готовый поцеловать ее. – Чтобы мы лучше узнали друг друга. – Ему ничего не стоило нагнуться и поцеловать ее. – Надо же узнать секреты той, с кем предстоит быть до конца жизни.
«Что она сделает, если я ее поцелую?»
– Мои секреты не стоят того, чтобы их раскрывать, – проговорила она тихим и чарующим голосом.
«Неужели она ждет, что я ее поцелую?»
– Я сомневаюсь, что это так, мисс Эффингтон. Наоборот, открыть ваш секрет было бы смелым вызовом. – Ее губы были совсем близко к его губам, он даже слышал аромат ее духов. – Вызов мне нравится почти так же, как и загадки.
– И все же, ваше высочество... – прошептала Памела, – здесь не должно быть никаких разгадок и открытий.
«Она явно хочет, чтобы я ее поцеловал. Это видно по ее глазам. Здесь я никогда не ошибался. Но позволит ли она?»
– Это обязательно произойдет. И раньше, чем кончится наш с вами спектакль, мисс Эффингтон. Будут разгадки и приятные открытия.
– Неужели принц не может избежать вызовов судьбы?
– Мое обаяние и умение принимать вызовы не зависят от моего титула. Вы уже хорошо знаете, – он обнял ее за талию, тут же подумав, как удачно получилось, что она подходит ему ростом, – что я всегда получаю то, что хочу.
Памела уперлась руками в его грудь, но не оттолкнула его и не попыталась схватить за руки. Она подумала, что, кажется, она позволит ему поцеловать ее.
– Всегда так?
– Всегда так, а не иначе. – Он нагнулся, коснулся ее губ... Вдруг ему показалось, что он летит куда-то в пропасть, да еще странным образом рад этому.
– Алексей! Кузен! – остановил его пугающе знакомый голос. – Какая чудесная новость!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Когда мы встретимся вновь - Александер Виктория

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Когда мы встретимся вновь - Александер Виктория



Очередной опус королевы диалогов.Прихожу к желанию завязать с этим автором.
Когда мы встретимся вновь - Александер ВикторияВ.З.-64г.
16.07.2012, 14.10





7/10
Когда мы встретимся вновь - Александер ВикторияМилена
14.11.2012, 8.51





Очень приятный роман - веселый и остроумный. И герой, и героиня - со своими достоинствами и недостатками, так что все выглядит не слащаво. А сцена их взаимной дуэли - вообще прелесть! Антигерой - бывший любовник - так и вообще очень жизненно получился,- настоящий корыстный эгоист, каких кругом, как грязи. Но самый смешной персонаж, конечно, - флиртующая тетушка :))))
Когда мы встретимся вновь - Александер ВикторияАнна
6.03.2016, 17.11





Какая гадость эта ваша ..... Сплошной пустой треп. 0 баллов. Зря потерянное время, не просто потерянное - убитое.
Когда мы встретимся вновь - Александер ВикторияНюша
10.03.2016, 23.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100