Читать онлайн Идеальная жена, автора - Александер Виктория, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальная жена - Александер Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальная жена - Александер Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальная жена - Александер Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Александер Виктория

Идеальная жена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Египет оказался более или менее таким, каким его ожидала увидеть Уинни. Но для англичанки, не привыкшей к путешествиям и отсутствию современных удобств, Египет представлял много проблем. Они были вынуждены покинуть корабль в заливе Абукир у душной пыльной Александрии и пересесть на судно, больше похожее на баржу, чем на корабль, чтобы совершить почти пятидневное путешествие через цветущую дельту Нила вверх по реке до Каира.
Нил лениво катил свои воды, веками наблюдая за победами и поражениями человека. Он как будто понимал суетность человеческой жизни в бесконечности времени. Она оставалась такой же, как и сотни, даже тысячи лет назад. Уинни увидела собственными глазами то, о чем она только читала. И каждая интересная деталь должным образом заносилась в постоянно пополнявшийся записями дневник.
Каир превзошел все, что она могла представить в своем богатом воображении. Город величественно возвышался над плоской равниной дельты, как сказочное видение. Минареты устремлялись в небо, пробивая вечную дымку, окутывавшую город далеко не волшебным туманом, который боги посылают, чтобы напомнить жалким сметным о скоротечности жизни и величии ушедших фараонов, а чадом бесчисленных очагов, служивших для приготовления пищи.
Город был перекрестком, где сходились дороги со всего концов света. Караваны, направлявшиеся с товарами в Кашмир, Дамаск, Тимбукту, давали жизнь каирским базарам, заваленным кучами бесполезных или бесценных вещей. Николас вел их по улицам так быстро, что Уинни не успевала насладиться экзотическими видами и звуками Она решила, что до отъезда сама изучит все уголки таинственного города.
Они должны были остановиться в европейском квартале, где условия были значительно лучше, чем во многих местах по соседству. Квартал обладал особым преимуществом в виде огромных деревянных дверей, которые плотно закрывались во время чумы или бунта. Но помещения, на которые они рассчитывали, оказались заняты, и вся компания отправилась в Булак, главный порт Каира. Здесь богатые жители построили себе роскошные летние дворцы с садами-оазисами, дающими прохладное зеленое укрытие от солнца, жары и духоты.
Николасу удалось снять виллу на время их короткой остановки. Наутро все были готовы продолжить путешествие по Нилу, как только Николас с Эриком вернутся с разрешением, которое в Египте необходимо даже для того, чтобы воткнуть лопату в песок. Из сострадания к Эрику было решено отказаться от путешествия по воде, а отправиться по суше вдоль берега реки. Сабрина с дочерью чем-то занимались у себя в комнате. Уинни в одиночестве стояла в саду, наслаждаясь тропической растительностью и приятной тенью.
Мэтт сказал ей о просьбе Сабрины, и Уинни была в восторге от того, что ее первое настоящее приключение оправдывает все ее надежды и мечты. Мэтт тоже оправдал ее надежды. Американец был смелым, решительным, настоящим воплощением героя, каким она представляла его себе по книгам. Дерзкий и даже опасный капитан вызывал у нее неожиданные и неведомые ранее чувства. Днем они обменивались тайными страстными взглядами, а их ночи были наполнены запретными ласками и восторгами от пронзительно-острых ощущений.
Конечно, она была влюблена. Ничем иным нельзя было объяснить лихорадочное биение ее сердца или невольную дрожь, пробегавшую по телу, стоило ему лишь взглянуть в ее сторону. Но она никогда не признается ему в своих чувствах. Она столько прочитала и знала, как легко потерять такого героя, стоит лишь раскрыть ему свою душу. Уинни не надеялась, что время, проведенное вместе, будет долгим. Он уже заявил, что не станет сопровождать ее по пустыне. Ее практичная натура подсказывала, что она должна довольствоваться тем, что они вместе сейчас, и не строить планов на будущее. Она предполагала, что разлука будет тяжелой, но даже мучительная боль — недорогая цена за пронзительное чувство, которое, без сомнения, было любовью.
Его запах, жар его тела, его страсть она ощутила еще до того, как он обнял ее. С блаженным вздохом она прильнула к нему. Он прошептал ей на ухо:
— Знаешь, нам не обязательно идти с ними. Мы можем остаться здесь, в Каире. Это очень интересное место, Уинни. Как раз для твоих приключений.
Она засмеялась и посмотрела ему в лицо. Солнце сверкало в ее глазах, и он чувствовал близость ее тела.
— Но, капитан, даже ради столь великолепного города, как Каир, я не пожертвую таким приключением. Поиски сокровищ среди пирамид Египта? Такой возможности у меня, вероятно, больше не будет.
— Не могла бы ты отказаться, — он помедлил, стараясь поймать ее взгляд, — ради меня?
Ее сердце дрогнуло, но она усилием воли заставила себя остаться спокойной.
— Думаю, ты не пожелаешь слишком долго присматривать за уже немолодой старой девой. — В ее беспечных словах послышалась печаль. — Тебе, без сомнения, это скоро надоест, и нам придется расстаться. А я пропущу великолепное приключение, которое вот-вот начнется.
— Уинни, я…
— Уинни, Мэтт!
Голос Сабрины нарушил их уединение, и они отшатнулись друг от друга, как дети, пойманные в момент шалости. Уинни замечала, что последнее время ее невестка как-то странно на нее посматривает. Сабрина, очевидно, ничего не сказала Николасу. Брат неблагосклонно отнесся бы к их отношениям и, вполне возможно, вызвал бы Мэтта на дуэль. Уинни не представляла себе, кто победит, и не испытывала желания это узнать.
— Вот вы где. — Из-за поворота показалась Сабрина. — Уинни, не могла бы ты помочь Белинде? Она пытается уложить свои вещи, и у нее ничего не получается. Понять не могу, зачем ей столько одежды. Если бы нам удалось убедить ее отказаться от платьев и воспользоваться более практичной мужской одеждой, которую носим мы, жизнь стала бы намного проще для нас всех.
— Посмотрю, чем я смогу помочь.
Уинни бросила последний долгий взгляд на Мэтта и поспешила к Белинде.
Мэтт с мрачным видом смотрел ей вслед.
Сабрина, прищурившись, обратилась к Мэтту:
— Всю неделю я не могу выбрать минуту, чтобы побыть с тобой наедине. Мэтт, мы должны поговорить.
Взгляд Мэтта все еще был устремлен в ту сторону, а скрылась Уинни.
— В чем дело?
Сабрина собралась с духом:
— Николас все знает, Мэтт.
Мэтт нахмурился и пожал плечами.
— Меня это не удивляет. Рано или поздно он должен был узнать. Я даже удивлен, что все тихо. И пока он еще не грозился убить меня или сделать что-нибудь похуже. Мне бы очень не хотелось так поступить с ней.
— С ней? — растерянно спросила Сабрина. — С кем? О чем ты говоришь?
Мэтт сердито посмотрел на нее:
— А ты о чем говоришь?
— Я говорю о нас с тобой и о нашем прошлом. Я говорю о наших прошлых делах. — В ее голосе чувствовались раздражение и некоторый сарказм. — Может быть, ты забыл о наших делишках? Скалы? Море? Ночные встречи? Явное нарушение законов? И, черт побери, контрабанду! Он еще не знает о моей причастности к этому, но знает о тебе.
Лицо Мэтта просветлело.
— Так он знает. Прошло столько времени, что я сомневаюсь, что он что-то сможет сделать. Мы не на английской земле, и я не англичанин.
Неужели Мэтт всегда был таким тупым? Почему она не может заставить его понять? Сабрина тяжело вздохнула и сделала еще одну попытку:
— Возможно, я плохо объяснила. Он знает о тебе благодаря названию корабля, который ты так любезно назвал в мою честь.
— Ты так и не поблагодарила меня за это, — заметил он с наглой усмешкой.
— И никогда не поблагодарю. Это оказалось причиной всех его подозрений.
— Я все равно не понимаю…
— Мэтт, тем агентом был Николас. Правительственным шпионом, который почти раскрыл мою тайну, — у нее вырвался стон. — Тем человеком, которого я оглушила ударом по голове дважды и оставила на берегу. Она повысила голос: — Тем самым, которого я поцеловала там в пещере.
Насмешливые морщинки собрались в уголках его глаз,
— Ты никогда мне не говорила, что целовала его.
— Да, это был глупый порыв, о котором я сожалею.
Сабрина скрестила на груди руки. «Странно, что Николас в своем рассказе не упомянул о поцелуе. Почему он скрыл эту единственную подробность?» Она наморщила нос.
— Он, очевидно, думает, что леди Би не только преступница, но и потаскушка. Все десять лет он сокрушался и переживал, что не сумел поймать меня.
— И за этого человека ты вышла замуж? — изумился Мэтт.
Вид у нее был несчастный, она кивнула.
Он расхохотался, и она с недоумением посмотрела на него. Чем дольше Мэтт смеялся, тем сильнее разгорался ее гнев. Он вытер выступившую от смеха слезу.
— Ты вышла замуж за единственного человека во всей Англии, вероятно, во всем мире, которому больше всего на свете хочется бросить тебя в тюрьму? О, это действительно забавно, Бри!
Его легкомысленное отношение возмутило ее:
— Я не единственная, у кого есть секреты от Николаса. Как ты думаешь, что он сделал бы, узнай о том, что ты соблазняешь его сестру?
Мэтт замер.
— Я люблю ее, Бри.
Сабрина усмехнулась:
— Мне трудно в это поверить, Мэтт. Ты не из тех, кто по уши влюбляется в женщину. Уинни очень мила, но ее ум затмевает ее хорошенькое личико. Не могу поверить, что такая женщина могла бы тебе подойти. Грустная улыбка мелькнула на его лице.
— Это действительно кажется маловероятным, но это правда. Она умна и красива и вообще замечательная женщина, и я не представляю себе жизни без нее. — Он вздохнул. — Но все дело в том, что, по-моему, она не представляет себе жизни со мной.
— Безусловно, я могу это понять. — Сабрина задумалась. — И в то же время такая безнадежная старая дева была бы рада любому предложению, даже твоему.
— Я не спрашивал ее, — покачал он головой, — но она дала мне понять, что ее не интересует замужество. У нее какие-то глупые намерения объехать весь мир в поисках приключений. Боюсь, мне нет места в ее планах.
— Но ты хотел, чтобы было? — тихо спросила Сабрина.
Она увидела в его глазах затаившееся страдание.
— Сильнее всего, Бри. — Он горько рассмеялся. — Какова ирония судьбы! Здесь, в Каире, где любая вещь и даже многие люди имеют свою цену, я обнаружил, что больше всего на свете я хочу единственного, чего нельзя купить ни за какую цену. — Он посмотрел вдаль. — Поэтому я решил не ехать с вами, Бри. Золото золотом, но я не смогу смотреть на нее, радующуюся своему первому приключению, и знать, что это все, что отведено нам.
— Никогда не думала, что ты трус, Мэтт.
— Просто так будет лучше, вот и все, — с болью произнес Мэтт. Он замолчал, а Сабрина не находила слов. Он выглядел таким отчаявшимся, что она больше не сомневалась в его искренности. Как бы отгоняя мрачные мысли, Мэтт тряхнул головой и повернулся к ней: — Николас любит тебя, Бри?
Она задумчиво улыбнулась:
— Я сама хотела бы это знать. Иногда, когда он обнимает меня, я почти в этом уверена. Но он так умело обращается с женщинами, у него богатый опыт, и он всегда знает, что сказать и как сказать. Я не верю, когда он говорит о любви. Слова признания с такой легкостью слетают с его губ.
— Поэтому ты не знаешь, что он сделает, когда поймет, что пресловутая леди Би и его молодая жена — одно лицо?
— Мысль об этом приводит меня в ужас. Я бы предпочла прожить всю жизнь с этой тайной, чем заслужить его осуждение. — Она помолчала и собралась с мыслями. — Я бы хотела обмануть себя и жить несбыточной мечтой, надеясь, что его любовь ко мне окажется сильнее его чувства долга и чести, чем жить с уверенностью, что этого не будет.
— Это произошло так давно, Бри, — с нежностью произнес Мэтт. — Ты не думаешь, что он уже все забыл?
Она печально покачала головой.
— Мы говорили с ним на палубе. Он не забыл, — она понизила голос до шепота, — и не простил.
— Я сохраню твою тайну, Бри.
— Я знаю, Мэтт. — Она улыбнулась сквозь выступившие слезы. — Ты всегда умел хранить тайны.


Эту землю, изнывающую от зноя, иссушенную солнцем и чертовски неуютную, мог придумать только сам дьявол. По улицам Каира бесконечным потоком двигались в темных одеяниях язычники, считавшиеся в Богом забытой стране человечеством. Однако следует сказать несколько слов в пользу этого нецивилизованного мира. За несколько жалких монет здесь можно было купить и преданность, и нужные сведения. Сразу же по прибытии в город он нанял шпионов, чтобы следить за Сабриной и ее спутниками. Теперь он знал не только об их приготовлениях, но и о выбранном ими пути.
Его идиоты-компаньоны хотели встретиться с Сабриной еще в Каире. Но он убедил их, что для них намного выгоднее увидеться с ней вдали от города, где им могут помешать. Компаньоны согласились потерпеть и двигаться следом, выжидая удобного момента для встречи. Они приехали с опрометчивым намерением жениться на ней и таким образом спасти ее репутацию. Сначала это казалось абсурдным, но после некоторого размышления он понял, что это нисколько не мешает его собственным планам. Если ему придется жениться на леди Стэнфорд, то все ее состояние, включая и золото, будет принадлежать ему. А прекрасная леди в его постели станет восхитительной наградой. Он едва не рассмеялся в предвкушении будущего удовольствия.


— Да я и ногой не дотронусь до этого грязного животного!
Белинда с отвращением посмотрела на опустившегося на колени верблюда, который ответил ей не менее злобным взглядом.
— Позволь заметить, что тебя должно беспокоить совсем другое место, а не нога. — В ответ на это робкое замечание Эрика испепелили взглядом, первоначально предназначавшимся верблюду.
— Мама! — воскликнула Белинда. — Я не могу ехать на верблюде. Просто не могу.
— Можешь и поедешь, — не допускающим возражений тоном сказала Сабрина.
Белинда наморщила нос в точности так, как это делала Сабрина.
— Он омерзителен. Почему я не могу поехать на лошади? Почему я должна рисковать жизнью и здоровьем, на этой скотине?
— Ты видишь где-нибудь лошадь? — теряя терпение, спросила Сабрина.
Белинда отрицательно покачала головой.
— Тогда садись своей проклятой задницей на это животное, сейчас же!
Белинда топнула ногой и скрестила руки:
— Не понимаю, почему я должна это делать. У меня нет ни малейшего желания тащиться по пустыне в поисках каких-то дурацких древних черепков.
— Черепков? — озадаченно повторила Сабрина.
— Да, так мне Эрик объяснил.
Сабрина повернулась к молодому человеку, единственным желанием которого было оказаться сейчас в любом другом месте, только не между матерью и дочерью.
— Эрик, какие черепки?
— Так сказал отец, — пожал плечами Эрик, — чиновнику паши, когда мы брали разрешение на раскопки. Он сказал им, что здесь мы на отдыхе и леди пришла в голову идея найти какие-нибудь древности. Он сказал, что, стараясь угодить им, то есть вам, он охотно взял на себя труд получить разрешение.
— В тот момент это казалось подходящим объяснением. — Николас и Уинни подошли к собравшимся около злобно смотревшего на толпу верблюда. — Принимая во внимание огромное количество европейцев, хлынувших сейчас в Египет, нас больше ни о чем не спросили.
— Мама, просто не понимаю, — вздохнула Белинда, — что на тебя нашло. Бросить дом и путешествовать…
Сабрина схватила дочь за руку и оттащила в сторону.
— Мы здесь не ради черепков.
— В самом деле?
— Нет, — чуть слышным шепотом заверила Сабрина.
— Мы ищем золото. Его оставили здесь французы двадцать лет назад.
— Золото? — удивленно распахнула голубые глаза Белинда. — И много золота?
— Да, — почти прошипела Сабрина.
— О Боже. — Белинда застыла на мгновение, затем расправила плечи и посмотрела матери в глаза. — Тогда ладно. Чего же мы ждем?
Она повернулась на модных каблуках, махнула рукой проводнику и позволила посадить себя в странное сооружение из одеял и кожи, служившее седлом. Проводник заставил верблюда подняться, и Белинда оказалась высоко над ними. Она побледнела, но сумела храбро улыбнуться. Волна материнской гордости захлестнула Сабрину. Может быть, в конце концов, ребенок что-то унаследовал от нее.
— Сабрина, — Николас отвел ее в сторону от каравана, — у нас нет необходимости все это переносить. Тебе не нужно это золото. Теперь ты моя жена, и я могу дать тебе все, чего ты только пожелаешь.
Она упрямо поджала губы.
— Ты сказал, что поедешь со мной.
— Черт побери, Сабрина, конечно, я поеду с тобой. — Его глаза потемнели. — Но чем ближе мы к ожидающему нас разочарованию, тем бессмысленнее становится наше предприятие. — В ее взгляде он увидел упрек и поднял глаза к небу: — Ладно, сдаюсь. Я напрасно надеялся, что, в конце концов, ты опомнишься.
Он взял ее за плечи и заглянул в глаза.
— Зачем тебе золото? Почему это так важно для тебя?
Она упрямо подняла голову. Он никогда не сможет понять ее стремление быть материально независимой, даже от него.
— Это поиски сокровищ, и ничего более. Я начала их и доведу до конца. — Она твердо посмотрела ему в глаза, увидела в них сомнение и поняла, что он не поверил ей. Итак, где же лошади?
— Я отвечу тем же вопросом, который ты задала Белинде: ты видишь где-нибудь лошадь?
— Нет. Но я полагала…
— Я не смог достать ни одной. — Он устало провел рукой по волосам.
— Что ты хочешь этим сказать? В огромном городе я повсюду видела лошадей. Не может быть, чтобы не нашлось каких-нибудь кляч.
— Черт возьми, Сабрина, я провел бесконечное ужасное утро, общаясь с крючкотворами-бюрократами этой забытой Богом страны, после чего худшее министерство британского правительства покажется идеальным. Из-за твоего безумного желания отправиться немедленно я потратил все силы на то, чтобы как можно скорее получить все необходимое. — Глаза его гневно сверкнули. — Я нашел верблюдов. Я нанял слуг и погонщиков. Короче, я сделал все, о чем ты просила, и даже больше. А сейчас мне жарко, я зол и чертовски устал,
— Но, Николас, — робко сказала она, — думаю, нам действительно необходимы лошади.
— Почему?
— Почему? Ну, кому-то — я предполагаю, что это будем мы с тобой, — надо ехать впереди, отдельно от остальных, и осматривать окрестности.
— Не будет никаких осмотров!
Она замолчала, ожидая, не придет ли ей что-то еще в голову. «Ведь есть же какой-нибудь способ убедить его!» Она лукаво улыбнулась.
— Николас, ты же видел содержание письма. Там указывается, что золото зарыто около храма Изиды, на мысу у реки. Если вода поднялась, он может оказаться отрезанным. И добраться туда мы сможем только по воде. — Она дожила в свой взгляд всю нежность. — Для этого нам нужны лошади. Ведь так?
У Николаса был вид человека, терпение которого находится на пределе. Как ей показалось, у него возникло делание придушить ее.
— Сабрина, — едва сдерживаясь, сказал он, — твои рассуждения совершенно бессмысленны. Я весьма сомневаюсь в том, что вода в реке может подняться. Однако мы узнаем это, когда доберемся туда, если доберемся. Все, что я мог найти за такой короткий срок для путешествия по выбранному пути, это верблюды. — Он указал на пеструю толпу за спиной. — К тому же они чертовски дороги.
— Николас, — она сжала его руку. — Я не могу ехать на верблюде.
— Ну уж если Белинда… — вздохнул Николас.
— Посмотри на них. Это невозможно.
— Сабрина, — теряя терпение, сказал он, — ради всего святого…
— Они такие высокие! Ужасно высокие, — вырвалось у нее.
— Ты хочешь сказать, — изумился Николас, — что боишься высоты? И из-за этого упираешься?
— Да! — Она была недовольна, что он заставил ее признаться в своей слабости. — Я страшно боюсь высоты! Просто не выношу!
Она заметила, что он смягчился. Улыбнувшись, Николас обнял ее.
— Мы можем вместе сесть на одного верблюда. Я буду крепко держать тебя.
— У меня есть лошади, — раздался голос Мэтта, и Сабрина неохотно отстранилась от Николаса.
Мэтт указал в сторону каравана. Четыре гладких арабских скакуна стояли около верблюдов, контраст благородными лошадьми и вьючными животными вызывал смех.
— Мэтт, это чудесно! — с восхищением воскликнула Сабрина.
Николас недовольно взглянул на Мэтта.
— Как тебе это удалось, Мэдисон?
— Это было не так уж трудно, — пожал плечами Мэтт. — Просто надо знать, где искать и с кем поговорить. И как видите, мне удалось найти неплохую конину.
Николас хмыкнул:
— Наверняка украл!
— Ты называешь меня вором, Уайлдвуд?
Николас смерил его насмешливым, оценивающим взглядом.
— Вор, мошенник, контрабандист. Что тебе больше понравится, Мэдисон?
Это был вызов. Воздух стал тяжелым, словно пропитался ядовитым туманом. Сабрина в страхе лихорадочно переводила взгляд с одного на другого. Не может же Николас сейчас высказать свои подозрения? И конечно, Мэтт не попадется на удочку и не откроет ее тайны? После разговора с Мэттом она решила все рассказать Николасу. Когда-нибудь в будущем, может быть, когда они поседеют, состарятся и впадут в детство. Возможно, когда один из них будет лежать на смертном одре.
— Довольно! — Она встала между ними. — Не думаю, что у нас есть время на такую чепуху. Николас, — обратилась она к мужу, — сколько остается времени до разлива Нила?
— Приблизительно месяц или чуть больше, — ответил он, не отводя угрожающего взгляда от Мэтта.
— А как долго добираться до острова? — не отставала она.
Николас в последний раз с отвращением взглянул на Мэтта и повернулся к ней:
— Дней десять, недели две, трудно сказать.
— Осторожнее с верблюдами, Уайлдвуд: они плюются — усмехнулся Мэтт.
Перед тем как уйти, Мэтт подмигнул Сабрине, но так, что это заметила только она. Сабрина облегченно вздохнула: Мэтт ее не предаст.
Мэтт не успел сделать и пары шагов, как Николас окликнул его:
— Я не знал, что ты собираешься сопровождать нас. Чему мы обязаны, что удостоились этой чести?
Мэтт остановился и медленно повернулся к нему. При виде его дерзкой улыбки Сабрина замерла.
— Да вот, Уайлдвуд, мне рассказали, что на этой дороге нас ждут невероятные приключения. Не стоит отказываться от хорошего приключения. Кроме того, — он бросил быстрый взгляд на Сабрину, — никогда не знаешь, что выкопаешь в пустыне. Спорю, там зарыты и другие тайны, а не одно только золото.


Сабрина вышла из своей палатки и рассеянно оглядела лагерь. Прошло всего четыре дня с тех пор, как они покинули Каир, а в их жизни уже установился определенный порядок, менялось лишь место, где они останавливались, а животные и люди всегда занимали свои места. Слуги с удивительной ловкостью и быстротой натягивали палатки, служившие укрытием на ночь, что несколько развлекало путешественников, ибо дорога оказалась скучной и однообразной.
Они двигались вдоль Нила по Дороге, ведущей на юг, с утомительной медлительностью, которая, как и безжалостная жара, и однообразный ландшафт, всех раздражала.
Казалось, только о Уинни получала удовольствие от этого бесконечного путешествия.
Сабрина делала все, чтобы держать Николаса и Мэтта подальше друг от друга, хотя это было непросто в такой маленькой компании. Но Мэтт поддерживал ее усилия по крайней мере стараясь не раздражать Николаса. Она радовалась, что Николас все еще не замечает увлечения Уинни американцем. Это видел каждый, кого это хоть сколько-нибудь интересовало.
Сабрина посмотрела на угасавший костер, освещавший только ближайшую к нему палатку. Эти живописные сооружения, просторные и довольно удобные, все же раздражали ее. Женщины снова жили вместе. Николас, Эрик и Мэтт тоже имели на всех одну палатку, но по ночам обычно кто-то из них, завернувшись в одеяло, спал под открытым небом.
Лагерь затих перед сном, и Сабрина улыбнулась. На противоположном конце поляны темной тенью в лунном свете стоял Николас — высокий, черноволосый, неотразимый. Он вытянул руку, и она молча присоединилась к нему. Не произнося ни слова, они направились к небольшой пальмовой рощице. Они взглянули друг на друга, и Сабрина бросилась в его раскрытые объятия.
Она отдавалась все еще непривычному ощущению его жадных поцелуев, а он не отрывался от ее губ, как будто хотел восполнить потерянное время. Сабрина перебирала пальцами его шелковистые волосы и радостно принимала его ласки.
Она трепетала от поцелуев, разжигавших ее страсть, но они не могли позволить себе отдаться этой страсти здесь… сейчас.
— Николас, мы должны остановиться.
— Кажется, последнее время я только это и слышу от тебя, — со вздохом оторвался от ее губ Николас. — Этот брак по расчету становится с каждым днем все неудобнее.
— Скажи мне, почему у нас нет отдельной палатки?
— Любовь моя, ты так спешила, что я еле успел достать только самое необходимое, — с тяжелым вздохом объяснил он.
— Отличное объяснение, Николас. — Она тоже вздохнула и прижалась к нему. — Но оно нисколько не уменьшает странного желания, которое ты возбудил во мне.
Он рассмеялся и посмотрел на нее. Она капризно надула губки.
— По-моему, дорогая жена, мы все же подходим друг другу. Я подозревал это еще со времени нашей первой встречи, но ты развеяла все сомнения. Я ожидаю, что брак по расчету окажется долгим и счастливым.
У нее замерло сердце.
— Правда? — тихо спросила она дрогнувшим голосом. Что-то важное и значительное происходило между ними, чего она не хотела. Или хотела? Сабрина по своей воле делила с ним постель в те редкие моменты, когда она у них была. Она не смела надеяться, что он наконец-то попался в сети любви. Полная южная луна отражалась в его глазах и освещала правильные черты его лица. Он поднес ее руку к губам и поцеловал таким нежным, таким страстным поцелуем, что у нее задрожали колени и она едва устояла на ногах.
— Сабрина… — его голос был таким же нежным, как и поцелуй, и так же полон значения, — я чувствую, что мы…
Громкие крики пронзили ночной воздух.
— Что это… — Сабрина резко повернулась и взглянула на лагерь.
— Черт побери! — Николас схватил ее за руку и побежал к палаткам — Бежим!
— Что это, Николас? Что случилось?
Сабрина старалась не отставать от него. Он почти тащил ее, и она с трудом поспевала за ним. В лагере царил хаос. Повсюду словно в странном беспорядочном танце метались люди и животные. Освещенные луной и пламенем костра, появлялись и исчезали какие-то тени. Все двигалось с такой быстротой, что она не могла ничего понять, или это она сама двигалась слишком медленно.
— Проклятие, они уводят лошадей! — До ее сознания сквозь растерянность и недоумение дошли гневные крики Мэтта.
— Николас, — она схватила его за плечо, — они уводят лошадей!
— Вижу! — перекрывая шум, прогремел его голос. — Ты хочешь, чтобы я погнался за ними?
Сабрина удивленно посмотрела на него.
— Конечно, Николас. Догони их! Сейчас же, пока они не ушли далеко! — Она толкнула его в сторону, откуда доносился шум.
— Давай же, Уайлдвуд! Надо вернуть моих лошадей! К ним бежал Мэтт, за которым следовал Эрик. Оба держали на поводу верблюдов, которые явно не проявляли желания участвовать в погоне.
— Твоих лошадей? — удивился Николас.
— Да, это мои лошади. Каждая из них куплена и оплачена, черт побери. И они стоили немало! — Даже при слабом свете было видно, как сверкали глаза Мэтта. Он бросил быстрый взгляд на Сабрину. — Но ты понимаешь, что не это важно.
— Конечно, — прошептала она.
— Николас! Капитан! — К ним подбежала Уинни. — Что происходит? — Она вертела головой, стараясь ничего не упустить из виду в этой суматохе. — Это какой-то набег? — Ее голос звенел от возбуждения. — Это бедуины, как вы думаете?
— Нет, Уинни, не думаю, что это бедуины, — резко ответил Николас, пытавшийся забраться на верблюда. — Если бы это были кочевники, нас, вероятно, уже не было бы в живых.
Мэтт уже уселся верхом на верблюда.
— Сомневаюсь, что они хотят убить нас, Уайлдвуд, по крайней мере сейчас.
— О, это хорошо, — сказала Уинни с плохо скрытым радостным возбуждением.
Мэтт не обращал на нее внимания, явно торопясь отправиться в погоню. Николас с удивительной ловкостью справился со своим верблюдом.
— Давайте покончим с этим фарсом.
— Если это не бедуины, то кто? — крикнула им вслед Уинни.
Мэтт раздраженно вздохнул:
— Грабители гробниц, дорогая. Это почти национальная профессия. Без сомнения, благодаря сказочке, которую ты рассказала его королевской милости, кто-то слышал о нашей экспедиции за так называемыми древностями и захотел помешать нам. — Золотистый свет луны позволял рассмотреть кривую усмешку на его лице. — Сожалею, что в вашем первом приключении не оказалось бедуинов. Придется обойтись грабителями гробниц. — Он небрежно махнул рукой Уинни и последовал за Николасом и Эриком.
Если бы не серьезность их положения, картина была бы весьма забавная. Трое мужчин верхом на верблюдах в сопровождении целого отряда слуг и погонщиков, отправившихся пешком в погоню за украденными лошадьми, черными силуэтами продвигались по освещенной луной пустыне. В лагере наступила тишина, они остались совершенно одни.
— Грабители гробниц, — повторила почти с восторгом Уинни. — Вот это настоящее приключение!
Сабрина пристально посмотрела на нее.
— Моя дорогая, у тебя странное представление о приключениях.
— Ну, я просто подумала, если…
Пронзительный крик нарушил ночную тишину.
— Бог мой! Белинда!
Сабрина в ужасе бросилась к палатке дочери. Уинни не отставала от нее. Сердце Сабрины бешено колотилось. Страх за Белинду заставлял ее бежать все быстрее, и она, казалось, летела над землей. Что-то задело ее, и она упала на землю.
— Уинни, осторожнее!
Очевидно, второпях Уинни натолкнулась на нее. Она не успела подняться, как удар снова повалил ее на землю. Сабрина подняла глаза и увидела опускавшееся на ее голову грубое одеяло, тяжелое и удушливое, пропитанное отвратительным мужским и звериным запахом. Страх за себя и своего ребенка заставил ее яростно сопротивляться, но напрасно. Грубое одеяло, в которое ее завернули, перетянули веревками. Вдали слышались приглушенные крики, и это значило, что Уинни и Белинду постигла та же участь.
Ноги Сабрины оторвались от земли, и она беспомощно брыкалась. Ее бросили животом на что-то. Это могла быть только лошадь. Как убитое животное, связанное и подготовленное для вертела, она лежала, напуганная и страдающая, поперек лошади со свесившимися по обе стороны руками и ногами. Вскоре что-то тяжелое опустилось рядом с ней. Она подозревала, что это был ее похититель, и со злостью толкнула его. Над ее головой раздался грубый смех, и ее больно шлепнули по ягодицам. Даже лошадь возмущенно фыркнула, и они помчались галопом. Сабрина стиснула зубы с твердым намерением мужественно все перенести.
Чего хотят эти мародеры? Что они сделали с ее дочерью? С Уинни? Что задумали сделать с ней? Убьют ли они ее? Или смерть лучше той судьбы, которую им уготовили? Глаза ее налились слезами. Она прекрасно со всем справлялась, когда занималась контрабандой, знала, как обращаться с ножом и как завоевывать преданность мужчин. Но никогда не сталкивалась с такой опасностью, неведомой и смертельной.
Казалось, лошадь будет бежать вечно, и Сабрина погрузилась в забытье, полное боли, усталости и страха. Перед ее глазами промелькнул образ Николаса. Будет ли у нее когда-нибудь случай рассказать ему обо всем? Что он собирался сказать ей, перед тем как нападение разлучило их?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальная жена - Александер Виктория



как бы описать своё отношение к роману?! вроде задумка неплохая...но книга полностью пустая без души....прочитала и ничего...неверю, как сказал бы станиславский))))5 из 10
Идеальная жена - Александер Викторияещё наталья
11.12.2011, 18.54





А мне понравилась)
Идеальная жена - Александер ВикторияАлина
17.05.2012, 22.23





Чудовий роман, але швидше пригодницький, а ніж любовний
Идеальная жена - Александер ВикторияItis
20.07.2012, 15.39





По сравнению с другими романами автора, этот достаточно читабельный.По крайней мере есть живость сюжета при отсутствии нудности диалогов. Можно почитать на досуге.
Идеальная жена - Александер ВикторияВ.З.,64г.
8.09.2012, 16.49





Да, вроде нечего, читать можно...
Идеальная жена - Александер ВикторияМилана
6.12.2012, 19.08





Если читать пару первых глав, а потом немного середины и три в конце, то роман получается весьма миленьким. А так - просто...никаким: герои неодушевленные - выдуманные - не находишь точек соприкосновения...
Идеальная жена - Александер ВикторияМаруська
31.03.2013, 8.09





Великолепный, захватывающий роман. Сильные мужчины (и не только главный герой ;-) ), красивые женщины. И еще любовь, страсть и поиски сокровища. Приятного чтения!
Идеальная жена - Александер ВикторияElena
23.03.2014, 20.42





Если честно, мне хотелось,чтобы герои были по моложе. И так как она в возрасте читать не буду
Идеальная жена - Александер ВикторияBobbi
10.09.2015, 16.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100