Читать онлайн Дитя любви, автора - Александер Мэг, Раздел - Глава третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя любви - Александер Мэг бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.56 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя любви - Александер Мэг - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя любви - Александер Мэг - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Александер Мэг

Дитя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава третья

Пруденс схватила Дэна за руку и, обезумев от страха, потащила его к двери.
— Сэм наверняка выдаст нас. Живее! Сюда могут войти в любую минуту. Надо опередить их…
Она бросилась к лестнице, но неожиданно возникший на пороге Уэнтуорт преградил им путь с вопросом:
— Куда направляемся?
Пруденс попыталась проскользнуть мимо, но он заслонял собой весь дверной проем.
— Не глупите! — негромко посоветовал он. — Оставайтесь здесь и сидите тихо. — С этими словами он направился во двор навстречу конюху, по пути щелчком сбив пылинку с рукава. — Сэм, мне надоело ждать. Где экипаж? — отчетливо прозвучал его голос в чистом утреннем воздухе.
— Прошу прощения, милорд. Этот джентльмен задержал меня…
— Вот как? — холодно откликнулся его светлость. — Можно узнать, по какой причине?
Управляющий подобострастно поклонился.
— Ваша светлость, я ищу двух беглецов — мальчишку и девушку…
— Да? И по-вашему, мой конюх — один из них?
Саркастическое замечание вогнало управляющего в краску.
— Я думал, может, кто-то видел их… — с запинкой пояснил он. Уэнтуорт вопросительно взглянул на Сэма, и тот, разгадав намерения хозяина, покачал головой. — Вы случайно не встретили их по дороге, ваша светлость? Мальчишка рыжий, на вид ему лет двенадцать, а девушке — семнадцать, она повыше ростом…
— Ты видел их, Сэм? — осведомился его светлость томным голосом, всем видом давая понять, что разговор ему наскучил.
— Никак нет, милорд, — выражение лица Сэма осталось непроницаемым.
— Ну разумеется! В конце концов, невозможно упомнить всех беспризорников.
— Один фермер видел их на границе Чешира. Девчонка опять что-то затеяла…
— Избавьте меня от подробностей, любезный! Да будет вам известно, мы находимся в Дербишире. Возможно, что-то задержало ваших подопечных в пути. Кстати, вчера на меня самого чуть не напала шайка воров…
— Этим оборвышам ничто не грозит, — возразил управляющий. — С них нечего взять.
— Стало быть, у них нет ни денег, ни еды? И тем не менее ваш оптимизм поразителен. Детей вполне могли заставить просить милостыню. Пожалуй, вам стоило бы выследить эту шайку… нет, постойте, я передумал! Эти мошенники слишком опасны. Надеюсь, вы вроружены? — (Управляющий покачал головой.) — Боже милостивый! Я восхищаюсь вашей отвагой, сэр. Ваша лошадь и одежда способны ввести в искушение любого грабителя, не говоря уже о вашем кошельке…
— Об этом я не подумал. — Управляющий явно заволновался и окинул двор подозрительным взглядом, словно опасаясь внезапного появления грабителей.
— Но надеюсь, это не помешает вам исполнить свой долг. Лично я не рискую путешествовать в одиночку. Если бы не Сэм, вчера я мог бы лишиться не только имущества, но и жизни… Впрочем, довольно об этом. Вижу, вы исполнены решимости продолжить поиски, посему не смею вас задерживать.
— Вы убеждаете меня отказаться от поисков, милорд?
— Боже упаси! Конечно, нет. Решение принимать вам, хотя я бы не стал рисковать жизнью по такому пустяковому поводу. Ваша верность долгу делает вам честь. Позвольте искренне пожелать вам благополучного путешествия.
Усаживаясь в седло, управляющий обеспокоенно произнес:
— Должно быть, я и вправду сглупил, не взяв с собой попутчиков. Подумать только, в какие мрачные времена мы живем, если подмастерья забывают о своих обязанностях и бегут от своих благодетелей!
— Едва ли они достойны таких хлопот, — двусмысленно отозвался Уэнтуорт.
— Их надо изловить непременно, — объяснил управляющий, в голосе которого послышались зловещие нотки. — Стоит только попустить хоть одному побегу, и вскоре мы останемся без работников. Но если мы поймаем беглецов, мы накажем их по всей строгости — в назидание остальным. Особенно девчонку — ну, попадись мне эта бешеная кошка!.. — Со злобной гримасой он пришпорил лошадь и поскакал прочь.
Сэм повернулся к хозяину.
— Я чуть было не выдал их, милорд, — с расстановкой произнес он. — Но этот человек мне не по душе.
Уэнтуорт похлопал его по плечу.
— Ты превосходно разбираешься в людях, Сэм. Если бы ты выдал беглецов, мой гнев был бы страшен. А теперь готовь экипаж. Пора трогаться в путь.
— Вы думаете, он вернется? — спросил Сэм, глядя вслед удаляющемуся всаднику.
— Вряд ли. Скорее, он будет нахлестывать коня, пока не достигнет безопасного убежища. Но даже если он вернется, это ничего не изменит. К тому времени мы будем уже далеко.
Сэм ужаснулся.
— Сэр, не хотите ли вы сказать, что возьмете беглецов с собой? — Уэнтуорт кивнул. — Но ведь они из приюта, они обязаны работать! Вы нарушаете закон.
— Плох тот закон, который обрекает детей на рабство. Так ты подашь экипаж, Сэм, или мне позвать здешнего конюха?
Сэм, укоризненно качая головой, поспешил к конюшне.
— Пруденс, мы спасены! — воскликнул Дэн. — Лорд Уэнтуорт отослал старика Хэншоу прочь! Хороший человек, верно?


Уэнтуорт сам взялся править упряжкой, и к полудню резвые кони домчали их до Стамфорда. Пруденс все это время была непривычно молчалива.
— Что с тобой? — спросил Дэн. — По-моему, ехать в карете лучше, чем идти пешком. Здесь так красиво. — Он поерзал на мягких подушках и потянулся к бронзовой отделке на двери экипажа.
— Ничего не трогай! — остановила его Пруденс. — Вечно у тебя в руках все ломается.
— Потому что я хочу знать, как устроены вещи, — обиженно возразил мальчик, но тут же оживился: — Как думаешь, когда его светлость остановится, чтобы пообедать?
Пруденс рассмеялась.
— Неужели для тебя нет ничего важнее, чем набить живот, прожорливое ты существо?
— Знаешь, мне так понравился цыпленок, которого мы ели вчера за ужином!.. Ничего вкуснее я никогда не пробовал, а пирог с малиной я мог бы съесть целиком…
Губы Пруденс растянулись в грустной улыбке. Она привязалась к Дэну с тех пор, как впервые увидела его девятилетним перепуганным малышом. Он так усердствовал, снимая намотанные бобины и заменяя их пустыми, так старался поспеть за другими работниками фабрики! Даже когда его руку затянуло в ремни, при помощи которых механизм приводился в движение, Дэн не плакал.
Пруденс ухаживала за ним и воровала для него еду, пока палец не зажил. С тех пор мальчик был предан ей безгранично, и взаимная привязанность помогала обоим терпеливо сносить самые мрачные дни. Позднее Дэну поручили работать на двух машинах, каждая из которых пряла пятьдесят нитей. Его задачей было направлять нити и связывать их, когда они рвались. Дэн научился разбирать машину и смазывать ее. С малолетства его талант механика был очевиден. Неудивительно, что управляющий Хэншоу бросился за ним в погоню: со временем Дэн стал бы ценным работником.
— Смотри, мы подъезжаем к городу! Здесь и ярмарка есть! — воскликнул Дэн, высунувшись в окно. — Вот бы посмотреть петушиный бой или как медведя травят собаками!
— Ах ты, кровожадное чудовище! Откуда ты узнал об этом?
— Слышал на фабрике.
— Поверь, эти зрелища тебе не понравятся, — твердо заявила Пруденс, — и мне тоже. И кроме того, лорд Уэнтуорт вряд ли задержится в городе.
Но она ошиблась. Его светлость направил экипаж прямо к воротам постоялого двора «Рэм-джем», где навстречу ему бросилась целая армия конюхов. Кинув им вожжи, Уэнтуорт слез с козел, открыл дверцу кареты и протянул руки, чтобы помочь Пруденс выйти.
— Я не нуждаюсь в помощи, — с достоинством заявила она, но тут же споткнулась о ступеньку и чуть не упала. Сильные руки вовремя подхватили ее и прижали к широкой груди.
— Гордыня родилась прежде тебя, — насмешливо произнес Уэнтуорт, отпуская девушку.
Это объятие было кратким, но волнующим. За последний год мужчины с фабрики не раз пробовали ухлестывать за Пруденс, но она с отвращением отвергала этих пропахших потом животных. Однако Уэнтуорт был совсем другим. От него исходил запах чистой кожи, мыла и дорогого табака. Он вовсе не был неприятным, но Пруденс поспешила высвободиться. Опыт подсказывал ей, что прикосновения мужчин всегда опасны.
Уэнтуорт ответил ей обезоруживающей улыбкой, от которой в его глазах заплясали искры. Пруденс не смогла догадаться, о чем он думает.
— Проголодался? — спросил Уэнтуорт у Дэна.
— А как же, сэр! — охотно ответил мальчуган. — Как вы думаете, здесь найдется пирог с малиной?
— Очень может быть. Идем. — Он повел обоих в переполненный зал постоялого двора.
— Милорд, как я счастлив снова видеть вас! — воскликнул хозяин, спеша навстречу. — Нигде о ваших лошадях не позаботятся так, как в моей конюшне!
— Знаю, иначе бы не заехал к тебе. Бриггс, поскорее подай обед в отдельную комнату. Нас трое. — (Хозяин закивал.) — Да, и еще одно, — остановил его Уэнтуорт. — У тебя найдется пирог с малиной? Если да, подай нам один, побольше, или лучше два…
У Дэна засияли глаза. Он потянул Уэнтуорта за рукав.
— А если мы не съедим сразу два пирога? — шепотом спросил он.
— Тогда второй прихватим с собой, чтобы ты подкрепился по дороге в Стивенэйдж.
— Если мы пообедаем здесь, я долго не проголодаюсь!
— Прости, но мне трудно в это поверить, — улыбнулся Уэнтуорт и последовал за хозяином постоялого двора в отдельную комнату. Трое путников отдали должное обильному обеду. Насытившись, Дэн с удовлетворенным вздохом откинулся на спинку стула.
— Скажите, сэр, далеко ли до Стивенэйджа? — спросил он.
— Довольно далеко, но до темноты мы доберемся туда. А почему ты спрашиваешь?
— Милорд, вы видели ярмарку?
— Дэн, ярмарки не интересуют лорда Уэнтуорта, — одернула его Пруденс.
— Ярмарку? — переспросил Уэнтуорт, ненадолго задумался и обратился к Пруденс: — Ты когда-нибудь держала в руках иголку?
— Я умею шить, — сухо отозвалась она.
— На ярмарку наверняка съехались торговцы тканями, лентами, нитками и иголками. Ты могла бы сшить себе юбку.
— Но у меня нет денег, сэр.
— Неважно. — И, не давая Пруденс возразить, он продолжал: — Выслушай меня. Я предлагаю тебе деньги в долг. Когда ты найдешь работу, ты постепенно вернешь их мне. — Он окинул Пруденс взглядом прищуренных глаз и добавил: — Не беспокойся, у меня нет никаких дурных намерений.
— Но мы и так в долгу перед вами…
— В конце концов, я настаиваю! Теперешняя одежда стесняет тебя, да и мне неловко за такого попутчика.
Заметив насмешливый блеск в глазах Уэнтуорта, девушка вспыхнула: подумаешь, ему неловко!
— Ну, если вы дадите мне денег не просто так, а в долг… — она с запозданием пробормотала слова благодарности.
— Отлично! Итак, идем в город? Думаю, мы управимся за полчаса.
Дэн возликовал: полчаса — лучше, чем ничего.
— Вон там акробат, — сказал Уэнтуорт мальчику. — Полюбуйся на него, а мы скоро вернемся. — Тем временем он оглядывал прилавки и наконец подвел Пруденс к башмачнику, сидящему на корточках. — У вас найдется что-нибудь для этого парня? — спросил он. — Он потерял башмаки.
— Ох уж эта молодежь! — неодобрительно заворчал башмачник, увидев босые ноги Пруденс. Ее охватил стыд. Пока она бродила по ярмарке, носки изорвались, в дыры выглядывали пальцы. — Нет, мои башмаки ему не подойдут, — разочарованно добавил башмачник.
— А вот эти? — Уэнтуорт указал на пару мягких кожаных туфель.
— Это дамские туфли, ваша честь.
— Неважно, Парню надо обуться, иначе он совсем сотрет ноги. — Уэнтуорт жестом велел Пруденс примерить туфли. Убедившись, что они пришлись впору, Уэнтуорт заплатил запрошенную цену не торгуясь — хотя и знал, что она вдвое превышает истинную. Башмачник низко кланялся им вдогонку — ему редко встречались покупатели, готовые выложить кругленькую сумму за туфли, которые изорвутся через пару недель.
— Милорд, вы переплатили! — потрясение прошептала Пруденс. — Напрасно вы купили их.
— Ты предпочитаешь ходить босиком? — осведомился Уэнтуорт. — Не боишься, что раны загноятся?
Пруденс не стала спорить. Найдя в толпе Дэна, она последовала за Уэнтуортом к постоялому двору. Сэм ждал их во дворе. Уэнтуорт велел закладывать экипаж и сообщил, что скоро придет. Дэн и Пруденс остались ждать возле конюшни.
Оглядывая шумную толпу путников, Пруденс боязливо прижимала к груди покупки. Казалось, все вокруг заняты бестолковой суетней, но, присмотревшись, она поняла, что конюхи делают свое дело. Как только во двор въезжала карета, пассажирам предлагали стаканы с горячим пуншем, и, пока они пили, конюхи меняли лошадей. Когда Сэм остановил карету у дверей постоялого двора, гнедые красавцы кони привлекли всеобщее внимание.
— Дэн, ты только посмотри! — воскликнула Пруденс и, к своему ужасу, обнаружила, что мальчика рядом нет.
— Я здесь! — вдруг отозвался он, выбираясь откуда-то из-под кареты. Щеки Дэна были перепачканы, к одежде прилипла солома.
— Несносный мальчишка! — возмутился Сэм. — Что тебе там понадобилось?
— Я хотел узнать, как устроена карета, — с обезоруживающей улыбкой откликнулся мальчуган. — Она катится так плавно… По-моему, колеса к ней приделаны как-то по-особому.
Неприкрытое восхищение в глазах мальчика смягчило Сэма.
— Это придумал сам милорд. Он во всем стремится к совершенству.
— Вижу, — Дэн подошел поближе к конюху. — Это чистокровные лошади?
— Да, в их жилах — кровь арабских скакунов. Оглядись, и ты поймешь, чем они отличаются от остальных.
— Оседлал излюбленного конька, Сэм? — спросил появившийся на пороге Уэнтуорт. Подсадив Пруденс в экипаж, он подал ей покупки.
— Дэн восхищен вашими лошадьми, — объяснила она. — А еще он успел узнать, как устроена карета, — надеюсь, вы не возражаете?
— Как думаешь, он согласится провести часок рядом с Сэмом на козлах?
— Спросите у Дэна. — Лицо Пруденс смягчилось, на губах заиграла улыбка. — Вы его совсем избалуете, сэр. Вы даже не представляете себе, сколько хлопот способен доставить этот ребенок.
— Зато будущее Дэна меня ничуть не тревожит: тот, кто способен подружиться с Сэмом за каких-нибудь полдня, далеко пойдет! — Уэнтуорт помог Дэну забраться на козлы и направился к дверце экипажа.
— Разве не вы будете править лошадьми? — спросила Пруденс, встревоженная перспективой провести целый час наедине с загадочным джентльменом. Должно быть, он вознамерился продолжить расспросы.
— Пока — нет. Надеюсь, мое общество вас не стеснит? — (Заметив лукавый блеск в его глазах, Пруденс отвернулась.) — Гони, Сэм, — приказал он. — Быстрая езда тебе наверняка придется по нраву. — Уэнтуорт вытащил из кармана часы. — Мы должны поспеть в Стивенэйдж до темноты. Там мы переночуем, а потом двинемся в сторону Лондона.
— Но вы же сказали, что едете в Кент, — встрепенулась Пруденс.
— Да, я выбрал самый легкий путь. Путешествовать по большакам удобнее, чем по проселкам. За Темзой начнутся ровные дороги, ведущие на юг.
Пруденс кивнула, удовлетворенная объяснением, и сделала вид, что засмотрелась в окно. Но ее спутник поспешил возобновить разговор.
— Ты не хочешь рассказать мне о себе?
— Мне больше нечего рассказывать, — последовал осторожный ответ. — Как я уже сообщила, мы с Дэном подкидыши, отправленные из приюта на фабрику.
— Тебе известно что-нибудь о… твоих родителях?
— Я слышала, что меня нашли в корзине возле церкви. А родители Дэна умерли от оспы, когда ему было всего пять лет. Три дня он провел в доме рядом с трупами, пока его наконец не забрали в приют.
— Господи! — воскликнул Уэнтуорт и взял ее за руку. — Удивительно, что он выжил!
— После этого его долго мучили кошмары. А когда управляющий запер Дэна в той же комнате, где лежал труп одного из работников, кошмары начались снова.
— Это неслыханно! — Уэнтуорт побледнел, его глаза гневно блеснули.
— Больше его было негде запереть. Это случилось после того, как мы попытались сбежать во второй раз. В первый нас только выпороли. Во второй заперли в темноте и целый день не давали есть.
— Ты была с ним?
— Конечно, нет! — изумленно отозвалась Пруденс. — Меня заперли в стенном шкафу. Мы переговаривались через стену. Дэн плакал, а я успокаивала его, говорила, что если этот работник не обижал нас, когда был жив, то мертвый он нас и подавно не тронет. — Пруденс вспомнила, как долго старалась вычеркнуть из памяти этот страшный день — один из длинной вереницы бед и горестей.
— Какой — ужас… Я и не предполагал, что такое возможно.
Пруденс впилась в него взглядом.
— Само собой! Вы когда-нибудь бывали на фабрике, милорд? — спросила она, уже зная ответ. Уэнтуорт отрицательно покачал головой и надолго замолчал.
— Должно быть, тебе понадобилось собраться с духом, чтобы отважиться на новый побег, — наконец произнес он.
— У меня не было выбора. Когда девушки, работающие на фабрике, взрослеют, мужчины… начинают домогаться их, — она отвернулась.
— А как же управляющий? — удивился Уэнтуорт. — Ведь он обязан опекать вас. Неужели он ничего не знает?
Пруденс пренебрежительно махнула рукой.
— Знает, конечно, но понимает: чем больше внебрачных детей — тем больше рабочих рук. Он ни во что не вмешивался, а мне становилось все труднее… Больше всех ко мне приставал мастер, ну и… я ударила его обломком кирпича, а потом мы сбежали.
Несмотря на гнев, Уэнтуорт улыбнулся.
— Похоже, ты опасный противник, дорогая. Найти выход из такой ситуации!
— Теперь я не уверена, что это удачный выход. Мне надо было бежать одной. Если бы не вы, Дэн умер бы с голоду.
— Со мной вам бояться нечего, — заверил ее Уэнтуорт. — Если я не ошибаюсь, в этот момент пирог с малиной стремительно исчезает.
Пруденс сонно улыбнулась: в экипаже было тепло, ее давно разморило.
— Я так и не успела поблагодарить вас, — пробормотала она. — За то, что вы нас не выдали, и за мои новые туфли. — Вытянув вперед ноги, она с удовольствием оглядела их. — У меня еще никогда не было такой красивой обуви.
Пруденс продолжала прижимать к груди узелок, мечтая, как сегодня вечером скроит и сошьет юбку из отреза бледно-голубого батиста, купленного на ярмарке. Это была лучшая ткань, какая только нашлась у торговца. Сама Пруденс выбрала бы что-нибудь подешевле, но Уэнтуорт не позволил.
Прищурившись, Уэнтуорт изучал девушку. Красавицей не назовешь: рот великоват и на носу веснушки. Но громадные карие глаза под темными, изящно изогнутыми бровями придавали ей вид JOHOU лани. Очертания маленького подбородка свидетельствовали о решительном характере. Словом, это лицо невольно приковывало взгляд. Поразмыслив, Уэнтуорт решил, что его спутница — незаурядная личность.
Не подозревая о том, что за ней наблюдают, Пруденс крепко уснула.


Проснувшись, она обнаружила, что экипаж не движется, а Дэн дергает ее за рукав.
— Мы уже в Стивенэйдже? — спросила она. — А я думала, до него еще далеко…
— Глупышка, ты проспала всего несколько часов. Лорд. Уэнтуорт приказал остановиться, чтобы выпить лимонаду, — и Дэн протянул Пруденс стакан. Пока она глотала освежающий напиток, Дэн продолжат болтать: — Видела бы ты, как правит лорд Уэнтуорт! Он — член «Клуба четырех коней», Сэм говорит, что его называют верхом совершенства. А лошадки у него — сущие молнии!
Пруденс улыбнулась, услышав от Дэна новые выражения — несомненно, он перенял их у Сэма.
— А еще он очень богат. Сэм говорит, он держит подставы на всех станциях вдоль большой северной дороги.
— Значит, вы с Сэмом подружились? — удивленно спросила Пруденс.
— Мой лучший друг — ты, а Сэм… столько всего знает! Он пообещал мне показать, как устроена карета, — конечно, когда появится время. — Услышав зов конюха, Дэн бросился к нему.
Вскоре экипаж вновь двинулся в путь, а Пруденс погрузилась в полудремотное состояние, так и не сумев собраться с мыслями. Когда они в Кентербери расстанутся с Уэнтуортом, им придется самим заботиться о себе и прежде всего — найти работу. Может быть, на постоялом дворе.
У Пруденс не было никакого опыта, но она надеялась, что ей повезет. Она могла бы работать судомойкой или горничной, а Дэн — посыльным. Но, вспомнив о суете во дворе стамфордского постоялого двора, девушка приуныла: это ничем не лучше работы на фабрике. Нет, на постоялом дворе она долго не задержится, мысленно поклялась Пруденс.
Ее рука невольно потянулась к маленькой броши, приколотой к нижней кофточке. С помощью этой вещицы она надеялась найти людей, когда-то бросивших ее на произвол судьбы. Уже в сотый раз Пруденс задумалась о том, кто и зачем спрятал брошь в ее пеленках. Неужели это указание на ее родителей? Может быть, мать все-таки надеялась разыскать дитя?
Лицо Пруденс окаменело. Она не испытывала любви к женщине, бросившей дочь, которой в то время было несколько дней от роду. В лучшем случае девочку ждало мрачное будущее, в худшем она могла умереть от холода. Такое часто случалось.
Однако Пруденс выжила, зачастую ей помогала лишь сила воли, благодаря которой она и перенесла годы угнетения, побоев, недоедания и постоянных издевательств.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя любви - Александер Мэг



Не очень интересно.
Дитя любви - Александер МэгДинара
17.05.2012, 20.32





Нудно и тягомутно. Какая-то сказочка для простодушных. Не теряйте время.
Дитя любви - Александер МэгВ.З.,64г.
8.09.2012, 16.35





Читайте!!!
Дитя любви - Александер Мэглизандра
1.04.2015, 12.51





Приятная книга, достаточно интересная...
Дитя любви - Александер МэгОльга
3.04.2015, 14.45





Приятная книга, достаточно интересная...
Дитя любви - Александер МэгОльга
3.04.2015, 14.45





Лёгкий,не принужденный романчик,но не хватает интриг,закадок ....ставлю 6 из 10
Дитя любви - Александер Мэгюля
10.07.2015, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100