Читать онлайн Утоление страсти, автора - Айзекс Мэхелия, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Утоление страсти - Айзекс Мэхелия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.41 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Утоление страсти - Айзекс Мэхелия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Утоление страсти - Айзекс Мэхелия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Айзекс Мэхелия

Утоление страсти

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 10

В апреле, спустя шесть месяцев после смерти Алана, Линда в первый раз посетила его адвокатов.
Была нредпасхальная неделя. Стояла мягкая весна, в парках вовсю цвели цветы, и Линда купила огромный букет тюльпанов, чтобы немножко оживить свою довольно тесную квартиру.
Она была приглашена на праздничный уикэнд к Бакстерам И, хотя ее это не очень прельщало, решила, что, наверное, поедет. Ради того, чтобы провести некоторое время с сыном, она отправится куда угодно! Линда безумно тосковала по Тони.
Но теперь у нее, по крайней мере, была работа, которая могла ее отвлечь. Она неплохо зарабатывала в больнице на Парк-роуд, ведя регистрацию больных и картотеку историй болезней. Сотрудники относились к ней дружелюбно, и, хотя она не любила говорить о своих делах, ей пришлось сообщить, что она вдова.
Женщины были очень доброжелательны. Если бы Линды хотела, она могла бы иметь компанию хоть каждый вечер. Но, отдавая должное их доброте, предпочитала одиночество. Пусть думают, что она все еще не оправилась от горя.
И это действительно так и было, хотя теперь Линда почему-то никогда не вспоминала Алана с прежней тоской. Она по-прежнему твердила себе, что не верит рассказам Дейвида, но один факт можно было проверить, и Линда решила сделать это.
Приехав в Лондон, она тут же позвонила знакомым в Йемене, и они после небольших подсказок припомнили, что брат Алана тем летом действительно приезжал к нему. Это было еще одно подтверждение того, что слава Дейвида бежала впереди него. Тогда он был широко известен своими репортажами из Центральной Европы, и все хотели познакомиться с ним.
Во всяком случае, этого подтверждения было достаточно, чтобы заставить Линду переменить точку зрения на всю ситуацию. На месте Дейвида ни один мужчина не смирился бы с тем, что его брат без всяких угрызений совести использовал его. Боже милостивый, иногда она сама себе удивлялась — а знала ли она вообще Алана по-настоящему?
Линда много размышляла о тех годах, когда они жили вместе. Ей всегда казалось, что они были счастливы, но теперь она была в этом не так уверена. Мелочи, которые тогда казались неважными, приобретали теперь более глубокое значение.
Не в последнюю очередь это было упорное отстранение Алана от своей семьи — отстранение, которое возникло, как она предполагала, из-за нее. Но теперь Линда понимала, что он просто не хотел встречаться с братом.
Как бы то ни было, Линда решила, что не имеет права дальше отвергать притязания Дейвида. Кроме того, когда он поцеловал ее в гостиной в «Эбби-Грэйндж», она поняла, что для достижения своей цели он пойдет на все — даже притворится, что неравнодушен к ней. Он готов взять и ее, если это единственный способ добраться до своего сына!
Вот почему Линда решила уехать даже без Тони — она не хотела дать Дейвиду шанс снова одурачить ее. Какие бы скрытые чувства ни пробудил в ней его поцелуй, она не могла себе позволить поддаваться этим чувствам. На самом деле Линда просто не знала, кому теперь можно верить, но ей было проще и привычнее верить Алану. Пусть он знал, что Тони — не его сын. Но чтобы он сам все это затеял… Нет, этой лжи она Дейвиду никогда не простит.
Конечно, труднее всего ей было оставить Тони в «Эбби-Грэйндж». Хотя, по правде говоря, ее сын этому не особенно противился. Имея в распоряжении нового пони, которого он окрестил Быстроногим, и упоительную свободу сельской жизни, мальчик вовсе не хотел переезжать в большой город. Он просто не мог понять, почему мама так стремится туда.
Конечно, Линда поддерживала постоянный контакт с сыном — то по телефону, то с помощью писем, которые Сибилла ему читала. Тони, похоже, был вполне доволен жизнью. Иногда дедушка брал его с собой в Лондон, чтобы навестить мать, и это бывало тяжело для обоих. Правда, Тимоти уверял, что слезы Тони обычно высыхают по дороге в аэропорт. Очевидно, это так и было, хотя Линда знала, что ее свекор, как и все Бакстеры, с самого начала не хотел, чтобы она забирала Тони из «Эбби-Грэйндж». Если бы мальчику не нравилось жить с дедушкой и бабушкой, она бы это поняла: когда они бывали вместе, сын без умолку рассказывал о том, что он делал и где побывал.
Естественно, в большинстве этих отчетов фигурировал дядя Дейвид. Но этого надо было ожидать, говорила себе Линда, когда боль от разлуки с сыном начинала усиливаться. Наверное, правильно, что Тони проводит много времени со своим настоящим отцом. Теперь она была готова допустить, что Дейвид этого заслуживает…
И все же она не смогла сдержать своих чувств, когда Тони рассказывал ей, как они с Сибиллой посетили «Мэнор». Линда уверила себя, что испытывает всего лишь зависть к близости сына с Сибиллой и более ничего. Она не ревновала, нет; ревность подразумевает совсем иные эмоции. Просто иногда трудно разобраться, что к чему, вот и все…
О самом Дейвиде она слышала мало. С того утра, когда все встало на свои места, она даже не глядела на него. Она строила планы независимо от него и исполняла их! Если он думает, что выиграл — что ж, пусть так и будет.
Линда понимала, что, очевидно, в ближайшие годы ситуация не изменится: приходилось признать, что Дейвид имеет перед ней некоторые преимущества. Пока ее жизнь как следует не устроена, Тони лучше быть там, где он находится…
Линда толкнула вертящуюся дверь и вошла в здание офиса. Офис адвоката Алана Картрайта находился на седьмом этаже. Линда однажды была здесь с Аланом, и тогда это здание не показалось ей таким мрачным. Впрочем, в то время совесть ее была чиста — она еще не провела те несколько недель в Грэйнджфилде…
Линда ни за что не пришла бы сюда снова, если бы мистер Картрайт не написал ей. Письмо переслали из «Эбби-Грэйндж» с неделю назад. Линда знала, что Алан сделал ее своей единственной наследницей, и давно решила положить эти небольшие деньги в банк на имя Тони. Но мистер Картрайт сообщил в письме, что ему необходима ее подпись, и напомнил, что надо еще рассмотреть дополнение к завещанию. Дай Бог, чтобы это была последняя формальность! — грустно подумала Линда. Может быть, тогда бедная душа Алана наконец успокоится.
Секретарша попросила ее подождать, пока она доложит мистеру Картрайту о приходе клиента, и Линда полистала какой-то журнал, совершенно не видя, что у нее перед глазами. Потрясающие выставки, изысканная одежда, экзотическая парфюмерия — сейчас ее ничто не интересовало. Ей хотелось лишь одного — поскорее покончить с этим.
— Пройдите, пожалуйста, миссис Бакстер!
И Линда, вытерев влажные ладони о свои шерстяные брюки, последовала за довольно угловатой женщиной в большой пыльный кабинет.
— О, миссис Бакстер!
Адвокату Алана перевалило за пятьдесят. Это был мужчина среднего роста, любивший поесть, что было заметно по округлому животику, выпирающему из-под ремня, и с дружелюбной улыбкой. Линда вежливо поздоровалась с ним, прежде чем сесть.
— Наконец-то! — сказал он, и Линда решила, что эта реплика не требует ответа. — Полагаю, приехать сюда из Грэйнджфилда в это время года было нелегко.
— Да.
Линда не стала облегчать ему задачу: какое кому дело до того, где она сейчас живет? В конце концов, вряд ли они увидятся когда-нибудь еще. У него есть адрес ее родственников — этого вполне достаточно.
— Там сейчас очень холодно? Это было уж слишком.
— Мм… полагаю, что так, — ответила она, чувствуя, что краснеет. А затем, чтобы упростить ситуацию, призналась: — Видите ли, я теперь живу в Лондоне… уже несколько недель. Я решила, что здесь будет легче найти работу.
— Работу? — удивленно переспросил мистер Картрайт. — Ну, если вы хотите просто занять свое время, то конечно… Но должен сказать, миссис Бакстер, что ваш муж оставил вам очень приличное состояние. Одна только страховка составляет несколько сотен тысяч фунтов.
Линда остолбенела.
— Вы это серьезно?!
— О да! — Мистер Картрайт поджал губы и извлек из ящика папку. Он развернул ее и начал изучать содержимое. — Его сделки по торговле изумрудами тоже принесли весьма значительную сумму.
— Сделки по торговле изумрудами? — Линда недоверчиво уставилась на адвоката. — Что вы хотите сказать? Ведь Алан был государственным служащим, он работал в посольстве, а торговлей изумрудами, насколько я знаю, занимается специальная организация… — Линда облизнула пересохшие губы. — Я ничего не понимаю!
— Боюсь, что так. — Теперь мистер Картрайт глядел на нее с некоторым сочувствием. — Видите ли, миссис Бакстер, сделки ваш муж заключал — как бы это сказать… самостоятельно. Как жаль, что он мало думал о собственной безопасности!
Линда пришла в ужас.
— Вы хотите сказать, что Алан занимался… занимался контрабандой изумрудов?!
— Боже мой, конечно нет! — Казалось, мистер Картрайт шокирован этим предположением. — Он действовал по закону, строго по закону! Я только хочу сказать, что люди, с которыми он имел дело, не всегда заслуживали доверия.
Линда растерянно заморгала.
— Так вы думаете, что его… что его убили не по ошибке?
— Ну, это не исключено, — уклончиво ответил адвокат. — Мистер Бакстер всегда знал, что ходит… как это говорится… по лезвию ножа. Может быть, он действительно погиб, защищая дипломата. Но правда и то, что в Колумбии у него самого были враги.
Плечи Линды поникли.
— Не могу в это поверить…
— Ну… — Голос мистера Картрайта звучал почти ласково, — думаю, что сейчас это не особенно важно. Факт остается фактом — вы теперь весьма состоятельная женщина. Мистер Бакстер хотел быть уверенным, что вы и ваш сын после его смерти не будете ни в чем нуждаться. Вот почему нам придется обсудить ваши планы на будущее.
Линда покинула офис адвоката в полном смятении. Как она могла так долго жить с Аланом и не знать, что творится вокруг?! Она с грустью поняла, что теперь все рассказанное Дейвидом выглядит гораздо правдоподобнее. Если Алан мог так много скрывать от нее, то почему бы и не это?
Она поглядела на конверт, который мистер Картрайт вручил ей. На нем рукой Алана было написано ее имя. Это и было то дополнение к завещанию, о котором мистер Картрайт говорил ей. Конверт был запечатан; видимо, Алан оставил распоряжение, чтобы она лично прочитала его посмертное письмо.
Около офиса Линда взяла такси. Когда она сказала своему начальнику в больнице, что ей нужно повидать адвоката по поводу завещания покойного мужа, тот отпустил ее с обеда. Теперь можно было ехать домой, в крохотную квартирку, которую она снимала; сегодня она могла позволить себе быть расточительной.
Тем не менее мысль о наследстве беспокоила и смущала Линду. Одно дело — мечтать о большой квартире, даже о доме с садом и загоном, где Тони мог бы держать своего пони. И совсем другое…
Господи, они теперь богаты! Она сможет наконец забрать Тони из «Эбби-Грэйндж»!
И тут перед ее глазами возникло лицо Дейвида — не властное и решительное, а растерянное, почти умоляющее. Что ж, он сможет иногда приезжать к ним. Не «к ним», а к Тони! — поправила себя Линда. Надо помнить: их сын — это единственное, что связывает ее с Дейвидом. Прошлое было так же мертво, как и человек, которого, по ее мнению, она так хорошо знала…


Часом позже Линда все еще сидела за письменным столом, уставясь на листок бумаги в руке. Она даже не сняла теплую куртку, в которой ходила к адвокату, а в кулаке был зажат ключ от входной двери.
Линда могла, конечно, раздеться, прежде чем вскрыть конверт. Могла налить чайник и поставить его на плиту или хотя бы включить электрокамин. Но стоило ей закрыть за собой дверь, как она почувствовала непреодолимое желание прочесть дополнение к завещанию Алана и понять, почему он счел необходимым указать, что она должна читать его в одиночестве.
Дополнение не было длинным. Простыми и ясными словами Алан давал понять, что с самого начала знал, что Тони не его сын, так как несколько лет назад выяснил, что ему не суждено иметь детей. Но Алан хотел, чтобы Линда не сомневалась: он простил ее и всегда считал Тони своим сыном.
В этом месте Линда остановилась, чтобы взять себя в руки. Было нелегко признать, что она напрасно не поверила Дейвиду. Видимо, он лучше знал своего брата. Ей стало очень грустно и очень стыдно.
Оставалось узнать, как Алан распорядился будущей судьбой Тони и его настоящего отца. Что говорить, это было тяжело, и от дрожи в руках печатные строчки запрыгали у нее перед глазами.
Но в письме не содержалось никакого упоминания о визите Дейвида в Йемен — вообще ни слова о нем! Если бы Линда не знала, как было дело, она могла бы подумать, что Алану было неизвестно, кто же в действительности отец Тони.
Но она знала, и Алан знал, хотя все-таки предпочел не открывать ей всю правду. Он использовал Дейвида в своих целях, а затем отбросил его, как ненужную вещь…
Далее в письме подробно излагалось, что Алан предпринял, чтобы обеспечить их будущее. Денег им должно было хватить на комфортабельную жизнь, что бы ни случилось. И на образование Тони тоже было отложено достаточно. Создавалось впечатление, что Алан был не так уж неподготовлен к своей внезапной смерти…
Но в конце документа стояло еще одно условие, опустошившее душу Линды. На первый взгляд вполне невинные рекомендации относительно выбора ею места жительства. Алан четко указал, что если он умрет раньше своих родителей, то она не должна переезжать жить в «Эбби-Грэйндж». Что ж, все ясно. Он слышал, что брат купил дом неподалеку, и не хотел, чтобы Дейвид вмешивался в жизнь сына.
А ведь я бы, наверное, именно так и поступила, подумала Линда, складывая листок и засовывая его обратно в конверт, если бы пришла к адвокату сразу по прибытии в Англию, как, очевидно, и следовало сделать. Конечно, Алан не мог предполагать, что родители настоят, чтобы его похоронили в Грэнджфилде. Кроме того, он полагался на антипатию Линды к Дейвиду, которая должна была заставить ее держаться от него подальше.
Похоже, он все предусмотрел. Если бы Тони стал взрослым при его жизни, Алан бы просто ликвидировал дополнение к завещанию, и она бы никогда не узнала о нем. В случае же своей смерти, он предпочитал, чтобы Тони рос совсем без отца.
Похоже, что, несмотря на всю свою любовь к Тони, Алан беспокоился прежде всего о собственной репутации. Он хотел, чтобы она знала: он не заблуждается насчет ее измены. И в то же время при жизни не желал слышать правду — ни от нее, ни от Дейвида. Их чувства никогда ничего не значили для него…
Линда встала, чувствуя себя совершенно разбитой. Она раздумывала над тем, что узнала, и пыталась сообразить, как оградить себя от хитроумных замыслов мужа. Теперь было очевидно, что Алан точно знал, что делал. Однако судьба, не спросив его, распорядилась по-своему.
Она наполнила чайник, поставила его на плиту и уныло уставилась в окно. Вид был не вдохновляющий. Крыши домов загораживали перспективу, а снизу доносился постоянный шум уличного движения. Нет, сюда бы она не привезла своего сына. Хотя именно сейчас ей очень хотелось, чтобы он был рядом.
Линда не позволила себе думать о Дейвиде. В конец концов, он ведь добился своего… Что бы ни говорил Дейвид тогда в гостиной «Эбби-Грэйндж», ясно, что он хотел Тони, а не ее! И он его получил. Или, по крайней мере, получил возможность вдоволь видеться с ним.
Что до нее, то она не предвидела никаких перемен в своем нынешнем положении. Приобретет ли условие, которое Алан поставил в своем письме, силу закона или нет — неважно. Ее с ним связывали теперь только деньги, а если говорить честно, то и на них ей было наплевать.
Линда обещала мистеру Картрайту зайти еще раз, поэтому на следующей неделе позвонила ему и сообщила, что прочла документ. Рассказав об условии, которое содержалось в письме, Линда обрадовалась, узнав, что может не выполнять его, если откажется от своей доли наследства. Она объявила мистеру Картрайту, что у нее нет никаких оснований забирать Тони из дома бабушки с дедушкой. Ему там очень хорошо, и пока она не сможет позволить себе иметь дом, который подойдет им обоим, ее сын будет жить там, где живет сейчас.
— А как же насчет денег, миссис Бакстер? — адвокат не мог поверить, что она решила проигнорировать такую огромную сумму.
— Если их нельзя перевести на счет Тони до его совершеннолетия, отдайте эти деньги на благотворительные цели, — отрезала Линда. — Это относится и к страховке Алана. Я предпочитаю сама себя содержать!
Мистер Картрайт что-то промямлил, но в конце концов был вынужден признать, что Линда имеет право распорядиться деньгами по своему усмотрению. Он обещал, что проверит законность требований Алана и сообщит ей. Но Линда попросила его не торопиться. У нее есть все, что ей нужно.


Она решила не ездить на Пасху к Бакстерам. После драматических событий последней недели Линда не находила в себе сил встретиться лицом к лицу с Дейвидом. Она очень боялась, что потеряет голову, увидев его. Он оказался не тем человеком, каким она его представляла, и ей нужно было время, чтобы восстановить самоуважение.
И самообладание тоже, мысленно добавила она, сообразив, что все барьеры, которые упорно воздвигала между ними последние пять лет, теперь разрушены, и она совершенно беззащитна.
Линда ужасно тосковала по Тони, поэтому праздничный уик-энд провела, занимаясь генеральной уборкой квартиры, и только утром в воскресенье сходила в ближайшую церковь. Линда любила церковь в Пасху, когда она вся разукрашена весенними цветами. А служба такая радостная, что после нее нельзя не почувствовать себя лучше.
А на следующий день ей неожиданно позвонил Патрик Мэрфи.
Когда квартирная хозяйка поднялась по лестнице, чтобы пригласить Линду к телефону, та сразу подумал, что с Тони что-то стряслось. Она уже несколько дней не говорила с ним, а Сибилла не ответила на ее последнее письмо. Господи, не допусти, чтобы с ним что-нибудь случилось! — молилась Линда про себя, торопясь вниз. Сын был единственным человеком на свете, который бескорыстно любил ее.
Услышав голос Патрика, она немного успокоилась, сообразив, что, если бы Тони заболел, Дейвид, уж наверное, сообщил бы ей об этом сам. Они, правда, почти не общались, но у него не было никаких причин скрывать от нее подобную информацию.
Патрик заверил ее, что и Тони и его бабушка с дедушкой в добром здравии.
— Грейс недавно приглашала Тони поплавать в нашем бассейне, — сообщил он, и Линда невольно стиснула зубы. — Он замечательный парень. У вас есть все основания им гордиться.
— В самом деле? О, благодарю вас.
Необходимо было соблюдать светские приличия, но мысль о том, что Грейс Мэрфи видит ее сына чаще, чем она сама, была непереносима для Линды. И Дейвид тоже там был? — с горечью подумала она. Но задавать этот вопрос не стала.
— Вы знаете, — продолжал Патрик, ничего не заметив, — я сейчас приехал в Лондон на пару дней, и вот подумал — а может быть, мы пообедаем вместе? Завтра вам удобно? Я остановился в «Кенсингтон-Хилтоне», и здесь недалеко довольно приятный итальянский ресторан.
— О, я…
Линда хотела отказаться, но не знала, как это сделать. Меньше всего ей нужен был вечер с Патриком и Грейс Мэрфи.


Можно было вообразить, как эта женщина начнет прохаживаться насчет того, что она бросила собственного ребенка…
— Буду очень рад, если вы придете, — настаивал Патрик, очевидно почувствовав, что она собирается отказаться. — Видите ли, жены здесь нет, а я ненавижу обедать в одиночестве. Можно встретиться пораньше — в половине восьмого или в восемь, если вам угодно. Я знаю, что вы работаете и вам не захочется сидеть допоздна.
Линда облегченно вздохнула. Мэрфи здесь один! Это совсем другое дело. Хотя ей тут же полезли в голову другие опасения. В конце концов, зачем она ему понадобилась? Ведь их едва ли можно было назвать друзьями.
Но, как ни прискорбно, мысль услышать что-нибудь о Дейвиде, пусть из вторых рук, непреодолимо притягивала ее. В разговорах с Тони и в письмах к нему она старалась избегать открыто спрашивать его о дяде. Тони, конечно, говорил о нем, но только то, что касалось его самого. А Патрик хорошо знал Дейвида, и его можно будет подробно расспросить обо всем.


На следующий вечер Линда явилась в ресторан немного раньше назначенного срока. Но Патрик заранее заказал столик, и ее немедленно проводили на место. Она приятно провела время, наблюдая за другими посетителями и подмечая, кто во что одет. По крайней мере, ее длинное открытое платье было не хуже, чем у других.
Подошедший официант спросил, не хочет ли она выпить, и Линда заказала мартини. Она хотела сначала ограничиться вином, но вдруг почувствовала потребность в небольшом допинге. Хотя она и уверяла себя, что ей нечего бояться Патрика Мэрфи, но все же почему-то нервничала.
Потягивая мартини, Линда изучала огромное меню, которое ей вручил официант, когда на столик упала тень. Наконец-то! — подумала она с некоторым облегчением, поднимая голову. Но это не был пожилой муж Грейс. Перед ней стоял не кто иной, как Дейвид, и бокал выскользнул из ее внезапно обессилевших пальцев.
— Можно, я сяду? — спросил он, в то время как официант кинулся убирать осколки, и Линда едва сумела кивнуть. — Пожалуйста, еще пару таких, — добавил он, обращаясь к молодому итальянцу, а затем, подвинув стул, сел рядом с ней.
Дейвид был очень бледен — словно все естественные краски сбежали с его лица. Под глазами залегли тени, и вообще он выглядел довольно потрепанным — как будто только что явился с грандиозной попойки.
— Ты?!. А где же Патрик?
— Он не придет, — спокойно сказал Дейвид, поднял принесенный официантом бокал и отхлебнул сразу не меньше половины. — Мне очень жаль. Надеюсь, ты простишь эту маленькую хитрость? Я боялся, что, если приглашу тебя от своего имени, ты откажешься.
Линда совершенно растерялась.
— А что, Патрик действительно в Лондоне? — спросила она, словно это имело для нее значение.
— Да, — сухо ответил Дейвид. — Но сегодня он обедает у себя в клубе, так что не сможет к нам присоединиться. — Его губы скривились в усмешке. — Я слышал, как он говорил тебе вчера вечером, что ненавидит одиночество. Он проявил незаурядную изобретательность! Я сам бы не смог проделать это лучше.
Линда поглядывала на бокал, который ей принесли взамен разбитого, и размышляла, сможет ли поднести его ко рту без происшествий. Все ее тело странно ослабло, и ей не хотелось бы снова оскандалиться.
Решившись рискнуть, она обхватила бокал обеими руками и благополучно сделала глоток. Мартини чудесным образом подкрепил ее. Вскоре она уже почти смогла глядеть на Дейвида, не выдавая своих чувств.
— Ты не хочешь узнать, зачем я здесь? — поинтересовался он наконец, когда стало очевидно, что Линда не собирается ни о чем его спрашивать. — Или ты считаешь, что мое появление — это галлюцинация? Прости, но нам, по-моему, надо поговорить.
— Здесь? — слабо отозвалась Линда, не вполне уверенная, что хочет слышать то, о чем он собирается сообщить.
Она слишком хорошо помнила боль их последней встречи. Трудно было поверить, что он может сказать что-то хорошее.
— А что? Это, кажется, достаточно нейтральное место. — Дейвид осушил свой бокал, и откинулся на спинку стула. — Я не хочу, чтобы на этот раз ты от меня убегала.
— Я от тебя не убегаю.
— В самом деле? — Дейвид саркастически поднял бровь. — Насколько я помню, последнее время ты ждешь не дождешься, как бы только удрать от меня. А мне что прикажешь делать? Неужели тебе совсем неинтересно, что я чувствую?
— Просто мне кажется, я это знаю…
Линда упорно смотрела на свой бокал, используя его как щит. Такой разговор был для нее неожиданным.
— Откуда тебе знать? Ведь ты даже ни разу не захотела выслушать меня!
Линда понимала, что ведет себя не лучшим образом. Достаточно того, что она была несправедлива к Дейвиду все эти пять лет. Достаточно того, что Алан когда-то пренебрег его чувствами. И все-таки она боялась этого разговора. Боялась не Дейвида — себя.
— Кстати, ты ничего не рассказал о Тони, — попробовала Линда сменить тему. — Он, наверное, подрос с тех пор, как я его видела в последний раз.
Дейвид снова пригубил мартини. Это уже третий, беспокойно подумала Линда, а ведь мы еще даже не решили, что будем есть. Не хватает только, чтобы Дейвид напился! С ним и с трезвым нелегко…
— Да, Тони подрос, — согласился он и, к ее облегчению, поставил бокал на стол. — Он ждал, что ты приедешь на Пасху. Мы все ждали. Но… ты предпочитаешь не показываться.
— В этом не было смысла, — торопливо сказала Линда, обводя ресторан невидящим взглядом.
— Почему?
— Ну… потому что не было. Слишком долгий путь, чтобы приезжать только на уик-энд.
— А тебе не пришло в голову, что нам необходимо объясниться? Раз уж ты, похоже, признала, что я отец Тони.
— Возможно. — Линда глубоко вздохнула. — Но… мне это нелегко…
— А мне, думаешь, легко?! — перебил он, повысив голос. — Можешь мне не рассказывать, как это тяжело! Это чертовски тяжело, особенно если с тобой не желают даже разговаривать! Ради Бога, Линда, неужели ты не можешь дать мне передышку?
— Говори потише! — опасливо воскликнула Линда, заметив, что они привлекают внимание. — Не знаю, что тебе еще от меня надо. Я практически отдала тебе своего сына! Ну да, он и твой сын тоже — я это признаю. Но как объяснить ему, что ты — его отец?.. — Она сокрушенно покачала головой.
— Речь идет не о Тони, — устало возразил Дейвид, снова отхлебывая мартини. — Хочешь — верь, хочешь — не верь, но я очень благодарен тебе за то, что ты сделала. Однако Тони — это только одна часть уравнения. — Он тяжело вздохнул. — Мне нужна ты!
— Будете заказывать, сэр?
Официант, возникший перед Дейвидом, заставил его оторвать взгляд от ошеломленного лица Линды, а у нее появилась возможность хоть немного взять себя в руки.
Нет, это невозможно!
Такова была ее первая инстинктивная реакция. Дейвиду зачем-то понадобилось притворяться, что между ними существует некая эмоциональная связь. Быть может, чем больше он узнавал Тони, тем сильнее привязывался к нему, и поэтому ему хотелось верить, что ребенок был зачат не в похоти, но в любви?
Официант снова отошел, и Линда подумала, что, наверное, не только она чувствует тяжесть повисшего между ними молчания. Но, Боже милостивый, что она могла ему ответить? Она очень боялась, что у нее не хватит благоразумия.
— Ну? — произнес наконец Дейвид с легкой издевкой. — Я смиренно жду приговора, а ты, кажется, не собираешься удостоить меня даже отказом.
Линда опять сжала в руках бокал, как будто это был спасательный круг.
— Послушай, — осторожно начала она, — тебе нет надобности…
— В чем? — Дейвид подозрительно уставился на нее.
— …притворяться, что ты испытываешь ко мне какие-то чувства. — Линда облизала пересохшие губы. — Я не вижу причин, почему бы нам не быть друзьями.
— Друзьями? — Дейвид чуть не задохнулся. — Линда, я пришел сюда не для того, чтобы предлагать тебе дружбу! — Его губы презрительно скривились. — И если на этот раз не получится, я уйду навсегда!
У Линды помутилось в голове.
— Нет! — вскрикнула она, и ее руки взволнованно заметались по столу, чуть не опрокинув узкую вазу с розовыми гвоздиками. — Нет, и не думай об этом, Дейвид, это сумасшествие! Тони… Тони нуждается в тебе! Ты стал ему совершенно необходим!
— Но не тебе, — спокойно возразил Дейвид, не делая ни малейшей попытки удержать ее мечущиеся руки. — Да ты не беспокойся — у меня и мысли нет о самоубийстве. Я просто имел в виду, что подумываю о постоянной работе в Штатах.
Линда бессильно откинулась на спинку стула.
— А… а как же «Мэнор»? И потом — ты же говорил, что решил бросить журналистику! — Она поколебалась и добавила совсем тихо: — А как же Тони?
— Тони? — Дейвид невесело усмехнулся. — Надеюсь, ты за ним присмотришь?
Линда ничего не могла понять.
— Ты хочешь сказать… он тебе уже не нужен?
— Ради Бога, Линда, ты что, думаешь, я робот?
— Но…
— Пойми же наконец: я не могу дальше жить в «Мэноре» без тебя! Когда ты не приехала на Пасху, я понял, что потерял…
— Потерял?
— Потерял тебя! — хрипло сказал он. — Черт побери, Линда, как еще можно тебе это объяснить? Я хотел тебя шесть лет назад и сейчас хочу! Но — о, дьявол! — тебе даже нет дела до того, существую ли я!
Линда вздрогнула.
— Это неправда!
— Нет, правда! Конечно, ты слишком чувствительна, чтобы желать мне смерти, но тебе действительно наплевать на меня. Мне надо было понять свою ошибку с самого начала. Кем я был для тебя? Всего лишь партнером для внебрачного секса?
— Нет! — в ужасе воскликнула Линда. — Все было не так!
— Тогда как же? Расскажи мне? — Он поставил локти на стол. — Это было хорошо?
Щеки Линды вспыхнули, но она понимала, что придется отвечать.
— Думаю, ты сам знаешь ответ. Глаза Дейвида потеплели.
— Тогда почему ты вела себя так, словно я тебя изнасиловал? Почему ты с тех пор обращалась со мной, как с прокаженным? — Он поколебался. — Знаешь, когда я отправился к Алану, я надеялся — я молился! — что он изобьет меня и откажется на тебе жениться. Мысль о том, что ты выйдешь за другого, была для меня пыткой!
Линда уставилась на него.
— Этого не может быть…
— Почему? — Он выглядел очень усталым. — Я знал, что взывать к тебе бесполезно. Ты уже нарисовала себе мой образ в виде этакого племенного жеребца, а то, что случилось, — ну, наверное, только подкрепило твою точку зрения. Ты собиралась выйти за моего брата и вышла, вот и все.
Линда облизнула пересохшие губы.
— И Алан не избил тебя?
— Нет, черт его возьми! — свирепо воскликнул Дейвид. — Тогда я понял, что плясал под его дудку! Он сказал, что впервые в жизни отобрал у меня то, чего я по-настоящему хотел, и теперь, что бы я ни сделал, ничего не изменится.
Линда покачала головой.
— В это трудно поверить.
— Тебе — может быть.
— Я говорю не об Алане. Я теперь знаю, что все это правда. Трудно поверить, что ты хотел… хотел меня так же, как и Тони. Я всегда думала, что он — твоя единственная цель.
Дейвид откинулся на спинку стула.
— Ну что ж, теперь ты знаешь, что это не так. Все это довольно забавно, не правда ли? — Он огляделся. — Ты будешь заказывать? — Нет. Мне что-то совсем не хочется есть. Он подозрительно взглянул на нее.
— Ты что, хочешь сказать, что на этом наша встреча заканчивается?
Линда помолчала.
— Если хочешь, мы можем пойти ко мне… А вместо обеда я приготовлю омлет.
Дейвид допил мартини.
— А стоит ли?
— Думаю, что да, — твердо сказала Линда и поставила бокал на стол.
— Ева предложила Адаму яблоко. А ты вместо этого хочешь утешить меня омлетом? — насмешливо спросил Дейвид.
— Не совсем. — Линда сложила свою салфетку. — Я… я согласна с тобой — нам действительно надо поговорить. Видишь ли… — она поколебалась, — я всегда считала, что ты меня презираешь.
Дейвид изумленно воззрился на нее.
— Как это тебе могло в голову прийти?
— Ну… — Линда теребила пальцами край салфетки. — Наверное, потому, что я сама себя презирала! Ведь ты тогда сразу сказал, что не хочешь связывать себя никакими узами. Ты вел себя так, будто для тебя все это — случайность.
— До какой-то степени это и было случайностью. — Дейвид пристально посмотрел на нее. — Господи, да ведь я повез тебя в «Мэнор» вовсе не затем, чтобы заниматься любовью! Если бы я мог ясно мыслить, я бы до тебя вообще никогда не дотронулся! К тому времени я уже понял, что влюбился в тебя. И я всего лишь собирался рассказать тебе о своих чувствах.
Линда уставилась на него.
— Так почему же ты этого не сделал?!
— Я собирался, но момент был упущен. В то утро в «Мэноре» ты была такая милая, такая привлекательная… Можно сказать, что я просто потерял голову.
— А потом?!
— Потом? — Дейвид бросил на нее какой-то странный взгляд. — Можешь смеяться, но ты разбила мне сердце, когда я спросил, как ты себя чувствуешь. У меня все-таки есть некоторая гордость, и ты сделала все, чтобы попрать ее! Во время поездки в Йемен мне временами казалось, что я не в своем уме.
— Ох, Дейвид… — Линда грустно вздохнула. — Я ведь думала, что оказалась лишь твоей очередной жертвой. И мне было так стыдно… В конце концов, я ведь была помолвлена с Аланом!
— Ну, мне ты постаралась дать понять, что для тебя все случившееся не имеет большого значения.
— И все-таки… все-таки ты отправился повидаться с Аланом…
— О, разумеется! Я был убежден, что поступаю правильно. Я твердил себе: пройдет время и ты скажешь мне спасибо за честность. Но… все получилось не так, как я планировал.
— Из-за Алана?
— Отчасти. Но после возвращения я начал сомневаться — так ли я поступил, как надо. Ты… Ну, словом, ты избегала меня. Это, конечно, было легче всего. Я понял, что и для тебя, и для Алана я просто не существую.
— Прости меня…
— Простить тебя? — Он явно был застигнут врасплох. — За что? За то, что переспала со мной? За непреклонность Алана? За то, что ты разрушила мою жизнь?
— За то, что потрачено даром так много времени, — прошептала Линда. — Если ты поедешь ко мне домой, я тебе объясню, что это значит!
Она оглянулась в поисках официанта, но прежде чем сумела обратить на себя его внимание, Дейвид схватил ее за руки.
— Я не ослышался? — хрипло спросил он. — Тогда, Линда, пойдем скорей отсюда! Черт побери!
Пока Дейвид рассчитывался с удивленным официантом, Линда забрала свое пальто, и они вышли в прохладу майского вечера. Линде вдруг показалось, что сквозь уличную гарь до нее донесся аромат флердоранжа. Но это, видимо, была всего лишь обонятельная галлюцинация.
Они взяли такси, и хотя в машине Дейвид держал Линду за руку, он не делал никаких попыток поцеловать ее. Так и должно быть, думала она, затаив дыхание, зная, что его глаза ласкают ее в призрачном свете проносящихся мимо уличных фонарей. Дейвид не смел оторвать от нее взгляда, как будто боялся, что она — видение, которое может исчезнуть, если он будет недостаточно бдительным. Когда такси остановилось на Хонитон-стрит, Линда чувствовала, что каждый дюйм ее тела пылает.
— Квартирная хозяйка предупредила, что я не должна принимать у себя мужчин после десяти, — рискнула заметить Линда, когда они поднялись по лестнице, и Дейвид кисло усмехнулся.
— Круто! — пробормотал он, пока она нашаривала в сумочке ключ. — Видимо, ей придется вышвыривать меня отсюда, потому что я после десяти не уйду.
Губы Линды дрогнули.
— Нет?
Он посмотрел на нее сверху вниз.
— А что, надо?
— Нет, — хрипло призналась она и, достав наконец ключ, отперла дверь.
Дейвид даже не дал ей включить свет. Как только дверь захлопнулась, он обнял ее и накрыл ее губы своими.
Невероятное чувство узнавания потрясло Линду. Она думала, что прошлое безвозвратно умерло, но нет, оно возродилось здесь и сейчас! Когда его язык коснулся ее языка, она мгновенно перенеслась в ту жаркую, пыльную маленькую комнату в «Мэноре», где познала такую незабываемую страсть.
Руки Дейвида обнимали ее, и каждое прикосновение его губ, его тело, его запах были невыносимо знакомы. И Линда почувствовала, что вся прошлая жизнь была лишь прологом к этому моменту, к этой любви, от которой она отказывалась столько напрасно прожитых лет.
С легким всхлипом она обвила руками его шею и прижалась к нему плотнее. Тело Дейвида напряглось, поцелуи стали более жадными, ищущими.
— Не здесь, — простонал он, с трудом взяв себя в руки, и Линда вдруг осознала всю убогость своей комнаты.
Живя здесь уже несколько недель, она не задумывалась, как это может выглядеть в глазах человека, привыкшего к комфорту «Мэнора» или «Эбби-Грэйндж». Даже красивый ковер, брошенный на кровать, чтобы сделать ее похожей на тахту, не мог скрыть бедности обстановки. За перегородкой слышалось бульканье электронагревателя.
— Ох… прости, — сказала Линда, покраснев от стыда. — Мне не надо было приводить тебя сюда. Но я так привыкла к своему жилью… Дейвид закрыл ей рот рукой.
— Черт возьми, о чем ты говоришь?! — воскликнул он, а затем наклонил голову и нежно куснул ее за ухо, не в силах сдержаться. — Я отсюда никуда не уйду!
— Но я думала… — в замешательстве пробормотала Линда, — ты сказал…
— Я сказал, что не хочу ничего делать здесь — стоя и в одежде! — весело объяснил Дейвид. — Господи, Линда, неужели ты думаешь, что меня беспокоит, где мы находимся, если мы вместе?
Линда затрепетала.
— Тогда…
— Ну, иди сюда! — потеряв терпение, Дейвид прижал ее к себе, расставив ноги так, чтобы она могла теснее прильнуть к нему. — Ты считаешь, в таком состоянии я могу куда-нибудь уйти? — притворно сердито осведомился он. — Да мы с тобой сейчас… поставим рекорд скорости!
Схватив Линду в охапку, он отнес ее на тахту. Пока она сбрасывала пальто, он избавился от пиджака и рубашки, но, когда его пальцы взялись за пряжку ремня, Линда остановила его.
— Позволь мне, — сказала она, встав на колени, и расстегнула ему пряжку ремня и молнию на брюках, пока он спускал бретельки платья с ее плеч.
Когда она дотронулась до его обнаженной плоти, Дейвид судорожно вздохнул и опрокинул ее на кровать.
— Извини, — пробормотал он, скользнув рукой ей под платье и поглаживая внутреннюю поверхность бедер. И тут она пожалела, что на ней колготки, а не чулки, но его пальцы уже добрались до талии.
— Разреши, я… — невнятно пробормотал он, стаскивая с нее сразу и колготки и трусики. — Прости… — И он одним резким движением овладел ею. Она застонала и подалась ему навстречу.
Все кончилось очень быстро, как он и обещал, но Линда пришла в такое возбуждение, что, когда он извергнул в нее свое горячее семя, она хрипло вскрикнула от восторга. Ее тело дрожало, дыхание было прерывистым, и она вдруг ощутила, что их сердца бьются в унисон.
— Прости, — снова сказал он, а она, подняв руку, нежно погладила его разгоряченное лицо.
— За что? — прошептала она. И затем, зная ответ, но желая, чтобы он сам его произнес, добавила: — Разве это не было хорошо?
Дейвид приподнялся на локте, чтобы взглянуть на нее.
— Для меня? — переспросил он. — О да! У меня никогда еще не было такого пылкого секса.
— Пылкого секса? — разочарованно повторила Линда. — Но я думала…
— Ты думала? — эхом отозвался Дейвид, насмешливо глядя на нее. — Хотелось бы мне знать, что ты думала! Что я скажу: «Ах, это было прекрасно!»? Что ты возродила меня к жизни? Что я так обезумел от страсти, что не мог дождаться, пока ты разденешься?
Линда смущенно усмехнулась.
— Ну, — неуверенно сказала она, — что-то вроде этого…
Дейвид смягчился.
— Но ты предпочитаешь правду, не так ли? — И, увидев, что ее глаза настороженно потемнели, добавил: — Да, это было потрясающе. Но я иного и не ожидал. Когда мужчина любит женщину так, как я тебя, иначе быть не может.
Лицо Линды прояснилось как по мановению волшебной палочки.
— Ты так думаешь?
— Да, именно так, — сказал он, поворачиваясь на бок и снимая с нее трусики и колготки, остававшиеся на уровне лодыжек. Затем, избавившись от них, он разобрался с остатками одежды, что смоталась у нее вокруг талии. — А теперь, когда ты такая хорошенькая и голенькая, я тебе это докажу еще раз, — добавил он, прижимаясь лицом к ее вздрагивающему животу. — Согласна?
Линда была более чем согласна, и он блестяще доказал ей это. Она бы никогда не поверила, что на этой маленькой тахте можно получить такое огромное удовольствие, но Дейвид был, бесконечно изобретателен. Его руки, его губы, его язык заставляли ее познать всю силу собственной чувственности. Она никогда не подозревала, что у нее на теле так много эрогенных зон, и вскоре потеряла счет его прикосновениям, ласкающим и возбуждающим ее.
Дейвид покрывал поцелуями каждый дюйм ее тела — шею, плечи, грудь, нежный изгиб бедер. Он целовал даже запястья, лодыжки, и изумительно чувствительную кожу под коленками.
Затем он заставил ее сесть на него верхом, и тогда она почувствовала, что он вошел в нее весь, до отказа. Он показал ей, как надо двигаться в такт с ним, и она навсегда запомнила собственный образ — всадница, скачущая с запрокинутой от восторга головой, верхом на его бешено вздымающемся теле.
Он любил ее, пока она полностью не раскрепостилась. Ее ногти вцепились ему в плечи, и она позволила потоку наслаждения унести себя туда, где она еще никогда не бывала. Головокружительное чувство завершения застало ее плывущей в пространстве почти без сознания…
Через несколько часов Линда открыла глаза навстречу яркому свету нового дня. Они уснули только под утро, и теперь она недоуменно моргала, глядя на часы. Если она не ошибалась, то дело шло к полудню, и идти сегодня на работу было уже поздно.
Линда перевернулась на спину, и тут на нее нахлынули воспоминания о прошедшей ночи. Но когда она протянула руку, пытаясь нащупать рядом с собой теплое тело Дейвида, ее ждало разочарование. Линда была в постели одна, и, осознав этот факт, она почувствовала, что внутри у нее все застыло. Боже мой, неужели он посмел уйти от нее?!
Затем она услышала позади себя какой-то звук. Кажется, этот звук и разбудил ее, сообразила Линда, поворачиваясь и оглядывая комнату. Ее сердце подскочило при виде Дейвида, наливающего кипяток в керамический заварной чайник. Две кружки, стоявшие на подносе рядом с ним, объясняли ситуацию. Но то, что он серьезно занимался приготовлением чая, будучи абсолютно голым, вызвало у Линды внезапный взрыв хохота.
Услышав ее смех, Дейвид обернулся.
— Я тебе помешал? — осведомился он, поставив чайник на поднос. — Я, видишь ли, уронил эту чертову чайницу.
— Ты мне всегда мешаешь, — улыбнулась Линда, и Дейвид, оставив поднос на столике, опустился рядом с ней.
— И собираюсь мешать впредь! — пробормотал он, стягивая с нее одеяло.
Линда начала было жаловаться на холод, и он удовлетворенно хмыкнул.
— Сейчас я тебя согрею. Ну как, лучше? Через некоторое время Дейвид вспомнил про чай, и пока Линда покорно пила заметно остывший напиток, он присел рядом, скрестив ноги.
— Так мы никогда не поговорим, — смущенно пробормотала она. — А что скажет мой начальник, когда я сообщу, что сегодня уже не выйду на работу?
Дейвид улыбнулся.
— По мне, ты вообще больше не должна выходить на работу, — мягко ответил он. — Ты ведь собираешься вытащить меня из беды, разве не так?
Линда поджала губы.
— Я думала, что уже вытащила!
— Не совсем… — Дейвид неожиданно посерьезнел. — Я хочу, чтобы ты вышла за меня, Линда. Ты согласна?
Как ни странно, такое простое решение всех проблем не приходило Линде в голову.
— Ох, Дейвид… — только и смогла произнести она.
— Это значит «да» или «нет»? — каким-то незнакомым, осевшим голосом спросил он.
Линда отшвырнула чашку и упала к нему в объятия.
— Это значит «да»! — воскликнула она со слезами на глазах. — Ох, Дейвид, я люблю тебя…
— Надеюсь, что так, — самодовольно сказал он. И уже не столь уверенно добавил: — Значит, ты меня простила? Ну, за мою вину перед Аланом?
— Мне нечего прощать, — возразила Линда и, уткнувшись головой в его плечо, пересказала содержание письма, которое оставил для нее Алан.
— Черт побери! — Дейвид был ошеломлен. — Значит… значит, он всегда намеревался держать нас вдали друг от друга?
— Похоже на то…
— И так бы случилось, если бы ты не вернулась в «Эбби-Грэйндж», а я наконец не осознал, что не могу без тебя жить!
— И без Тони, — мягко напомнила Линда, и Дейвид кивнул.
— Мой сын… — медленно произнес он. — Боже мой, до сих пор не могу поверить! Но как ты думаешь, что он скажет насчет… ну, насчет всего этого?
— Думаю, он будет на верху блаженства, — тихо проговорила Линда. — Ты же знаешь, как он тебя любит. С тех пор как Вы познакомились, ты просто стал его кумиром.
— Ты уверена?
Линда лукаво взглянула на него.
— А ты — нет? — Дейвид покачал головой.
— Да, но мне просто хотелось, чтобы ты это признала.
Линда рассмеялась.
— Кроме того, — добавила она уже серьезно, — мне всегда казалось, что один ребенок в семье — это недостаточно, и теперь…
— …Теперь у нас наверняка будет еще один! — подхватил он.
— По меньшей мере, — согласилась она. — Мне кажется, что самое подходящее — это четверо, как ты думаешь?
Теперь рассмеялся Дейвид.
— Как скажешь! Значит, я не зря покупал большой дом. Похоже, он нам скоро понадобится.
Линда удовлетворенно фыркнула.
— Но… — Она взглянула на него с легкой тревогой. — Ты ведь не поедешь работать в Штаты?
— Теперь, пожалуй, нет, — согласился он. — Вообще-то мне предложили работу в местной телекомпании, но я понимал, что не выдержу здесь, если мы не будем вместе. Это было бы слишком болезненно.
— Правда?
Линда поцеловала его долгим поцелуем, и он затаил дыхание.
— Можешь поверить… И, кстати, это не я рассказал Тони… ну, об убийстве Алана. Оказывается, об этом говорили ваши служанки в Боготе, а Тони услышал, но мало что понял тогда. И когда Грейс начала говорить о том, что фермеры убивают лисиц, он вдруг уловил связь. К счастью, сейчас он, кажется, об этом позабыл, но впоследствии нам придется все ему объяснить.
— Ты хочешь рассказать ему, что убийство Алана не было случайностью?
— Нет. — Дейвид тяжело вздохнул. — Полагаю, что без этого можно будет обойтись: мы ведь и сами ничего не знаем наверняка.
— А остальное?
— То, что я его отец? — Дейвид пожал плечами. — Думаю, это тоже может подождать. Если мы будем жить все вместе, если у него появится братик или сестричка, он и сам постепенно начнет называть меня папой. А когда вырастет — все поймет. Он очень здравомыслящий мальчик. С ним все будет в порядке.
— Надеюсь, — в свою очередь вздохнула Линда. — Но боюсь, что твоей матери все это не понравится.
— Почему ты так думаешь?
— Ну, она меня всегда недолюбливала, разве не правда?
— Она тебя… остерегалась. — Дейвид поморщился, как от боли. — Я иногда думаю, не догадалась ли, она, зачем Алан тогда оставил тебя в «Эбби-Грэйндж». Мы с ней никогда не обсуждали проблемы Алана, но она, несомненно, была в курсе, что он не может иметь детей.
— Знаешь, у меня уже тогда сложилось впечатление, что Шарлотта нарочно подталкивает нас друг к другу, — задумчиво сказала Линда.
— Не исключено. Но вспомни: ведь она все еще питала надежды, что Алан переменит свой выбор и женится на Грейс. Может быть, она думала, что если сведет нас вместе…
— То я расторгну помолвку с Аланом? Дейвид пожал плечами.
— Возможно. И так же возможно, что она, подобно Алану, хотела внука любой ценой…
— Ох, Дейвид… — Линда прижалась к нему теснее. — Если бы только я не была такой дурой!
— Я могу сказать о себе то же самое, — мягко заметил он. — Ты даже не представляешь, что я чувствовал, когда ты утверждала, будто любишь Алана! Я и сам всегда любил брата, но тогда я дико ревновал.
— А я, к несчастью, считала, что Алан ревнует к тебе, — задумчиво сказала Линда. — Бедный Алан! Теперь мне его так жалко!
— Мне тоже, — признался Дейвид. — Хотел бы я знать, когда же он решил жениться на тебе. Было это до или после того, как он увидел нас вместе?
— Кто знает? — вздохнула Линда и затем, явно повеселев, сказала: — Знаешь, а я ведь тоже
ревновала — сначала к этой модели в Лондоне, потом к Грейс… Кстати, а что делала у тебя эта Мэй Кельвин?
Дейвид рассмеялся.
— Ну, во всяком случае, она не помогала мне обставлять дом, — заверил он. — Однажды я интервьюировал ее для агентства, а потом, будучи в Сандерленде, она позвонила мне и напросилась на обед.
Линда впилась в него глазами.
— И это все?
— Честное слово! — Он посерьезнел. — Я не хочу лгать, тебе, милая. Ни в чем. Веришь мне?
— Теперь — да, — призналась она. — Ох, я только не верю, что все это происходит наяву! Мне кажется, я сплю.
— Позволь мне разбудить тебя. — Дейвид обнял ее и крепко прижал к себе. — У нас впереди целая жизнь, и ты увидишь, что это не сон…




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Утоление страсти - Айзекс Мэхелия

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Утоление страсти - Айзекс Мэхелия



очень люблю этот романчик могу перечитывать несколько раз 10/10
Утоление страсти - Айзекс Мэхелияatevs17
20.01.2012, 11.29





Очень понравился!10/10однозначно...
Утоление страсти - Айзекс МэхелияЕлена
20.01.2012, 16.35





скука смертная, да и главная героиня явно не в ладах с головой.
Утоление страсти - Айзекс Мэхелиялора
20.01.2012, 22.19





согласна с Лорой. Читать не советую - времени жаль.
Утоление страсти - Айзекс МэхелияЧитательница
27.01.2012, 14.09





главный герой назвал главную героиню романа --дурой--согласна ....может от того ,что она выросла в детском доме и ей некому было объяснить , или просто ей неуково было спросить совета.....мне её жаль ...а так история необычная ...мне было очень интер. ---скучновато но с изюминькой
Утоление страсти - Айзекс Мэхелияастра
9.05.2012, 15.17





Сначала было скучновато, но развязка интересная.
Утоление страсти - Айзекс МэхелияNatali
26.07.2012, 12.25





Лора права - дура, она дура и есть. Сама придумала проблему, сама мучилась, сама расхлебывала. Полное самообслуживание! Общайтесь, люди, говорите! Иногда можно ведь и не успеть сказать - некому уже...
Утоление страсти - Айзекс МэхелияKotyana
21.08.2012, 17.03





Крупнейший роман
Утоление страсти - Айзекс Мэхелиязлой критик
6.11.2014, 6.36





Мне тоже понравился роман.вот так мы и теряем свою судьбу,не замечая главного,того кто действительно нас любит.10
Утоление страсти - Айзекс МэхелияТаТьяна
6.11.2014, 11.55





Героиня мучается от надуманных проблем, герой терпеливо ждет, роман скучноват: 5/10.
Утоление страсти - Айзекс Мэхелияязвочка
6.11.2014, 12.40





Так себе.
Утоление страсти - Айзекс МэхелияКэт
23.03.2015, 9.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100