Читать онлайн Любовный яд, автора - Айзекс Мэхелия, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовный яд - Айзекс Мэхелия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовный яд - Айзекс Мэхелия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовный яд - Айзекс Мэхелия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Айзекс Мэхелия

Любовный яд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

В полдень, когда Шарон отправилась с сыном к парому, на сердце у нее было нехорошо. Какое-то предчувствие не давало ей покоя.
День был трудным, а ведь обычно они с Майком так хорошо проводили выходные. Она приготовила завтрак и провела утро, собирая вещи сына к отъезду, но все у нее валилось из рук. Она была рассеянна и чувствовала усталость. Ей казалось, что Майк догадывается о причине этого.
– Тебе не очень понравился мистер Ирвин? – спросил он, когда они въехали в город, и сердце Шарон упало. По дороге он несколько раз бросал на нее тревожные взгляды, но такой вопрос задал впервые.
– Нет, не то чтобы не понравился, – постаралась она найти необходимые слова, – просто мне не очень хочется встречаться с прессой. Поэтому я и уехала когда-то в Сан-Педро.
– Тогда ты еще была актрисой? – спросил Майкл, который мало знал о том периоде ее жизни. Ему было известно, что мать снималась в нескольких фильмах, но, по ее словам, это происходило так давно, что теперь об этом никто не помнит. На него большее впечатление производило то, что она писала хорошие детские книжки, и, пока не появился Дуглас, Майкл никогда не задумывался, почему мать уехала из Британии.
– Да, это было очень давно, – сказала она спокойно, – еще до того, как: ты родился. Послушай, а ты не забыл кроссовки? Я их почистила и оставила в твоей комнате.
– Не забыл.
Но по выражению его лица стало ясно, что ее ответ вовсе не удовлетворил его. Майкл усмехнулся:
– А ты знала мистера Ирвина, когда... когда жила в Глазго? Поэтому он и приехал к тебе сюда? Он тоже был артистом?
Шарон вздохнула. Она ждала этого вопроса с того самого момента, когда Дуглас сошел с парома. Нет, даже раньше. С тех пор, как здесь появился Сэм Гродин. Тот факт, что тот приехал среди недели, и сын не видел его, только оттянул время расспросов. Но ведь рано или поздно они должны обязательно возникнуть, и ей следовало бы лучше подготовиться для ответов.
– Мистер Ирвин не артист, – спокойно ответила Шарон, – ведь он сказал тебе, что работает на телевидении. Он телевизионный журналист и продюсер, ну, наподобие газетного журналиста, только они не печатают статьи в газетах, а рассказывают с экрана.
– Здорово, – восхищенно воскликнул мальчик. – А ты выступала на телевидении?
Шарон внутренне простонала.
– Не совсем, – просто по телевидению показывали мои фильмы. Я ведь говорила тебе об этом.
Майкл посмотрел на нее, а ей подумалось: было бы гораздо легче, если бы Дуглас или еще кто-либо нашел ее раньше. В десять лет сын уже гораздо лучше разбирается и находит противоречия в ее рассказах о жизни.
– Значит, он знал моего отца? – подумав немного, спросил Майкл. И по его покрасневшему лицу мать поняла, насколько важен для него этот вопрос. Вообще-то сын редко задавал вопросы. И не сомневался в ее ответах, полностью доверяя матери. Неужели она сама должна была подорвать эту веру?
– Я... я не знаю, – ответила Шарон, презирая себя за двусмысленность этого ответа. А если Майкл задаст этот вопрос Дугласу? Что, если Дуг что-нибудь заподозрит? О Боже! Дали бы ей еще несколько лет! Может, тогда легче было бы делать признания.
Мальчик хмыкнул. Затем, поразмыслив еще немного, спросил:
– Но откуда он узнал, где мы живем?
– Это произошло совершенно случайно, – Шарон нервно переключила скорость: начинался спуск к пристани, – мы встретились, когда ты сходил с парома.
Теперь, съезжая к городу, Шарон уже не любовалась, как всегда, открывшимся видом. Пропало чувство безопасности. Сан-Педро больше не являлся для нее убежищем. Сейчас уже нельзя было сказать, что все прошлое позади. Убежать от него она не смогла. Оставалось только попытаться сгладить неприятное ощущение, оставшееся от этой встречи.
– А ты не думаешь, что сегодня он уже уезжает? – спросил Майкл с надеждой. – Может, он, как и я, приезжал только на уик-энд, мам?
Шарон надеялась, что это так. Потом упрекнула себя, что в глубине души ей захотелось обратного. Но в любом случае ничего хорошего из этого не получится. Если Дуглас сейчас уедет, он обязательно вернется. Дело еще не закончено.
К глубокому разочарованию мальчика и сомнительной радости матери, на пристани не было видно знакомой фигуры британца. Помимо Майкла еще двое ожидали парома, но они были так заняты друг другом, что, без сомнения, являлись парочкой молодоженов, возвращавшихся после свадебного путешествия.
Дорога домой в Залив Удачи показалась Шарон более печальной, чем обычно. День, когда она расставалась с сыном до конца недели, всегда был трудным для нее. Она никогда не говорила об этом Майклу, чтобы не тревожить его. Ему нужно учиться и общаться с другими учениками. Он не должен вести затворнический образ жизни, как она.
Поворачивая к дому, Шарон увидела малолитражку. В наступающей темноте виднелся ее белый кузов и хромированные детали. Машина стояла у самого дома, но человека, приехавшего на ней, не было видно. Если он проник в дом без разрешения, то придется вызвать полицию. Тут, на Сан-Педро, полицейских не много, но у шерифа Боба Дюка достаточно влияния, чтобы соблюсти закон.
Выйдя из машины, Шарон тщательно осмотрела себя, не исключая, что придется встретиться с Дугласом. На ней были белые брюки и тонкая хлопчатобумажная куртка. Ей вовсе не хотелось производить на кого-либо впечатление, уверяла она себя, но нужно быть готовой к встрече с противником. Она разгладила складки на одежде, привела в порядок волосы и пошла по дорожке, огибающей виллу.
Дуглас услышал шум подъезжающей машины. Опять прозевал, подумал он. Опять увлекся воспоминаниями, и она, как в прошлый раз, застанет его врасплох.
Ну, не смешны ли мои тревоги, размышляла Шарон. Ведь еще минуту назад она готова была вызвать полицию, не подумав, что Дуглас ничего плохого пока не сделал.
Он стоял на краю площадки, глядя на темнеющие воды моря. На нем был тот же наряд – черная куртка, как ей показалось, легкая и свободная, и шелковые брюки, которые бриз обвивал вокруг ног. Ветер растрепал его длинные волосы. Заложив руки в карманы брюк и расправив широкие плечи, он возвышался на фоне неба. Сердце Шарон невольно забилось быстрее.
Дуглас обернулся и увидел ее, как только она появилась из-за кустов олеандра. Он внимательно посмотрел на нее. На лице его не было и тени неуверенности. Оно выражало упрек.
– Что тебе нужно? – спросила Шарон растерянно, заранее предчувствуя ответ.
Дуглас повернулся и направился к ней, не вынимая рук из карманов. Инстинкт подсказывал ей, что нужно поскорее уходить, но она продолжала стоять на месте. Если он будет применять силу, то пусть это лучше произойдет здесь.
– Ты вообразила, что я не вернусь? – холодно спросил он. – Ведь ты должна понимать, что беседой за столом и ланчем дело не кончится, я хочу выяснить все до конца.
У Шарон сжало горло, губы пересохли и дыхание перехватило, как будто в рот ей засунули огромный кляп. О Боже! Шарон почувствовала страшную слабость, ноги ее стали словно ватные.
– Чего ты добиваешься, хотел бы я знать? – резко спросил он. – На кого ты злишься? Человек, от которого узнали, где ты находишься, уже мертв.
Шарон заморгала глазами. Трудно было осмыслить то, о чем он говорил, мысли путались. Все заготовки на такой случай развития беседы стали бесполезны от пережитого ею шока. Слава Богу, сына не было здесь! Хорошо, что Дуглас не стал говорить об этом при нем.
– Я не думаю...
– И не пытайся лгать! – воскликнул Дуглас с укором. – У тебя все написано на лице. Скажи только, ты сама это сделала или наняла Флипа? Я должен буду сообщить властям о нарушении моих прав.
Шарон вопросительно посмотрела на него.
– О каких правах ты говоришь? – неуверенно переспросила она, хотя не сомневалась, что знает, о чем идет речь. Но он ведь не может быть полностью уверен, и поэтому она все еще контролирует ситуацию....
– О правах любого постояльца гостиницы! – воскликнул Дуглас, и его слова были лишены какого-либо смысла для нее. – Это безобразие, Шарон, ты не имеешь права обыскивать мои вещи. Что ты там надеялась найти?
Шарон растерялась.
– Какие вещи? О чем ты говоришь? Я не касалась твоих вещей, – голос у нее задрожал. – Что ты себе позволяешь!
Женщина попыталась пройти мимо, но Дуглас крепко схватил ее за плечи.
– Успокойся! – крикнул он. – Перестань вырываться, давай войдем в дом. Тебе нужно чего-нибудь выпить.
– Не хочу.
Она все еще пыталась освободиться от так хорошо знакомых рук, чувствуя запах одеколона от склонившегося над ней лица. Шарон не хотела впускать его в дом, не хотела, чтобы он дотрагивался до нее, но более всего желала узнать, в чем ее обвиняют.
– Еще раз прошу тебя успокоиться! – крикнул он, теряя терпение.
И, не давая ей опомниться, Дуглас подхватил ее на руки и легко понес через площадку, как будто Шарон весила не больше Майкла.
– Нам нужно во всем разобраться, – проговорил он, поднимаясь по ступенькам на веранду и ставя ее на ноги у двери, ведущей в кухню, но продолжая держать за плечи: – Где ключи? В сумке?
– У меня нет сумки, – произнесла женщина осевшим голосом, – дом не заперт. Как будто ты не знал этого. Не притворяйся, что ты не пытался открыть дверь.
– Не пытался, – хмуро ответил Дуглас, проходя вперед и распахивая стеклянную дверь. Подтолкнув Шарон внутрь, он включил свет. – Таким образом ты думала отомстить мне за то, что я прочел твою рукопись?
Наконец Шарон удалось вырваться из его крепких рук. Перейдя на другую сторону кухни, она обернулась.
– Я не знаю, о чем ты говоришь, – Шарон покачала головой, – я только проводила сына до парома.
– Но я знаю, где ты была, – сказал Дуглас, закрывая дверь от многочисленных комаров и москитов, слетавшихся на свет. Он скрестил руки на груди и посмотрел на нее. – Нет, не сейчас, а вчера ночью.
Шарон облизнула пересохшие губы. Голова у нее кружилась, но постепенно она осознавала, что речь шла вовсе не о сыне, как она думала, и ей сразу стало значительно легче.
– Прошлой ночью? – вопросительно повторила она, боясь сказать что-нибудь такое, что могло повредить ей. Теперь, придя в себя от его напора, она начала прокручивать в уме все, что говорила ему. Не навела ли она его на какую-нибудь мысль?
– Да, вчера ночью, – коротко повторил Дуглас и выругался, увидев, как она побледнела. – Послушай, ты еще в шоке. Где здесь виски? Тебе надо выпить.
– Я не пью, – проговорила Шарон, – тем более виски. Стоит ли открывать бутылку вина, чтобы удовлетворить тебя, твое чувство вины...
– Мое чувство вины? – взревел Дуглас. – О каком таком чувстве вины ты говоришь? Это ты должна кое-что объяснить. Мне просто жаль тебя.
– Жалко? Меня?
Шарон пыталась казаться спокойной, но артистические способности подвели ее, и вместо пренебрежения лицо выразило готовность расплакаться. Дуглас снова выругался и направился к ней.
– Ради Бога, присядь, Шарон, пока ты не упала, – приказал он резким голосом и, повернув, подтолкнул ее в гостиную. – Теперь скажи, где хранишь бренди? И не говори, что у тебя ничего нет, я все равно не поверю.
– Я не хочу бренди, – заупрямилась Шарон, плюхаясь на один из диванов. Она просто боялась пить, ее и так мутило.
– Ладно, ты не хочешь. Но мне не помешало бы, – заявил Дуглас, возвращаясь в кухню, где вскоре послышалось хлопанье дверцами шкафов.
Шарон не выдержала и крикнула:
– Посмотри в шкафчике в столовой, – про себя решив, что ей вовсе не обязательно пить с ним. Но он не должен уехать, предварительно не сообщив, зачем пожаловал.
– Спасибо, – коротко бросил он, но Шарон было не до того, чтобы обращать внимание на его манеры. Пока он включал свет в столовой и доставал бренди, она пыталась привести себя в порядок. Теперь стало ясно, что они имели в виду совершенно разные ситуации, и если Дуглас обвинял ее в обыске его багажа, значит, у него на то есть какие-то основания.
Дуглас вернулся с бутылкой и двумя стаканами и, хотя она отказалась, поставил один рядом с ней. Запах был отвратительный. Правда, когда он уселся рядом, нужно было терпеть и его.
– Тебе лучше? – спросил он.
Ей трудно было определенно ответить на этот вопрос.
– Все в порядке, – выдохнула она, хотя это вовсе не соответствовало действительности. Ей приходилось плотно сжимать колени, чтобы сдерживать дрожь.
– Итак... – он вытянул длинные ноги и смахнул пушинку с брюк, – в чем же я не прав?
Шарон вздохнула:
– Кажется, ты думаешь, что я что-то искала в твоей комнате в гостинице.
– Совершенно верно, – он пристально посмотрел на нее. – Поиски были напрасными?
– Именно так, – согласилась она, – тем более что я там не была.
– Что ты имеешь в виду – «не была»?
Губы Дугласа искривились в ехидной улыбке.
– У меня имеются совершенно точные сведения о том, что какая-то женщина вчера ночью выходила из моей комнаты.
– Правда? – теперь наступила очередь Шарон ехидно улыбаться. – Вот так новость.
Дуглас тяжело задышал.
– К чему запираться? – он отхлебнул большой глоток бренди. – Послушай, я был страшно зол, когда добрался на этот остров, признаюсь. Но ладно, я готов все обсудить. Возможно, у тебя есть на то какие-то основания. Я просто хотел бы знать, что это за основания.
Шарон уставилась на него.
– Нет, – сердито крикнула она, потом добавила, немного успокоившись: – Ничего я обсуждать не собираюсь. Говорю тебе – меня там не было. Вчера вечером я ужинала с сыном.
– А после ужина?
– Легла спать, – резко ответила Шарон. – Ради Бога, Дуг, за кого ты меня принимаешь? И почему я должна продолжать этот фарс!
Дуглас поморщился, лицо его потемнело.
– Тогда кто это был? – угрюмо пробормотал он.
Шарон покачала головой.
– Ну, это не моя проблема. Кому понадобилось обыскивать твою комнату? Ты думаешь, это вор?
– Нет, – произнес Дуглас сквозь сжатые зубы, – ничего украдено не было.
– Ничего? – удивленно спросила Шарон. – Тогда зачем...
– Но я был уверен, что это ты, – выругался он, залпом выпил содержимое стакана и налил еще. – Я думал, что тебя интересует то, как я нашел тебя.
– О, – у Шарон перехватило горло. – Конечно, мне очень хотелось бы это знать. Но я никогда не стала бы делать то, о чем ты говоришь. У меня есть гордость, и ты это знаешь.
– Ммм...
Дуглас искоса поглядел на нее, а женщина подумала, хватит ли у нее сил, чтобы подняться и включить освещение в комнате, где горела только лампа у дивана, на котором они сидели. За окном уже совсем стемнело, и полусвет в комнате создавал совершенно неуместную интимную обстановку.
– Но ведь это могла быть одна из горничных? – быстро спросила Шарон, чтобы избежать пристального взгляда собеседника, но тот только пожал плечами.
– Было уже поздно, – сказал он, как будто это что-то объясняло. Затем, подумав, добавил: – Возможно, ты права. Откуда мне знать? Обычно они готовят постели гораздо раньше, но на этот раз могли задержаться. Может, я в чем-то ошибаюсь. Или мною овладела паранойя?
Глаза его потемнели от волнения, и сердце Шарон сжалось. Он показался таким молодым, похожим на того юношу, которого она когда-то так хорошо знала. И сознание этого потрясло ее.
– В любом случае я чувствую, что мне опять нужно извиниться перед тобой. Уж слишком я набросился на тебя.
У Шарон пересохло во рту.
– Ладно, что ты, все в порядке...
– Нет, не в порядке.
У ужасу женщины, Дуглас придвинулся ближе к ней, подминая при этом подушку и прижимаясь бедром к ее ноге. Схватив ее руку, он начал поглаживать пальцы.
– Я знаю, мы встретились не при самых благоприятных обстоятельствах, но для меня это тоже было шоком. Но, Шари, – на губах его мелькнула улыбка, – ведь не каждый день встречаешься с женщиной, которая научила тебя всему...
– Но я не учила...
– Учила! Но не будем сейчас говорить об этом.
Шарон отметила, что Дуглас пытается заглянуть ей в глаза.
– Как мне хотелось рассказать тебе о том, что я чувствовал, когда ты так внезапно исчезла. Я был потрясен, поверь мне, – он покачал головой, – никак не мог поверить, что ты можешь так поступить со мной. С нами! Это еще раз доказывает, каким... самодовольным глупцом я был!
Женщина попыталась высвободить руку, но ей это не удалось. Пожалуй, пора перестать изображать из себя обиженную девственницу, зачем вызывать ненужные подозрения? Что плохое вообще может случиться?
Очень многое, предупреждал ее внутренний голос. Эти загорелые крепкие пальцы были такими чувственными, и ей трудно забыть, как они когда-то ласкали ее разгоряченное тело. Сейчас невозможно поверить, что она разрешала Дугласу такие вольности с собой. Беда заключалась в том, что он никогда не казался слишком молодым для нее...
– Помнишь, как я впервые пришел к тебе домой? – спросил он мягко, продолжая нежно поглаживать руку. Глаза его смотрели на полуобнаженную грудь и, казалось, ласкали ее. – Ты так удивилась, увидев меня.
– Я была просто поражена, – задумчиво произнесла Шарон, – но, Дуг...
– Ты даже не прогнала меня, – напомнил он.
– И напрасно. Дуглас, ну чем мы тут занимаемся? Сидим, вспоминаем прошлое, которое я, например, предпочла бы забыть. Вряд ли это похоже на раскаяние.
– Нет?
– Нет, – и ей пришлось посмотреть ему прямо в глаза, чтобы аргументы прозвучали убедительнее, – знаешь, я думаю, тебе лучше уйти, прежде чем мы наговорим такого, о чем позднее будем сожалеть.
– Я так не думаю, – темные глаза Дугласа широко и призывно глядели на нее, – я ни о чем не жалею.
– Но я жалею. – Шарон тяжело вздохнула. И это была правда, хотя и спорная... Она облизнула пересохшие губы. – Пожалуйста, Дуглас.
– Что – «пожалуйста»?
Шарон резко встала с дивана, желая положить конец разговору и, кроме того, отойти от Дугласа на безопасное расстояние.
Но, к ее огорчению, тот тоже встал и положил руку ей на плечо.
– Шарон, – хрипло произнес он, – чего ты боишься? Ты же знаешь, я никогда ничего плохого тебе не сделаю.
– Я ничего не боюсь, – ответила она быстро, – но, подумай, с тех пор прошло десять лет. Люди меняются.
– Любовь проходит, да? – спросил он, продолжая крепко держать ее за плечо. Ей не было больно, но она остро чувствовала его дыхание, неровное и разгоряченное.
– Мы никогда... никогда не любили друг друга, – быстро ответила Шарон, не глядя на Дугласа. Я не любила его, уговаривала она себя, просто влюбилась, вот и все. Так же, как и он. И длилось это недолго. Теперь ей не хотелось повторять ошибку.
– А я любил тебя, – произнес он тихо, а затем неожиданно для нее склонил голову и коснулся кончиком языка ее уха.
Шарон попыталась вывернуться и отодвинуться от него.
– Дуг, это же смешно! – воскликнула она, на этот раз глядя ему в глаза. – Я не позволю тебе делать из меня дурочку только потому, что я якобы виновата перед тобой в том, что не сообщила об отъезде.
Дуглас резко вскинул голову:
– Значит, по-твоему, я дурачу тебя?
– Ну, а как это еще можно понимать? – проговорила она сквозь зубы, затем сухо продолжала: – Ты же не будешь утверждать, что все эти десять лет искал меня. Наша связь прекратилась задолго до того, как я улетела в Лос-Анджелес.
– Потому, что я попросил тебя выйти за меня замуж, – решительно сказал Дуглас, и при воспоминании об этом ужасном событии у женщины все перевернулось внутри, как будто ей всадили в живот нож. Ведь до предложения им руки она была уверена, что сумеет найти какой-то выход из создавшегося положения, и совсем не думала о возможных последствиях романа с Дугласом.
Теперь ее театральная подготовка вновь помогла ей, она взяла себя в руки и даже слегка улыбнулась.
– Ладно, ладно, – как будто речь шла о чем-то забавном. – Боже! Представляю, что на все это сказал бы твой отец.
– Прекрати!
Резкий окрик Дугласа подействовал на женщину, как удар хлыста. До сих пор он, казалось, владел собой и своими эмоциями. Но последняя реплика Шарон как будто затронула больной нерв, и от его хладнокровия не осталось и следа.
Шарон глубоко вздохнула, губы ее раскрылись от удивления и неожиданности. Но внешне трудно было понять, какая буря происходила внутри ее. Господи, я ведь причинила ему боль, подумала она, он вовсе ни в чем не притворялся!
Но пожалеть его? Нет! Никаких чувств к нему она не испытывала. Понять его она могла, но выражать симпатию... Нет, это слишком опасно. Так можно дойти и до сожалений.
Тем не менее Шарон решила воспользоваться моментом. Она попыталась убедить Дугласа, что все, что произошло между ними, было простым развлечением, прихотью случая...
– В чем дело, Дуглас? Тебе не нравится правда? Но ведь именно ты начал вспоминать прошлое.
Лицо собеседника потемнело.
– И больше это для тебя ничего не значило? – хрипло спросил он. – Так? Небольшое развлечение? О котором ты вскоре забыла?
Шарон глотнула воздуха:
– Конечно! А как еще это можно назвать? – она пожала плечами. – Я не скажу, что это было... неприятно.
Дуглас посмотрел на нее сузившимися глазами.
– Тебе это было приятно! – повторил он ее слова. – Приятно взять невинного юнца и превратить его в полного кретина?
– Но, я считаю, это не так, – быстро заговорила Шарон, увидев вдруг, что расстояние между ними стремительно сокращается. С каждым словом Дуглас делал шаг вперед, и, хотя она не испугалась, чувство предосторожности заговорило в ней. Она отступила на шаг. – Не моя вина, что ты все представлял по-другому.
– Не так представлял себе? – губы мужчины искривились. – Брось притворяться. Когда мы занимались любовью в первый раз, у меня не было почти никакого опыта.
– Но ты оказался и не невинным мальчиком, – парировала Шарон, осознавая, что за спиной у нее оставалась только стена. И это вызвало беспокойство. – Я не была первой женщиной, с которой ты лег в постель.
– Была. – Теперь он находился совсем рядом. Ноги его почти касались ее ног, а тепло его тела заставляло кровь быстрее течь по жилам. Сквозь раскрытый ворот рубашки она увидела, как капельки пота собирались у него на шее. – Ты же знаешь, я рассказывал тебе, что прежние мои связи и сексом-то нельзя назвать.
Шарон покачала головой.
– Я не желаю обсуждать это. – Она упиралась спиной в стену и чувствовала себя уязвимой. – Мне жаль, если тебе кажется, что я просто воспользовалась тобой. Но ведь я сумела покончить со всем этим прежде, чем дело дошло до неприятностей.
– Вот так ты все это понимаешь, – произнес Дуглас угрюмо, – а если я тебе скажу, что после твоего внезапного исчезновения у меня произошел нервный срыв?
– Не может быть!
– Может. – Он медленно поднял руку и провел пальцами по ее щеке. – Тебе было наплевать на то, что случится со мной!
«Да нет же!»
Шарон показалось, что она произнесла эти слова вслух, но по выражению лица Дугласа поняла, что это ей только померещилось. Она вздохнула и откинула голову, пытаясь увернуться от его настойчивой руки, начавшей поглаживать пульсирующую жилку у нее на шее.
– Дуглас... – тяжело задышала Шарон, – ну ни к чему все это. Зачем ты...
– И я думаю – к чему! – сказал он, раздвигая пальцем рубашку на ее шее. Материал поддался, раскрывая нежное тело. Грудь, которая уже не слушалась ее, бурно вздымалась под тонкой шелковой тканью.
Шарон дернулась, пытаясь сбросить его руку, но он еще крепче обхватил ее, грудь, почувствовав, как тут же напрягся сосок. Она замерла и тихо простонала:
– Не надо, Дуг, не делай этого... Если хочешь, я расскажу тебе все, что ты пожелаешь знать, только не делай этого.
– А почему бы и нет? – Он опустил руки ей на талию, ощущая, как вся она дрожит. – Я думаю, ты должна мне гораздо больше, чем просто рассказать о том, что произошло. Хочешь верь, хочешь нет, но ты разрушила всю мою жизнь! Понадобились годы и другие женщины, чтобы вытравить тебя из памяти.
Шарон замолчала. Колени ее дрожали, и она не знала, как долго выдержит такой натиск. Она только поняла, что все ее намерения в отношении Дугласа развеялись в прах. Она все больше поддавалась его настойчивости.
Наконец она произнесла, задыхаясь:
– Но все уже в прошлом. Ты сам сказал, что вытравил меня из своей памяти. Зачем же продолжать... и, – она чуть было не сказала «разрушать», но это слово совсем не подходило для данной ситуации, и она заменила его на – портить себе жизнь.
– Почему ты думаешь, что я порчу? – насмешливо спросил он, успокаиваясь. Дуглас наклонился, наслаждаясь влекущим запахом ее тела и закрывая глаза от чувственного наслаждения. – О Шари, ты не представляешь, как долго я мечтал об этой минуте. Делать с тобой все, что мне захочется. Это стоит тех десяти лет, которые я потратил в поисках тебя.
Шарон покачала головой.
– Но ты не искал меня эти десять лет, – возразила она.
Дуглас вопросительно посмотрел на нее.
– Нет, – согласился он, просовывая руки под ее рубашку. Это ему удалось, и Шарон вздрогнула, почувствовав, что его жадные руки исследуют ее тело.
– Когда твой старый импресарио умер, все данные остались в его записях, и любой мог добраться до них. И кто-то продал информацию о тебе моему шефу.
Вот, значит, как им удалось узнать о ней. А она была уверена, что Кевин унес все сведения о ней с собой в могилу.
– Но это не имеет совершенно никакого значения, – заявила она, ощущая, как руки охватывают ее талию. Когда он взялся за пояс ее брюк, она вся напряглась и крепко прижалась к стене.
И, как бы устав от этой игры, Дуглас отпустил Шарон и оперся руками о стену. Тем самым он продолжал удерживать ее возле себя.
Теперь ей стало еще хуже – он мог близко рассматривать лицо и заметить морщинки, которых раньше не было.
Правда, и она, в свою очередь, могла так же детально разглядеть его, но это было слабым утешением. Черты лица Дугласа, тепло и запах его тела – все это вызывало в ней тревожные чувства. Он всегда так действовал на нее. С самого начала. И, видит Бог, Шарон презирала себя за эту слабость.
Будто чувствуя это, Дуглас перевел взгляд на ее рот. Не опуская рук, он наклонил голову и прижался губами к ее губам, слегка покусывая их. Силы совсем покинули женщину, ноги с трудом держали ее. Какое-то время она еще контролировала себя, но когда почувствовала его напрягшуюся мужскую плоть – все сразу изменилось. Проснулись почти забытые чувства и эмоции. Она поняла, что они не исчезли, а просто дремали эти долгие десять лет. И каждая клеточка тела теперь стремилась к близости с Дугласом.
Она закрыла глаза, чтобы не видеть его лица рядом, но от этого не стало лучше. Пропала преграда, защищавшая ее от магнетизма Дугласа.
Продолжая возбуждать ее поцелуями, которые, однако, не могли полностью удовлетворить ни его, ни ее, Дуглас почувствовал, что и сам теряет контроль. Он играл в опасную игру, но поздно осознал это.
Когда сопротивление Шарон уступило место беспомощному согласию, губы ее раздвинулись, язык встретился с его языком, они с Дугласом как бы поменялись местами. Теперь, не в состоянии больше сдерживаться, он всем телом навалился на нее, прижав к стене и заставив почувствовать телесную мощь своего желания.
– Боже, – простонал он, прежде чем она смогла полностью понять, что происходит. – Ах ты сука! – И впился губами в ее губы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовный яд - Айзекс Мэхелия

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Любовный яд - Айзекс Мэхелия



Оказывается я уже раньше читала ее произведения и они произвели на меня сильное впечатление. Мне не нравится, когда женщина старше мужчины на много лет, но автор так талантливо описывает их чуства, что так -то забываешь об этом.Супер!!! 10
Любовный яд - Айзекс МэхелияЛюдмила
15.08.2012, 19.36





прочитала на одном дыхании. хорошо написано.
Любовный яд - Айзекс Мэхелияиришка
26.02.2013, 21.59





прочитала на одном дыхании. хорошо написано.
Любовный яд - Айзекс Мэхелияиришка
26.02.2013, 21.59





классный роман 10 из 10
Любовный яд - Айзекс МэхелияЛюбовь Владимировна
1.01.2014, 14.15





Неплохой сюжет, но абсолютно бездарное исполнение: 5/10.
Любовный яд - Айзекс Мэхелияязвочка
2.01.2014, 19.33





Красивая любовь.
Любовный яд - Айзекс МэхелияКэт
9.06.2015, 0.34





Красивая любовь.
Любовный яд - Айзекс МэхелияКэт
9.06.2015, 0.34





Суетливо описана встреча героев на острове, а потом пошло лучше. Прочесть можно.
Любовный яд - Айзекс МэхелияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.12.2015, 21.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100