Читать онлайн Жажда чуда, автора - Айронс Моника, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жажда чуда - Айронс Моника бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жажда чуда - Айронс Моника - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жажда чуда - Айронс Моника - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Айронс Моника

Жажда чуда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Итак, теперь я выяснила все, что хотела знать об Арни Гарленде, грустно размышляла Мона, лежа ночью без сна. А итог, как я и опасалась, оказался достаточно неприятным.
Этот человек, что бы ни делал, привык идти своим путем, самоуверенно решив, что никогда и ни в чем не ошибается. И вдруг Софи, которой Мона, сама того не подозревая, пришла на помощь, возразила отцу и сказала «нет» в ответ на его требования. И их отношения, построенные, казалось бы, на способности Гарленда мягко убеждать оппонентов, дали трещину, что в других обстоятельствах могло бы показаться комичным. За всем этим крылось бычье упрямство мужчины, который впадал в ярость, встречая сопротивление.
Мона вздохнула – я сама далека от идеала, и с моей стороны нечестно требовать совершенства от других. И тут же поймала себя на том, что все доводы здравого смысла не могут смягчить боль в сердце. Ей хотелось думать, что и Арни чувствует себя не лучше.
Своего рода ответ она получила на следующий день, когда ее работу прервало появление курьера, который доставил длинную коробку с необыкновенной красоты орхидеей. Визитки не было.
Вечером, оказавшись дома, она поставила цветок в вазу и подумала, почему бы ей не снять трубку и не позвонить Арни. Пусть даже неизвестен отправитель, но изысканный способ напомнить о себе достаточно красноречив. Дважды она бралась за трубку и оба раза отдергивала руку.
На следующий день во время съемки одной капризной топ-модели в студию вошла Мэрилин и обратилась к Моне.
– Только не сейчас, – нетерпеливо бросила та.
– Я думаю, что вам стоит выйти, – сказала помощница, с трудом сдерживая смех. – Вам доставили нечто особенное.
– Еще одна орхидея?
– Можно и так сказать, – загадочно ответила Мэрилин.
Мона вышла, но не смогла двинуться дальше порога своего кабинета, потому что все кругом было завалено букетами орхидей. Они лежали где только можно, включая стол и кресла. На полу у стены стояли корзины с цветами и еще одна преграждала вход. Пришлось кое-как протискиваться, чтобы добраться до телефона. Арни сразу же сорвал трубку, видимо ожидая звонка.
– Ты непревзойденный клоун, – нежно сказала Мона.
– Я еще вчера ожидал, что ты позвонишь, а не дождавшись, решил, что ты никогда не простишь меня.
– Отсутствовала визитная карточка. Это мог быть и не ты.
– Кто еще присылает тебе цветы? Назови мне имя! Я убью его!
Они дружно рассмеялись.
– Я очень виноват перед тобой, – пробасил в трубку Арни. – Я не должен был выходить из себя и говорить о наболевшем. Прости меня, дорогая. Пожалуйста.
– Конечно. – Мону охватила радость. Пусть даже человек, которого она любит, сорвался, но ведь признает это, сам ищет примирения.
– Приезжай ко мне сегодня вечером, – взмолился Арни. – Я хочу как можно скорее увидеть тебя.
– Как только покончу с делами, – пообещала она.
Все было тут же забыто, включая горькие и печальные мысли, которые еще недавно терзали ее. Остаток дня Мона с трудом осознавала, чем занимается. Выскочив наконец за дверь, она заторопилась к машине, и всю дорогу до дома Арни ее сердце взволнованно колотилось от ожидания встречи.
В последний раз, когда Мона была здесь, он встретил ее на пороге, готовый к стычке. Сегодня Арни тоже ждал ее, но на этот раз все было по-другому. Глаза его не пылали гневом, и от их выражения хотелось смеяться и петь. Едва только она шагнула в дверь, как сразу же почувствовала объятия его рук, его губы и горячее трепетное дыхание.
– Скажи мне, что все в порядке. Скажи, что ты все так же любишь меня.
– Да… да… – только и могла промолвить она.
Сжимая Мону в объятиях, он покрыл ее лицо поцелуями. Она отвечала на его ласки, боясь поверить, что любимый снова с ней.
– Никогда больше так не пугай меня, ладно? – прошептал он и вновь приник к ее губам, уверенный в ответе.
Они не могли оторваться друг от друга, словно разлука длилась годы, а не несколько дней. Слава богу, что удалось преодолеть глубокую пропасть, образовавшуюся было между ними. Первая ссора потрясла их, и теперь оба исполнились решимости не допустить новой. Конечно, их еще ждали подводные камни семейных проблем, но сейчас они не думали о них.
Мона сжала любимого в объятиях и почувствовала его ответный порыв.
– Все в порядке. Я здесь.
– Я так рада, – тихо ответила она. – Когда ты рядом, все хорошо.
– Все хорошо, – повторил Арни. – Мы снова вместе. Будем считать, что поссорились в первый и последний раз.
– Да, – согласилась она, прижимаясь к Арни. – Больше этого никогда не будет.
Он взял ее на руки и понес в спальню.
– А что, если Софи?..
– Она с твоим братом. Я им одолжил на вечер машину.
– Ты бесстыдный человек.
– Да, а что? Теперь я надолго могу выкинуть их из головы.
Он пинком распахнул дверь спальни и осторожно поставил Мону на ноги. Дрожа от нетерпения, они разделись и бросились в кровать, полные желания обрести ту совершенную любовь, которая, как магический талисман, охраняла от всех бед и неприятностей. К ним вернулась незамутненная страсть, и перед отчаянным призывом плоти померкло все остальное. Арни ласкал ее с такой нежностью, которой Мона раньше не знала, в паузах между бесконечными поцелуями нашептывая ей слова любви. Но постепенно к Моне пришло ощущение, что в их отношениях что-то разладилось. И слова, и жесты повторяли то, что уже было, словно они с Арни совершали некий ритуал, пытаясь оживить воспоминания и боясь осознать настоящее.
В момент высшего взлета страсти, когда они полностью были готовы слиться в единое целое, она заглянула Арни в лицо и увидела тень отчаяния, словно он предельным усилием воли хотел продлить минуту счастья. Но этого не получилось, и оба понимали, что с ними происходит. По их любви прошла какая-то невидимая трещина.
Чуть погодя, когда стихло отчаянное биение сердца, она приникла к Арни и задумалась. Им уже было невыносимо тяжело существовать по отдельности, но какая-то несхожесть помыслов продолжала разводить их. Они разговаривали, смеялись, обменивались поцелуями и вели себя, как положено любовникам, питая надежду, что если не тревожить эту трещину, она не пойдет дальше. И если не вглядываться в глаза друг другу, то можно сделать вид, что не замечаешь взаимных страхов, которые живут где-то в глубине души.
Но вот Арни вздохнул и сказал:
– Неужели я ничего не могу сделать с Софи? Сегодня мы опять поссорились. Я топнул ногой, но ей хоть бы что. Девчонка пошла на открытое противостояние. Но ты тут ни при чем, – торопливо добавил он. – Должно быть, я где-то ошибся.
– Она возражает тебе не из простого девичьего каприза, – стала объяснять Мона, – а потому, что ты пытаешься помешать ей следовать велению сердца. Ты не имеешь права так поступать и не должен.
– Не могу, – озабоченно покачал головой Арни. – Ей уже исполнилось шестнадцать, и она готова сама зарабатывать себе на жизнь. Даже грозилась уйти из дому. И чертовка знает назубок все законы.
– Да забудь ты о законах. Ты должен сделать так, чтобы ей не хотелось уходить от тебя. Будь к ней терпимей и снисходительней. Стань ей другом, который все понимает…
– Ты хочешь сказать, что я должен разводить руками и лишь мило улыбаться? Делать вид, что все в порядке, когда на самом деле все летит вверх тормашками?
– А почему бы и нет? Мы должны изживать свое менторское отношение к детям по мере того, как они взрослеют, обретают право на независимость. И если сейчас ты не поймешь этого, то можешь навсегда потерять Софи.
Он протяжно застонал.
– Наверно, ты права, но откуда тебе все это известно? Лорна вроде не давала тебе повода.
– В определенном смысле опыт уже у меня есть. Когда она отправляется навестить своего отца, я борюсь с желанием воскликнуть: «Не верь ни одному его слову!» Я выдумываю предлоги, чтобы оставить ее дома, ибо боюсь, что она может не вернуться.
– То есть ты пытаешься остановить ее?
– В том-то и дело, что нет, хотя так и хочется. И она всегда возвращается. Рано или поздно наступает минута, когда ты понимаешь, что оставить ребенка при себе ты можешь одним-единственным способом: разжать объятия и дать ему свободу.
– Может, было бы не так плохо, – неохотно признал Арни, – если бы Софи работала с тобой и ты могла бы присматривать за ней.
– Да, но…
– К тому же ты наперечет знаешь всех паршивых овец… ну, тех фотографов, которых молодые девушки должны избегать. Ты могла бы предупредить агентство, чтобы оно не посылало Софи работать с ними.
– В этом нет необходимости. У агентства «Бартон и Вэнс» хорошая репутация. Они поберегут девочку.
– Но если ты скажешь им, что она должна работать исключительно в твоей студии…
– Мне казалось, ты не хочешь, чтобы Софи работала со мной.
– Все изменилось, – нетерпеливо бросил Арни. – Да, теперь я понимаю, как все это можно устроить…
– Ух, упрямец, прекрати! – твердо остановила его Мона. – Ты начинаешь все сначала.
– Что начинаю?
– Организовывать жизнь дочери… и определять круг моих профессиональных обязанностей.
Дорогой мой, этого делать не следует. Если Софи будет отвечать моим замыслам, я ее приглашу, а если нет, то и не обращусь к ней. И конечно же, я не буду учить «Бартон и Вэнс», как им строить отношения со своими моделями. И ты лучше всего сможешь уберечь и защитить Софи, если будешь обращаться с ней так, чтобы она каждый вечер бежала домой. Ты же умный и интересный человек. Пусть она знает, что ты всегда ждешь ее, пусть убедится, что ей интереснее всего с тобой.
Арни с кислой физиономией уставился на Мону. Но в конце концов лицо его расплылось в неохотной улыбке.
– Может, мне и не стоило впадать в пессимизм… А скажи-ка, много ли новых моделей пытаются прорваться на подиум? В течение года, скажем.
– Сотни, тысячи, – усмехнулась она.
– И сколькие добиваются своего?
– Одна или две.
– Значит, в лучшем случае Софи может получить несколько заказов, и ее увлечение сойдет на нет.
– То есть ты надеешься, что она потерпит неудачу? – возмутилась Мона. – Просто прекрасно, любвеобильный папаша! Как бы к этому отнеслась твоя дочь, знай она о твоих черных помыслах?
– Дорогая, но ведь ты ей не скажешь? – забеспокоился он.
– Нет, я ей ничего говорить не буду. Но и пальцем не пошевелю, чтобы помешать ее карьере, так что на меня не рассчитывай.
– Мне это и в голову не приходило. – Гарленд оживился, ибо к нему вернулась неистребимая уверенность, что весь мир должен плясать под его дудку. – Просто… словом, пусть события идут своим чередом, и будем надеяться, что проблема разрешится сама собой.
В десять часов Арни решил посмотреть новости и вместе с Моной спустился вниз. Глядя на экран, он каждые пять минут посматривал на часы.
– Еще рано, – постаралась она подбодрить его. – Мои родители ужасно нервничали, если я приходила после девяти, но сегодняшней молодежи и в голову не приходит, что о них тревожатся.
– Ты имеешь в виду Софи? – с напускным равнодушием уточнил Арни. – Она меня вовсе не беспокоит.
Врун, с нежностью подумала Мона. Ох, милый, какой же ты никудышный актер.
Половина одиннадцатого… Одиннадцать… Софи все нет. Арни поймал взгляд Моны, который она бросила на циферблат.
– Тебе уже пора собираться, – грустно сказал он. – Может, выпьешь перед уходом кофе?
– Не волнуйся. Я побуду с тобой, пока Софи не явится.
– Не понимаю, почему ты так убеждена, что я чрезмерно забочусь о дочери? Она стала независимой молодой особой. О, черт, куда же гулена делась?
– Она с Эваном. И уж он убережет ее от всех неприятностей.
За парадной дверью послышались какие-то звуки. Оба затаили дыхание, прислушиваясь к еле различимым голосам. Затем в замке повернулся ключ. Выйдя в холл, Арни с Моной встретили Эвана и Софи, которая с упрямым вызовом уставилась на отца. Тот сделал два быстрых шага навстречу дочери и заключил ее в объятия. Она с нескрываемым облегчением повисла у него на шее.
– Прости за все те ужасные глупости, что я тебе наговорила. Я не хотела тебя обидеть.
– И я тебя тоже, – прерывающимся голосом ответил Арни. – Но я остаюсь при своем мнении, дорогая.
Софи в упор посмотрела на отца.
– Как и я, папа. Это моя жизнь, и я собираюсь строить ее так, как считаю нужным.
– Давай поговорим об этом позже…
– Да, нам предстоит долгий и обстоятельный разговор. Я хочу, чтобы ты понял, почему это так важно для меня и почему я не собираюсь отступать, пусть даже придется поссориться с тобой.
Мона затаила дыхание и услышала:
– Я думаю, для начала ты могла бы взяться за ум…
Софи резко отодвинулась от отца и, подойдя к Эвану, взяла его за руку.
– Папа, если жизнь в этом доме состоит из постоянных упреков, может, мне лучше уйти от тебя?
Арни будто увидел вспыхнувший перед ним предостерегающий красный свет.
– Ни в коем случае, – заторопился он. – Мы просто обмениваемся мнениями. – Мона заметила, как между отцом и дочерью вспыхнула искорка взаимопонимания. Видимо, сейчас оба старались избежать разногласий. – Просто мы должны понять, – продолжал Арни, – чего хотим друг от друга. Я желаю знать, что ты дома и с тобой все в порядке. Если даже мне не доставят радости твои занятия, я обещаю не давить на тебя.
Софи продолжала медлить с ответом, и в голосе отца появилась нотка горечи.
– Мне это очень нелегко, Софи, но я постараюсь. Не убивай меня своим уходом. Рано или поздно ты обзаведешься семьей и я потеряю тебя, но, пока ты не встала на ноги, останься со мной. Неужели ты не можешь сделать такую мелочь для своего одинокого отца?
Безукоризненного рисунка губы Софи изогнулись в легкой улыбке. Обращение к душе и сердцу тронуло Софи куда сильнее, чем доводы здравого смысла. Отпустив руку Эвана, она подошла к отцу, пристально вглядываясь в его лицо.
– Ты обещаешь не диктовать мне свою волю?
– Да когда же я… Обещаю, обещаю.
– И никаких допросов?
– И никаких допросов. Но могу же я как отец хотя бы поинтересоваться твоей новой работой?
– Конечно.
– Я знаю, что ты девочка умная и не будешь выполнять заказы, которые несколько… ну, ты понимаешь…
– Несколько – что?
– Ты сама знаешь, – смутился он. – Позировать почти без одежды…
– Ты имеешь в виду нижнее белье? Я и не собираюсь его рекламировать.
– Вот и прекрасно, дорогая. Я очень рад, что у тебя есть представление о скромности и…
– Дороти Вэнс говорит, что такого рода работа не навязывается, а предлагается моделям, – прервала его дочь. – Я и не собираюсь демонстрировать лифчики и трусики, хотя не вижу в этом ничего постыдного.
Они по-прежнему находились на разных полюсах, но Арни покорно сказал:
– Впредь я буду держать свои мнения при себе. Ну а если тебе повезет, – не без мрачного юмора добавил он, – постараюсь находиться поблизости, чтобы в случае необходимости выклянчить у тебя мелочишки на хлеб.
Софи расхохоталась и повисла у отца на шее. Полная эгоистического восторга юности, она откровенно праздновала свою победу, не обращая внимания, что ее поверженный оппонент держится из последних сил. Только Мона заметила напряжение и печаль на лице Арни, когда тот нагнулся поцеловать своевольное дитя.


Дороти Вэнс охотно откликнулась на просьбу Моны и, пригласив к себе в офис Гарленда, с предельной откровенностью рассказала, какое будущее может ждать его дочь. Она достаточно реалистично обрисовала предполагаемую карьеру Софи, упомянув и тот факт, что несколько знаменитых фотомастеров уже видели ее снимки, которые произвели на них сильное впечатление. Она старалась ободрить и успокоить отца юной модели, но Мона знала, что каждое слово Дороти было для того ножом в сердце.
Куда больше Арни успокоила личность самой миссис Вэнс, полной, с иголочки одетой женщины лет пятидесяти, которая много и охотно смеялась. Но даже видя ее материнское отношение к девочке, он далеко не сразу перестал щетиниться, а через несколько дней его буквально обуяло мрачное настроение.
– Что это за курсы, на которые начала ходить Софи? – как-то спросил он у Моны.
– Она должна усвоить все тонкости профессии. На курсах ее научат, как пользоваться косметикой и как подбирать ее для съемок. После курсов она будет знать, как ухаживать за волосами, как соблюдать диету, какой у нее тип кожи, как следить за собой, словом, как быть профессионалом.
– Должно быть, недешево.
– Около тысячи.
– Так я и знал! – вскипел Арни. – Типичное жульничество, чтобы обмануть доверчивую девочку и выманить у нее деньги.
– Чушь! Софи в течение пары месяцев выплатит эту сумму из своих гонораров. И заверяю, скоро она заработает гораздо больше, чем потратила. Так что прошу тебя, не паникуй.
– Еще бы мне не паниковать, – проворчал он. – Я отец шестнадцатилетней девочки. И терплю поражение за поражением.
Сама же Софи была несказанно счастлива, погруженная в изучение цветов и оттенков косметики, экспериментируя с обилием новых образцов помад, кремов и тушей и осваивая технику их применения. Явившись как-то домой на час раньше обычного, она весело поприветствовала отца и Мону и заторопилась в свою комнату. Когда Арни объявил, что обед готов, она вышла к столу с физиономией, покрытой зеленой массой.
– Маска для лица, – объяснила она изумленному родителю. – Я должна держать ее пару часов.
Тот судорожно сглотнул комок в горле и холодно велел:
– Садись за стол.
Испытывая смутное беспокойство, Мона заговорила было о погоде, но звонок у входных дверей прервал ее.
Арни открыл, и через мгновение в комнату влетел Эван при полном параде. Быстро поздоровавшись с сестрой, он повернулся к Софи и, увидев ее зеленую физиономию, побледнел. Девушка растерянно поднесла руки к лицу, прикрывая его.
– Ох, Эван, я так виновата. Совершенно забыла о шоу.
– Что-о? Я с такими трудностями доставал билеты, а ты забыла? Впрочем, неважно. Если поторопишься, мы еще успеем.
– Но я не могу снять маску, – застонала Софи. – Я только что наложила ее.
– Неужто ты не можешь сделать это снова, когда мы вернемся? – возмутился Эван.
– Нет. Мне дали только одну баночку. А завтра я должна сообщить своему преподавателю, как маска сказалась на коже.
Парень буквально рвал на себе волосы.
– Через час поднимается занавес! Так ты идешь или нет?
– Как я могу идти в таком виде? – запротестовала Софи.
– Чего ради ты вообще намазалась?
– Мне страшно жаль, – чуть не плакала она. – У меня совершенно вылетело из головы, куда мы собирались вечером.
– Замечательно! – с сарказмом воскликнул Эван. – Значит, я пойду один.
– Ты можешь остаться поужинать с нами, – пригласил его Арни.
– Спасибо, нет, – буркнул юноша с дерзкой ухмылкой. – Не могу оставаться там, где меня не ждали.
– Тебя только что пригласили к столу, – вмешалась Мона.
– Кое-кому я не нужен. – Эван мрачно глянул на Софи. – Кое-кто заставил меня выстоять в очереди на самое классное представление в Мэдисон-гарден и забыл об этом. Кое-кто обзавелся другими интересами и, наверное, будет рад увидеть мою спину. Так что спокойной ночи всем.
– Оставайся на ужин, – повторила приглашение Мона.
Эван бросил на нее злой взгляд.
– Обо мне можешь не беспокоиться. Доберусь до дому и сделаю себе бутерброд с сыром.
Гордо вскинув голову, он удалился. Мона с трудом сдерживалась, чтобы не расхохотаться, и даже Арни закусил расползающиеся в улыбке губы. Только Софи не сочла поведение своего поклонника забавным. Издав горестный стон, она всплеснула руками.
– Что же теперь будет!
– Не переживай, – посоветовала Мона. – Если Эван поймет, что твой мир не замкнулся только на нем, это пойдет ему на пользу.
– Но ведь я обидела человека, – заплакала Софи. – О господи, как же я могла забыть о сегодняшнем вечере?
– Ты была занята крайне важным делом, – с иронией бросил отец. – Беда в том, что мужчины бегут от женщин, которые хотят переплюнуть их во всем.
– Ты злой и бессердечный! – выкрикнула Софи и вылетела на улицу за своим дружком.
Арни издал мучительный стон.
– Теперь разговоров хватит на неделю. Мона ничего не слышала. Перед ее глазами предстал призрачный облик девчонки, которая много лет назад с мольбой бежала за Найджелом: «Не сердись, пожалуйста, милый… Я не хотела… Я была не права…» Если уж говорить откровенно, это была самая большая ошибка из всего, что она сделала. Показав свою слабость, получила в ответ хамское обращение.
– Ты чем-то огорчена? – вывел ее из задумчивости Арни.
– Нет, – торопливо ответила Мона, выдавив улыбку. – Все отлично.
Молодая пара вернулась через несколько минут, явно давая понять, что они уладили все разногласия, но остаток вечера прошел не лучшим образом. Софи отказалась смыть маску, и Эван весь ужин сидел за столом с мрачным видом человека, чья возлюбленная превратилась в Франкенштейна. А когда она наконец умылась, парня доконало заявление, что ей пора отправляться спать: дескать, преподаватель сказал, что модель должна рано ложиться.
Поскольку в разговоре неизменно упоминался преподаватель, Мона поняла, что Софи не так уж и важно отношение Эвана к ее увлечению. Заметив это, повеселел и Арни. Восемнадцатилетний ухажер не пользовался его симпатиями и даже вызывал неприязнь, особенно после того вечера, когда Софи взяла парня за руку, дав понять этим жестом, что отказывается подчиняться родителю. Видимо, Эван стал символом той злокозненной судьбы, которая отдаляла дочь от отца.
– Чему ты улыбаешься? – спросила Мона, когда они принялись мыть посуду.
– Мне пришло в голову, что в сегодняшней истории есть и положительная сторона. Я подумал о тех молодых людях, с которыми Софи еще предстоит встретиться, – о юношах с приличными машинами, а не с этой старой ржавой колымагой. О мужчинах, которые знают, как вести себя с обаятельной молодой девушкой, и не демонстрируют ей свою мрачную физиономию.
– Я думаю, Эван заслуживает лучшего отношения, – возмутилась Мона. – Он лез из кожи вон, чтобы достать билеты и порадовать Софи, и она просто-напросто забыла о нем.
– Тем не менее, представ в роли страдальца, он вел себя не лучшим образом.
– А что ему, по-твоему, оставалось делать?
– В любой ситуации сохранять достоинство, – хитро ухмыльнулся Арни. – Взял бы да выбросил билеты, а не дулся, как девчонка. И не надо было демонстрировать свои обиды. Мужественно переноси боль в сердце и не теряй самообладания, тогда и достигнешь желаемого.
– Насколько я понимаю, в аналогичной ситуации ты именно так себя и ведешь?
– Дамы, с которыми мне доводилось общаться, знали, с кем имеют дело, – без ложной скромности заявил Арни. – Но если и случались неприятности, я реагировал куда лучше, чем твой братец, который забыл о чувстве собственного достоинства.
– Ты хитрая личность, – хмыкнула Мона. – Снова взялся за свое – пытаешься весь мир заставить поступать по-твоему.
– Никого я не заставляю, пусть каждый будет самим собой. Но если профессиональные увлечения Софи положат конец ее небольшому роману, огорчаться я не стану. – Бросив взгляд на дверь и убедившись, что они на кухне одни, Арни поцеловал Мону и спросил: – Надеюсь, ты не спешишь домой?
– Нет, Лорна на ночь осталась у подруги.
– Вот и хорошо!
– И все же мне лучше уйти. Конечно, Софи современная девочка, но…
– Понимаю, – вздохнул он. – Я тоже так считаю. Выход только один – ты должна выйти за меня замуж. Согласна?
– Первым делом нам во многом нужно разобраться, – увильнула она от ответа.
Арни внимательно вгляделся в ее лицо, выражение которого выдавало все, что Мона не осмеливалась сказать. Их примирение было хрупким, а теплые отношения не могли скрыть того факта, что они несколько отдалились друг от друга. Кто знает, когда им удастся обрести уверенность друг в друге… и удастся ли вообще?
Добравшись до дому, она нашла Эвана на кухне. Он сидел, уставившись в чашку с какао. Мона с участием потрепала брата по плечу.
– Не грусти, всякое бывает.
– Эти билеты обошлись мне в пятьдесят долларов, – пробормотал он. – В пятьдесят полновесных баксов. Я выстоял два часа под дождем. Но разве это ее волнует?
– Софи еще очень молода. И в ее годы как-то не хочется быть слишком серьезной.
– А ты в ее возрасте была серьезней?
– Ты хочешь сказать, что вы оба готовы к более глубоким отношениям? – Эван молча пожал плечами. – Не торопись, братец. Люди с возрастом меняются. Не думаю, что сейчас имеет смысл искать у нее какого-то понимания и рассчитывать на глубокие чувства. Вам обоим нужно время, чтобы встать на ноги.
– Но я постоянно думаю о Софи. Тебе этого не понять.
– Неужели? – улыбнулась Мона, услышав слова, которые произносят из века в век.
– Не могу представить, что ты помнишь, каково быть в моем возрасте.
В свои восемнадцать она уже не сомневалась, что ее жизнь подошла к концу.
– Нет, я помню, – вздохнула Мона. – И запомнила навсегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жажда чуда - Айронс Моника

Разделы:
Пролог123456789101112

Ваши комментарии
к роману Жажда чуда - Айронс Моника



С большим удовольствием перечитала этот роман еще раз.
Жажда чуда - Айронс МоникаЛюдмила
13.10.2013, 22.39





Классно можно почитать
Жажда чуда - Айронс МоникаЛюбовь Владимировна
9.03.2014, 4.58





12
Жажда чуда - Айронс Моникамарина
27.04.2014, 18.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100