Читать онлайн Колдовство глаз, автора - Айкин Джина, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колдовство глаз - Айкин Джина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колдовство глаз - Айкин Джина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колдовство глаз - Айкин Джина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Айкин Джина

Колдовство глаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Мэтт начал подниматься, когда неизвестный визитер показался за спиной матери.
– Привет, – сказала Синти, и он чуть не шлепнулся обратно на скамейку.
Мысль отправиться вслед за Мэттом посетила ее утром. Накануне он предупредил об этой поездке, а раздобыть адрес его родителей не составило большого труда. Достаточно было заглянуть в телефонный справочник.
И вот теперь, стоя под пронизывающими взглядами трех членов почтенного семейства Макгриди и преодолевая желание поправить на себе кудрявый парик цвета красного дерева, Синти подумала, что, может, это была и не такая уж хорошая идея. Ей вдруг стало как-то неуютно в тесной и чересчур короткой мини-юбке из тонкой кожи, выделанной под змеиную, и пестреющем яркими надписями топе без рукавов. Все это показалось ей сейчас чересчур экстравагантным.
Все-таки Синти не удержалась и нервно поправила челку рукой с красующимся на запястье браслетом в виде нанизанных на кожаный шнур крупных деревянных бус.
Наверное, следовало одеться поскромней, пронеслось в ее голове. В стиле эдакой соседской девчонки: скромный каштановый паричок и платье ниже колен в цветочек.
Она прокашлялась, слегка растерявшись. Ей даже пришлось напомнить себе, что она для того и явилась сюда, чтобы устроить небольшой фурор и слегка отомстить Мэтту за давешний приказной тон.
Разумеется, Синти прекрасно понимала, что тот никогда не пригласил бы к родителям такую развязную девицу, которую она сейчас изображала. Странно другое: очутившись здесь и увидев нормальную семью, она неожиданно пожалела, что не выглядит более естественно. Поглубже вдохнув для храбрости, она произнесла, следуя избранной ранее линии:
– Прости, что опоздала, дорогой!
С этими словами Синти засеменила к Мэтту в туфлях на высоченных каблуках и запечатлела звонкий поцелуй на его плотно сжатых губах.
Макгриди-младший выглядел так, будто получил удар в солнечное сплетение. Иными словами, она достигла своей цели.
Мистер Макгриди-старший поднялся и вежливо кашлянул.
– Может, познакомишь нас, сынок? – Однако Мэтт все еще стоял с таким видом, будто ему не хватает воздуха. Тогда Синти сама протянула его отцу отягощенную множеством колец руку.
– Здравствуйте. Я Синти. Синти Уиллер. Уверена, Мэтт рассказывал обо мне.
В этот момент кто-то весело фыркнул. Обернувшись, гостья обнаружила, что во двор спустилась какая-то девушка. Она понравилась Синти с первого взгляда.
– Привет, я Лора, сестра Мэтта. Приятно познакомиться. Мой братец давным-давно никого не приглашал домой, хотя сам, по-моему, ведет интересную жизнь.
Определенно, мне нравится эта девчонка! – подумала Синти.
– А вы, должно быть, миссис Макгриди, – произнесла она вслух, обращаясь к матери Мэтта. – Рада с вами познакомиться.
Шагнув вперед, Синти сама взяла ее руку и энергично тряхнула. Ответом ей был хмурый взгляд.
Уж этого Синти хотела меньше всего. Вообще она оказалась слегка разочарована тем, что не понравилась этой симпатичной женщине.
Тут Мэтт, словно очнувшись, крепко взял Синти повыше локтя и произнес, обращаясь к домочадцам:
– Простите, мы на минутку отойдем… – затем он бесцеремонно повел ее в дом. Она отчаянно балансировала на высоченных каблуках, жалея в эту минуту, что не надела обувку попроще.
– Куда ты меня тащишь? – спросила Синти на кухне, еле поспевая за Мэттом.
Они вышли в коридор, где находилась парадная дверь, и она решила было, что сейчас он выставит ее на улицу. Однако Мэтт подтолкнул незваную гостью к ступенькам, ведущим на второй этаж. Оказавшись с ней в небольшой спальне, он захлопнул дверь.
Комната была оформлена в светлых тонах, односпальную кровать накрывал клетчатый шотландский плед.
Повернувшись к Мэтту, Синти даже слегка отшатнулась: на его лице застыло очень сердитое выражение.
– Какого дьявола тебе здесь понадобилось? – прошипел он. – И почему ты так вырядилась?
Синти улыбнулась и развела руками.
– Сюрприз!
Вот уж точно! – гневно подумал Мэтт, меряя шагами свою детскую спальню и тщетно пытаясь успокоиться.
Минуту назад он еле сдержался, чтобы не выставить нахалку из дома своих родителей.
Остановившись, Мэтт еще раз скользнул взглядом по короткой узкой юбке Синти, туго обтянувшему грудь топу, по весьма эротично выглядящим красноватым кудрям… и ему вдруг безумно захотелось бросить ее на кровать и тут же овладеть ею, даже не дав сбросить эти умопомрачительные туфли.
Он крепко зажмурился, выругавшись про себя, а когда открыл глаза, увидел, что Синти понимающе улыбается.
Боже правый, да ведь она выглядит, как дешевая проститутка! И как только ей пришло в голову явиться сюда в подобном виде?! Не иначе, Синти сделала это нарочно. Но зачем?
Мэтт покачал головой, совершенно не понимая мотивировки подобного поступка. Он вздохнул, чтобы успокоиться, и тут же отметил, что даже духи она употребила чрезмерно, хотя их пряный аромат странным образом возбуждал его.
– Ну, говори! – мрачно произнес он. Синти усмехнулась.
– Когда ты закрыл дверь, мне показалось, что на уме у тебя отнюдь не разговоры.
– Верно. Скорее смертоубийство!
Действительно, еще минуту назад он не помнил себя от гнева. Но сейчас… А, к дьяволу все это!
Мэтт схватил Синти за руку, повалил на постель и налег сверху. Она тотчас обвила его талию ногами. Он крепко выругался, а затем прильнул к ее губам. Сердито и одновременно жадно. Одной рукой он стиснул ее соблазнительную грудь, другую запустил под подол юбчонки…
Громки застонав, Мэтт тут же испугался, как бы этот звук не услыхали находящиеся во дворе родители. Да что там родители! Окно-то открыто. Все соседи, наверное, уже в курсе происходящего…
Он посмотрел вниз, в темные бездонные глаза Синти. Биение крови в висках совершенно оглушило его.
Тем временем она просунула руку за пояс джинсов Мэтта… Он скрипнул зубами.
– Давай, дорогой, – прошептала Синти. – Расскажи мне о своих юношеских фантазиях. О чем ты грезил, лежа в этой постели? Хоть раз приводил сюда девчонку? – Она лукаво усмехнулась. – Случалось родителям застать вас за тем, чего делать не следовало?
Эти слова еще больше распалили его. Не помня себя, он плотно обхватил ладонями бедра Синти и прильнул жадным ртом к ее губам. Когда он наконец прервал упоительный поцелуй, чтобы хоть немного перевести дыхание, она издала негромкий стон удовольствия и выдохнула:
– Да!
Мэтт увидел, как она провела языком по губам, почувствовал призывное движение ее бедер… и отстранился.
– Нет, – глухо произнес он.
Затем встал с кровати и устремил на Синти полный страсти взгляд. Ему безумно хотелось взять ее, прямо здесь и сейчас, но он знал, что не должен этого делать. Тем более что донесшиеся вдруг из коридора шорохи подсказали: мать и Лора зачем-то поднялись на второй этаж и как раз проходили мимо их двери. Довольно и того, что им уже удалось услышать!
Мэтт посмотрел прямо в глаза Синти.
– Мы с тобой обязательно потолкуем. Позже. Дома. – Он направился к двери, но на пороге остановился. – И сними ты этот дурацкий парик!..
Дальше в этот день все шло без каких-либо происшествий и сюрпризов.
Родители Мэтта были весьма радушны и обходительны. Особенно мистер Макгриди. Чувство неловкости, которое поначалу испытывала перед ними Синти, постепенно развеялось. С Лорой же она быстро подружилась, и они долго общались друг с другом и даже шептались о чем-то, сидя на той же скамейке, на которой прежде разговаривали отец и сын Макгриди.
Мэтт старательно делал вид, что ничего не произошло, и только иногда, когда никто не видел, бросал на Синти вроде бы осуждающий взгляд, в котором можно было прочесть не столько досаду, сколько вполне недвусмысленную приязнь. Однако временами к нему возвращалась угрюмость и он становился задумчивым или даже сердитым.
Вскоре всех позвали к обеду.
Разумеется, и за общим столом внешне все выглядело как обычно, за исключением нежданной гостьи. Мать приготовила жаркое под красным соусом, на гарнир был рис и салат. На отдельных блюдах лежали домашние хлебцы, поджаренные на мангале колбаски, капуста брокколи. Отец наполнил бокалы красным вином.
Все было чинно и благородно. Но дальше пошло, как считал Мэтт, просто ужасно. Каждую секунду Синти делала что-то не так: не так говорила, не так двигалась и вообще все больше нагнетала его внутреннее напряжение.
Поначалу миссис Макгриди явно не знала, что делать со странной гостьей, но потом, к счастью, понемногу освоилась. А под конец обеда даже она, не говоря уж об отце, начала смеяться над шутками Синти.
Лора же вообще поразила Мэтта тем, что с ходу стала поддерживать гостью. Казалось, обе они давно нашли общий язык. Во всяком случае понимали девушки друг друга с полуслова…
Три часа спустя Мэтт захлопнул дверь своей квартиры, глядя в спину идущей впереди него Синти. Вечернее солнце светило в окна, наполняя сгустившиеся в комнатах сумерки золотисто-розовым сиянием.
– Куда ты подевала изумрудное колье? – сдержанно спросил он, стараясь не думать своеобразной демонстрации, устроенной Синти в доме его родителей, и переключаясь на тему, которая способна была вернуть ему нормальное расположение духа.
Держась за металлическую решетку кровати, Синти наклонилась, чтобы снять туфли. Наблюдая за ее действиями, Мэтт едва удержался, чтобы не попросить оставить эротичную обувь, на ногах.
– Прежде чем задавать подобные вопросы, дорогой, ты должен доказать, что колье действительно находится у меня.
Он ничего не смог на это ответить, потому что прямых доказательств у него по-прежнему не было.
Не дождавшись продолжения разговора, Синти довольно улыбнулась и сообщила:
– Я собираюсь принять душ. Не желаешь присоединиться?
Разумеется, Мэтт хотел, но прекрасно знал, что, если бы согласился, одним душем дело бы не ограничилось.
– До сих пор дуешься на меня? – вкрадчиво спросила Синти.
Он бросил ключи на тумбочку.
– «Дуешься» – слишком мягко сказано. Иди в душ. Надеюсь, к тому времени, когда ты выйдешь оттуда, я достаточно успокоюсь, чтобы во время разговора не испытывать желания прикончить тебя.
Она слегка нахмурилась, но благоразумно решила ничего не отвечать и молча скрылась в ванной.
Мэтт посмотрел на неубранную с утра кровать. Он мог бы поклясться, что его обоняние улавливает ароматы любовных игр, которые они с Синти вели здесь прошлой ночью. Устало опустившись на покрытый простыней матрас, он протер глаза кулаками.
Что же ему делать? Не с тем, что произошло сегодня в родительском доме, а с ситуацией вообще. Если бы ему были известны последствия, он никогда бы не связался с Синти.
К примеру, сегодня она одним махом перечеркнула то, что он создавал тридцать два года, – разрушила образ примерного сына. Взамен выставила перед всей семьей в роли сексуально озабоченного идиота! Мэтт глубоко вдохнул и медленно выпустил воздух.
Вдобавок Лора сегодня собиралась о чем-то поговорить с ним, а он совершенно об этом запамятовал. Попробуй тут не расстроиться…
Погруженный в невеселые размышления, он даже не заметил, что Синти вышла из ванной и встала перед ним.
Наконец он поднял голову и увидел, что на влажном после душа теле этой плутовки не было ничего… Мэтт стиснул зубы и застыл, словно парализованный. Его опять охватило страстное желание.
– Все еще злишься? – лукаво спросила она. Он смерил ее взглядом. Однако Синти как ни в чем не бывало приблизилась к нему и остановилась, поставив ноги по обе стороны от его коленей.
Нет… Я не поддамся проклятой страсти! – пронеслось в голове Мэтта. Нужно срочно расстаться с этой искусительницей. Сегодня. Сейчас же! Иначе будет поздно. Совсем поздно… И навсегда.
Синти положила ладони ему на плечи, и ее грудь колыхнулась перед его глазами.
– Ш-ш-ш, молчи. Ты так напряжен. – Она принялась расстегивать его рубашку. – Я знаю, что поможет тебе расслабиться…
Мэтт всеми силами старался удержаться от искушения. Но вместе с тем он страстно желал поддаться соблазну и, ни о чем не думая, утонуть в ее объятиях и забыть о том, что будет завтра.
Неожиданно из его горла вырвался хриплый стон досады, он схватил Синти в охапку, швырнул на постель и навис сверху на вытянутых руках.
– Ты имеешь представление о том, что делаешь со мной? – прошипел Мэтт. – Хотя бы догадываешься?
Она ответила лукавой понимающей улыбкой. Ее ладони скользнули по его груди вниз…
– Э-э… по-моему, догадываюсь.
Он закрыл глаза и судорожно глотнул воздух: от прикосновений Синти по всему его телу разливалось пронзительное удовольствие.
Потом она широко распахнула рубашку Мэтта и прижалась мокрой обнаженной грудью к его торсу. Их глаза встретились почти вплотную, и тут Синти, не отрываясь от его тела, сползла пониже. В следующую минуту он услышал звук расстегиваемой на его джинсах молнии… Бог ты мой!..
Мэтт изнемогал от ласк Синти. Он сгреб простыню в кулаки, изо всех сил удерживаясь на грани, после которой нет возврата. И вскоре почти оглох от шума крови в ушах, а его дыхание превратилось в короткие прерывистые вздохи. Еще секунда, и он не выдержит…
Но именно в этот момент Синти отпустила его. Она вновь переместилась вверх, и ее лицо оказалось на одном уровне с головой Мэтта. Обвив его шею руками и поцеловав в губы, она прошептала:
– Может, ты сам расскажешь мне, что я делаю с тобой, дорогой?
Но ему уже было не до разговоров.
– Лучше дай мне резинку, – сдавленно произнес он.
Синти проворно сунула руку под вторую подушку, и в ее пальцах появился маленький прозрачный пакетик. Кокетливо улыбаясь, она протянула презерватив Мэтту.
– Надень сама, – велел тот.
Он почувствовал, какое впечатление произвела на нее его нарочитая властность, и это еще больше взбудоражило его самого.
Тем не менее Синти почему-то не выполнила приказ. Вместо этого она вдруг села на него так, что он вошел в нее, просто не успев ничего предпринять, а в следующее мгновение у Мэтта осталось лишь одно желание – ощутить полное слияние с Синти. Всецелое. Чистый непередаваемый восторг.
Однако вопреки ожиданиям его наслаждение оказалось недолгим. В очередной раз лукаво улыбнувшись, Синти ловко отстранилась и быстренько сделала то, что перед этим велел ей сделать Мэтт. Выражение ее блеснувших глаз словно говорило: так надо, слушайся меня и повинуйся.
Именно этот плутоватый блеск заставил его взять любовную инициативу на себя… На сей раз уже Синти была прижата к постели. Требовательные губы Мэтта кружили вокруг ее груди, потом приникали к соскам, его зубы довольно чувствительно покусывали их, руки с силой сжимали ее тело, и весь он при этом отдавался ритму любви неистово, жадно и даже эгоистично.
Она закрыла глаза, запрокинула голову, и из ее горла вырвался низкий протяжный стон.
В какой-то момент после его очередного мощного движения чувства Синти достигли своего высшего предела и она судорожно содрогнулась всем телом и издала возглас удовольствия.
Не успел Мэтт удивиться тому, как быстро это произошло, и его тоже накрыла волна пронзительного наслаждения…
В середине ночи Синти скоренько приняла душ, успев за это время разработать план полного примирения со своим в чем-то неуступчивым новоиспеченным бойфрендом. Но нет, вряд ли его так можно назвать – он еще не стал ее другом. Да и станет ли? Ничего себе друг – подозревает ее во всех тяжких грехах и хочет упечь за решетку! Так или иначе, пугало ее сейчас лишь то, что время для примирения уже могло быть упущено…
Когда они вернулись от родителей Мэтта, она решила, что он тотчас велит ей собрать вещички и убраться вон из его дома. Это было бы не очень сложно, так как вся скопившаяся здесь собственность Синти умещалась в один саквояж. Плюс сумка со Сниффи. Однако сама постановка вопроса представлялась ей совершенно невозможной. Обычно, когда у нее портились отношения с парнем, она уходила сама. Но перспектива никогда больше не увидеться с Мэттом… Нет, ее это не устраивало.
Она повернула голову к окну, вглядываясь в ночь. Ей самой было не до конца понятно, почему она так странно повела себя вчера утром. Хотела что-то доказать ему, но добилась лишь того, что выставила себя в самом невыгодном свете.
Какая муха ее укусила? Взыграло желание продемонстрировать Мэтту, что никому не дано ею управлять? Что ж, она добилась своего, а потом ей пришлось ломать голову над тем, как исправить положение.
Синти решила, что все будет в порядке, если удастся вовлечь его в интимную игру. Однако конечный результат оказался неожиданным.
Можно было бы порадоваться тому, что он не смог устоять перед ней, если бы не одно обстоятельство – Синти смутила некоторая грубоватость его действий. Словно он хотел ее за что-то наказать. Мэтт слишком ощутимо сжимал и покусывал ее грудь, делал все, не пытаясь учитывать ее ответных чувств, что говорило лишь об одном желании – поскорее удовлетворить свой физический голод. Но она все же дала ему то, чего он хотел, удивляясь про себя, что их отношения стали какими-то другими.
Когда все кончилось, она почувствовала себя… опустошенной. Как будто занятие сексом разорвало те непрочные нити, которые с некоторых пор связывали их.
И лишь теперь, когда этих почти призрачных уз не стало, Синти поняла, что они существовали. Подсознательно она знала об этом и раньше и пыталась их сохранить.
Ей стало ясно, почему ее охватило похожее на панику чувство, когда утром Мэтт отправился на обед к родителям. Вовсе не потому, что он не пригласил ее с собой. В конце концов, они знакомы не такое уж продолжительное время. Просто она испугалась чего-то. Того, что общение Мэтта с родителями, прикосновение к нормальной жизни заставит его, когда он вернется, заметить все изъяны своей новой подружки.
Поэтому все дальнейшие действия Синти оказались продиктованы страхом. В итоге все и вышло так нелепо. Как нарочно, произошло именно то, чего она больше всего опасалась.
Обида сдавила ее горло так, что стало трудно дышать. Кашлянув, она вздрогнула, потому что Мэтт неожиданно протянул руку и погладил ее по бедру.
А она думала, что он спит.
Прикосновение было ласковым, но он оставался безмолвен.
– У моей мамы была единственная драгоценная вещь – сапфировая брошь, – проговорила вдруг Синти. Ее голос звучал хрипловато из-за того, что этой ночью ей не раз приходилось вскрикивать от острого наслаждения. – Вообще она не очень любила украшения.
Произнеся эти слова, Синти умолкла, пытаясь понять, слушает Мэтт или нет. Однако тот по-прежнему хранил молчание и не шевелился.
– Эту брошь отец подарил маме, когда они поженились. – Она повернулась к нему. – Отец и мать провели брачную ночь в дорогом отеле. На следующий день они отправились погулять по городу и набрели на ювелирный салон.
Синти грустно улыбнулась. В последнее время она почему-то часто вспоминала мать.
– Даже не знаю, почему рассказываю об этом. Тебе наверняка неинтересно.
Она попыталась отодвинуть ногу, но Мэтт удержал ее, причем очень нежно.
– И где же брошь сейчас?
Она заморгала, глядя в потолок, потому что на ее глазах появились слезы.
– Не знаю. Наверное, отец похоронил маму вместе с этой брошью. – Синти закрыла глаза. – Мама очень ее любила. Каждое воскресенье надевала к ужину. Зато вне дома никогда не носила, боялась, что украдут.
Повисла тишина. Синти слышала собственное сердцебиение.
– Твою маму устраивало, что ее муж зарабатывает на жизнь, работая плотником?
– А что плохого в профессии плотника? – Почувствовав, что Мэтт пристально смотрит на нее, Синти улыбнулась ему.
– Мама любила своего мужа, и для нее не было главным, что он зарабатывает не слишком много денег.
– А после ее смерти…
– После смерти… – Синти прокашлялась. – Отец сначала повесил кожаный фартук, в котором обычно работал, в кладовке на гвоздь. Но вскоре понял, что жизнь не остановилась, что надо кормить и одевать семью. К тому же, как я уже говорила тебе, он нашел в неистовой работе некий обезболивающий наркоз, позволяющий ему забыться и выполнить спой долг перед детьми и собой.
– И обучил своей профессии тебя и сына? – Сердце Синти на миг сжалось.
– Нет, не совсем так. Мы с братом… В общем, у нас было немало проблем в школе. Мы сбегали с уроков, дрались с другими ребятами, пререкались с преподавателями… Отец просто не знал, что с нами делать, вот и начал обучать нас плотницкому ремеслу.
Она увидела, что Мэтт улыбается в темноте, и сама усмехнулась в ответ.
– Не смейся. Если бы понадобилось, я могла бы отремонтировать все двери и окна в этой квартире.
Он о чем-то задумался, и Синти тоже не стала нарушать молчание.
Через некоторое время она услышала какой-то шорох и, повернувшись к Мэтту, увидела, что тот навис над ней, упираясь руками в постель.
Он пристально посмотрел Синти в глаза. В его взгляде больше не было желания властвовать над ней, не было злости. Сейчас он представлял собою нечто среднее между тем, каким был еще недавно – сердитым и нарочито грубоватым, и тем, с которым, как только они познакомились, ее соединила некая незримая нить.
– Скажи, почему ты поступила так, с вызывающим видом явившись неожиданно в дом моих родителей? – тихо произнес Мэтт.
Синти постаралась отвести глаза, но он взял ее за подбородок и заставил вернуть голову в прежнее положение.
– Объясни, пожалуйста.
Она нервно провела языком по губам.
– Я… боялась.
– Чего? – терпеливо спросил он.
Синти моргнула, но заставила себя смотреть ему в лицо.
– Потерять тебя. – Она судорожно глотнула воздух. – Впрочем, и остаться с тобой тоже…
Мэтт нахмурился, пытаясь проникнуть в смысл ее слов.
– Что-то я не…
– И не старайся понять, – вздохнула Синти. – Я сама неспособна в этом разобраться.
Неожиданно он улыбнулся.
– А мне кажется, что я понимаю даже больше, чем ты.
Мэтт наклонился и поцеловал ее. Она замерла, ощутив легкое прикосновение его губ – сначала к правому уголку рта, затем к левому, и в ее груди словно разлилось что-то теплое. Синти вновь ощутила себя обожаемой, а не используемой.
Он чуть отстранился, чтобы убрать пряди волос с ее лица.
– Ты такая красивая…
Ей опять захотелось отвести взгляд, но на этот раз она не смогла и потому продолжала вглядываться в глаза Мэтта, в которых светились искренность и нежность. И осознание этого заставляло сильнее колотиться се сердце.
– Когда в Керколди я впервые приблизился к тебе вплотную, у меня мелькнула одна мысль: моя бабушка непременно сказала бы, что у тебя глаза ведьмы, – Мэтт нежно поцеловал Синти в лоб. – Такие глаза могут свести мужчину с ума, заставить делать то, на что он прежде никогда бы не решился. – Он еще ниже опустил голову, чтобы поочередно прижаться к ее векам. – Жаль, что моя бабушка не видела тебя. Сердце у Синти на мгновение замерло. Последнюю фразу она восприняла как необыкновенную щедрость со стороны Мэтта.
– Вот уж кто не дал бы тебе спуску! – усмехнулся он. – К сожалению, бабушки давно нет на свете.
Синти робко взглянула на него снизу вверх.
– Умерла?
– Не волнуйся, уже много лет прошло. На нее напали на улице. Какой-то малолетний подонок попытался выхватить сумочку. Однако бабушка держала ее крепко, и тогда он выстрелил в нее. Она жила еще почти сутки, но все-таки врачам не удалось ее спасти.
Синти медленно подняла руку и погладила Мэтта по волосам.
– Я так тебе сочувствую…
Он на секунду застыл, потом положил голову ей на грудь.
– После того случая я и решил стать полицейским. Мне казалось, что когда-нибудь я обязательно отыщу мерзавца, стрелявшего в мою бабушку…
Пальцы Синти погрузились и его густые светлые волосы. Через минуту она с некоторым удивлением ощутила прикосновение его языка к своей груди.
– Ты что-то сделала со мной, Синти. – Мэтт поднял голову, и их взгляды встретились. – Я не могу подобрать этому определения и не знаю, как тебе это удалось, только до встречи с тобой я был другим. – Он улыбнулся. – Может, ты в самом деле ведьма? Я попал под воздействие колдовских чар в тот самый миг, когда впервые взглянул в твои черные глаза.
Она негромко засмеялась, но веселья в ее смехе было мало.
– Знаю лишь одно: мне все время тебя мало.
Он произнес эти слова так тихо, что Синти едва их расслышала. Впрочем, важны были не они сами, а сила скрывающихся за ними чувств.
– Я только и думаю о том, как мне хочется поцеловать тебя, – прошептал Мэтт, обводя пальцем ее сосок. – Покрыть поцелуями все твое тело.
Он нежно сжал кончик груди пальцами, потом взял его в рот и легонько пососал. Сердце Синти забилось еще сильнее.
– Мне так приятно прикасаться к тебе… – вновь произнес Мэтт.
Проведя ладонью по ее животу, он немного задержался в области пупка, затем спустился ниже…
Она затаила дыхание, затем выгнулась дугой, оторвав спину от постели. Перед ее закрытыми глазами заплясали голубые сполохи.
– Ты такая нежная… – шептал Мэтт. – Такая приятная…
Синти застонала, комкая тонкими пальцами простыню и испытывая столь сильное наслаждение, что ей показалось, будто она сейчас расплавится. Затем, в который уже раз за нынешнюю ночь, по се телу пробежала судорога и она вскрикнула па пике блаженства…
Придя в себя, Синти обнаружила, что голова Мэтта покоится на ее животе. Она взъерошила ему волосы, чувствуя, как от только что испытанного ею удовольствия дрожит се рука.
– Хорошо? – шепнул Мэтт. Она сыто улыбнулась.
– Хорошо – слабо сказано.
Сев на кровати, Мэтт поднял и усадил ее на себя верхом. Она с готовностью обвила руками и ногами его красивое сильное тело.
Некоторое время Синти оставалась неподвижной. Она наблюдала, как он вскрывает и надевает презерватив. С наслаждением прислушивалась к такому близкому от нее сердцебиению Мэтта. И лишь йотом наконец ощутила, что он входит в нее. Медленно. Полностью. До конца.
На этот раз Синти предоставила ему полную свободу действий. Ей не хотелось торопить события. Он сам установил ритм – точь-в-точь как ранее, когда как будто хотел наказать ее за скверное поведение.
Испытываемые Синти в эту минуту чувства пугали и одновременно… внутренне освобождали ее. И ей хотелось лишь отдаться воле Мэтта, и все.
Тем временем он скользнул ладонями по ее стройным гладким бедрам, на миг стиснул ягодицы и, сделав мощное проникающее движение, остановился, ожидая каких-либо действий со стороны Синти. Однако она не выказала никакого желания перехватить инициативу.
Тогда Мэтт приподнял ее, удерживая ладонями ягодицы, и медленно опустил обратно. На лбу у него выступила испарина. Грудь Синти находилась сейчас прямо перед его лицом. Он восхищенно смотрел на нее и вдруг подумал, что еще только несколько часов назад собирался расстаться с этой девушкой, а теперь она кажется ему ближе всех на свете.
Он скользнул ладонями вверх по ее спине, зарылся в длинные шелковистые волосы. Она с удовлетворением вздохнула и запрокинула голову назад. На лице ее застыло выражение страсти, заметив которое Мэтт ощутил, как еще больше и громче забилось его сердце.
Он вновь приподнял Синти, и вновь опустил. И еще, и еще…
Их тела двигались в едином неспешном ритме, продлевая наслаждение, интенсивность которого, несмотря на медлительность действий, постоянно нарастала. Это был какой-то новый опыт. Ни Мэтт, ни Синти никогда прежде не испытывали ничего подобного.
А потом вдруг они одновременно достигли вершин страсти в почти уже непереносимом экстазе. Какая-то неведомая сила прижала их друг к другу, и они сплелись телами в триумфе полного единения…
Наступило утро понедельника, и солнце только-только показалось краешком над городскими крышами. Кроме ненавязчивого урчания вентилятора на кухне в квартире Мэтта, ничто больше не нарушало тишину. Мэтт и Синти в интимном молчании пили кофе.
– Ты уверен, что непременно должен идти сегодня на работу? – наконец пробормотала она, одной рукой заводя за ухо прядь темных шелковистых волос, а другой поглаживая по пушистой белой шерстке пристроившегося у нее на коленях Сниффи.
– На работу? – переспросил он тоном неокончательно проснувшегося человека.
Сниффи поднял голову, посмотрел на него, а потом, спрыгнув на пол, положил передние лапы ему на колено и завилял хвостом. Мэтт помял ему ухо.
– Что, приятель, хочешь на прогулку?
– Не беспокойся, я уже его выгуляла, – улыбнулась Синти.
– Правда? – удивился Мэтт. – И когда ты только все успеваешь…
– Мы вышли часов в пять. Ты так крепко уснул, что над твоим ухом можно было палить из пушки. – Немного помолчав, она отпила глоток кофе и добавила: – Похоже, вы со Сниффи ладите…
И не только с ним, мог бы сказать Мэтт.
Сейчас он чувствовал себя в ладу с самим собой. Ибо окончательно понял: он любит ее, любит, несмотря ни на что. Все признаки этого налицо.
– Чему ты улыбаешься? – спросила она, пощекотав его ногу большим пальцем своей ноги.
– Я не улыбаюсь.
Рассмеявшись, Синти поставила чашку на стол.
– Ничего подобного. Просто, наверное, сам не замечаешь.
Мэтт взглянул на нее, затем пощупал свое лицо, словно проверяя, какое на нем выражение.
– Может быть…
Вторая нога Синти последовала за перкой, и обе они очутились на его коленях.
– Так тебе действительно необходимо идти сегодня на работу?
Он откусил кусочек домашнего печенья, которое мать вчера уложила для него в пакет вместе с другими деликатесами.
– Кто-то ведь должен заниматься делами. – Синти тоже взяла себе печенье.
– Завтра аукцион, – произнесла она многозначительно. – И сегодня ночью Призрак наверняка предпримет попытку проникнуть в известное тебе здание.
– Возможно, – ответил Мэтт, стараясь не смотреть на нее. – И я не хочу, чтобы ты околачивалась там.
Значит, ты все-таки согласен со мной, что планы Призрака именно таковы?
– Не исключено.
– Поверь, я знаю, что говорю. – Он усмехнулся.
– Не спорю. Как бы то ни было, я намерен выставить людей и проследить, чтобы возле здания аукциона все было спокойно нынешней ночью. Поэтому тебе там совершенно нечего делать.
Она вздохнула и продолжила грызть печенье.
– Кстати, хотел у тебя спросить… Моя сестра, случайно, не говорила тебе, пока вы с ней мыли посуду после обеда, о чем собиралась побеседовать со мной?
Синти потупилась и молча покачала головой, явно расстроенная косвенным напоминанием о ее вчерашней выходке.
– Ладно, не расстраивайся. Я сегодня позвоню Лоре. – Мэтт обмакнул печенье в кофе. – Не удивлюсь, если после твоего вчерашнего появления в доме моих родителей сестренка тоже решит познакомить их со своим парнем.
– С парнем? – Мэтт кивнул.
– Да. Думаю, именно из-за него она в последнее время так часто не ночует дома.
Несколько мгновений Синти смотрела в свою чашку, затем загадочно произнесла:
– Может, и так, а может, и нет. Может, вовсе не парня приведет Лора домой.
– А кого же?
– Ну, скажем, не молодого парня, а человека, так сказать, вполне зрелого возраста.
Мэтт пожал плечами.
– Что в этом особенного? Сестренка и так познакомила родителей со всеми своими… – Он вдруг умолк и с минуту усиленно соображал. – Постой, ты что, имеешь в виду… старого хрыча? – последние слова Мэтт произнес надтреснутым голосом.
Синти с улыбкой поморщилась.
– Лора сама тебе рассказала?
– А ты ничего не знал?
– Не-ет… – растерянно протянул Мэтт. – Ничего. – Он взялся за голову. – Мою мать хватит удар!
– По-моему, миссис Макгриди сделана из более прочного материала, чем ты думаешь. – Заглянув в свою чашку и увидев, что та опустела, Синти, недолго думая, обмакнула печенье в кофе Мэтта и продолжила с удовольствием жевать, – Кроме того, любовь ведь не вчера придумана, и все знают, что человек далеко не всегда волен управлять своими чувствами и сознательно выбирать, кого ему полюбить. К тому же он совсем не старый – ему лишь сорок семь. Он вдовец, и у него двое вполне взрослых детей. Они его не обременят.
Мэтт укоризненно посмотрел на нее.
– Очень утешительно, особенно если учесть, что Лоре целых двадцать три.
Синти в свою очередь пожала плечами.
– Смотри на все это проще. – Выругавшись вполголоса, он убрал ее ноги со своих колен.
– Лучше пойду приму душ, перед тем как отправиться на работу.
– Составить компанию? – Мэтт ухмыльнулся.
– Пожалуй, не откажусь! Поможешь мне справиться со своими комплексами…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Колдовство глаз - Айкин Джина

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Колдовство глаз - Айкин Джина



Не дочитала, невообразимая ерунда и мерзость
Колдовство глаз - Айкин Джинаварвара
20.11.2012, 16.31





А мне понравилось! На вкус и цвет товарищей нет как говорится!
Колдовство глаз - Айкин ДжинаКристина
11.07.2013, 12.32





Мне тоже очень понравилось. Интересная, нестандартная и очень увлекательная история любви.
Колдовство глаз - Айкин ДжинаЕлена
19.10.2013, 14.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100