Читать онлайн Тайна, автора - Адлер Элизабет, Раздел - Глава 35 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Тайна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 35

Кафе-шантан был обычным придорожным ресторанчиком. Там была крошечная терраса с железными перилами, на которой стояла пара пластиковых столиков и стульев и зонты с эмблемой Кроненберга. Внутри — обычный серый дешевый пол, цинковая стойка с подносом, на котором разложены кондитерские изделия и пара коричневых бананов.
Хозяин скучал в углу, читал газету. Он мельком взглянул на вошедшую Би. Она быстро оглядела посетителей, но Брэда Кейна среди них не было.
Би заказала бренди и попросила принести миску с водой для собаки. Хозяин обслужил ее без единого слова и даже не удосужился отклеить дымящуюся сигарету от нижней губы.
Пуш шумно лакал воду, а потом забрался под стол, как хорошо воспитанный французский пес. Би пила бренди, глядя на телефон, и молила его зазвонить. Когда он вдруг громко затрещал, она чуть не отпрыгнула. Хозяин затушил сигарету о бананы и взял трубку.
Би встала со стула, тревожно глядя на него, но он дружески разговаривал с кем-то, очевидно, с приятелем. Она упала на стул и посмотрела на часы. Было без пяти шесть. Она нервно взглянула на хозяина: он разводил руками, рассказывая что-то о футбольной команде из Марселя. Он мог разговаривать вечно, тогда назначенное время — шесть часов — будет пропущено. Би смотрела на него, молча умоляя положить трубку.
Наконец он закончил разговор и начал обслуживать посетителя. Ее глаза были прикованы к телефону. Она слышала, как настенные часы отсчитывают минуты: шесть часов одна минута, шесть ноль две, ноль три, ноль четыре… На пятой минуте телефон зазвонил. И на этот раз она успела первой.
— Извините, месье, — сказала она по-французски, — но я жду звонка.
Хозяин нахмурился, глядя на нее и протирая цинковую стойку тряпкой, потом прикурил очередную сигарету.
— Ты успела вовремя, — сказал Брэд, — и приехала одна. Я рад видеть, что ты выполнила мои условия.
Би упала на стул у стойки, обеими руками держа трубку:
— Где дети?
— Они здесь, рядом со мной. — В его голосе опять почувствовалась насмешка. — Я не сказал, где мы встречаемся? Ты хорошо знаешь это место.
Она поняла, что он имеет в виду ферму Леконте.
— Ле Серизьер, — сказала она.
— Жди меня там. Если ты приедешь одна, детям ничего не будет. У тебя полчаса.
Би бросила телефонную трубку. Она оставила деньги за брэнди на стойке и, не дождавшись сдачи, помчалась по ступенькам вниз, к машине. Пуш взволнованно залаял и запрыгнул на сиденье позади нее. Она поехала по главной дороге, почти вырулив под колеса огромного грузовика. Едва ли Мария-Лаура слышала его гудок — она стремительно помчалась по направлению к Бонно.
Ник не обращал внимания на ограничители скорости. Обычно дорога до Кавайона занимала у него пару часов. Но сегодня он приехал сюда на полчаса раньше. Ехали молча: и он и Фил боялись говорить.
Кроме того, думала Фил, глядя по сторонам, они уже без конца все это обсуждали. Что еще можно было сказать?
Они ехали по № 100, разыскивая кафе-шантан. В угрюмом напряжении они чуть не пропустили его. Ведь это была просто обычная стоянка, каких сотни на дорогах. Рядом стояла пара грузовиков и голубой «оппель-пекорд» с немецкими номерами, но белого «мерседеса» Би не было. И черного «феррари» тоже.
Хозяин поднял глаза от спортивного раздела газеты и угрюмо посмотрел на них.
— Добрый вечер, месье, мадам, — сказал он, откладывая газету и прикуривая сигарету. Другие посетители с интересом посмотрели на них, когда Ник заказал два пива и спросил хозяина, не видел ли тот рыжеволосую женщину.
Хозяин вынул пиво из холодильника, поставил на стол два запотевших стакана. Он неопределенно пожал плечами.
— Может быть, месье. Много людей бывает здесь: это популярное кафе.
Ник сердито посмотрел на него:
— Симпатичная молодая женщина с короткими рыжими волосами. С ней была большая коричневая собака…
— А, собака. Конечно, месье, почему вы сразу не и сказали?
Он затушил сигарету и медленно стал протирать стойку мокрой тряпкой.
— Она была здесь, — сказал он. — Ей должны были позвонить. А после разговора она вылетела… пф-ф… как ракета. «К черту отсюда», как говорят в кино, — сказал он, подражая американскому акценту.
— А вы знаете, куда она поехала?
— Откуда мне знать? Я не читаю мыслей. Ник взглянул на Фил.
— Мы можем проверить только одно место. Летний семейный домик в Бонно.
Он положил деньги на стойку, схватил Фил за руку и бросился вон из кафе.
Хозяин посмотрел им вслед. Потом на нетронутое пиво и деньги. Обращаясь к остальным посетителям, он пожал плечами: «Сумасшедшие иностранцы», — потом глотнул пива и вернулся к своему спорту.
Они чуть не пропустили поворот на Бонно — узкую дорогу, ведущую через поля и виноградники и взбирающуюся на холм, где была деревушка. Когда они наконец приехали туда, было уже темно. Узкие мощеные улочки были пусты, средневековые каменные домики закрыты на замки на ночь. Но они нашли пару открытых кафе и галерею, где продавали работы местных художников и мастеров. Владелец ее знал, где жил Джонни Леконте Джонс.
— Да все знают, — сказал он, подозрительно глядя на Ника. — Но он не любил гостей. Ему нужно было одиночество, чтобы творить, и мы уважали его желание. Никто не скажет вам, где жил месье Джонс.
— Но это срочно, — сказала Фил в отчаянии. — Его дочь Мария-Лаура — моя подруга. И моя пациентка. Ей нужна помощь, я приехала из Сан-Франциско, чтобы помочь ей… пожалуйста, месье…


Би сидела на террасе и ждала Брэда. Она уже целый час была здесь, а он все не появлялся. Уже почти совсем стемнело. Живот ее свело, а сердце колотилось при мысли о том, что могло случиться: окровавленные дети, брошенные, застреленные… или лежащие в овраге, как она…
«Боже, — молила она, — только бы он освободил детей, я все сделаю, только бы он не причинил им зла…» Она вспомнила, как Брэд впервые позвонил ей несколько месяцев назад. Она тогда только что вернулась из Франции, с похорон родителей. Она даже не сообщила друзьям, и те не знали о ее приезде. Она медленно распаковывала вещи в пустом тихом доме, когда раздался звонок.
— Здравствуйте, меня зовут Брэд Кейн, — сказал он. — Не знаю, слышали ли вы обо мне, но, мне кажется, я должен вам кое-что объяснить. Извиниться за то, что сделал когда-то мой дед, Арчер Кейн.
Она, конечно же, сразу узнала имя, вспомнила рассказ отца и насторожилась.
— Как вы узнали обо мне? — спросила она встревоженно.
— Я прочел некролог вашего отца в «Нью-Йорк Тайме» и видел фотографию с похорон в журнале. Не могу передать, как я вам сочувствую.
Он говорил так тепло, так искренне, что ей захотелось поверить ему. Все же она спрашивала себя, почему он позвонил сейчас, после стольких лет. Ее отец никогда ничего не хотел получить от Кейнов. «Не трогай лиха, пока оно тихо», — говорил он.
— Слушайте, может, я не вовремя, — неуверенно сказал Брэд. — Я не хотел расстраивать вас… На самом деле совсем наоборот. Я тут многое узнал из истории моей семьи. Нашей семьи, Мария-Лаура. Ведь мы все же родственники. Между прочим, вы, вероятно, моя единственная живая родственница.
«А вы — мой», — подумала она с удивлением.
— Я должен освободиться от этого, от грехов моего деда. Вот почему мне нужно с вами поговорить. Мария-Лаура, ранчо Канои — одно из самых больших в Америке. И половина его по закону принадлежит вам. Мне бы хотелось, чтобы вы приехали сюда, на Гавайи, и посмотрели его. Увидели, что сотворили деньги вашей бабушки. Я думаю и надеюсь, что она была бы горда этим, несмотря ни на что. И я думаю, что дочери Джонни Леконте это тоже понравится.
— Мой отец никогда не претендовал даже на часть ранчо. Он вообще не хотел, чтобы ему напоминали о прошлом, — сказала она горячо. — Он ненавидел Джека Кейна.
— Я знаю, — печально сказал Брэд. — И не без основания. Но я — не Джек. Я — его сын, и мне приходится жить с этой тяжестью вины на сердце. Пожалуйста, ради меня, как и ради вас самой, Мария-Лаура, позвольте мне принести извинения. Дайте мне возможность освободиться от этого чувства вины. Хотя бы приезжайте и посмотрите ранчо. Может, вы влюбитесь в него с первого взгляда.
Он был таким милым, словно действительно хотел увидеться с ней. Она одинока, а мысль о ранчо на Гавайях была такой соблазнительной. Было бы чудесно увидеть место, где вырос ее отец. Брэд прав: может, они смогут преодолеть это семейное зло. Она забыла о предупреждении своего отца и поехала.
Роскошный «Гольфстрим IV» ждал ее в Сан-Франциско, чтобы отвезти на Гонолулу, а оттуда маленький двухмоторный «Чесне» доставил ее на ранчо. Брэд ждал на взлетной площадке, и она была поражена, увидев, как он красив. Она не знала, каким его представлять, но вспомнила, что отец говорил: все мужчины семейства Кейнов были светловолосыми и очень симпатичными. Она подумала, что Брэд в точности такой. Он был в джинсах и рабочей джинсовой рубахе, и, поздоровавшись с ним за руку, она сказала, что он выглядит как истинный ковбой.
— Я и есть ковбой, хозяин ранчо, — сказал он, глядя ей в глаза долгим, изучающим взглядом. — Фотография вас исказила, — добавил он. — Я не ожидал увидеть такую хорошенькую девушку.
Она почувствовала себя как дома. Они поехали по длинной аллее баньянов и маленьких домиков, построенных Арчером Кейном. Он показал ей сады с цветами, загоны племенного скота, маленькие городские дома, паниолов и их семьи, школу, медицинский факультет и церковь. Все было построено на деньги Кейнов.
— Только не думайте, что мы все плохие, — легко сказал он, улыбаясь ей. — Теперь вы видите, что деньги вашей бабушки пошли на благое дело.
После этого долгого дня он вновь отвез ее на посадочную площадку. Помогая ей сесть в самолет, он сказал, как бы между прочим: «А теперь я отвезу вас на Калани».
Калани! Красивый и страшный остров, где ее отец был пленником десять долгих лет. Брэд понял, о чем она думает, и, потянувшись к ней, взял ее за руку.
— Мария-Лаура, — мягко сказал он, — давай вместе отгонять привидения.
Брэд сам вел «Чесну». Он обогнул остров, показав два вулканических пика, огромные карьеры на северном побережье и заросшие лесом места. В джипе на пути к дому Мария-Лаура все пыталась представить худенького, маленького Обезьяну и его одинокое существование. Но ведь были и счастливые времена, когда Джека и Арчера не было на острове, и он был один с Малуйей и Калани. А потом он научился рисовать — и обрел смысл в жизни.
Поместье было длинным, низким белым домом с крышей из пальмовых веток.
— С тех пор как твой отец жил здесь, мало что изменилось, — сказал Брэд, когда слуга-китаец бросился к ним, чтобы взять вещи. — Между прочим, я приготовил тебе его комнату. Я думаю, тебе там понравится.
Она благодарно посмотрела на него: он позаботился обо всем.
Комната ее отца была крошечной: только узкая кровать и столик помещались там. Старый голубой коврик скрывал пол из темного дерева, а на стенах висело несколько черно-белых фотографий Калани. Французские двери открывали выход на веранду и прекрасный вид на сады и океан.
Мария-Лаура легла на кровать. Она заложила руки за голову и стала вглядываться в пальмы и океан. Наверное, ее отец так же лежал здесь и молился, чтобы не появился Джек Кейн. Как часто пятилетний мальчуган просыпался по утрам с чувством страха и отчаяния, ожидая, что на этот раз изобретет Джек, чтобы испортить и этот день. Сколько ночей он придумывал план побега. И что будет, если он не сможет его осуществить.
Брэд Кейн казался совсем другим. Он такой добрый, милый, симпатичный. Он понимает, что Арчер и Джек делали зло. Она улыбнулась, вспомнив свой неприятный тон по телефону в разговоре с ним, и подумала, что не улыбалась с тех пор, как умерли ее родители. Может, это хорошо, что она все же приехала на Калани. Она одела простую кремовую блузку, длинную черную юбку и красные сандалии, которые купила импульсивно в Авиньоне на прошлой неделе. Она задержалась перед дверью, вспомнив предупреждение своего отца. Она собиралась посмотреть Калани, но по-прежнему не собиралась ничего требовать у Брэда Кейна.
Он стоял на веранде, облокотившись на перила, с бокалом в руке и наблюдал за парой красных птиц, подбирающих крошки со стола. Два огромных добермана сидели по обе стороны и горящими глазами наблюдали за ними.
— Не волнуйся, — сказал он, увидев, что она испугалась. — Собаки дресированные. Они не набросятся на птиц. Конечно, если я им не прикажу.
— Не надо, — с испугом сказала она.
— Конечно, я не буду. Птички прилетают сюда каждую ночь и клюют крошки. Так было всегда. Твой отец их помнил.
Он налил ей бокал шампанского и сказал:
— Я думаю, самое время для тоста. За воссоединение Леконте и Кейнов. — Он поднял бокал и коснулся ее. — За нас, Мария-Лаура. Выживших.
— За нас, — сказала она, напряженно размышляя, что подумал бы ее отец.
Брэд был превосходным хозяином. Собаки бдительно расположились за его стулом, пока они ели простые блюда из махимахи. Он рассказал ей о первой — гавайской — жене Арчера, что она назвала остров «Калани» — «Небеса». Остров был ее свадебным приданым и стал краеугольным камнем семейного наследия Кейнов.
— И половина его — твоя, — сказал он, глядя ей прямо в глаза.
Она видела, что он говорит правду, и была тронута. Она потянулась и взяла его руку.
— Мне не нужно это, Брэд, — сказала она. — Я не хочу этого. Прошлое есть прошлое. Ранчо Канои принадлежит тебе. Кроме того, я вижу, как много это значит для тебя и ничего — для меня.
— Ты очень благородна, Мария-Лаура, — сказал Брэд со странной легкой усмешкой.
— Это не благородство. Мой отец чувствовал, что наследство испортило всю его жизнь. Оно было причиной его несчастья, и он не хотел требовать его. И я тоже. — Она колебалась. — Может, только вилла «Мимоза»…
Брэд закинул голову и расхохотался:
— Я предлагаю тебе половину ранчо Канои, а ты говоришь, что тебе нужна вилла «Мимоза». Да ты знаешь, что я даже никогда не видел ее?
— А я один раз, — сказала она. — Там так красиво. Калани — твой мир, а вилла принадлежит моей семье. Это дом моей бабушки; мой отец родился там. Он был счастлив там, пока… — Ей не хотелось говорить дальше. Брэд Кейн знал историю того, как Джонни Леконте забрали с виллы «Мимоза», не хуже чем она.
— Тогда, конечно, она твоя, — вдруг резко сказал он. — А теперь спокойной ночи, Мария-Лаура. Мне нужно приготовить кое-какие бумаги.
— Спокойной ночи, Брэд, — сказала она, с удивлением наблюдая, как он уходит. Две огромные собаки, как тени, последовали за своим хозяином.
Она хорошо спала той ночью в комнате своего отца. Мягкий шум волн баюкал ее во сне. Когда она проснулась, над ней было голубое небо в жемчужных облаках, а за окном порхали разноцветные птички. Она улыбнулась и подумала, что остров назван верно — «Небеса».
Слуга-китаец принес поднос с кофе и булочками. Тропические цвета свежих фруктов сияли на тарелке, как мозаика.
С любопытством она спросила слугу, как он узнал, что она проснулась.
Он таинственно улыбнулся.
— Мы все знаем, мисс, — сказал он, деловито расставляя тарелки.
Он был хрупким и тоненьким, как тростник, в своем белом хлопковом пиджаке и черных брюках. Хотя его нежное лицо было почти лишено морщин, Мария-Лаура поняла, что он очень стар. Она спросила, сколько лет он уже работает на семью.
— Много, мисс, с тех пор как я был совсем молодым, — сказал он, складывая руки и кланяясь. — Сначала я долго работал на мистера Джека в Даймонд-Хед. Потом, когда он умер, на мистера Брэда. А теперь я уже старый и живу здесь, на Калани. Мистер Брэд говорит, что ему легче здевь со мной. — Он улыбнулся ей с гордостью. — Он хотел отправить меня на пенсию, но я сказал нет. Не надо отдыхать. Буду работать, пока не умру.
Мария-Лаура улыбнулась и спросила, как его зовут. Он сказал, что его зовут Вонг.
— Это не настоящее мое китайское имя, мисс. Мистер Джек так назвал меня. Он сказал, что не может произнести мое настоящее имя. Поэтому теперь я Вонг.
Мария-Лаура вдруг поняла, что она видит перед собой человека, лично знавшего Джека Кейна. Другого человека, не его сына. А люди говорят: слуги знают все. Если это так, может быть, этот старый китаец знает правду о страданиях ее отца.
Она спросила:
— А каким был мистер Джек, Вонг? Он был нехорошим человеком?
Старый китаец не отвечал, опустив голову.
— Мистер Джек был гордым человеком, мисс, — наконец сказал слуга. — Он очень гордился именем Кейнов. Иногда был хорошим, иногда плохим. — Он вздохнул. — Иногда очень плохим; Но я только слуга. Я вижу все, но не говорю ничего. — Он поднял голову и сказал: — Я не могу говорить плохо о мертвом.
Вонг опять поклонился, и она увидела, как он медленно направился к выходу.
— Вонг, — крикнула она ему вслед. Он повернулся и посмотрел на нее, терпеливо сложив руки. — А ты видел мальчика, которого называли Обезьяна?
Он покачал головой:
— Нет, мисс, никогда.
Брэд вошел в комнату, за ним, как всегда, плелись псы.
— Мария-Лаура, доброе утро, — приветливо сказал он. — Надеюсь, ты хорошо спала.
Собаки услужливо легли у его ног. Он улыбнулся, глядя на нее.
— Мне очень жаль, но есть срочные дела. Я должен вернуться в Гонолулу. Я думал, мы проведем здесь пару лет, нр боюсь, придется уехать сегодня утром.
Он поморщился:
— Это все дела. И все же я не должен был так поступить. Ведь ты только что приехала на Калани. Ну да ладно. По крайней мере, ты увидела остров. И, может быть, в Даймонд-Хед тебе даже больше понравится.
Вонг и один из псов. Макана, полетели вместе с ними в Гонолулу. Пес спокойно лежал у ног Вонга, пока самолет не начал снижаться над Гонолулу: тогда собака начала громко лаять.
— Тихо, Макана, — закричал Брэд из кабины. — Вонг, заткни ему глотку.
Вонг коснулся его большой головы и сказал что-то по-китайски. Пес тут же перестал лаять, хотя все еще возбужденно дрожал.
— Сколько это животное летает со мной и каждый раз принимается лаять, когда мы садимся, — раздраженно сказал Брэд. — Вонг возился с этими доберманами почти столько же, сколько я. Он практически вырастил их. Он — второй человек после меня, кого они слушаются.
Мария-Лаура подумала, что крошечный китаец весит вполовину меньше, чем доберман. Один удар — и он полетит на землю.
— Нельзя управлять собаками с помощью силы, — сказал Брэд, словно прочтя ее мысли. — Секрет в способах тренировки. Они выполняют команды.
Мария-Лаура вспомнила веселую свору охотничьих собак, которые были любимцами в ее семье, и почувствовала симпатию к Макане.
Вертолет Кейна ждал их в Гонолулу, чтобы отвезти на Даймонд-Хед, пока Брэд поедет в город по делам.
— Вонг позаботится, чтобы у тебя было все необходимое, — сказал он, махая на прощанье рукой. — Просто чувствуй себя как дома.
Мария-Лаура с удивлением смотрела по сторонам, когда вертолет начал снижаться над Даймонд Хед. Это был огромный особняк, утопающий в тропической зелени, с фонтанами, цветущими деревьями и бассейном цвета голубого кобальта.
Вонг провел ее в комнату, но ей показалось, что он выглядит таким слабым и уставшим, что она не позволила ему нести свою зеленую дорожную сумку. Она пошла за ним, с восхищением глядя на картины на стенах.
— Это была комната миссис Кейн, — сказал ей Вонг, указывая на открытую комнату. Это была большая, светлая, мало обставленная комната с видом на поляны, деревья и море. Вонг взял у нее сумку и поставил ее в самый большой платяной шкаф, который Мария-Лаура видела в жизни.
— Мадам, наверное, любила одеваться, — сказала Она с удивлением. — Вонг, а вы знали мать Брэда?
— Да, мисс. Ее звали Ребекка. Она была очень красивой. В гостиной висит ее портрет. И всех остальных: мистера Арчера, его второй жены и мистера Джека.
Мария-Лаура не могла дождаться, чтобы увидеть их. Вонг повел ее по дому, с гордостью показывая фамильные портреты. Но ей не нужно было говорить, кто на них изображен. Ее отец так хорошо описал это жестокое, суровое лицо и холодный презрительный взгляд, что она узнала бы Арчера Кейна где угодно. Она поняла, почему доверчивая «уродина» влюбилась в него: он был действительно красив, этот чудовищный человек.
Голубые глаза Джека Кейна насмешливо следили за ней тем же взглядом, которым он смотрел на ее отца. — Вы думаете, что если вы Кейн, то весь мир у ваших ног, — прошептала она. — Но ты не победил, Джек. Все, что ты смог получить — это деньги.
Ребекка была даже красивее, чем она себе представляла: величественная, блистательная в своих изумрудах и собственном превосходстве. «Это семейная черта», — подумала Мария-Лаура; даже жены воспринимали ее. И Шанталь тоже была такой. Художник изобразил надменный изгиб губ, раздраженный взгляд, хотя Марии-Лауре показалось, что в ее лице была и тень насмешки.
Мария-Лаура почувствовала себя лучше, когда отвернулась от этих лиц давно умерших людей. Хорошо, что она все же приехала сюда и встретилась лицом к лицу с призраками из жизни ее отца. Она верила, что он одобрил бы ее поступок.
Мария-Лаура вернулась в свою комнату и увидела, что горничная распаковала ее чемодан, и невольно улыбнулась, видя футболки, платье, юбку и пару шорт аккуратно разложенными на полке роскошного платяного шкафа.
Ее простые вещи явно были здесь не к месту. Платяному шкафу Ребекки подошли бы вещи «от Кутюр», шляпные коробки и роскошные чемоданы от Виттона, а не ее старая зеленая сумка из магазина Л. Л. Бин.
Она надела купальник и нырнула в великолепный бассейн. Потом разлеглась на чудесном бамбуковом шезлонге под зонтом и стала чшть «ледяной чай», который принес другой китаец-слуга, и думать о Брэде.
Он вел себя с ней превосходно, сказала она себе. Он не мог бы выказать большее гостеприимство, симпатию, благородство, предложив часть ранчо Канон. Тогда почему у нее это странное ощущение, что что-то не так? Почему он так приветлив? Она стала вспоминать, что отец рассказывал ей о Кейнах: самое главное в их жизни — это ранчо Канои и их имя. Ничто больше не идет в сравнение с этим. Они могут даже пойти на убийство, чтобы удержать это в своих руках.
Тогда почему Брэд Кейн вдруг предлагает ей половину ранчо Канои? Это все равно что отдать ей часть своего сердца.
Мария-Лаура продолжала пить чай, все больше чувствуя странность ситуации. Брэд Кейн был настоящим бизнесменом. Он вовсе не филантроп или верующий христианин, не сумасшедший. Такое предложение было просто не в его характере. Он определенно знал, что ему нужно делать. Если он хочет отдать ей половину ранчо, то он явно что-то потребует взамен.
Предупреждение отца бесконечно всплывало в памяти. Она словно слышала его голос: «Не трогай лиха, пока оно тихо. Оставь прошлое в покое, не буди спящих псов, иначе они укусят тебя…» Что-то было не так. И вдруг ей расхотелось выяснять, что не так. Нужно просто бежать отсюда.
Мария-Лаура бросилась через райские сады к дому, в комнату Ребекки. Там она быстро сложила вещи, приняла душ, надела белую футболку, джинсы, красные сандалии и вышла на террасу, чтобы там дождаться Брэда.
Он вернулся в 12.30.
— Как приятно видеть хорошенькую девушку, которая дожидается моего прихода, — весело сказал он, наливая себе виски.
Он предложил и ей выпить, но она отрицательно покачала головой, размышляя, не ошиблась ли она все-таки. Он был таким спокойным, красивым, загорелым… и таким богатым. Он вел себя так, словно ему принадлежит весь мир. Тогда почему, спрашивал ее внутренний голос, почему он собирается отдать ей половину ранчо?
— Ты какая-то притихшая, Мария-Лаура, — сказал он, глядя на нее.
— Я устала. Так много плавала в бассейне, — ответила она.
— Мы можем поесть на газебо, — сказал он.
Она увидела очаровательную белую деревянную беседку на краю утеса. Он взял ее за руку, потом дружески обнял за плечи и повел к беседке, сопровождаемый доберманом.
Вонг принес кушанья, но Брэд предупредил его, что они сами обслужат себя.
На какое-то мгновение, оглянувшись вокруг себя, Мария-Лаура почти собиралась принять это предложение. Эти чудесные сады с тропическими цветами, изумрудные поля, рокочущий океан. Скажи она слово — и половина этого великолепия принадлежала бы ей. Но, взглянув на Брэда, Мария-Лаура заметила странное выражение его лица, холодное и отсутствующее, и мурашки побежали по ее спине.
— Давай поедим, — сказал он, вдруг улыбнувшись. Теперь выражение его лица было вновь нормальным, и она сказала себе, что ей просто показалось: этот добрый взгляд не мог быть ледяным секунду назад.
Она принялась за салат, а Брэд словно и не был голоден. Он молча сидел и смотрел на нее, потягивая виски.
Черные тучи поднялись над океаном, закрыли солнце, и вскоре сильный ветер вздыбил волны, превратив их в огромные, смутно мерцающие горы. Мария-Лаура вздрогнула и нервно взглянула на него, размышляя, почему он так спокоен.
— Брэд, я думаю, мне лучше уехать утром, — быстро сказала она. — Ты чудесный хозяин. Спасибо тебе за то, что показал мне ранчо Канои и Калани, и за твое благородное предложение. Но я не могу его принять. Я просто не чувствую себя частью всего этого.
Брэд пристально смотрел на нее и молчал. Мария-Лаура почувствовала, как по спине поползли мурашки. Хотя Брэд Кейн смотрел на нее, казалось, что он ее не видит.
Мария-Лаура поднялась и нервно пошла к выходу из беседки. Облокотившись на перила, она посмотрела на океан, думая, что сказать, как нарушить странное молчание. Она обернулась к нему, чтобы опять извиниться за свой внезапный отъезд. И увидела пистолет, лежащий на стуле рядом с ним. Это было красивое оружие с полированной деревянной ручкой, отделанной серебром.
— Какой красивый пистолет, — сказала Мария-Лаура, удивленная, что раньше его не заметила. — Но кого ты здесь отстреливаешь?
— Предателей, — сказал он с ненавистью. — Сядь, Мария-Лаура Леконте.
Она вдруг почувствовала, что в воздухе появилось напряжение — опасность такая же материальная, как запах виски. Она, окаменев, смотрела на него.
— Я сказал — сядь.
В его голосе было что-то, что заставило ее подчиниться. Колени ее подогнулись, и Мария-Лаура упала в кресло напротив него.
— Извини, что не могу остаться еще на какое-то время, — испуганно сказала она. — Но так будет лучше. Мой отец был прав: мне не стоило приезжать…
— Замолчи, — нетерпеливо перебил он, — и слушай меня, ты, глупая девчонка. — Ее глаза расширились в испуге, — Конечно, ты права, — сказал он, — тебе не стоило приезжать. И твоему отцу тоже не стоило приезжать. Арчеру Кейау нужно было убить его на вилле «Мимоза», как он убил его мать. Это было бы лучше для всех нас. — Он холодно улыбнулся и сделал еще глоток. — И спасло бы меня от сотни бед.
— Что ты имеешь в виду? — Мария-Лаура отодвинула стул. Она вскочила на ноги и в ужасе отшатнулась от него. Доберман глупо залаял.
— Ты была настолько глупа и наивна, что подумала, будто я собираюсь отдать тебе часть ранчо Канои. Ты видела раячо. Ты знаешь, что оно принадлежит семье Кейнов. Это наше наследство, плоды нашего труда, наш рассудок, наше превосходство. Таким мы сотворили это ранчо. Все, что вложили Мария-Антуанетта Леконте и ее сын, — это деньги, больше ничего. Они не строили дом, не создали Калани, не выстроили авеню баньянов; и этот маленький дом, и больницу, и церковь, и дома для рабочих. Они не сделали ничего, Мария-Лаура.
Он замолчал, и она неприязненно посмотрела на него.
— Я знаю, Брэд, — быстро сказала она, — ты думал…
— Джек был прав, — продолжал он, будто не слыша ее. — Он сказал, что должен был убить Обезьяну тогда, когда они боролись. Он должен был вонзить нож в его сердце и покончить с этим. Он жалел об этом всю свою жизнь. Он говорил мне: «Я костями чувствую, он где-то здесь, ждет, чтобы напасть, как гремучая змея. Он попробует забрать у нас все, сынок. Все, что семья Кейнов создала за эти годы: наш торф, наши земли, наше наследство. Наше имя. Не сделай глупости, когда он приедет за наследством. Мы должны быть готовы действовать… Быстро, без сожаления». У, Мария-Лаура испуганно вздохнула. Брэд поставил пустой стакан и встал, возвышаясь над ней. — Мой отец умер, — закричала она. — Он никогда не хотел требовать ничего от вас — ни Канои, ни Калани. Он не хотел больше никогда возвращаться сюда. И ваше наследство ему не нужно.
— Но ты не умерла, Мария-Лаура. И однажды ты задумаешься о богатом ранчо и этом красивом доме, о Калани и о деньгах. И пойдешь к умному адвокату со своим рассказом и своей просьбой. Тебе нужно будет гораздо больше, чем половина, Мария-Лаура. Ты захочешь все. Понимаешь, я не могу этого допустить.
— Ты сумасшедший, — воскликнула она, отступая от него. — Я сказала, что мне ничего не нужно. Я не хочу, чтобы имя Леконте даже ассоциировалось с Кейнами. Мой отец был прав, говоря о вас. Вы живете по своим законам и не знаете, что такое мораль. Твой дед убил свою жену, чтобы наложить лапы на наследство, и он убил бы Джонни, когда тому исполнилось бы восемнадцать. Я не должна была приезжать сюда. Не надо было слушать тебя. Если бы я вспомнила сразу, что говорил отец!
Лиловая молния вдруг разрезала ночное небо.
— Слишком поздно, — сказал Брэд. Он облокотился на перила, глядя на нее полуприкрытыми глазами.
— Я собиралась уехать завтра, — сказала она. — Но теперь вижу, что лучше мне уехать сейчас.
Мария-Лаура побежала вниз по лестнице, и тут ее настиг его холодный смех, от которого кровь стыла в жилах. Она услышала, как Брэд скомандовал: «Убей», и оглянулась через плечо. Она увидела добермана, который черной стрелой рванулся к ней в ночной тьме. Она закричала и выставила руки, когда огромный пес повалил ее на землю. Она почувствовала боль, когда его челюсти сомкнулись на ее руке. И вдруг услышала крик Вонга.
— Прочь, Макана, — кричал он собаке и бежал к ним. — Отпусти. Прочь, ты, ублюдок.
Но собака еще слышала прежнюю команду, и Вонг бросился между Марией-Лаурой и животным.
— Убей! — вновь заорал Брэд, мчась к ним сквозь темноту и дождь с пистолетом в руке.
Доберман схватил старика-китайца за глотку и сомкнул зубы.
— О, Господи, — кричала Мария-Лаура. Старик лежал на земле, а собака разрывала его лицо в клочья. Кругом была кровь, фонтаном хлещущая из артерии на шее. Раздался выстрел, и пес поднял окровавленную морду. Еще мгновение он смотрел на нее, потом вдруг жалобно взвыл. Ее горящие, налитые кровью карие глаза закатились, ноги подогнулись, и он упал на землю рядом с телом Вонга.
Ужас придал силы Марии-Лауре, и она бросилась прочь, ожидая следующего выстрела, который отправит и ее в вечность. Но ничего не случилось, и она обернулась на бегу. Брэд стоял под хлещущим дождем возле двух тел. Она услышала, как он отбросил оружие и упал на колени рядом с ними.
— О, Тосподи, — услышала она его отчаянный крик, — смотри, что они сделали.
Брэд поднял голову к небу, крича в агонии.
Мария-Лаура бросилась к дому. Ей нужно убраться отсюда поскорее… Она пойдет в полицию и все расскажет… Расскажет о нем… что он сумасшедший…
Даже если она сделает это, ей не поверят. Они посмотрят на Брэда Кейна, джентльмена, хозяина ранчо и нескольких островов, чья семья жила здесь несколько поколений. И на нее — юную истеричку, которая плетет какие-то истории про нападение. И она знала, на чьей стороне будет правосудие.
Мария-Лаура побежала к воротам, но вдруг вспомнила, что ее деньги и кредитные карточки находятся в комнате. Она безнадежно вздохнула: без них она далеко не уедет.
Она оглянулась на дом, увидела бегущих слуг, услышала их крики и поняла, что у нее есть несколько минут. Тогда она бросилась в свою комнату, схватила бумажник и вылетела через сад к воротам. Охранник тоже услышал выстрелы. Он побежал посмотреть, что случилось, оставив ворота без присмотра. Мария-Лаура нажала электронное управление, которое открывало двери, и проскользнула наружу. Потом бросилась бежать вниз по холму, и сердце билось в горле.
Ей казалось, что прошла целая вечность, прежде чем она увидела впереди бензозаправочную станцию. Тогда она перешла на шаг. Потом посмотрела на часы. Она бежала двадцать минут. «Он не посмеет преследовать меня в людном месте», — подумала Мария-Лаура, ища в кармане мелочь.
Она вошла в телефонную будку и вызвала такси. Потом в туалете смыла с себя грязь. Ее рука кровоточила. Она промыла ее, сняла футболку и обмотала рану, потом надела легкий свитер, чтобы он держал импровизированную повязку. Мария-Лаура, умыв лицо и расчесав волосы, вышла наружу ждать машину. Горло горело, и она выпила колы из автомата, все еще дрожа внутри. Она вспомнила горестное лицо Брэда, когда он смотрел на Вонга, и его дикий рев агонизирующего зверя. Вспомнила умирающего пса, его закатившиеся глаза и последние движения мертвого зверя. Она поняла, что Вонг спас ей жизнь. Из-за него Брэд не погнался за ней. Пока не погнался.
Машина подъехала на стоянку, и она рванулась к ней, забралась на сиденье и блаженно откинулась.
Следующий самолет в США только через два часа. Два часа! Они казались вечностью. Мария-Лаура купила билет и поспешила уйти подальше от кассы, чтобы смешаться с толпой и ждать. Но Брэда Кейна не было видно, когда наконец объявили ее рейс.
Она вздохнула с облегчением, когда села в самолет. Теперь она спасена.
Мария-Лаура прилетела в Сан-Франциско. А Брэд уже ждал ее там.


Теперь, сидя на террасе их семейного домика в Провансе, Би подумала: как ей в голову могло прийти тогда, что она спасена?! Брэд Кейн был одержим семейством Леконте. Он сумасшедший. Она даже не подозревала, как быстро он будет действовать. И как тихо. В своем «Юльфстриме» он уже летел в Сан-Франциско, когда она только егце купила билет на рейс в США. Она не подумала о том, что он может купить себе все, что захочет. И он знает, куда для этого идти. Где взять шприц с быстродействующей анестезией, которая выключит ее надолго. Тогда он сможет убить ее и подстроить несчастный случай. И тогда ранчо Канои окончательно будет его.


Мария-Лаура почувствовала его присутствие еще до того, как увидела его. Он не выдал себя ни звуком: просто возник, как сгустившаяся тень, из темноты. Она увидела огонек сигареты у его губ.
— Итак, Мария-Лаура, — сказал он тихо, — мы снова встретились.
Пуш сорвался с места и бросился к нему; он зарычал и предупреждающе показал зубы.
Брэд засмеялся:
— Я думаю, ты притащила сюда эту собачонку, чтобы защищаться. Что-то мне подсказывает, что он великий силач.
— Где дети? — быстро спросила Би. Она удивилась, что ее голос звучит так спокойно. Теперь, когда она встретилась ео своим убийцей лицом к лицу, она почувствовала такую ненависть, что это потрясло ее. Но она должна быть спокойной, чтобы победить. Она должна знать, что он сдержал слово и с детьми все в порядке.
— Я сдержал обещание, — сказал он. — Они в такси на пути к вилле «Мимоза».
Она тревожно уставилась в темноту, ища его руку с сигаретой.
— А как я узнаю, что это правда? Брэд пожал плечами:
— Наверное, ты просто поверить мне, Мария-Лаура. Он выбросил сигарету и пошел к ней. И тогда она увидела пистолет в его руке. Пуш опять глухо заворчал. Она увидела, как блестят его клыки, и сжала свое оружие еще крепче.
— Мы поедем немного прогуляться, Мария-Лаура, — сказал Брэд, не обращая внимания на собаку. — Посмотреть окрестности. Жаль, что так темно, но ты должна хорошо знать эти дороги.
Брэд взял ее за руку и втолкнул в машину. Держа дверь открытой, он показал на водительское место. Пуш забрался на соседнее, все еще не понимая, в чем дело.
Брэд сел назад и сказал:
— Ладно, поехали. Повернешь налево на развилке. Ты помнишь, где она.
Мария-Лаура почувствовала, что пистолет прижался к ее шее.
Она остановила машину в конце дороги, на самой высшей точке.
— Езжай до предела, — скомандовал он. Она сделала, как он сказал, потом выключила двигатель и стала ждать. Брэд не делал ни одного движения, не говорил ни слова. Он приставил пистолет к ее затылку, но теперь она знала, что он не использует его. Знакомые ночные звуки слышались ей: кваканье лягушек, шорох ночных животных и ночных птиц. Где-то внизу, на дороге, она увидела огни машины. Мария-Лаура с надеждой смотрела, как они вспыхнули, а потом пропали. И все. Она наедине с Брэдом Кейном.
Она услышала, как Пуш жалобно взвыл, когда Брэд вдруг выпрыгнул из машины. В темноте она видела только ствол пистолета, направленный на нее.
— Зачем ты это делаешь? — вдруг заорала она. — Я же сказала, мне не нужно ранчо. Мне не нужны деньги. Мне ничего от тебя не нужно…
— Ты все еще не поняла? Всю свою жизнь Джек ждал, что Обезьяна вернется и украдет его землю, отстаивая свои права. Я только защищаю свои интересы, хочу, чтобы Каиои всегда принадлежало Кейнам. Я не могу себе позволить, чтобы ты или другие Леконте когда-нибудь пришли требовать его себе. Настало время, дорогая Мария-Лаура, расставить все по своим местам. Я думаю, это лучший путь, — продолжил Брэд и улыбнулся. — Но на этот раз мы ведь должны быть уверены, не так ли?
Он открыл дверцу машины, потом протянул руку, нащупал зажигание и включил мотор. С ужасным криком Мария-Лаура вдруг высвободилась. Она выскочила через другую дверь вместе с Пушем, который возбужденно лаял. Мария-Лаура прижалась к острым камням и к траве, когда машина рванулась вперед через край и зависла на краю на несколько секунд, а потом мягко соскользнула вниз. Она услышала звон разбитого стекла, скрежет стали и чудовищный взрыв, взметнувший столб пламени. Она могла бы быть там, если бы ей не удалось выскочить.
Страх поднял ее на ноги, но тут Брэд схватил ее сзади и стал толкать к краю обрыва. Мария-Лаура кричала изо всех сил, упиралась ногами, цеплялась за колючие кусты и пыталась зацепиться за летящие из-под ног камни. Ей нужно было достать нож — это был ее единственный шанс. Она должна убить его раньше, чем он убьет ее. Она услышала громкий лай Пуша и увидела его черный силуэт на фоне пламени, и большая собака набросилась на ее убийцу, застав его врасплох и повалив их обоих на землю.
Мария-Лаура быстро перекатилась и вскочила на ноги. Она увидела, как Брэд прицелился в собаку, и выбила пистолет из его рук. Потянулась, чтобы схватить его, но он был проворнее. Брэд схватил пистолет и жестоко ударил пса по голове. Пуш тоненысо взвизгнул и упал. Мария-Лаура закричала от страха, а Брэд опять схватил ее и за ноги потащил к краю обрыва.
Она отбилась от него и отползла, но он через секунду уже оказался сверху. И начал бить ее головой о камни. Боль была невероятной, и Мария-Лаура поняла: его не остановить. Она начала терять сознание, но еще боролась. Она не должна была дать ему победить себя, она не может… Ей стали мерещиться какие-то звуки, и вдруг появился свет и другие люди.
Брэд сразу вскочил, но продолжал тащить ее за собой, держа, как щит, впереди. С трудом она поняла, что видит полукольцо жандармов вокруг них. На них направили пистолеты, и сквозь туман она слышала голос Ника, умоляющий ее «держаться». А потом она провалилась в знакомый черный туннель — в бессознание.
— Брэд, — мягко сказала Фил, — Брэд, это я. Он щурился на свет в изумлении:
— Ребекка, — хрипло прошептал он. — Что ты здесь делаешь? Я думал, ты ждешь меня в Сан-Франциско. Мы же едем на Калани. Ты помнишь об этом?
Фил почувствовала сердцем, что он больше не часть ее, и смотрела на него, чужого. Это был не тот очаровательный любовник, которого она знала. Не тот общительный человек, преуспевающий бизнесмен. Она видела незнакомца.
Глубоко вздохнув, она вошла в круг света от фар стоящих рядом машин. Брэд все еще держал безжизненное тело Би, и непонятно было, мертва она или без сознания.
— Отпусти ее, Брэд, — мягко попросила Фил, подходя ближе.
Его белые глаза остановились на ней, и он сказал:
— Я должен это сделать. Ты же понимаешь, да? Ты, как никто другой, должна понимать это.
— Я понимаю, Брэд. Но мне кажется, я знаю лучший способ.
Она дрожала от страха. Один неверный шаг, и Би Сбудет сброшена вниз.
Брэд посмотрел на стоящих вокруг жандармов. Он, кажется, начал осознавать происходящее:
— Поздно, да? — жалобно спросил он, глядя на нее. Она кивнула, не в силах ответить. Он менялся на глазах, из хладнокровного убийцы превращался в чудесного, очаровательного мужчину, которого она знала.
— И нам тоже слишком поздно, — тихо добавил он. — Если я причинил тебе зло. Фил, прости меня. Ты была единственной женщиной, которую я мог полюбить.
Он положил Марию-Лауру перед собой. Потом приставил пистолет к виску. Его огромные, безумные глаза остановились на Фил:
— Ты предательница, Ребекка, — зло сказал он и нажал курок.
Собственный крик отозвался в ушах Фил, когда красивая светлая голова Брэда распалась на несколько окровавленных частей, и он упал с края оврага в пропасть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайна - Адлер Элизабет



Полный бред!
Тайна - Адлер ЭлизабетЕкатерина
19.10.2012, 22.13





Я не согласно с мнением Екатерины .... Роман просто потрясающий советую читать ....у меня просто нет слов.........очень понравилась
Тайна - Адлер ЭлизабетMalvina
30.11.2013, 23.16





Роман очень увлекательный!! Советую прочитать!!
Тайна - Адлер ЭлизабетМИЛА
4.04.2014, 1.58





если это любовный роман, то я пещерный человек... книга напряженная, полна переживаний как людей, так и душевнобольных психопатов... много жестокости... почитать, чтобы отдохнуть - это не про эту книгу... оставила очень тяжелое впечатление... негатива и в жизни хватает((( хотела расслабиться... не получилось
Тайна - Адлер ЭлизабетVera
17.05.2014, 22.55





Мне роман понравился,но бреда точно хватает.Психиатор,профессионал высочайшего класса не увидела психа,хотя он очевидно был психом.Это ладно.Её приятельница и пациентка,потерявшая память,совершенно явно интересует этого психа и не она,не супер детектив даже НЕ ПОЗВОНИЛИ девушке,чтобы она хотя бы опасалась.Детей оставляют с экономкой и она просто отдаёт детей первому встречному только потому,что он назвался другом семьи.И экономку за это даже не упрекнули.Фантастика.Такое впечатление,что "дурак дурака видит издалека" и поэтому они так дружненько сгруппировались.Хотя читать было интересно.Читатйте,позлитесь так же как я.:)
Тайна - Адлер ЭлизабетИрина.
21.05.2014, 22.34





Перечитывала этот роман несколько раз, очень интересный, увлекательный.
Тайна - Адлер ЭлизабетАнюта
31.07.2014, 15.45





Нудятина!
Тайна - Адлер Элизабетнастя
3.08.2014, 11.44





Как по мне слишком много убийств(больше 10). Читала книгу по диагонали. Странный сюжет. Ну 7...
Тайна - Адлер ЭлизабетРита
11.07.2015, 17.06





роман неплохой уж точно не дешевый мне понравился хотя любовным не назовешь
Тайна - Адлер Элизабетгодива
9.10.2015, 5.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100