Читать онлайн Тайна, автора - Адлер Элизабет, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Тайна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Фил положила трубку и посмотрела на Брэда, который сидел напротив. Он курил и потягивал бренди. Доберман, напряженный, как натянутая струна, как всегда, расположился у его ног.
— Случилось что-нибудь? — невинно спросил он, глядя в ее укоряющие голубые глаза.
— Почему ты не передал мне, что звонил Махони? Если бы я не увидела его имя, записанное здесь, я и не узнала бы.
Он поморщился:
— Наверное, просто забыл.
— Я знаю тебя гораздо лучше, чем ты думаешь. Ты не забываешь ничего и никогда. И помнишь историю своей семьи до мелочей.
— Ну, это другое дело, — сказал он нервно. — Это важно.
— А передать мне, что кто-то срочно просил позвонить, ты не считаешь важным?
— Ладно, что там?
— Ты не сказал мне ничего, потому что звонил мужчина.
— Я не хочу, чтобы тебе вообще кто-нибудь сюда звонил. Ты должна уважать мое право на частную жизнь. И не давать ему этот номер.
Она смотрела на него в растерянности:
— Но я же не могу просто исчезнуть. У меня есть пациенты, жизнь идет, случаются всякие вещи…
Брэд внезапно бросил сигарету и вскочил на ноги. Собака с лаем бросилась за ним. Он схватил Фил за плечи и сказал, глядя в глаза:
— Я уже говорил тебе: ничто не имеет значения, только ты и я. А ты не слушаешь меня. — Фил услышала, как собака тихо рычит. — Когда ты со мной, Фил, я чувствую, как поглощен тобой. Ничто не важно для меня. Как ты не понимаешь?
— Ты спятил, — сказала она, отталкивая его. Он схватил ее за руку и развернул лицом к себе.
— А, ты так думаешь? Что я сумасшедший? — Он горько усмехнулся. — Я, возможно, самое разумное существо из всех, что ты знаешь. По крайней мере, я знаю, что хочу от жизни, и сделаю все, чтобы получить это.
Внезапно выражение его лица изменилось, он мягко улыбнулся и провел рукой по ее щеке.
— Я хочу тебя, моя красавица Фил, — прошептал он, — моя богиня, мой исповедник. Только тебя.
Фил осторожно наблюдала за ним. Это было больше, чем просто любовный бред: он был без ума от ревности.
— Я улетаю первым самолетом рано утром, — холодно сказала она, высвобождаясь из его объятий.
— Но почему. Фил, скажи? — Он выглядел потерянным ребенком. — Ведь нам так хорошо здесь вдвоем. Ну, пожалуйста, не порти все. Не оставляй меня. Ты же видишь, — добавил он умоляюще, — как нужна мне, очень.
Фил колебалась: он, как оборотень, опять преобразился и теперь смотрел на нее глазами того очаровательного парня, которого она любила. Но тут она вспомнила Милли.
— У меня умерла подруга, — сказала она дрожащим голосом. — Я должна вернуться.
— Фил, прости меня. Я не знал.
— Ладно, все нормально. Теперь знаешь. Она оставила его и побрела в свою комнату. Она слышала, как он идет за ней, сопровождаемый доберманом.
Он остановился в дверях, с верным псом позади, и стал наблюдать, как она складывает вещи. Слезы от воспоминания о Милли тихо ползли по ее щекам.
— Я тоже полечу с тобой, — сказал он покаянно. — И поеду с тобой на похороны. А потом ты можешь снова вернуться сюда.
— Поздно, Брэд. Похороны уже состоялись. v — Тогда зачем тебе ехать? Она раздраженно нахмурилась:
— Это сложно объяснить. Из-за одной моей пациентки. Я должна поговорить с ней. Я ей нужна.
— Но ты и мне нужна, правда. Очень нужна. Фил перестала складывать вещи в чемодан и посмотрела на Брэда, стоящего в дверях. В его глазах была обреченность, и она поняла, что это правда. Фил допускала возможность ревности, но он переходит все границы. Она подошла к нему и положила руки на плечи.
— Глупый, ты зря ревнуешь, — мягко сказала она. — Ты же знаешь, что я бы осталась, если могла.
— Хотелось бы верить, — сказал он неохотно и притянул ее к себе. — Кто этот Махони, чей номер ты должна знать наизусть?
— Просто друг, — ответила она. Брэд сомкнул кольцо рук вокруг нее:
— Я не хочу, чтобы ты имела друзей, — прошептал он ей на ухо.
— Я не хочу, чтобы в твоей жизни был еще кто-то, кроме меня.
Его ледяной тон заставил ее содрогнуться. Позже в кровати она смотрела на спящего Брэда. Он лежал на спине, широко раскинув ноги и руки. Она подумала, что его бронзовое, мускулистое тело и шелковые светлые кудри напоминают ей юного греческого бога. Такой красивый, но какой-то беззащитный. Она вспомнила их борьбу и его угрожающее лицо совсем близко; он выглядел тогда совсем иначе, чем этот человек, невинно спящий рядом. Мысль об этом испугала ее. Впервые со времени знакомства она взглядом профессионала оценила его поведение. Фил открыла дверь в квартиру и крепко захлопнула за собой. Она поставила вещи на пол и бросилась на софу, с удовольствием растянувшись на ней.
Всего лишь несколько месяцев назад эта квартира была для нее крепостью, защитой от мира. Все было спокойно и тихо. Ее жизнь была однообразной рутиной, и это ей нравилось. Ну, может быть, слово «нравилось» не совсем подходит, но, в конце концов, она была хозяйкой своих чувств, даже если и не позволяла себе проявлять их.
А потом она сдалась, и вот теперь — в плену у этого сумасшедшего ревнивца, чьи сложности характера проявляются тем сильнее, чем больше он ревнует. Умер ее лучший друг, а она даже не присутствовала на погребении. А ее пациентка, которой она обещала помощь, вынуждена одна переживать этот кризис, хотя Фил обещала быть с ней в трудный момент.
Фил сердито нахмурилась. Ее упорядоченный мир разлетался на кусочки, и она это понимала. Пришло время взять себя в руки.
Фил подняла телефонную трубку и набрала номер Би. К ее удивлению, та говорила спокойно и расслабленно.
— Я пробовала позвонить тебе на Гавайи, но не могла пробиться, — сказала Би. — И еще я поговорила с детективом Махони, и он очень помог мне. Он такой милый. Фил, такой прямолинейный. Он помог мне разобраться в себе.
— Извини, что оставила тебя, — сказала. Фил. — Мне так жаль, что я не смогла сказать последнее «прости» Милли. Как я могла так глупо поступить, не сказать тебе, куда уезжаю…
— Ладно, все в порядке. Я тебя понимаю, и Милли, наверное, тоже. Кроме того, со мной Ник. Он как скала. Фил. На него можно положиться. Не знаю, что бы я без него делала. Он сейчас со мной. Помогает мне с детьми. Скоттом и Джули, — добавила она.
Они разговаривали о наследстве и детях еще некоторое время, и Фил сказала, что это типично для Милли. Она предложила прилететь и помочь Би, но та сказала, что с ней Ник и все в порядке.
— Только не забудь, что я обещала, — сказала Фил на прощанье. — Когда я буду нужна, я всегда рядом. Можешь рассчитывать на меня.
Чувствуя себя лучше. Фил направилась в ванную, оставляя по дороге одежду. Она встала под горячий душ, желая, чтобы вода смыла усталость и ее грехи. Она размышляла, что ей делать с Брэдом.
Угрюмый и молчаливый, он доставил ее на своем самолете с Калани в Гонолулу, но она настояла на том, чтобы долететь до Сан-Франциско на коммерческом самолете.
— Это почему? — гневно спросил Брэд. Она не сказала ему, но сама знала причину: она хотела вновь обрести независимость, прежде чем все зайдет слишком далеко и она полностью потеряет контроль над ситуацией. Она не могла позволить, чтобы Брэд Кейн стал доминировать в ее жизни.
В аэропорту она хотела поцеловать его, но он сердито отпрянул. Фил быстро повернулась и пошла прочь. Она чувствовала, что он провожает ее испепеляющим взглядом, но запретила себе оборачиваться. Если Брэд хочет, чтобы все было так, она в этих играх не участвует.
Фил вышла из душа, надела свою белую просторную рубашку и побрела на кухню, размышляя, почему квартира кажется такой пустой. Она улыбнулась. Как она могла забыть? Конечно же. Котики нет.
Она набрала домашний номер Махони, но он не ответил, тогда она позвонила на работу.
— Я вернулась, — сообщила Фил, внезапно взволнованная звуком его голоса.
— Вижу, — сказал он.
— Я звонила Би, — сказала она, — и, кажется, все поправила. Ведь меня не оказалось тогда, когда я была нужна ей.
— Ну, да, — холодно сказал он.
Фил с сомнением поглядела на трубку, отставив ее от уха. Какого черта Махони так разговаривает?
— С тобой все в порядке? — спросила она.
— Да. Просто неделя трудная. А ты что, планируешь опять ехать отдыхать?
— Эй, Махони, — пораженно сказала она, — да что случилось? Я думала, мы друзья.
Ответом ей было долгое молчание. Потом Фрэнко сказал:
— Я просто думал, что там Мистер Гавайи рядом с тобой. Вот и все.
Фил с облегчением засмеялась:
— О, его нет. Он дома. Один. На своем острове.
— Прекрасно. А что ты делаешь сегодня вечером? У тебя свидание с кем-нибудь еще?
— Нет, ни с кем. И мне нечего делать. Конечно, если бы ты пригласил меня куда-нибудь… — Ей вдруг очень захотелось увидеться с ним. — Махони, — сказала она, нарушая неловкое молчание, — хватит издеваться. Назови время и место.
— У меня, — сказал он, — в восемь вечера. И оденься поизобретательнее. Мы идем на свадьбу.
— Не ты ли женишься?
— Нет, я жду, пока ты меня позовешь. А свадьба у моего коллеги. Я не участвовал в подготовке церемонии, но, так как это ирландско-итальянская свадьба, предполагается, что будет грандиозная пирушка и танцы всю ночь, и масса выпивки. Короче, в восемь.
Фил надела новое алое платье, короткое и облегающее, с открытыми плечами. Она убрала волосы и, за неимением живых цветов, воткнула в волосы алую шелковую розу. Свои загорелые ноги она обула в ярко-красные открытые туфли на высоком каблуке и накинула на плечи черный шелковый шарф. Взглянув в зеркало, она была удовлетворена. Вдруг Фил почувствовала подъем духа. Ей больше не хотелось думать о Брэде и его сумасшедшей ревности. Ей хотелось одеваться для Махони и быть с ним этим вечером.
— Ox, посмотрите на нее, — сказал Махони, открывая дверь. — Ты выглядишь как моя первая девчонка которую я еще школьником приглашал на свидания.
— Я решила, пусть лучше будет чуть ярко, но не скучно, — сказала Фил, поднимаясь по ступенькам.
— Вижу, ты приняла мой совет насчет цвета, — сказал он, улыбаясь. — Красный тебе очень идет. Правда. — Он внимательно разглядывал ее длинные загорелые ноги и округлые плечи, с которых соскользнул шарф. — Ты выглядишь потрясающе.
Фил с улыбкой покрутилась перед ним:
— Что, правда, хорошо? Ты велел одеться особенно, но я сомневалась…
Махони с восхищением смотрел на нее:
— Док, мой друг Коннорс сегодня женится. Но когда мой темпераментный ирландец увидит эту алую женщину, то может произойти самый быстрый в истории развод.
Фил засмеялась:
— Да ты и сам выглядишь сегодня превосходно, Махони. — Она пробежала пальчиками по шелковым пуговицам его смокинга. — Просто как звезда из ночного ток-шоу. Или кандидат в президенты? Или будущий майор?
— Ну, не на этой неделе, милая. Тут много дел было. Каждый год в это время одно и то же. Все дело в этой волне жары, от которой люди сходят с ума и начинают убивать друг друга. В городском морге больше тел, чем ты и я себе можем представить. И не одно — причина насилия.
Махони достал из шкафчика пару фужеров и бутылку шампанского из холодильника. Фил наблюдала за ним.
— Но твое тело в прекрасном состоянии, Махони, — сказала она с игривой улыбкой.
— Да, мне говорили, — спокойно сообщил он. Она заметила этикетку с маркой шампанского и пораженно спросила:
— Ты потратился на это из-за меня?
— Только самое лучшее, — ответил он, поднимая бокал в шутливом тосте. — Да, кстати, Коко спит со мной. Тебе не было так долго, что она почти забыла о твоем существовании.
— Да, но я-то ее не забыла, — смущенно ответила Фил.
— Итак? Что там с Мистером Гавайи? Она в замешательстве опустила глаза.
— Я пришла не за тем, чтобы обсуждать мою личную жизнь.
— Это почему же? Скрываешь что-нибудь?
— Махони! — сказала она, укоризненно глядя на него.
— Хорошо, хочешь, чтобы я говорил о нем? Думаю, он был холоден, просто как лед. Кроме того, груб и высокомерен. А еще ревнив, как черт, больше чем ему нужно было, — сказал он и добавил: — Или тебе.
— Махони? — вновь воскликнула Фил, вспыхивая.
Он поморщился:
— Ты же сама просила…
— Не просила! — Их глаза встретились, и она вдруг засмеялась. — Ох, черт, ты прав во всем. Он жуткий собственник и ревнивец. — Ее улыбку сменил обеспокоенный взгляд. — Знаешь, Махони, иногда меня задевает то, что он так ревнив.
— А у него есть причины? Фил покачала головой:
— Знаешь, что меня больше всего беспокоит? Он думает, что я похожа на его мать. И я действительно похожа.
Махони нахмурился, ничего не понимая:
— И что в этом плохого?
— Ничего, просто жутковато. Он ненавидел ее. Он рассказывал всякие жуткие истории о том, какой она была стервой, как она крутила со всеми мужчинами. Он сказал, что все знали об этом. Она даже довела одного парня до самоубийства.
Махони озадаченно присвистнул:
— Не нужно быть высококлассным психиатром, чтобы сделать определенные выводы.
— Да нет, он не такой, — сказала она, словно защищая его. — Большую часть времени он обаятелен, мил, чувствителен. Он красивый, современный, удачливый бизнесмен. Его ранчо — это вся его жизнь.
— Да, он просто ненавидит свою мать. — Теперь Махони был серьезен. — Слушай, Фил, если ты чувствуешь, что что-то не так, значит, так оно и есть. Доверяй своему шестому чувству.
— Ты считаешь, что он действительно думает о своей матери, когда ложится со мной в постель? — спросила Фил взволнованно.
— А почему бы тебе у него это не узнать?
— Я уже пыталась. Я спрашивала, действительно ли он так желает меня потому, что я похожа на Ребекку, но он только смеялся в ответ. Он сказал, что это не так. И мне пришлось поверить, Махони.
Фрэнко кивнул. Фил была женщиной, которая не доверяла людям без достаточных оснований. Но, хотя она и работала психиатром, она все же была женщиной и не желала признавать возможность того, что Брэд имеет какие-то извращенные мотивы заниматься с ней любовью.
— Так или иначе, но я оставила его. — Она нахмурилась. — В аэропорту он был вне себя оттого, что я не позволила ему проводить меня. Поэтому, мне кажется это конец.
Махони ухмыльнулся:
— Ну, тогда нечего волноваться. Фил все еще хмурилась.
— Ладно, рассказывай, что там еще у тебя, — сказал он.
— О, Махони. Я не позаботилась о Би.
— Да, правда. Но она, кажется, поняла тебя. Просто обстоятельства так сложились.
— Это непростительно. Кроме того, что она — моя подруга, она еще и мой пациент. Я безответственно поступила.
— Ладно, все мы просто люди.
— Я — врач! — воскликнула Фил, все еще злясь на себя. — Я обязана была быть там.
— Слушай, что теперь волноваться, — сказал он спокойно. — Все в порядке. Хватит рвать на себе волосы, ладно?
Фил подняла на него голубые глаза, полные слез.
— Я пропустила похороны Милли. Он сел рядом и обнял ее за плечи. Она положила голову на его руку, и он услышал, как она глотает слезы.
— Давай, детка, — сказал он, одобрительно кивая, — лучше выплакаться. Станет легче. Он услышал, что она вдруг усмехнулась сквозь слезы:
— О, Махони, прекрати.
— У тебя тушь потекла, — сообщил он.
— Ох, черт!
— Хорошее ругательство вроде «черт» всегда помогает расслабиться, — шутливо сказал он.
— Это ты черт, — сказала Фил, отпихивая его.
Махони рассмеялся:
— Узнаю мою девочку. Давай, соберись, док. Приведи себя в порядок. У нас впереди свадьба.
Церемония началась в четыре тридцать в банкетном зале «Хиберниан», и к тому времени, когда Махони и Фил прибыли (а это было около девяти), все уже было вверх дном, и все танцевали. Ансамбль, составленный из нескольких членов Секретного Федерального Отделения Полиции, вовсю распевал хиты «Бич Бойз», и половина зала подпевала им. На танцевальной площадке толпились люди, часть собравшихся оккупировала бар, а по стенам сияли лики римских богов. Ирландские и итальянские флаги, украшавшие церемонию, свисали сверху. Невеста, прекрасная, в платье из белого шелка с кружевами и трехметровой фате, стояла рядом с новоиспеченным супругом и родителями. Махони протиснулся с Фил сквозь толпу, чтобы поздравить молодых.
— Коннорс, старина, она наконец-то сделает из тебя порядочного человека, — сказал Махони, поздравляя коллегу. Он восхищенно взглянул на невесту:
— Я всегда говорил Коннорсу, что ты слишком хороша для этого старого пня. Ты выглядишь потрясающе, детка. Великолепная невеста.
Они рассмеялись, и он, взяв Фил за руку, представил ее.
— А это Филлида Форстер, известная под именем Фил, — сказал он.
Фил удивленно взглянула на него, гадая, откуда он мог узнать ее полное имя, и вдруг очутилась в медвежьих объятиях жениха.
— Боже, Махони, — сказал он восхищенно, — где ты нашел такую? Она слишком хороша для тебя, старина.
— А, вы доктор Фил! — воскликнула Сандра, невеста.
— Только не сегодня вечером, — сказала Фил. — Сегодня я — подружка этого старого пня. Они засмеялись, и Коннорс сказал:
— Обещайте мне танец, доктор Фил. Я буду счастлив в любое время доверить вам свою нервную систему.
Большинство мужчин из команды Махони сидели в баре. Бенедетти увидел их, толкнул локтем рядом сидящего парня и сказал:
— Гляди, Махони кого-то подцепил. Все как один обернулись, и ухмылки синхронно расползлись по их лицам.
— Что ты с ней сделал, чтобы заставить пойти с тобой, Махони? — лениво спросил кто-то. — Пинками гнал?
— Слушай, умник, — ответил Махони, — мы понимаем, что ты не знаешь, как вести себя с дамой, но мы простим тебя, если ты очень постараешься. Позвольте представить вам доктора Фил Форстер.
— Врач… — задумчиво сказал Бенедетти. — Могу я задать вам вопрос, мадам? Какого черта вы делаете в компании этого пройдохи Махони? Да половина наших из Секретного Бюро будут счастливы увести вас у него, когда пожелаете.
— Спасибо, ребята, — притворно скромно сказала Фил, придвигая стул и наслаждаясь обилием комплиментов от коллег Махони.
— Она принимается в наши ряды на сегодня, — сказал кто-то, прикалывая шутливую эмблему Секретного Бюро на платье Фил.
— Клинтон, — позвали бармена, — напиток для доктора Форстер.
— Итак, — сказал Бенедетти, придвигаясь ближе и тесня ее огромным, как пивная бочка, животом, — расскажите нам, как вам посчастливилось познакомиться с Махони.
— Это долгая история, — сказал Махони, — и слишком откровенная для ваших нежных ушей.
— Как насчет танца, док? — спросил кто-то. Он повел ее на площадку под звуки «Ла Бамбы» и танцевал до тех пор, пока кто-то другой не оттеснил его плечом.
Полчаса спустя Фил наконец удалось вернуться в бар. Она жадно выпила стакан воды и села, прижимая ладони к пылающим щекам.
— Ладно, ребята, все значит все, — сказал Махони, — Леди нуждается в пище.
Он взял ее за руку и повел сквозь толпу, поминутно останавливаясь, чтобы представить ее своим друзьям.
Столы в буфете ломились от всевозможной морской пищи, от тарелок с лазаньей, гноччи с сыром, павиолями, кабачковой парминьеной, тушеными помидорами, салатами, полдюжиной сортов различного хлеба и бутылок красного вина. Это представляло итальянскую сторону. Ирландия была представлена копченым лососем и галвейскими устрицами, «Колкэнноном» и содовым хлебом, «Гинессом» и «Пэдди». Столы были украшены флагами, трилистниками и розами, и гостеприимству не было предела.
Махони положил в тарелку Фил различные блюда, утащил бутылку вина и повел ее в тихий уголок.
— Готов поклясться, ты сегодня не ела, — сказал он, отправляя в рот устрицу.
— Да, так и есть, — сказала Фил, немедленно последовав его примеру.
Они жадно ели еще некоторое время, после чего она сообщила:
— Мне понравились твои друзья.
— Да, они хорошие ребята, — сказал он, улыбаясь, — и, думаю, они правы. Какого черта ты делаешь рядом со старой развалиной — полицейским вроде меня?
Их глаза встретились, и она сказала:
— Ну, во-первых, ты не старый. Или, если так, то выходит, что я тоже старая, а я не могу с этим согласиться. Во-вторых, ты вовсе не развалина, Махони. — Она протянула руку и слегка коснулась пальцами его лица. — Ты — звезда отделения.
— Ну да, любой покажется звездой рядом с Бенедетти и его пузом — пивной бочкой.
— И, в-третьих, ты хороший полицейский, Махони, я знаю это.
— Спасибо за комплимент, леди. Их глаза вновь встретились.
— Подожди минутку, — сказал он, встал и пробрался к оркестру.
Когда несколько минут спустя он вернулся, оркестр заиграл «Леди в красном».
— Это — наша песня, — сказал он, подавая ей руку. Свет стал приглушенным, и пары потянулись к центру зала, под огромный зеркальный шар, висевший под потолком. Махони крепче сжал ее в объятиях, и Фил счастливо улыбнулась.
— Ты прав, — прошептала она на ухо ему, — так похоже на школьный выпускной вечер. Я не танцевала медленные танцы вот так с тех самых пор.
— Тогда ты даже не представляешь, чего ты лишила себя, — прошептал он в ответ.
— Твои друзья смотрят, — сказала Фил.
— Давай дадим этим болтливым старым девам тему для сплетен.
Он еще крепче прижал ее к себе. Она откинула голову и посмотрела на него:
— Махони…
— Лучше Фрэнко. В конце концов такой интимный момент…
— Это я как раз и собиралась сказать… Точнее, я как раз думала, насколько права была Мэй Вест, когда сказала: «Это связка ключей у тебя в кармане, или ты просто рад меня видеть?»
Махони высвободил одну руку. Широко ухмыляясь, он вытащил наручники из кармана брюк.
— Извини, что вынужден разочаровать тебя, док. Но если тебе хочется, буду рад сделать все, что могу.
— О, Махони, — со смехом обвивая руками его шею, сказала она. — Я так глупо не веселилась с тех пор, как… да я и не помню, когда.
— Я тоже, — нежно сказал он, глядя вниз на ее темные волосы. — Говорили ли вам, Филлида Форстер, что вы чертовски привлекательная женщина?
— Как ты узнал мое полное имя? — спросила она. — Я никому не говорила.
— Ты забываешь, что я полицейский. Я привык знать такие вещи, как имена, даты, адреса и телефоны. — Он улыбнулся. — Это написано на твоих водительских правах.
Они еще долго танцевали, пока их не прервал жених, тяжело похлопав Махони по плечу. Фрэнко подхватил невесту, и Фил еще на час потеряла его из виду, пока танцевала с молодыми ирландцами-полицейскими и отплясывала тарантеллу с пожилыми папашами итальянских семейств. Вернувшись в бар, она изрядно повеселилась, слушая шутки и истории, окруженная обожателями. Она так была увлечена всем, что совершенно забыла о Брэде Кейне.
Ближе к полуночи детективы решили перебазироваться к «Ханрану», где было место их постоянных сборищ. Фил явилась туда в сопровождении лучших сынов Сан-Франциско и, идя по бару, поминутно оборачивалась на возгласы и свист:
— Эй, детка, сядь со мной.
— Иди ко мне, милая, ты много теряешь.
— Оставь этого Махони, я все то же делаю гораздо лучше.
— Ясно, — сказала Фил, шутливо склонив голову набок. — Теперь, ребята, я могу вам точно сказать, что вы самое большое сборище похотливых свиней из тех, что я видела в жизни.
Они загомонили и стали протестовать, и она подняла руку, прося тишины:
— Но, — с улыбкой продолжила она, — сегодня вы сделали мне самый большой комплимент, какой только можно сделать женщине. И я хочу сказать вам, что принимаю его.
— Ура, док, — заулыбались они, аплодируя и призывая выпить с ними.
Было уже три часа ночи, когда Махони наконец привез ее домой. Ее голова покоилась на его плече, и она недовольно раздумывала о неудобстве такого положения в «мустанге».
— Ради Бога, Махони, купи себе нормальную машину, — сонно посоветовала она.
— Ты смеешь критиковать мою гордость и источник удовольствия, — сказал он воинственно.
— Да я знаю, в чем твоя гордость и источник удовольствия, — прошептала она. — И не пытайся уверить меня, что это были наручники.
Он, улыбаясь, припарковал машину возле ее дома.
— Я не должен был знакомить тебя с моими буйволами, — сказал он. — Они развратили тебя.
— Может быть, это то, что мне нужно, — сказала Фил, потягиваясь. — Чуточку развращенности.
— Просто так, для остроты, — согласился он.
— Как мускатный орех или розмарин… — сказала она, пока он открывал перед ней дверь. Фил споткнулась и чуть не полетела вперед, выставив руки.
— Может, поможешь? — спросила она, улыбаясь.
Он протянул ей руки и обвил ее талию, пока они шли по ступенькам. Фил повернулась к нему, закрыла глаза и сонно сказала:
— Может, поцелуешь меня на ночь, Махони?
Он засмеялся и долгим поцелуем прижался к ее губам.
— М-м-м, — сказала она, — очень вкусно.
— Давай, провожу тебя в квартиру, док, — сказал он, когда она, зевнув, прижалась к нему. — Это был долгий вечер.
— Да уж, — согласилась Фил и добавила с широкой улыбкой: — И такой веселый. Я давно так хорошо не веселилась.
— Ну, я рад, — сказал он, беря у нее ключи и открывая дверь.
«Порше» Брэда Кейна был припаркован в полквартале от этого места. Он нагнулся вперед, наблюдая за тем, как они вместе входят в дом.
Он вынул сигарету из почти опустевшей пачки «Житана» и прикурил, жадно затягиваясь. Он знал, где ее квартира, и смотрел на окна: свет в конце концов погас, и он застонал от безысходности. Сигарета была яростно потушена. Как часто он видел Ребекку такой ветреной, игривой, и то, как она вела к себе мужчин. Все-таки Фил была слишком похожа на его мать.
Его глаза застыли на одной точке: он смотрел на окно, наклонившись вперед, напряженно ожидая.
Фил скинула туфли и прошла на кухню.
— Кофе?
Махони покачал головой:
— Может, просто стакан воды, док, и в постель? Утром будешь как новорожденная. Она счастливо вздохнула:
— Мне нравится быть такой, как сейчас.
— Ну и хорошо. — Он подошел и чмокнул ее в щеку. — Знаешь что? — серьезно спросил он.
— Что? — Ее глаза светились невинностью.
— Ты и в самом деле очаровательная женщина, — сказал он с улыбкой и направился к двери.
— Спасибо, Махони, — сказала она вслед. — До вечера.
Он помахал рукой и закрыл за собой дверь. Фил, улыбаясь, направилась в ванную, оставляя всюду вещи. А когда она уснула, улыбка все еще была на ее губах. И она не сняла макияж. Такого с ней не было уже долгие годы.
Махони заметил черный «Порше-938», припаркованный в полуквартале. Инстинкт полицейского подсказал ему, что машина была единственной на улице и в ней никого не было, над чем он автоматически продолжал размышлять. Когда он вскочил в свой «мустанг» и зажег огонек выезда, то увидел, что «порше» тоже трогается с места. Он подождал, пока машина проедет, чтобы записать номер и потом проверить его, просто на всякий случай. Но «порше» отъехал еще на полквартала и быстро свернул на соседнюю улицу.
Махони нахмурился: он сегодня не на дежурстве, и, кроме того, ему надоело ловить всяких хулиганов в дорогих машинах. Парень, наверное, был каким-нибудь дорогим частным детективом, следящим за неверной женой или мужем. В конце концов ему вовсе нет до этого дела.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайна - Адлер Элизабет



Полный бред!
Тайна - Адлер ЭлизабетЕкатерина
19.10.2012, 22.13





Я не согласно с мнением Екатерины .... Роман просто потрясающий советую читать ....у меня просто нет слов.........очень понравилась
Тайна - Адлер ЭлизабетMalvina
30.11.2013, 23.16





Роман очень увлекательный!! Советую прочитать!!
Тайна - Адлер ЭлизабетМИЛА
4.04.2014, 1.58





если это любовный роман, то я пещерный человек... книга напряженная, полна переживаний как людей, так и душевнобольных психопатов... много жестокости... почитать, чтобы отдохнуть - это не про эту книгу... оставила очень тяжелое впечатление... негатива и в жизни хватает((( хотела расслабиться... не получилось
Тайна - Адлер ЭлизабетVera
17.05.2014, 22.55





Мне роман понравился,но бреда точно хватает.Психиатор,профессионал высочайшего класса не увидела психа,хотя он очевидно был психом.Это ладно.Её приятельница и пациентка,потерявшая память,совершенно явно интересует этого психа и не она,не супер детектив даже НЕ ПОЗВОНИЛИ девушке,чтобы она хотя бы опасалась.Детей оставляют с экономкой и она просто отдаёт детей первому встречному только потому,что он назвался другом семьи.И экономку за это даже не упрекнули.Фантастика.Такое впечатление,что "дурак дурака видит издалека" и поэтому они так дружненько сгруппировались.Хотя читать было интересно.Читатйте,позлитесь так же как я.:)
Тайна - Адлер ЭлизабетИрина.
21.05.2014, 22.34





Перечитывала этот роман несколько раз, очень интересный, увлекательный.
Тайна - Адлер ЭлизабетАнюта
31.07.2014, 15.45





Нудятина!
Тайна - Адлер Элизабетнастя
3.08.2014, 11.44





Как по мне слишком много убийств(больше 10). Читала книгу по диагонали. Странный сюжет. Ну 7...
Тайна - Адлер ЭлизабетРита
11.07.2015, 17.06





роман неплохой уж точно не дешевый мне понравился хотя любовным не назовешь
Тайна - Адлер Элизабетгодива
9.10.2015, 5.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100