Читать онлайн Тайна, автора - Адлер Элизабет, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Тайна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Ник Ланселлис вернулся и сообщил, что ему не удалось узнать ничего о собственности Флоры Бил, за исключением того, что опека поручена Лондонскому банку, который дал распоряжение оставить коттедж в том виде, в котором он находится, навечно. Фондов для оплаты расходов на его содержание имелось более чем достаточно, и банк был уверен, что намерением владельца было превратить коттедж в музей или даже некое подобие святого места для паломничества и поклонения. Банкир сообщил, что имена и подробности являются конфиденциальной информацией и он ни в коем случае не намерен разглашать ее, конечно, за исключением тех случаев, когда это станет предметом разбирательства официальных органов или полиции.
— Итак, мы вернулись к тому, с чего начали, — мрачно сообщил Ник за ленчем Би и Милли. — Все, что у нас осталось, это тот ключ, который мы нашли в коттедже.
Он достал из кармана серебряный ключик и положил его на стол. Все трое посмотрели на него. Он был маленький, незнакомый, такой же как множество других ключей.
— Может, он от сундучка или чемодана? — предположила Би.
— Единственный чемодан, который мы нашли, валялся на чердаке, но он был открыт.
— А может, он от шкафчика? Ник покачал головой.
— Мы не нашли запертых шкафов. Нэнни Бил держала все секреты при себе. Хотя… — он задумался. — Помните, документ обрывается внезапно, на середине. Она не пишет, что случилось на острове, когда они прибыли туда. Нэнни не в силах была противостоять врагу — имеется в виду отец Джонни. Она не закончила рассказ, даже не написала: «На этом все» или «Конец».
— Ты хочешь сказать, что ключик открывает дверцу, за которой спрятаны ее остальные секреты? — спросила Милли.
— Да, я уверен в этом, — Ник вновь стал разглядывать ключ. — Смотрите, здесь выгравирован какой-то номер. — Он игриво посмотрев на Милли. — Ну-ка, скажите мне, где недоверчивая пожилая леди будет хранить свои секреты?
— В своем банке, конечно, — немедленно ответила Милли.
Он кивнул:
— Могу поклясться, что этот ключ от тайного сейфа. Нужно только узнать, в каком банке он находится.
Би разочарованно опустила голову:
— Их не меньше сотни на побережье. Ник таинственно улыбнулся им:
— Тогда я поиграю в детектива и постараюсь найти нужный.
Сразу после ленча Ник поспешил заняться новым делом, а Би решила проверить, как продвигаются дела на вилле «Мимоза».
Кухня и новые ванные комнаты были почти закончены, всюду толпились плотники, плиточники, маляры, штукатуры. Вилла все еще была погребена в кучах строительного мусора, но бассейн был почти закончен, и садовник с помощниками трудились над тем, чтобы привести прилегающую территорию в порядок.
Дизайнер Милли вновь перенес срок окончания работ, но на этот раз собирался действительно закончить к этому времени. Би с удовольствием подумала о том, что скоро можно будет привезти и поставить часть мебели, чтобы немного оживить интерьер.
Милли сначала собиралась пойти вместе с Би на виллу, но передумала и сказала, что неважно себя чувствует.
— Иди одна, моя дорогая, — сказала она, целуя ее на прощанье. — Вернешься и все подробно расскажешь.
Милли помахала Би на прощание и направилась к своему любимому месту на террасе, откуда было видно море.
Она позвала официанта и приказала принести ей стаканчик бренди, чтобы взбодриться. Удовлетворенно кивнув, она перевела взгляд на пинии и оливы, розовые и пурпурные бугенвиллии внизу и на искрящееся синее море. Она подумала, что из всех мест, где она путешествовала, это было ее любимым.
«Глупая, — подумала она с улыбкой. — Ты говорила так о всех местах, где побывала. И ты знаешь, что тут дело не в красотах этого места, а в тех людях, которые рядом с тобой. Раньше, когда ты была молода и легкомысленна, это были мужчины. А теперь, когда ты стала старой, с тобой рядом эта милая девочка Би. Она напоминает тебя, хотя ты никогда не выставляла напоказ свое одиночество и мнительность. — Всегда такая гордая, словно ничто не имеет значения».
Милли усмехнулась, подумав, что теперь это давно потеряло смысл, нечего об этом беспокоиться. Скоро приедут дети, и ремонт закончиться. Все должно получиться так, как ей хочется, так, как она все придумала и распланировала.
: Милли блаженно пила маленькими глотками бренди, глядя на Средиземное море. Морские птицы пронзительно кричали в вышине, солнце ласково грело ее обнаженные руки, нежный бриз мягко трепал верхушки пальмовых деревьев. Она вздохнула в истоме, поставила стакан и, удобно откинувшись, закрыла глаза.
Она уже спала, когда неожиданный спазм сжал ее сердце, как было уже не раз в последнее время. Только сейчас он был слишком сильным. Милли умерла с тихой улыбкой на устах.
— Нет, не верю, — закричала Би, когда ей сказали о смерти Милли. — Это неправда. Пожалуйста, скажите, что это неправда!
Сердце ее разрывалось от боли. Она повернулась к Нику, белая как полотно:
— Милли была моим другом, — прошептала она. — Она была такой хорошей, доброй, благородной. Когда я не знала, что делать, была напугана, она приютила меня и сделала частью своей жизни.
Би снова зарыдала, громко, захлебываясь:
— О, Ник, почему именно сейчас? Это несправедливо.
Он обнял ее дрожащие плечи. Ему нравилась Милли, он знал, что под ее экстравагантной внешностью скрывается доброта, и он тоже был шокирован, когда узнал о ее смерти. Ник боялся за Би: казалось, ее чувствительная душа не вынесет еще одного удара. Он прижал ее к себе, словно желая передать ей свою силу, поддержать ее.
Би продолжала что-то бессвязно бормотать о Милли, говорила, что должна позвонить Фил, которая была другом Милли. Ник мягко сказал ей, чтобы она не беспокоилась, он позвонит Фил и адвокату Милли в Нью-Йорке, он вообще все устроит. Но, прежде всего, он должен отвести Би в ее комнату и послать за доктором, чтобы тот дал ей успокоительные.
Адвокат Джон Хартли устроил так, чтобы похороны состоялись двумя днями позже. Он уведомил Ника, что не сможет присутствовать, но приедет в конце недели, чтобы уладить дела миссис Ренвик.
Дозвониться до Фил было невозможно. Ник оставил десяток сообщений на ее автоответчике, говорил, что звонит по поводу Милли Ренвик, что это важно, просил, чтобы Фил срочно перезвонила, но от нее не было ответа.
— Она, наверно, уехала, — сказала Би, огорченная тем, что Фил пропустит последнее прощание с Милли. День похорон был ясным и солнечным.
— Как хорошо, — грустно сказала Би, — Милли это понравилось бы.
Ник и Би были единственными близкими людьми на похоронах, если не считать официантов в белых рубашках и служащих отеля, толпившихся во дворе чтобы отдать последнюю дань уважения Милли Ренвик, не только потому, что она была великим человеком — они действительно любили ее.
Би положила огромный букет из розовых роз, любимых цветов Милли, и белых лилий на могилу. Минуту она стояла неподвижно, склонив голову. Потом она приложила кончики пальцев к губам и послала прощальный поцелуй. Ник мягко обнял ее и увел прочь.
Би не представляла себе, как сможет жить в отеле без Милли, и решила переехать на виллу «Мимоза», хотя еще не все было закончено.
Когда они уже сели в длинную черную похоронную машину, Би положила голову на плечо Ника и подумала, каким счастливым должен был стать этот день для Милли. И для нее. Она тоже собиралась поселиться в доме своей мечты, но теперь, без Милли, все как-то теряло смысл. Машина подъехала к огромным железным воротам, и Би открыла глаза, наблюдая, как они в тишине въезжают на гравий подъездной аллеи виллы «Мимоза».
А там, на ступеньках дома, сидели двое маленьких, бледных, испуганных детей.
— Это Скотт и Джулия Ренвик, — испуганно прошептала Би. Она совершенно забыла, что они должны сегодня приехать. Честно говоря, она вообще забыла о них.
К машине немедленно бросилась служащая «Эр Франс», торопясь поскорее избавиться от обузы. Она рассказала Нику и Би, что, когда никто не встретил ребят в аэропорту, она начала волноваться. У авиакомпании был адрес виллы «Мимоза», поэтому она решила привезти их сюда. Выполнив свои обязанности, служащая поспешно удалилась, прежде чем кто-либо смог что-то сообразить.
Би с тоской посмотрела на детей и обратилась к Нику:
— Что нам теперь делать? — прошептала она. Испуганные, с круглыми от волнения глазами, дети с тревогой наблюдали за ними. Они были похожи как две капли воды: одинаковые круглые физиономии, веснушки, голубые глаза из-под каштановых коротких челок. Волосы девочки стянуты резинкой в хвост. Мальчик держал сестренку за руку и молча ждал, что с ними будут делать дальше.
Скотти Ренвик вновь чувствовал, как к горлу подступает ком. Это означало, что ему нужно крепиться, чтобы не заплакать. Он с трудом сглотнул, наблюдая за мужчиной и женщиной. Он чувствовал, как маленькая, горячая ладошка Джули крепко сжимает его руку, и уговаривал себя сдерживаться ради нее. Разве ему не сказали тогда, на похоронах мамы и папы, что он теперь должен вести себя по-мужски и заботиться о сестренке? Он знал, что это правда. Их осталось теперь только двое в целом мире. Но этот мир оказался таким большим! Не то что их маленький городок, где они всегда жили, где все знали их и они знали всех. Женщина, которая стояла перед ними, не может быть их тетей Милли. Она ведь должна быть старенькой.
Скотти обнял за плечи и прижал к себе Джули, выжидая, чтобы взрослые что-нибудь сделали. Так всегда было. Люди что-то делали для них: устраивали им место для жилья, давали еду, сочувственно улыбались, заглядывая им в глаза.
«Счастливчики, — говорили они. — У вас есть богатая тетя, и она живет в теплой стране, на юге Франции. Вам просто везет, вы едете к ней на шикарную виллу».
— Да уж, — с горечью пробормотал он. — Действительно везет нам.
Рыжеволосая женщина улыбнулась им.
— Добро пожаловать на виллу «Мимоза», дорогие Скотт и Джули, — сказала она мягко. — Ник, дружище, мы ведь рады видеть их, правда? Бедняжки, вы так измучились. Пойдемте в дом, я покажу вам ваши комнаты. Милли специально приготовила их для вас.
Скотт взглянул, на Джули. Она была несчастной, хотя и пыталась скрыть свои чувства. Джули ни разу не плакала после похорон, а ведь раньше был такой плаксой. Да и он только иногда стонал сквозь зубы, как волчонок, не желая показывать, как ему плохо. И как он зол на всех, ведь мужчина должен быть свирепым. Зол на то, что погибли мама и папа, зол на них за то, что умерли и оставили их; и на себя — за то, что так мал и слаб и не может защитить Джули. Он злился, что не может вернуть все назад и сделать так, чтобы ничего не случилось и все они вчетвером так же жили бы в маленьком домике, окруженном перечными деревьями, которые роняли на землю бесконечные листья. Он даже обещал Богу, что не будет капризничать и уберет все эти опавшие листья, только бы мама и папа могли вернуться. Но было ясно, что Бог не вступает в такие сделки.
И вот он здесь, он и Джули, в этой чужой стране, где все говорят на непонятном языке, с этими двумя незнакомцами, в огромном доме, который называется вилла «Мимоза» и кажется ненастоящим, как в кино. И хотя все им улыбаются, они остаются чужими. А ему на самом деле так плохо. И одиноко.
— А вы — тетя Милли? — вдруг спросила Джули, подозрительно глядя на женщину.
Скотт немедленно пихнул ее локтем. Ну, разве он не приказывал ей молчать и ни о чем не спрашивать? Он сказал ей, что сам обо всем позаботится и они не останутся здесь. «Дай мне все устроить, и мы опять вернемся домой», — сказал он.
— Но, Скотти, где наш дом? — невинно спросила Джули, и он опять почувствовал тот ужасный комок в горле. Он не знал, что сказать. Он вообще уже ничего не знал. Ведь ему всего девять лет. Если бы жизнь могла идти так, как было до этого.
— Я — Би Френч, — сказала женщина и, наклонившись, поцеловала Джули в щеку. Она и к нему наклонилась, но он отпрянул. Ему надоели эти поцелуи незнакомых людей.
— А я — Ник Ланселлис. — Мужчина протянул руку, и Скотт неохотно пожал ее. — Мы — друзья вашей тети Милли, — сказал он. — Давайте войдем и все посмотрим.
Скотт вновь взял Джули за руку, и они вошли внутрь. Он с изумлением оглядел огромный холл. В нем не было мебели, грязные ботинки не валялись в углу, а на вешалке не висела одежда, как было у них дома.
— Здесь так пусто, и кажется, что никто не живет, — сказал он серьезным баском, который так смешил всегда его отца.
— Ваша тетя Милли специально для вас все переделывала, — мягко произнесла Би. — Она хотела закончить к вашему приезду, но мебели еще мало. Есть только на кухне и в спальнях.
— А еще здесь есть бассейн, — сказал Ник. — Не забывайте об этом.
— Бассейн? — усталые глазки Скотта загорелись интересом.
— Да, конечно, бассейн, — подтвердила Би. — И пляж неподалеку, и лодки, чтобы удить рыбу.
— Да? — Скотт устало повел плечами, недовольно глядя, как Джули бросилась к Нику и доверчиво взяла его за руку.
Она взглянула на него и невинно спросила:
— А где же моя тетя Милли?
Би предостерегающе взглянула на Ника, дав понять, что правда будет слишком сильным потрясением для этих измученных крошек.
— Я же сказала тебе, дорогая моя, — ответила она, — что тетя Милли не может быть сегодня с нами. Джули посмотрела на нее:
— Она умерла, да? Все нам так говорили, когда мама и папа умерли. Они говорили, что мама и папа не могут быть с нами.
«О Боже, — подумал Скотт, чувствуя все тот же предательский комок в горле. — А ведь Джули права. Нам так и говорили. Что с нами теперь будет? Все говорили, что наша единственная родственница… и никого нет… и в чужой стране… с этими людьми…»
Ник мягко сказал:
— Мне очень жаль, Джули. Но все будет хорошо. Мы с Би позаботимся о вас.
— Я позабочусь о ней, — проворчал Скотти. — Она ведь моя сестра.
— Би, у меня все волосы спутались, — сказала Джули, с трудом произнося слова, как всегда, когда она уставала или расстраивалась. — И так хочется в ванну.
Она сладко зевнула и стала взбираться вверх по лестнице за Би, все еще крепко держа руку Скотта.
— Я тебя предупреждал: молчи! — прошептал он ей, когда Би распахнула перед ними дверь в очаровательную розовую спаленку, всю разукрашенную и обставленную, как для принцессы.
— Милли знала, что тебе нравится розовый цвет, Джули, — сказала Би, когда девочка, восхищенно всхлипнув, бросилась к игрушкам, которые были рассажены у окна.
— А ты, кажется, любишь зеленый, — обратилась она к Скотту с улыбкой.
— Да мне все равно, — проворчал Скотт, упрямо вздернув плечи. Он повернулся и вышел, не обращая внимания на возбужденные крики сестренки, которая увидела большую красивую куклу на своей кровати с четырьмя столбиками.
Скотт почувствовал, что не может больше. Этот комок в горле уже не сдержать, слезы душили его, и он бросился вон из комнаты.
Но в коридоре он остановился — плечи напряжены, кулачки сжаты и засунуты глубоко в карманы. Ник видел, что мальчик плачет и пытается скрыть это ото всех.
— Лучше поплачь. Скотт, будет легче. Вы столько всего пережили. Сначала ваши мама и папа умерли, теперь вот тетя Милли.
— Ей-то что? — сдавленно пробормотал мальчик. — Она вообще нас не знала.
— Тетя Милли никогда не видела вас, но все про вас знала. И поэтому очень переживала. Она была пожилой леди, ты знаешь, но она сказала нам, что никогда не была матерью, а теперь собирается. Она так ждала этого. Скотт. Ей так хотелось быть с вами, заботиться о вас.
Ник обнял Скотта за плечи:
— Ты проделал долгий путь, сынок. Ты устал и, наверное, голоден. Как насчет того, чтобы нам пойти на кухню и найти какую-нибудь еду, а потом посмотреть бассейн?
Скотт шмыгнул носом. Не глядя на Ника, он поплелся за ним вниз и уселся за кухонный столик с опущенной головой. Ник открыл холодильник и, весело присвистнув, вынул пару упаковок.
— Ай, да тетя Милли! — сказал он довольно. — Она знала, что любят ее американские детки. Хот-доги и французская картошка.
Скотт поднял глаза с интересом, но ничего не сказал. Вдруг на кухню вбежала Джули и забралась на стул рядом с ним. Она крепко прижимала к себе зеленую плюшевую лягушку, молча наблюдая, как Ник и Би готовят еду.
Наконец они вынесли тарелки с едой на террасу, и все расселись за столом. Ник, не переставая, шутил, но Скотт и Джули молча глядели в свои тарелки. Ник с отчаянием посмотрел на Би и увидел, что в глазах ее стоят слезы. Он чувствовал, что она едва сдерживается. Сначала Милли, ее похороны, потом эти дети: слишком много потрясений.
— Смотрите! — вдруг воскликнула Джули. — Вон там. — показала она пальчиком.
Сквозь кусты с шумом пробралась большая собака и остановилась на краю лужайки, принюхиваясь и с надеждой глядя на них. Собака была с лохматой волнистой шерстью, неухоженная, печальная и голодная. В какой-то момент голод заставил ее забыть об осторожности, и, собрав остатки храбрости, она подобралась ближе к людям, почти прижимаясь брюхом к земле. Расположившись у ног Скотта и опустив голову на лапы, пес поднял большие печальные глаза и посмотрел на мальчика.
Скотт тоже смотрел на пса. Он видел в его глазах отражение своей печали. Ему вдруг так захотелось иметь эту собаку! Больше всего на свете, кроме одного, конечно: чтобы повернуть время вспять. Но этот пес был бродячим, и Скотт знал, что эти люди прогонят его со своей сказочной виллы. Собака никогда не будет его, и поэтому он не должен даже прикасаться к ней.
Наблюдая за псом, Би подумала, что он похож на маленьких племянников Милли. Они не сказали ни слова, но она видела мольбу в их голубых глазах и поняла, что есть, кажется, только один способ разбить лед в отношениях с ними.
— Ладно, псина, — сказала она, — давай входи. Скотт с воплем восторга вскочил со стула. Он бросился и прижал к себе пса. Комок в горле исчез, как по волшебству, и, видя, как пес лижет ему руки. Скотт вдруг почувствовал, что улыбается. «Я смеюсь, — подумал он, — я снова смеюсь». Он схватил Джули за руку и заявил:
— Он спит со мной.
— Нет, со мной.
— А я сказал, со мной.
— Вы же не можете его поделить пополам, — сказала Би.
— А как мы его назовем? — смеясь, спросила Джули, с восторгом наблюдая, как Скотт скармливает псу свои сосиски. Пес с благодарностью съел сосиски и уселся, скромно прося добавки.
— Он такой забавный, — со смехом сказала Би. — Может, назовем его Пуш?
Дети снова были детьми, а не маленькими, испуганными старичками, и она благодарила небо за этого пса. Взглянув на Ника, она поняла, что он думает о том же. Но что же дальше? Что будет со Скоттом и Джули Ренвик теперь, когда Милли больше нет?
Джон Хартли, поверенный Милли, приехал из Нью-Йорка два дня спустя. Он был пожилым седовласым человеком, и консультировал Милли в юридических вопросах уже не одно десятилетие.
— Миссис Ренвик последние годы страдала сердечной недостаточностью, — сказал он Би, — поэтому все, что можно было сделать, давно сделано. Она знала, что может умереть в любое время. Но она не отказалась от своих любимых сигарет, хотя знала, что ей это вредно.
Би вспомнила вдруг свою первую встречу с Милли на Пятой Авеню в тот дождливый день: «…Не алкоголь меня доконает, — говорила она, — а эти проклятые сигареты».
— Она написала вам письмо. Оно прибыло ко мне незадолго до ее смерти, — сказал Харли. Он подал ей конверт и, скрестив руки, уселся, терпеливо ожидая, пока Би прочтет его.
«Я знаю, мне недолго осталось жить, вот почему я проживаю остаток дней в удовольствиях, моя девочка. Думаю, я была счастливой женщиной: у меня было все, о чем я мечтала. А потом, как Божий дар, мою жизнь осветило твое появление. Ты была моей внучкой, которой у меня никогда не было, лучшим спутником, с которым жизнь стала интереснее, моим близким другом. Тем, кого я могла любить и баловать. А ты слушала мою бесконечную глупую болтовню и смеялась вместе со мной над моей простоватостью. Ты сделала мой мир гармоничным, я была бы просто одинокой старой женщиной, если бы не было тебя.
Я хотела, чтобы ты вновь обрела себя, пусть даже для этого тебе пришлось бы расстаться со мной. Я бы хотела, конечно, чтобы ты всегда была рядом, но я не так эгоистична, и, когда ты нашла виллу «Мимоза» и ее связь с твоим прошлым, мне стало ясно, как помочь тебе. Когда мои сиротки-племянники объявились и довершили картину, я поняла, что дам тебе будущее, если не могу вернуть тебе прошлое.
Я любила жизнь и наслаждалась ею, моя дорогая Би, поэтому не скорби обо мне слишком долго. Теперь я хочу сделать так, чтобы ты тоже наслаждалась жизнью. Мой поверенный позаботится об этом и уладит дела для тебя.
Твой лучший друг, вторая бабушка, Милли Ренвик».
Би печально взглянула на адвоката.
— Она была такой хорошей, — сказала она. — Настоящим другом.
— Да, она была прекрасной женщиной, — согласился Хартли. — Многие судили только по ее легкомысленной внешности. И никто не знал, как много добра она сделала — и все анонимно. А теперь, мисс Френч, позвольте огласить новое завещание миссис Ренвик.
Он откашлялся и взглянул на нее поверх очков:
— Миссис Ренвик хочет, чтобы вилла «Мимоза» была вашей. Она не оставила вам ее по завещанию, потому что приобрела ее уже на ваше имя. Она с самого начала дала понять, что хочет, чтобы этот дом был вашим и только вашим. Она сказала, что надеется, что этот дом принесет вам счастье.
Глаза Би расширились от изумления.
— Кроме того, миссис Ренвик оставляет вам сумму в пять миллионов долларов, потому что, как она сказала, хочет дать вам будущее, если уж у вас не было прошлого.
— Пять миллионов долларов…
— Да, именно. Но при одном условии: миссис Ренвик желает, чтобы вы приняли на себя ответственность за детей. Она просит, чтобы вы вырастили их так, словно они — ваши собственные. Миссис Ренвик тем самым пыталась показать, что у вас есть будущее. У вас будет дом, семья и достаточно денег, чтобы обеспечить образ жизни, к которому вы привыкли. Далее, помимо разнообразных пожертвований университетам, госпиталям и в различные фонды и завещания драгоценностей вам и доктору Форстер, двести пятьдесят миллионов долларов будет положено на счет детей. Скотта и Джули Ренвик.
В этот же день, после того, как поверенный уехал, Би рассказала Нику все новости.
— Милли жалела меня, ведь у меня нет прошлого, сказала она со слезами. — Она хотела дать мне будущее. — А теперь полюбуйся на меня, хозяйку виллы «Мимоза» и «мать» двоих детей, которые меня едва знают.
— И миллионершу, — сказал Ник упавшим голосом, — «мать» двоих супербогатых детишек.
— Господи, Ник, и что мне с этим делать? Ник взял ее за подбородок. Он приподнял ее лицо и ободряюще улыбнулся.
— Делай то, что всегда делала, — сказал он. — Позвони Фил. Она теперь, наверное, уже в офисе. Кроме того, предлагаю открыть бутылку шампанского и выпить за твоего лучшего друга и вторую бабушку, Милли Ренвик.
Би бесконечное число раз набирала номера рабочего и домашнего телефона Фил, но все время общалась с автоответчиком. В тревоге она позвонила в отделение полиции Сан-Франциско и попросила позвать к телефону детектива Махони. Фрэнко тут же поднял трубку.
— Да? — ответил он, отхлебнув из уже третьей по счету за последние полчаса чашечки кофе. Он удобно расположил ноги на столе и откинулся на стуле, лениво покачиваясь взад-вперед.
— Бог ты мой, Би Френч? Что случилось? И где, черт возьми, ты обретаешься? Так хорошо слышно, словно ты звонишь из холла.
— Я все еще во Франции, — ответила она, — на вилле «Мимоза». О, детектив Махони, — начала она жалобно, — тут Милли умерла, она оставила мне все эти деньги и этих детишек, и я просто не знаю, что делать. Я звонила Фил, но ее нет, я так беспокоюсь…
Махони снова сел прямо:
— Ладно, дорогая, не волнуйся. Просто расскажи мне все, и мы подумаем, что делать.
Она пересказала все, что случилось, и добавила:
— Я не могла дозвониться Фил и сообщить ей о похоронах, и она пропустила похороны. Я до сих пор не могу застать ее, и… ох, детектив Махони…
— Ясно. О'кэй, Би. Во-первых, не волнуйся о Фил. Я счастлив доложить, что она где-то с каким-то парнем, от которого без ума. Наверное, она забыла сообщить тебе об этом Мистере Гавайи, правда? Этот отъезд с ним был таким внезапным капризом, и она просто, видимо, осталась чуть дольше, чем предполагала. Она будет очень расстроена, когда узнает о Милли и о том, что пропустила похороны. Это большой удар, и Фил никогда не позволила бы себе отдыхать где-то, взвалив все на твои плечи.
— Ник был со мной, — сказала Би тихо. — Он помог.
— Прекрасно. Молодец Ник. Он тебе нравится, да, Би?
— Он хороший парень, — сказала она осторожно.
— Да-да, где я слышал это раньше? Слушай меня, дорогая девочка Би Френч. Милли, наверное, очень любила тебя, если сделала то, что сделала. Доверила тебе этих сироток. Она сообразила, что теперь вас трое, ты не одна. И, если я правильно понял эти интонации по отношению к Нику, даже четверо. Меня радует это число. Держи нос выше, девочка. Радуйся, что заслужила дружбу и любовь Милли, — он усмехнулся. — Ну и после такого наставления, я пожалуй, дам тебе номер телефона на Гавайях.
— О, спасибо, детектив Махони, — вздохнула Би с облегчением.
— Просто Фрэнко, — сказалч он, улыбаясь. — Я думал, мы теперь друзья.
— Лучшие друзья, — сказала она горячо.
— Звони, если я буду нужен, детка, — сказал он. — И, может, я окажусь рядом в нужный момент.
Махони положил трубку и взглянул на часы. Было почти семь. Он вновь поднял трубку и набрал номер на Гавайях.
— Калани. Добрый вечер, — немедленно ответил голос с азиатским акцентом.
— Да, добрый вечер. Я хотел бы поговорить с доктором Фил Форстер.
— Да, сэр. А кто звонит, как передать?
— Скажите, что это Фрэнко Махони.
Он водрузил ноги на стол и вновь откинулся назад.
— Кто это? — резко спросил мужской голос. Он понял, что это Мистер Гавайи собственной персоной, и вновь уселся ровно на стуле:
— Меня зовут Фрэнко Махони. Я хотел бы поговорить с доктором Фил Форстер.
— Доктор не может подойти к телефону. Хотите что-нибудь передать?
— Да. — Фрэнко поднял бровь: Мистер Гавайи, похоже, изрядный ревнивец. — Передайте, что звонил Махони. Пишется: М-а-х-о-н-и, — повторил он по буквам.
— Обычное имя, мистер Махони. Я догадываюсь как оно пишется.
В голосе его звучал яд, и Фрэнко нахмурился. Мистер Гавайи был не просто ревнивец, а невероятный ублюдок.
— Ладно, — резко сказал он, — попросите леди позвонить мне в любое время, днем или ночью. Это срочно. У нее есть мой телефон. Хорошо?
— Я передам, — холодно ответил мужчина, и связь прервалась.
Махони бросил трубку на рычаг.
— Господи, — пробормотал он, — док знает, как подбирать таких типов.
Засунув руки в карманы и глядя в пол, он поплелся через холл к кофеварке, и мысленно перебирал в памяти слова. «Да, он жуткий ревнивец», — решил детектив, наливая себе четвертую чашку кофе. И это только 19.10. Вечер будет долгим и бурным.
Он оказался прав. Первый звонок поступил немедленно: поджог в Тендерлоне. Огонь все еще не удается потушить. Найдены два трупа.
Он и Бенедетти быстро оказались на месте. Бенедетти за рулем полицейского «шевроле» со сверкающей и ревущей сиреной.
— Не знаю… — сказал Бенедетти с удовольствием, — иногда, знаешь, неплохо чувствовать себя полицейским.
Махони нахмурился, когда они в очередной раз проехали на красный свет и со страшным визгом шин завернули за угол.
— Да, пожалуй. Только, может, тебе не мешало бы пройти опять курсы водителей… Боже, да ты на дорогу смотри! Бенедетти расплылся в улыбке, глядя на партнера:
— Что это? Да ты, никак, трусишь, детектив?
— Ты сам подумай — с таким маньяком за рулем! Напомни мне, чтобы я попросил себе другого напарника, когда вернемся. Тогда я, может, еще поживу.
Они увидели блики пламени в нескольких кварталах впереди и подъехали к месту происшествия как раз тогда, когда с треском рухнула пылающая крыша.
— Боже, помоги им. Надеюсь, там внутри не было пожарных, — пробормотал Махони.
— Почти все закончено, — сообщил подошедший шеф команды пожарных. — Те двое были мертвы, все мои ребята — свидетели. Поджог, нет сомнения. Везде клубы пламени и запах бензина.
Он подал Махони кусок одежды.
Махони приказал:
— Положи это в пакет, Бенедетти. Мы проверим. Он внимательно осмотрел толпу зевак: поджигатели обычно возвращаются полюбоваться на дело рук своих. Это их триумф. Но сегодня удача не улыбнулась ему. Его знаменитое шестое чувство молчало. Ни один из толпы зевак не производил впечатления поджигателя.
— Номер раз, — сказал он Бенедетти. Они поехали назад, как вдруг — новое происшествие: нападение в баре.
— Эй, есть сообщение для меня? — спросил Махони.
— Нет, ничего, — ответил по радио дежурный.
— Сразу дай знать, если позвонит доктор Фил Форстер, — сказал Махони, — это важно.
— Будет сделано, — сказал дежурный офицер.
— У тебя новая подружка? — осведомился Бенедетти, пока они мчались по дороге в «Хот Трэш Бар». -А я думал, у тебя серьезно с этой итальянкой-цыпочкой. Как ее там?
— К твоему сведению, — обиженно сообщил Махони, — если женщине уже больше десяти лет, ее не надо называть «цыпочкой». А та юная леди, которой ты так бестактно интересуешься, иногда навещает меня. Естественно, когда у меня есть свободное время.
— Да, ты прав, в этом все дело. Свободное время. Они устают ждать тебя и находят дружка, менее занятого делами. Правда, некоторые из нас ухитряются довести дело до алтаря. Ты собираешься быть у Коннорсов в субботу?
— Как же я могу пропустить такое, — ответил Махони.
На аллее лицом вниз лежало мертвое тело, вокруг толпились любопытные, которых оттесняли двое полицейских. Жертва была схвачена на выходе из бара, после чего его притащили в аллею, где избили и отобрали бумажник. Несколько человек видели, как преступник убегал по аллее, даже описали его, но никто не видел, как он убивал. Никому не хотелось быть втянутым в дело.
— Все это мало поможет, — сказал Махони. Итак, к полуночи — погибшие в пожаре, нападение плюс ко всему четыре прочих случая, один из которых между жизнью и смертью. И вот уже вечность встает перед глазами скромного служащего полиции.
Он вяло набивал отчеты на компьютере, потягивая кофе с датским ликером, когда вдруг зазвонил телефон.
— Да? — ответил он устало.
— Махони? Это ты?
— Док, — он допил ликер и прижал трубку к подбородку, — конечно, это я. А ты думала, кто?
— Ты какой-то… усталый.
— Да ты тоже не очень-то радостно звучишь для леди, которая на отдыхе.
Он почувствовал, что говорит вольности, и подумал, есть ли в комнате этот Мистер Гавайи и подслушивает ли он их беседу.
— У меня все хорошо, — ответила она бодро. — Мне передали, что ты звонил.
— Я удивлен. Кажется, твой друг не в восторге от того, что тебе звонят другие мужчины. Что, волнуется?
— Ты говорил, что это что-то срочное, — сказала она, не обращая внимания на его издевку.? — Так и есть. Слушай, лучше присядь, док. Это насчет твоей подруги Милли.
Он рассказал о том, что звонила Би и что случилось с Милли.
Ему показалось, что в голосе Фил были слезы, когда она сказала, что никогда не простит себе, что не была там. Она сказала, что вернется в Сан-Франциско на следующий день и позвонит ему.
Махони задумчиво повесил трубку. Для спокойной, собранной леди она говорила слишком сбивчиво, натянуто. Прямо как этот мистер Гавайи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайна - Адлер Элизабет



Полный бред!
Тайна - Адлер ЭлизабетЕкатерина
19.10.2012, 22.13





Я не согласно с мнением Екатерины .... Роман просто потрясающий советую читать ....у меня просто нет слов.........очень понравилась
Тайна - Адлер ЭлизабетMalvina
30.11.2013, 23.16





Роман очень увлекательный!! Советую прочитать!!
Тайна - Адлер ЭлизабетМИЛА
4.04.2014, 1.58





если это любовный роман, то я пещерный человек... книга напряженная, полна переживаний как людей, так и душевнобольных психопатов... много жестокости... почитать, чтобы отдохнуть - это не про эту книгу... оставила очень тяжелое впечатление... негатива и в жизни хватает((( хотела расслабиться... не получилось
Тайна - Адлер ЭлизабетVera
17.05.2014, 22.55





Мне роман понравился,но бреда точно хватает.Психиатор,профессионал высочайшего класса не увидела психа,хотя он очевидно был психом.Это ладно.Её приятельница и пациентка,потерявшая память,совершенно явно интересует этого психа и не она,не супер детектив даже НЕ ПОЗВОНИЛИ девушке,чтобы она хотя бы опасалась.Детей оставляют с экономкой и она просто отдаёт детей первому встречному только потому,что он назвался другом семьи.И экономку за это даже не упрекнули.Фантастика.Такое впечатление,что "дурак дурака видит издалека" и поэтому они так дружненько сгруппировались.Хотя читать было интересно.Читатйте,позлитесь так же как я.:)
Тайна - Адлер ЭлизабетИрина.
21.05.2014, 22.34





Перечитывала этот роман несколько раз, очень интересный, увлекательный.
Тайна - Адлер ЭлизабетАнюта
31.07.2014, 15.45





Нудятина!
Тайна - Адлер Элизабетнастя
3.08.2014, 11.44





Как по мне слишком много убийств(больше 10). Читала книгу по диагонали. Странный сюжет. Ну 7...
Тайна - Адлер ЭлизабетРита
11.07.2015, 17.06





роман неплохой уж точно не дешевый мне понравился хотя любовным не назовешь
Тайна - Адлер Элизабетгодива
9.10.2015, 5.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100