Читать онлайн Тайна, автора - Адлер Элизабет, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Тайна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Самолет Брэда, изящный «Гольфстрим IV», стоял на взлетной полосе «Сан-Франциско Интернэшнл». Его моторы были уже разогреты. Команда из четырех Человек встречала единственную пассажирку — Фил.
— Мистер Кейн извиняется, что не смог прибыть, мэм, — сообщил стюард. — Обычно он любит сам вести самолет, но сегодня у него слишком много деловых встреч.
Внутри самолета было просторно. Удобные кресла стояли вокруг маленьких столиков. В хвосте находилась небольшая каюта, в которой кресла складывались, образуя комфортабельную постель. Там же была маленькая, но превосходно оборудованная ванная. Стюард вручил Фил последние номера всех журналов и подборку новейших романов. Он предложил ей бокал шампанского и сказал, что до Гонолулу им лететь пять часов.
— Надеюсь, путешествие не причинит вам неудобств, мэм, — улыбнулся он.
Фил была уверена, что он прав.
В Гонолулу ждал вертолет, чтобы доставить ее на ранчо Канон, в дом Брэда. Они низко летели над пляжем Уайкики, затем поднялись выше над горами, и у Фил захватило дух от развернувшейся перед ней картины: черные скалы и изумрудный океан, брызжущий пеной. Облетев Даймонд-Хэд, они приблизились к дому Брэда. Фил изумленно смотрела на него. Она лишь сейчас начинала понимать, насколько богат Брэд Кейн. Сверху особняк Кейнов выглядел огромным. Он простирался через пышные зеленые сады пальм к самому подножию гор.
Брэд ждал на лужайке. Как только вертолет сел, он побежал навстречу. Он схватил Фил в объятия, и его красивое лицо озарилось улыбкой:
— Господи, как я скучал! — Он прижал ее к себе.
— Вот, — гордо махнул он рукой. Фил повернулась, глядя на длинный низкий дом, череду павильонов в гавайском стиле, соединенных скрытыми переходами. — Он не слишком изменился со времен дедушки Арчера, — пояснил Брэд, — только увеличился в размерах.
Они поднялись наверх по ступеням, подальше от палящего солнца, в тенистую прохладу комнат. Убранство дома было простым: полы светлого мрамора, скромные светлые портьеры, интерьер выдержан в светло-зеленых тонах огурца и мяты. Темные древние гавайские сундуки и массивные столы соседствовали с современной мебелью и яркими абстрактными картинами.
Слуги-китайцы были одеты в белые костюмы и мягкие черные тапочки, в которых можно было совершенно беззвучно передвигаться по мраморным полам. Когда Брэд вел ее по дому. Фил заметила, что они не улыбаются и отводят глаза подавая напитки.
Первым делом Брэд показал ей свою гордость и радость — три картины Хакни. Затем он повел ее в галерею к огромным полотнам Роско и туда, где висели изящные кувшинки Моне. Там же, в гостиной, находилось множество работ Эдварда Хоппера, О'Кифи и других современных художников, неизвестных Фил. Наконец Брэд привел ее в строгую столовую и показал семейные портреты.
— Это — Арчер.
Брэд встал перед портретом очень красивого мужчины с золотистыми волосами и жесткими голубыми глазами. Он был изображен сидящим очень прямо в большом кожаном кресле с высокой спинкой. Руки были крепко стиснуты. Фил подумала, что портрет вполне может потрескаться: такое исходило от этого человека напряжение.
— А это Шантал, моя бабка, — произнес Брэд. Фил посмотрела на портрет:
— Я не слышала о ней.
— Шантал О'Хиггинс, — горько заметил Брэд. — Полуфранцуженка, полуирландка. Еще услышишь.
Фил сочла Шантал, серебристую блондинку с капризным ртом и недовольным видом, красавицей.
— А это Джек, мой отец, — сказал Брэд. Портрет Джека, в отличие от остальных, не был формальным. Он сидел верхом на вороном жеребце. На его красивом лице играла веселая улыбка, и он являл собой превосходный образчик богатого, самоуверенного, молодого владельца ранчо.
— Он не соглашался позировать, — объяснил Брэд. — Художнику пришлось рисовать его в движении. Это — его любимый конь Вулкан. Жеребец соответствовал своему имени. Насколько я знаю, он убил одного человека.
— Убил?
— Да. Сбросил. Была вечеринка, и один парень хвастался, что может ездить верхом на ком угодно. Ну, Джек и посадил его на Вулкана. — Брэд беспечно засмеялся. — Урок пошел ему впрок.
Фил вздрогнула, подумав о том, кем надо быть, чтобы устроить такое, зная, что лошадь опасна.
— А вот моя мать, — тихо сказал Брэд. — Ребекка. Она была изображена на портрете в полный рост и столь же прелестна, как ее описывал Брэд: нежное овальное лицо, голубые миндалевидные глаза и волнистые черные волосы. Она призывно улыбалась. Облегающее шифоновое платье, зеленое, как воды Нила, было перехвачено под грудью лентами из атласа в стиле ампир, оставляя грудь полуоткрытой. В одной руке Ребекка сжимала букет кремовых лилий, а вторую свободно положила на спинку кресла. В портрете Ребекки сквозило богатство и непреодолимая чувственность: богатая обивка кресла, шифон, атлас, блеск изумрудов и бриллиантов, сама кожа изображенной женщины. Создавалось впечатление, что художник чересчур близко знал ее, что у них был роман.
— Она очень красива, — сказала Фил. Брэд пожал плечами и отвернулся:
— Да. Вот и вся семья.
— Как? Ни братьев, ни сестер, — поддразнила она.
— Их можно не брать в расчет, — резко заявил он, выходя под лучи солнца.
Было очень жарко и влажно. Фил пожаловалась, что боится растаять на солнцепеке. Они отправились купаться.
Бассейн шестидесяти футов длиной был полон синей морской воды и, казалось, переливался в бесконечность, за вершину гор. Фил нырнула, поплыла, затем, перевернувшись на спину, принялась созерцать облака, сгущающиеся в голубом небе.
— Грозовые тучи, — нахмурился Брэд. — Надеюсь, завтра будет хорошая погода. Я хотел показать тебе ранчо.
Он оказался прав. К шести часам над морем сверкала молния и остров утонул в струях дождя. Фил и Брэд, обнявшись, лежали на огромной кровати, которая была изготовлена для его матери более сорока лет назад из великолепного блестящего гавайского дерева коа. Прикосновение льняных простынь к прохладной коже казалось Фил очень чувственным, а губы Брэда, целующие ее, были еще чувственнее. Запах тропической зелени доносился из окна. Дождь настойчиво барабанил по крыше. Все казалось таким мирным. Но, когда они занимались любовью, Фил почувствовала то же напряжение, которое исходило от портрета, и удивилась, откуда оно.
На следующий день они встали с рассветом. На небе не было ни облачка. Брэд сам вел маленькую «сессну», когда они летели на Большой Остров. Фил сидела рядом с ним, завороженная открывшимся видом. Тихий океан напоминал волнующееся покрывало, сотканное из изумрудных и аквамариновых полос. Над песчаным дном вода была бирюзовой.
Потом они летели над пиком вулкана в центре острова, над лесами, каньонами и над бескрайними равнинами, где Фил могла видеть паниоло, ковбоев, сопровождающих верхом огромные, медленно бредущие стада превосходных хирефордских коров. «Более шестидесяти тысяч голов», — гордо поведал Брэд. Они пролетели над поросшими травой лугами, над плоским берегом, окаймленным черной застывшей лавой. Тут и там виднелись ярко-зеленые банановые деревья и гордые кокосовые пальмы, изумрудные лужайки для гольфа и розовые курортные отели.
Фил подумала, что пейзаж никак не назовешь нежным: в пенящихся морских волнах, которые кидались на острые черные скалы и, крутясь, уходили обратно в неизведанные глубины, чувствовалась жестокость. Темные, поросшие лесом, ущелья и необитаемые вулканические черные скалы выглядели негостеприимно. Но это был дом Брэда, его наследство, его любовь.
Брэд посадил крошечный самолетик и, пока тот катился по короткой посадочной полосе, повернулся к Фил.
— Добро пожаловать на ранчо Канон, — гордо улыбнулся Брэд.
Как только они вышли, к самолету подъехал джип.
— С возвращением, мистер Кейн, — произнес сидевший там гавайец, — на голове которого красовался большой белый «стетсон».
— Спасибо, Чарли. — Брэд пожал ему руку. — Доктор Форстер, это — Чарли Калапаани. Он управляет ранчо. Я хочу показать доктору Форстер ранчо, Чарли, — объяснил он, усаживаясь в джип.
От взлетно-посадочного поля они около десяти минут ехали по прямой, затем свернули на длинную аллею, вдоль которой росли огромные баньяновые деревья.
— Их посадил шестьдесят лет назад мой дед, — пояснил Брэд.
Они подъехали к простому деревянному дому, окрашенному в белый цвет и окруженному крытыми верандами. Внутри было темно. Крыша поддерживалась балками из полированного дерева коа. Это была олицетворенная история ранчо Канон, с мебелью, отполированной вручную, и дюжинами реликвий и фотографий ранчо и его первых работников.
— Арчер начинал на пятидесяти худших акрах земли. Там было полно оврагов, где мог потеряться скот. А через три года у него было уже три тысячи акров превосходной земли, — гордо рассказывал Брэд. — Каждый год он увеличивал свои владения. Так же поступал мой отец, и теперь ранчо занимает более трехсот тысяч акров, не считая земель в Техасе и Вайоминге.
Изучив предложенную ей карту. Фил сказала:
— Тебе теперь нечего покупать.
— О, я тоже добавил свою долю к наследию Кейнов, правда, в несколько иной манере. Но эти поля для гольфа и отели находятся на земле Канон, и я надеюсь, туризм внесет свой вклад в семейные сундуки Кейнов.
Фил усмехнулась, поддразнивая его:
— Значит, ты не только красавчик?
— Если бы ты думала так, ты была бы дурой, — неожиданно холодно сказал он. — Моя работа — это моя жизнь.
Выйдя наружу, он остановился и, прикрыв глаза рукой, посмотрел на огороженные загоны:
— Ты умеешь ездить верхом? — спросил он. При одной мысли об этом Фил расхохоталась:
— Брэд, я городская девчонка. На улицах Чикаго нет лошадей, если не считать тех, на которых ездят полицейские.
Он ухмыльнулся:
— Тогда возьмем джип.
Когда они тряслись на ухабах пыльных дорог, Брэд снова повеселел и сказал, что здесь более тысячи лошадей-полукровки, помеси и чистокровные арабы, — обитают в двух сотнях загонов; трубы нагнетают воду во множество резервуаров и хранилищ; часть склонов засеяна специальными травами и овощами, а выше, где выпадает больше дождей, растет роскошный дикий клевер.
Они смотрели, как перегоняют на свежие пастбища бесконечные стада скота, и Брэд рассказывал, как он периодически дает земле «отдохнуть» и восстановиться, поэтому на Канон лучшие мясные породы в стране.
Брэд познакомил ее с некоторыми ковбоями, которые работали на ранчо.
— Но хозяин здесь я, — твердо сказал он. — И я никому ни на минуту не даю забыть об этом.
Фил заметила, что точно так же мог сказать его дед.
— Конечно, он говорил так. И мой отец тоже. «Ты здесь хозяин, — говорил отец, — и ты должен напоминать об этом каждый день. Нужно, чтобы каждый, от последнего подсобного рабочего до управляющего, знал, что эта земля принадлежит тебе». Если кто-нибудь забудется, он лишится работы.
Они улетели вечером. Настроение Брэда менялось, по мере того как самолет летел все дальше через океан.
Солнце садилось, заливая все яростным оранжевым светом, когда показался Калани. Его вулканические скалы-близнецы четко вырисовывались на горизонте. Берег обрамляли высокие кокосовые пальмы.
В открытом джипе ждал слуга-китаец. Пока они ехали к дому, Брэд гордо показывал Фил свой любимый остров.
Здесь были загоны за белой оградой, где находились чистокровные арабские лошади, которых он разводил; призовой скот, бродящий по лугам; ухоженные тропические сады, окружавшие дом. Фил восхищалась красотой и совершенством всего, что ей довелось увидеть. В конце концов она поняла страсть Брэда к Калани. Это действительно был настоящий рай.
Сам дом был простым, очевидно, к нему долгие годы достраивали части. Гладкие темные деревянные полы, белые стены. Простая мебель с островов и комфортабельные диваны, покрытые полотном песчаного цвета.
Комната Брэда напоминала монашескую келью. На отполированном деревянном полу даже не было ковра. Над большой кроватью, сделанной из дерева коа, была натянута противомоскитная сетка. Единственным предметом меблировки, помимо кровати, был деревянный стул. На невысоком сундуке из черного дерева стояла черно-белая фотография в рамке. Ребекка гордо смотрела прямо в объектив. Ее длинные волосы были гладко зачесаны назад и убраны на затылке. Прическу украшал цветок. Ребекка была в черном бархатном вечернем платье.
— Ей тогда, кажется, было около тридцати, — заметил Брэд. — Это было перед разводом.
Фил удивленно посмотрела на него: он не говорил о разводе. Но тут появился мальчик-слуга с сумками, и Брэд не стал уточнять.
Огромный доберман с горящими красновато-карими глазами, черный и блестящий, как мокрая застывшая лава, неожиданно вбежал в комнату. Фил, испугавшись, вскрикнула, отшатнулась, но пес, не обратив на нее внимания, кинулся к Брэду, восторженно и радостно повизгивая. Смеясь, Брэд погладил собаку и, почесав ей за ушами, тихо заговорил с ней по-гавайски. Он сказал Фил, что пса зовут Канои, по имени ранчо.
Увидев, что она все еще настороже, Брэд успокаивающе пояснил:
— О доберманах судят неверно. Это очень просто: у собаки должен быть только один хозяин. Они не слушаются никого, кроме своего господина. — Он погладил массивную голову пса, и тот преданно уставился на Брэда. — Видишь, какой он послушный? Безобиден, как ягненок.
Фил с дрожью, настороженно поглядела на собаку. Брэд обнял ее. Пес немедленно вскочил на ноги, злобно глядя на Фил. Она неожиданно вспомнила страшные шрамы Би и вздрогнула: такая сильная и крупная собака, если захочет, может в минуту разорвать человека на кусочки. Но, к счастью, когда Брэд не касался Фил, собака не обращала на нее внимания.
Пока Брэд разговаривал с управляющим конюшнями, Фил приняла душ и переоделась в простое длинное черное шелковое платье. Чтобы было прохладней, она высоко подобрала волосы и вплела в них красный цветок гибискуса. Затем она вдела в уши длинные хрустальные серьги в форме капель, надушилась «Беллоджией» и вышла на веранду ждать Брэда.
Влажный вечерний воздух обволакивал кожу. Вентиляторы на потолке овевали ее прохладным ветерком. Фил облокотилась на перила, вдыхая ароматы тропических растений и ночных цветов, слушая кваканье древесных лягушек и трели сверчков. Где-то в верхушках деревьев шуршали невидимые крылья. Она не слышала, как подошел Брэд, не знала, что он стоит и смотрит на нее, пока он не произнес:
— Ты даже не представляешь себе, насколько похожа на мою мать. С такой же прической и цветком, как любила ходить она.
В его голосе звучали неприятные ноты, и Фил удивленно оглянулась:
— Твоя мать была прелестна. Я воспринимаю твои слова как комплимент.
— Я заметил это сразу, как только мы встретились в самолете. Я обратил внимание на тебя еще в аэропорту. У тебя даже походка, как у Ребекки, тот же свободный, широкий шаг.
Фил улыбнулась:
— Ты захотел со мной встречаться из-за этого? Потому что я похожа на твою мать? Брэд расхохотался и обнял ее:
— Господи, нет, конечно. Мне никогда не хотелось снова видеть эту женщину. Я хотел увидеть тебя. Великолепную и умную доктора Фил, чья власть над мужчинами столь велика, что, я уверен, с ней разоткровенничался бы и король.
Прижав ее к себе, он вдыхал ее аромат.
— Что мне рассказать тебе сегодня? — прошептал «он в промежутке между поцелуями». — Может быть, о Ребекке? — предложила мучимая любопытством Фил.
Он покачал головой:
— Для начала я должен рассказать тебе о моей бабке, Шантал, первой и единственной, — сказал он и с горечью засмеялся: — Господи, вот умели же мужчины из рода Кейнов выбирать себе жен. Каждая — первоклассная сука.
Он отпустил Фил и стал мерить шагами пол. Собака сопровождала его, ни на минуту не оставляя хозяина. Фил облокотилась на перила и глядела на Брэда. Он заговорил:
— Это были двадцатые годы. Арчер был еще молод, когда он встретил Шантал. Она была моложе его. Имя О'Хиггинс ей не шло, но это имя означало деньги — большие деньги — на двух континентах. Шантал была полуирландка-полуфранцуженка, избалованная, непутевая наследница коньячного состояния О'Хиггинсов. — Брэд сердито взглянул на Фил. — Ты видела ее портрет, видела, как она была красива. Светлая блондинка с капризными голубыми глазами. У нее была молочно-белая кожа и чувственный рот. На сей раз Арчер влюбился без памяти. Я думаю, она тоже. В конце концов, Арчер был очень красивым мужчиной. Он хотел ее так же, как и она его.
Шантал сбежала с ним в Гонолулу, а потом Арчер привез ее сюда, на Калани. Она возненавидела это место. Господи, как она его не любила! Она была в шоке, когда увидела примитивный деревянный дом. Она ругала жуков, ящериц и ветер, разбивающий волны о скалы во время шторма. Она жаловалась, что от жары и влажности ее кожа стала походить на промокашку, и говорила, что слуги ленивы и медлительны. Она клялась, что многие девушки для ее мужа — не просто служанки. Возможно, она была права, и я думаю, несмотря на все свои жалобы, она любила Арчера, или, по крайней мере, жалела его.
Урожай у Арчера никак не удавался. Ананасы сохли, сахарный тростник портился, а большая часть земли поросла сорняками. Но он купил стадо породистого скота и привез хороших лошадей. Они бродили по западной части острова. За ними следили погонщики. Это было трудно, но скот процветал. Так Арчер открыл новые возможности этой земли.
Он сообщил Шантал, что хочет расширить свои владения, купить земли на главных островах, а для этого понадобятся ее деньги. Но с Шантал было трудно договориться. Она была беременна; скучала и капризничала. Наконец, после множества яростных споров, она согласилась на это, но выделяла ему деньги понемногу, доводя этим Арчера до бешенства. Все-таки ему удалось купить первую тысячу акров на Большом Острове.
Потом Шантал родила сына, Джека, и сразу же, как только смогла, бросила мужа и ребенка и отправилась в Сан-Франциско. Она сказала, что не хочет больше ни с кем из них встречаться. Вскоре Арчер услышал, что она с кем-то уехала. Тогда он развелся с нею.
Брэд улыбнулся Фил. Но в его глазах не было улыбки, когда он, пожав плечами, произнес:
— Вот какой была моя милая бабушка Шантал.
— А сын, Джек? Увиделся ли он с ней снова?
— Да, — мрачно произнес Брэд. — Через много лет и при таких обстоятельствах, о которых мне сейчас не хотелось бы говорить.
— Значит, Арчер воспитал Джека на острове один?
— Почти. Через некоторое время он снова женился. — Брэд засмеялся. — Он всегда говорил, что его вынудили сделать это. Ему нужны были деньги, чтобы купить еще земли на Большом Острове. Ему нужны были новые, выносливые породы скота, чистокровные лошади, хорошие работники. Он говорил, что у него были три страсти в жизни — его остров, ранчо и сын. Женщины шли в этом списке последними.
Видишь ли, женщин Арчер привлекал. Ему не приходилось охотиться за ними, они сами вешались ему на шею. Он говорил, что предпочитает покупать их в борделях Гонолулу и Сан-Франциско — меньше проблем и больше веселья.
Он отправился в Европу подыскивать скот, но он не был бы Арчером, если бы не искал одновременно и жену. Он был хорош собой и, если хотел, мог быть обаятельным, но он был крутым парнем и не переносил, если что-нибудь оказывалось на пути у него, когда он шел к цели. Тогда же ему нужно было состояние. Деньги.
Брэд восхищенно рассмеялся:
— Он женился на деньгах. Что еще оставалось делать крутому парню с блестящим будущим, но без денег?
— А что случилось с ней? — поинтересовалась Фил.
— Не выдержала. Вернулась домой и все. Через много лет Арчер преподнес Джеку сводного брата, о котором тот и понятия не имел.
— И что?
Брэд пожал плечами:
— Он скоро уехал. Братец, как я думаю, тоже не ужился на Калани.
— Может, он не ужился с Джеком? Ведь Джек был первым. А вы, Кейны, очень болезненно относитесь ж посягательству на вашу территорию.
— Джек ненавидел его, — резко проговорил Брэд. — И имел на это полное право. Но это длинная история, сейчас у меня нет настроения ее рассказывать.
Он мрачно отвернулся. Ужинали они в молчании. По-видимому, Брэд считал, что и так сказал слишком много. После ужина он проводил Фил до дверей ее комнаты и поцеловал на прощание:
— Ты, должно быть, устала, — отрывисто произнес он. — Иди спать.
Он прошел через холл, и она слышала, как, позвав собаку, он вышел в ночь.
Фил некоторое время подождала, затем босиком вышла на веранду, чтобы посмотреть на него, но Брэд уже исчез. Огромная луна заливала остров серебристым светом; и он казался еще прекраснее, чем прежде. Но Фил не замечала этого. Она думала, что за маской цивилизованного, обаятельного человека в Брэде скрывается очень сложная, непредсказуемая личность.
Она вернулась в притихший дом и остановилась у дверей комнаты Брэда. Дверь была открыта, лампа горела, но комната была пуста. Одолеваемая внезапно нахлынувшим любопытством, она вошла и на цыпочках подошла к сундуку из черного дерева. Фил взяла фотографию Ребекки и восхищенно вгляделась в нее. Брэд был прав: они действительно были похожи: большие, чуть удивленные глаза, крупный рот, бледное лицо и длинные черные волосы: «У тебя даже походка, как у Ребекки», — сказал он.
«Не стало ли это причиной того, что он увлекся мной?» — подумала она со страхом. Уж не поэтому ли он может рассказывать ей все о своем прошлом, выворачивая душу наизнанку?
Фил нервно огляделась. В комнате не было ничего личного, не было даже книги на тумбочке. Огромный гардероб был столь же безлик, как и спальня Брэда, и столь же опрятен. Все было на месте: аккуратные ряды пиджаков, рубашки в шкафчиках со стеклянными дверцами, ботинки, выстроенные в линеечку внизу. Фил провела рукой по ряду вешалок и зарылась лицом в мягкий твидовый пиджак, желая почувствовать прикосновение Брэда, его запах. Притянув к себе пиджак. Фил увидела смятую зеленую полотняную сумку, засунутую в угол.
Она выглядела старой и была здесь странно неуместна. Определенно, эта сумка была не из тех, которые носил Брэд. Фил в замешательстве смотрела на нее. Затем любопытство взяло верх, и она взяла сумку в руки. Внутри оказались беспорядочно скомканные женские вещи, косметичка, расческа, футболка, свитера…
Покраснев от стыда. Фил застегнула молнию и затолкала сумку обратно в угол. Она убеждала себя, что, разумеется, Брэд приглашал сюда других женщин. Почему бы нет? Он — интересный мужчина. Многие сочли бы за счастье побывать у него в гостях. И все-таки содержимое сумки совсем не походило на те изящные вещи, которые, по мнению Фил, должны были бы принадлежать подруге Брэда Кейна. Это были обычные, недорогие предметы туалета, обладательницей которых могла оказаться любая девчонка.
«Это не мое дело», — виновато убеждала себя Фил, торопливо возвращаясь обратно. Она вторглась в частную жизнь Брэда. Она ощущала свою вину, но никак не могла перестать думать о девушке, которая оставила здесь свою сумку.
Раздевшись донага. Фил забралась под простыню и долго не засыпала, прислушиваясь, когда вернется Брэд, надеясь, что он придет к ней. Но он не пришел. Фил наконец уснула. Засыпая, она думала о Ребекке, о прошлом, что так сильно тревожило Брэда, о Джеке и его сводном брате, который, неожиданно явившись, чуть не испортил тому жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайна - Адлер Элизабет



Полный бред!
Тайна - Адлер ЭлизабетЕкатерина
19.10.2012, 22.13





Я не согласно с мнением Екатерины .... Роман просто потрясающий советую читать ....у меня просто нет слов.........очень понравилась
Тайна - Адлер ЭлизабетMalvina
30.11.2013, 23.16





Роман очень увлекательный!! Советую прочитать!!
Тайна - Адлер ЭлизабетМИЛА
4.04.2014, 1.58





если это любовный роман, то я пещерный человек... книга напряженная, полна переживаний как людей, так и душевнобольных психопатов... много жестокости... почитать, чтобы отдохнуть - это не про эту книгу... оставила очень тяжелое впечатление... негатива и в жизни хватает((( хотела расслабиться... не получилось
Тайна - Адлер ЭлизабетVera
17.05.2014, 22.55





Мне роман понравился,но бреда точно хватает.Психиатор,профессионал высочайшего класса не увидела психа,хотя он очевидно был психом.Это ладно.Её приятельница и пациентка,потерявшая память,совершенно явно интересует этого психа и не она,не супер детектив даже НЕ ПОЗВОНИЛИ девушке,чтобы она хотя бы опасалась.Детей оставляют с экономкой и она просто отдаёт детей первому встречному только потому,что он назвался другом семьи.И экономку за это даже не упрекнули.Фантастика.Такое впечатление,что "дурак дурака видит издалека" и поэтому они так дружненько сгруппировались.Хотя читать было интересно.Читатйте,позлитесь так же как я.:)
Тайна - Адлер ЭлизабетИрина.
21.05.2014, 22.34





Перечитывала этот роман несколько раз, очень интересный, увлекательный.
Тайна - Адлер ЭлизабетАнюта
31.07.2014, 15.45





Нудятина!
Тайна - Адлер Элизабетнастя
3.08.2014, 11.44





Как по мне слишком много убийств(больше 10). Читала книгу по диагонали. Странный сюжет. Ну 7...
Тайна - Адлер ЭлизабетРита
11.07.2015, 17.06





роман неплохой уж точно не дешевый мне понравился хотя любовным не назовешь
Тайна - Адлер Элизабетгодива
9.10.2015, 5.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100