Читать онлайн Тайна, автора - Адлер Элизабет, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Тайна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Сложив руки на груди, Махони прислонился к стене комнаты полицейского участка, наблюдая, как его напарник, Бенедетти, допрашивает подозреваемого в убийстве. Его привели в четыре часа утра, а сейчас было уже десять. Бенедетти выходил из себя: его дежурство давно должно было закончиться, а тут пришлось возиться с человеком, который — это они знали точно — убил девушку, расплющив ее между своим автомобилем и стеной.
Подозреваемый — маленький, похожий на хорька мужичонка лет тридцати с редкими волосами, скошенным подбородком и крошечным лбом, не оставлявшим много места для мозгов, — говорил, что его и рядом не было, когда все это произошло. Он был с друзьями в клубе на Норт-Бич.
— В каком клубе? — снова спросил Бенедетти. — С какими друзьями? Ради Бога, мужик, дай передохнуть, если не нам, то хотя бы себе. Мы знаем, что ее убили твоей машиной. Твоя девушка была там, твой автомобиль был там, а ты говоришь, что был в каком-то мерзком клубе где-то на Норт-Бич, и не можешь вспомнить его название. Был там с какими-то чертовыми приятелями, чьих имен не знаешь. Друзья, да? А ты даже не знаешь, как их зовут?
Подозреваемый упрямо затряс головой, неотрывно глядя в пол.
— Я уже сказал вам: кто-то, должно быть, взял мою машину.
Бенедетти в изнеможении посмотрел на Махони. Он занимался этим уже два с половиной часа и ничего не добился. Девушку нашли у стены на улице, раздавленную так, что все кишки наружу, но, если им не удастся заставить это дерьмо признаться, все сойдет ему с рук. Ведь у них не было свидетелей, а убийца, несмотря на то, что мозги у него были размером с горошину, многому научился на улице и знал, что свидетелей нет. Он был прав: за рулем автомобиля мог находиться кто угодно. Но они знали, что это был именно этот человек.
— Почему бы тебе не передохнуть? — предложил Махоии. — Дай мне поговорить с мистером Захарией. Бенедетти кивнул и устало отодвинул свой стул.
— Оставляю это на тебя, Махони, — сказал он, направляясь к двери.
Система была стара как мир: сперва жесткий подход, словесная атака на подозреваемого, пока он либо не признается, либо не запутается во вранье, которое в конце концов затянет его на дно. Но этот тип оказался твердым орешком. Он не сломался. Теперь наступила очередь Махони выступить в роли «своего парня».
— Ты выглядишь так же паршиво, как я себя чувствую, Захария, — произнес Махони. — Как насчет тога, чтобы выпить по чашечке горячего кофе?
Не поднимая глаз, Захария кивнул.
Махони вышел в коридор и вернулся с двумя пластиковыми стаканчиками, содержимое которых напоминало кофе. По крайней мере, напиток был горячим. Один стаканчик Махони поставил перед Захарией.
— Сигарету?
Махони достал непочатую пачку «Мальборо».
По-прежнему не поднимая глаз, Захария взял одну сигарету. Махони удовлетворенно отметил, что у него дрожат руки. Махони не курил, но прикурил сигарету, чтобы составить компанию подозреваемому. Несколько минут они сидели молча.
— Пейте кофе, мистер Захария, пока он еще не остыл, — мягко сказал Махони. — Ночь выдалась тяжелой, так ведь?
Захария тупо кивнул и отпил кофе.
— Слушай, парень, — сказал Махони через некоторое время, — у меня самого возникали проблемы с женщинами. Они могут довести тебя до психушки. — Он глубоко вздохнул. — У меня была девушка — потрясающая красотка, парень. Сам знаешь, мы, полицейские, работаем, как на заводе: сверхурочные, посменная работа. Выяснилось, что, когда я работал по ночам, она тоже «работала» с мужем своей лучшей подруги. Понимаешь, что я имею в виду? Им просто нельзя спускать с рук таких вещей, правда, Захария? Я могу сказать, что это очень ранит мужскую гордость.
Захария промолчал.
— Вот что я скажу, Захария, — легко предложил Махони, — ты, должно быть, умираешь от голода. Почему бы мне не послать кого-нибудь за пирожками? А потом поговорим. Ты сможешь рассказать мне о ней. — Он глубоко вздохнул. — Готов спорить, что она была настоящей сучкой, судя по ее виду. Они просто не понимают, когда им попадается хороший парень, чтобы приглядывать за ними.
Захария осторожно взглянул на него, затем кивнул.
— Правда, она была настоящей сукой, — злобно проговорил он.
Махони сочувственно улыбнулся:
— Она тебе изменяла, парень? Правда?
Захария кивнул. Теперь его руки так дрожали, что он с трудом удерживал стаканчик. Махони откинулся на спинку стула, глядя на подозреваемого, ожидая, когда тот «сломается». Он видел, что этот момент близок.
Принесли пирожки. Захария проглотил один, не поднимая глаз.
— Возьми еще, — предложил Махони. — Они почти такие же вкусные, как те, что готовила моя мама-итальянка.
Захария взял еще один пирожок и, жуя его, принялся излагать свою версию происшедшего: какой она была сукой, как он присматривал за ней, покупал ей одежду, продукты…
— Героин, — предположил Махони, думая о воспаленных язвах на руках девушки. Он понимал, что у нее были реальные шансы умереть в ближайшее время от заражения крови, слишком большой дозы наркотиков или СПИДа. А ей было всего девятнадцать лет. Махони так сильно ненавидел ублюдка, сидящего перед ним, что его удивляло, что подозреваемый не чувствует этого.
— Она была наркоманкой, — признал Захария.
— А откуда у нее брались на это деньги, приятель? — сочувственно улыбнувшись, поинтересовался Махони.
Захария небрежно пожал плечами:
— Она была шлюхой. Все они такие.
— Да, парень, эти женщины такие, — проговорил Махони. — Готов спорить, что она не отдавала тебе деньги, как должна была, так?
— Ага. Правда. Но сучка выкидывала этот фортель чересчур часто! — Захария неожиданно взорвался от злости.
— Слушай, Захария, — сказал Махони, наклоняясь через стол поближе к подозреваемому и глядя ему прямо в глаза. — Может, у тебя и были причины сбить ее. Ты думаешь, что она это заслужила. Давай договоримся, парень. Ты знаешь, что ты это сделал, и мы это знаем. Размышляя логически, этот факт обойти нельзя. Но ты расскажешь мне, как это все произошло, а я изо всех сил постараюсь помочь тебе. Может, мы найдем смягчающие обстоятельства. В конце концов, ты сам сказал, что она тебя спровоцировала, разве не так? Я имею в виду, она работала на тебя и отказалась отдавать деньги. Она знала правила, но она предпочла швырять деньги на героин.
— Да, — устало согласился Захария. Он сидел, надувшись, и Махони понимал, что он обдумывает услышанное. Краем глаза он видел наблюдающего через окно Бенедетти, но не сделал условного знака. Он ждал, пока Захария заговорит.
— Вы обещаете вытащить меня? — сказал наконец Захария.
Махони развел руками и тихо сказал:
— Захария, ты же знаешь, что я не могу этого обещать. Но, если ты расскажешь нам правду, я обещаю тебе честное слушание дела и сделаю для тебя все, что в моих силах. Может, найдутся смягчающие обстоятельства, срок будет уменьшен…
— Да. В конце концов она сама на это напросилась, — с яростью сказал Захария. — Долго напрашивалась… Сам знаешь, парень, как это бывает…
Махони сделал знак Бенедетти, и через пару минут тот вошел со стенографисткой. Бенедетти принес Захарии еще один стаканчик кофе, включил магнитофон. Махони подтолкнул поближе к заключенному пачку «Мальборо».
— Рассказывай, парень, — устало сказал Махони, — чтобы мы смогли все уйти отсюда и выспаться.


В два часа Махони должен был присутствовать в суде: разбиралось типичное для воскресного вечера домашнее убийство. Несколько месяцев назад женщина застрелила своего мужа, пока он спал пьяным сном в грязной норе, которую они называли своим домом. Когда Махони прибыл туда, трое детишек младше семи лет сидели, забившись в угол в другой комнате. Чтобы не видеть происходящего, они с головой накрылись грязным одеялом. Дети были покрыты ссадинами. Мать сидела в поломанном кресле-качалке, тихо, беспомощно плача. На коленях у нее лежал пистолет. Полицию вызвали соседи. Махони вошел первым.
Она мрачно поведала ему, что муж частенько колотил детей, а недавно она обнаружила, что он подвергает их сексуальному насилию. Женщина тупо глядела на Махони. На ее лицо было страшно смотреть: синяк под глазом, окровавленный рот, выбитые зубы. Он много лет бил ее, но, когда дело дошло до детей, она не выдержала. Соседи подтвердили рассказ женщины, и, когда Махони увидел, как она возится с детьми, он преисполнился сочувствием к ней. Он был уверен, что суд разделит его чувства, и надеялся, что судья не будет слишком строг.
После дачи свидетельских показаний он подождал окончания суда, а затем отправился в городской морг, чтобы переговорить с медэкспертом. Тот должен был вскрыть раздутый труп, вытащенный из воды накануне, и определить, нет ли на нем следов пуль или признаков того, что жертву сначала оглушили, а затем сбросили в воду. Хотя, возможно, утонувший, будучи в подпитии, свалился сам.
После этого Махони зашел в бар Хэнрэна и встретил там некоторых коллег, которые заскочили в бар после дежурства выпить пива и потрепаться о событиях прошедшего дня. Усевшись, он заказал светлый «Бадвайзер».
— Никто никогда не думал над тем, почему мы занимаемся этой работой? — устало спросил он. — Мы что, мазохисты? Или что?
— Насчет «или что» ты, пожалуй, прав, — мрачно отозвался кто-то. — Кто, кроме кучки придурков, согласится этим заниматься? Жена жалуется, что не видит меня целыми неделями. Я вхожу в дом, и собственные дети смотрят на меня как на незнакомца. Я говорю им:
«Эй, я же ваш папочка. Знаете, это тот парень, который ходит на работу и приносит деньги». — «Да уж, — говорит жена, — большие деньги». Господи, Махони, ради чего все это?
Махони подумал о Захарии, надежно сидящем за решеткой в двух кварталах от них, и о том, что смерть девятнадцатилетней девушки не осталась неотомщенной лишь потому, что они с Бенедетти выполнили свою работу. Он подумал о чувстве облегчения, отразившемся этим утром на лице женщины, когда судья отметил тот факт, что она подвергалась оскорблениям и защищала своих детей. Он приговорил ее к одному году условно, и она вышла из зала суда на свободу в окружении детей. Махони был готов спорить, что в первый раз за долгие годы она могла высоко держать голову, не опасаясь удара в лицо.
— По-моему, это хорошая работа, — довольно улыбнулся он. — Когда выдается хороший день.
— Ты выглядишь так, Махони, словно этот день затянулся. Что ты тут делаешь? Я думал, что на этой неделе у тебя ночное дежурство.
— Ага. Я просто забыл уйти домой.
Усталость вдруг нахлынула на него волной, как только он вспомнил, что не спал уже двадцать четыре часа. Попрощавшись с приятелями, он медленно направился домой, чтобы поспать хотя бы несколько часов перед очередным ночным дежурством.
Он стоял под мощной струёй душа, обливаясь сперва горячей, а затем ледяной водой, стараясь вернуть силы, когда прозвенел звонок. Махони вышел из-под душа и, обернувшись полотенцем, подошел к переговорному устройству.
— Да? — сказал он.
— Махони? Это Фил Форстер.
Он совершенно забыл, что она оставила у него на автоответчике сообщение о том, что она вернулась из Парижа и, зайдет забрать кошку, если он не позвонит и не отменит встречу.
— Поднимайтесь наверх, док, — сказал он. — Но предупреждаю: я не одет. Вы сможете это вынести?
— Постараюсь, Махони, — едко ответила она.
— Я скучал по вас, — сказал он, когда она вошла, столь же прелестная, как и прежде. Может, даже лучше.
— Это новое? — спросил он, восхищаясь красным кашемировым блейзером, надетым поверх белой футболки.
— Я купила его в Париже.
— Как вижу, вы последовали моему совету. Насчет цвета.
— Откуда вы знаете, что я последовала именно вашему совету? А не чьему-нибудь еще? — она иронично улыбнулась. Прибежала Коко, мяукая, как все сиамские кошки, слишком громко для своих скромных размеров. Фил подхватила ее и прижала к себе.
— Осторожно: шерсть, — предупредил он. — Она линяет, как сумасшедшая.
— Плевать. Я по ней соскучилась.
— А я? А по мне вы не соскучились, док? — он ухмыльнулся, поправил полотенце.
— Как видно, ваш вкус в одежде не улучшился, Махони, — язвительно сказала она. — Вы так и не знаете, как нужно одеваться при даме.
— Вы застали меня врасплох, док. Я работал допоздна и забыл о вашем сообщении. — Низко наклонившись, он провел ее в комнату. — Я сожалею, доктор Форстер. Пожалуйста, будьте как дома, а я попытаюсь привести себя в более приличный вид.
Фил подошла к окну. Оно было распахнуто, дул вечерний ветерок. Она облокотилась на подоконник и смотрела на большой корабль, возможно, лайнер, пересекающий темную гавайь. Его огни сверкали, как звезды. Два загадочных сиамских кота Махони сидели по углам подоконника, принюхиваясь к ветерку, ласкавшему их мех. Толстый полосатый кот довольно посапывал на спинке кресла, свесив лапы, словно леопард, отдыхающий после еды на дереве. Прекрасный голос Паваротти, поющего старые итальянские песни, плыл в ночи, и что-то вкусное томилось на большой стальной плите. Улыбнувшись, Фил повернулась к Махони. Ей здесь нравилось. Она словно была дома.
На Махони были синие спортивные шорты, футболка с надписью «Махоначис Джим» и старые кроссовки.
— По крайней мере, синий цвет идет к моим глазам, — сказал он, перехватив ее удивленный взгляд. — Не жалуйтесь, Фостер. Сегодня жарко, и, кроме того, я устал. — Подойдя к плите, он проверил, готовы ли спагетти. — Кстати, насчет усталости: уж не тени ли у вас под глазами, док?
— Такие же, как и у вас. — Она упрямо выдвинула вперед подбородок. — Я только что с одиннадцатичасового парижского рейса. Как вы прикажете мне выглядеть? У меня, по крайней мере, есть на это причина.
— У меня тоже, — заметил он, — но о ней не будем распространяться. М-м… На минуту мне показалось, что я ревную. Подумалось, что, возможно, вы встретили другого парня…
Она вздохнула, отказываясь «заводиться».
— Спасибо, что присмотрели за моей Коко, Махони. Не согласитесь ли вы взять ее, всего на несколько дней в конце недели.
— Конечно, — не задавая вопросов, он налил ей вина и принялся раскладывать спагетти. Они сели за стол. Он передал ей кусок сыра пармезан и терку.
— Вам не интересно узнать, куда я поеду?
— Конечно. Куда вы поедете, док?
— Ах, оставьте это.
Она была непоследовательна.
— Очень вкусно, — через некоторое время признала Фил.
— Извините, сегодня нет никаких гурманских штучек. Только чеснок и свежий пармезан.
— И домашние таглиателли. Он покачал головой:
— Это работа Форно. Лучше, чем мои. Так расскажите же о Би. Ее встреча с виллой «Мимоза» выглядит грандиознейшей случайностью в жизни.
— Верите ли вы в судьбу, Махони? — спросила она.
— Да. А еще я верю в совпадения. Если бы не случайности, я не поймал бы столько убийц. Вы бы удивились, увидев, сколько «совпадений» обнаруживается, когда пропускаешь улику через компьютер. Как писал сэр Томас Браун в «Религии Медичи»: «Разумеется, в жизни каждого существуют связи, повороты и происшествия, кои до поры до времени считаются случайными, но, будучи под конец тщательно рассмотренными, оказываются ни чем иным как делом рук Господа». — Он усмехнулся. — Для меня совпадения и случайности — норма жизни, док.
— Я предпочитаю называть это судьбой. Кстати, вы можете поразмыслить еще над одним убийством. Она рассказала ему историю Марии-Антуанетты Леконте и ее мужа и то, свидетелем чему был старый француз-журналист.
Махони доел и откинулся на спинку стула, попивая вино.
— Знаете, а вы очень красивая женщина, — сказал он без всякой связи с предыдущей беседой.
— Махони! — Ее сапфировые глаза не отрывались от него, и он усмехнулся. — Черт возьми, Махони, я вам толкую о важных вещах. Об убийстве.
— Да, — устало согласился он. — Но сейчас я немного могу сделать. Это было очень давно и не на моем участке. Гораздо важнее то, что произошло с ребенком.
— Через пять лет отец явился за ним. Мы думаем, что это было сделано для того, чтобы наследство не ускользнуло от него. Хотя он не мог получить его, пока мальчику не исполнится восемнадцать.
— Или если мальчик не умрет раньше. Она удивленно посмотрела на него:
— Об этом я не подумала.
— Куда он увез его?
— На Гавайи. Не знаю, на какой остров. Махони пожал плечами.
— Это было давно. Тогда там были свои законы. Произойти могло все что угодно. Как звали мужчину?
— Из-за наследства он взял имя жены. Ее отец в своем завещании поставил это условие. Его все называли «иностранец». По-видимому, его настоящего имени никто не знал.
Махони вздохнул:
— Не зная имени, я ничего не могу проверить. Вокруг Гавайев может быть сотня островков. Он очень легко мог исчезнуть, не оставив следа, особенно в те дни. Так исчезали многие. Скажите, а иностранец получил остатки наследства?
— Мы еще не знаем. Хотя Ник работает над этим.
— Ник? — Махони поднял брови. Фил расхохоталась.
— Я забыла вам сказать: у Би появился друг. Она описала Ника и сказала, что Би счастлива с ним, хотя тайна виллы не дает ей покоя.
— Мне это кажется хорошей новостью, — сказал Махони. — По крайней мере, убийца, кажется, не попал на след Би.
— Как вы думаете, Фрэнко, эти убийства связаны между собой? — нахмурилась Фил, тревожась за Би.
— Док, я не ясновидящий. Мне не с чего начать, я не знаю даже имени. Теоретически, по законам случая, они могут быть связаны. Держите меня в курсе всего, что удастся узнать Нику и Би. Может, я найду там что-нибудь имеющее смысл. Хотелось бы, чтобы это все не происходило столь давно. Я занимаюсь тайнами настоящего, док. Я не имею дела с прошлым.
— Странно, — сказала она, — я много лет не думала о Гавайях. И тут за один месяц они всплывают в связи с двумя разными событиями. Я встретила парня, который живет там. — Она застенчиво улыбнулась. — Туда я и направляюсь на следующей неделе. Он пригласил меня отдохнуть.
— Парень, так? Неужели мне все-таки придется ревновать, Форстер?
Она быстро подумала о сумасшедшей ревности Брэда, затем, взглянув на Махони, рассмеялась. Махони такой прямой, что, пожалуй, разложил бы все свои проблемы рядом со спагетти, чтобы обсудить их и во всем разобраться. Совсем не как Брэд, у которого масса тайных мыслей, о которых она, возможно, и понятия не имеет.
— Вы встретились с ним в Париже? — спросил Махони.
— Вообще-то нет. Я познакомилась с ним в самолете.
— Значит, какой-то француз вскружил вашу маленькую трезвую головку? — он шутливо улыбнулся, и она покраснела. — Не беспокойтесь, док, — сухо сказал Махони. — Я не буду играть в полицейского и задавать вопросы.
— Мне нечего скрывать, — защищалась Фил. — Он американец. У него квартира в Париже. Его зовут Брэд Кейн.
— Брэд Кейн, — Махони задумался. — Где же я слышал это имя раньше?
— Возможно, вы слышали о ранчо Канон. Это одно из крупнейших ранчо в штатах.
— Он его владелец? Она кивнула:
— На следующей неделе я буду там.
— Вам повезло.
Махони подумал о синем небе, пляжах и лучах солнца, покрывающих великолепное тело Фил бронзовым загаром. Может, я все-таки ревную.
— Я пришлю вам открытку. — Она взяла свою сумочку и Коко. — Ох, я и забыла. У меня есть для вас подарок.
Она протянула ему пакет с провансальскими травами и баночками всевозможных специй.
— Из бутика «Мулин де Мужин», — пояснила она. — Я добралась-таки туда. Только не спрашивайте, как мне удалось пройти мимо собак, натасканных на наркотики. Я была уверена, что в аэропорту меня арестуют за незаконный ввоз…
— Они разбираются, — заверил он, нюхая душистые пакетики с травами. Ему было приятно, что она подумала о нем. — В следующий раз я поведу вас обедать в «Мулин», — пообещал он. — За свой счет.
Фил засмеялась. Он проводил ее до машины.
— У вас далеко идущие планы, Махони.
— А вы разве еще не поняли, что я всегда строю далеко идущие планы, — спросил он, глядя на нее через окно машины.
Фил высунулась и легонько поцеловала его.
— Знаете что, Махони? Вы милый, — сказала она. Махони слышал, как она смеялась, уезжая. Подавив вздох, он взглянул на часы. Половина одиннадцатого. Недолго осталось спать. Ну и черт с ним, он вполне может явиться на ночное дежурство пораньше.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайна - Адлер Элизабет



Полный бред!
Тайна - Адлер ЭлизабетЕкатерина
19.10.2012, 22.13





Я не согласно с мнением Екатерины .... Роман просто потрясающий советую читать ....у меня просто нет слов.........очень понравилась
Тайна - Адлер ЭлизабетMalvina
30.11.2013, 23.16





Роман очень увлекательный!! Советую прочитать!!
Тайна - Адлер ЭлизабетМИЛА
4.04.2014, 1.58





если это любовный роман, то я пещерный человек... книга напряженная, полна переживаний как людей, так и душевнобольных психопатов... много жестокости... почитать, чтобы отдохнуть - это не про эту книгу... оставила очень тяжелое впечатление... негатива и в жизни хватает((( хотела расслабиться... не получилось
Тайна - Адлер ЭлизабетVera
17.05.2014, 22.55





Мне роман понравился,но бреда точно хватает.Психиатор,профессионал высочайшего класса не увидела психа,хотя он очевидно был психом.Это ладно.Её приятельница и пациентка,потерявшая память,совершенно явно интересует этого психа и не она,не супер детектив даже НЕ ПОЗВОНИЛИ девушке,чтобы она хотя бы опасалась.Детей оставляют с экономкой и она просто отдаёт детей первому встречному только потому,что он назвался другом семьи.И экономку за это даже не упрекнули.Фантастика.Такое впечатление,что "дурак дурака видит издалека" и поэтому они так дружненько сгруппировались.Хотя читать было интересно.Читатйте,позлитесь так же как я.:)
Тайна - Адлер ЭлизабетИрина.
21.05.2014, 22.34





Перечитывала этот роман несколько раз, очень интересный, увлекательный.
Тайна - Адлер ЭлизабетАнюта
31.07.2014, 15.45





Нудятина!
Тайна - Адлер Элизабетнастя
3.08.2014, 11.44





Как по мне слишком много убийств(больше 10). Читала книгу по диагонали. Странный сюжет. Ну 7...
Тайна - Адлер ЭлизабетРита
11.07.2015, 17.06





роман неплохой уж точно не дешевый мне понравился хотя любовным не назовешь
Тайна - Адлер Элизабетгодива
9.10.2015, 5.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100