Читать онлайн Тайна, автора - Адлер Элизабет, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Тайна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Когда Фил через несколько дней вернулась в Париж, ее комната в гостинице выглядела так, словно туда вторгся продавец цветов. На каждом столе стояли душистые букеты, а на подушке лежала гирлянда из белых орхидей в гавайском стиле — леи. Там же была записка: «Я по тебе соскучился. Прости, пожалуйста. Брэд».
Она разделась, приняла прохладный душ и, обернув орхидеи вокруг шеи, позвонила Брэду:
— Спасибо за экстравагантную встречу, — улыбаясь, сказала она.
— Это была еще и попытка попросить прощения. Я не надеялся, что ты позвонишь. Я не заслужил этого. Мне кажется, я просто ревновал.
Покачав головой. Фил вздохнула:
— Но Брэд, ты ведь знал, что я собиралась не на свидание с другим.
— Я ревную ко всему, что отнимает тебя у меня. Повинуясь неожиданной вспышке прежней холодной независимости, она поинтересовалась:
— Разве это не безрассудно?
— Да. Но я безрассуден… когда дело касается тебя. Она засмеялась, дотронувшись до орхидей у себя на груди, и услышала, как он облегченно вздохнул, когда она пригласила его к себе.
Через полчаса она, обнаженная, если не считать орхидей, распахнула перед ним дверь. Волосы дымным облаком спадали ей на плечи. Фил размышляла, не изменились ли ее чувства к нему: ведь в разлуке у нее было время все обдумать. Но он был все так же обаятелен, хорош собой и самоуверен, как и раньше. Он медленно обвел ее взглядом, затем, недоверчиво покачав головой, сказал ей, что он — самый счастливый из всех живущих мужчин. Подхватив ее на руки, он отнес ее в постель.
Утром Фил отменила вылет домой и все встречи, назначенные на следующей неделе в Сан-Франциско. Она сдала номер в отеле и поселилась у Брэда.
Целую неделю они почти не выходили из дома, лишь иногда выбирались в бистро на углу или гуляли, держась за руки, по бульварам, не отрывая друг от друга глаз, в которых то и дело вспыхивало желание.
Фил ни о ком больше не могла думать. Она знала, что первый раз в жизни ведет себя безответственно, но ничего не могла поделать с этим. После долгих лет затворничества «ледяная девушка» стала чувственной женщиной, женщиной, чье тело восторженно откликалось на любовь Брэда.
И все же она понимала, что, хотя ей прекрасно знаком каждый дюйм его тела, человек этот остается для нее тайной. Брэд Кейн для нее чужой, они знакомы лишь несколько дней.
Иногда у нее появлялось чувство, что их занятий любовью ему мало, что он хочет идти дальше, к тем опасным играм, играть в которые она не желала. Как психиатр. Фил отчетливо сознавала, что в нем таятся скрытые чувства, желания, побуждения. Необоснованная вспышка ревности по поводу ее поездки уже это продемонстрировала. Но она была так увлечена им, что не обращала на это внимание. Она убедила себя, что не желает анализировать поведение своего любовника, а хочет лишь наслаждаться моментом.
Однажды, когда после занятий любовью они лежали, измученные, на постели, Брэд принялся рассказывать о своей семье.
Он сказал, что его дед, Арчер Кейн, был американским авантюристом. Арчер в тринадцать лет ушел из дома и отправился на Запад.
— Мой дед искал золото, копал уголь, собирал фрукты, работал на ранчо, делал все, что только может прийти в голову, — гордо сказал Брэд, улыбаясь. — В конце концов он оказался в Сан-Франциско, откуда и отплыл на Гавайи на судне, перевозившем на Большой Остров лошадей и коров. Ему было всего девятнадцать, когда он встретил свою будущую жену.
Фил повернулась к нему и, опираясь на руку, восхищенно слушала рассказ о невесте Арчера.
— Ее звали Лаилаи, что по-гавайски означает «Изящная». Она была любимой дочерью благородной гавайской семьи. Они с неохотой дали согласие на ее брак со светловолосым чужестранцем, да и то лишь после того, как семнадцатилетняя красавица пригрозила, что умрет, если ее сердце будет разбито. — Мой дед рассказывал, — продолжал Брэд, — что бракосочетание было очень пышным, как и подобает девушке с положением и достатком Лаилаи. Празднества и танцы длились четыре дня. Подавали луалу и печеную свинину, лососину «помиломи», гупий, галлоны «пои» и много чего еще. На невесте был ярко-голубой саранг, гирлянды из великолепных перьев, орхидей и мальвы. Венок из душистых цветов пакалана украшал ее блестящие черные волосы, спускавшиеся, по словам деда, ниже колен, словно переливающийся водопад.
— Арчер был очень красивым мужчиной. На нем была яркая цветастая рубаха, тоже увешанная множеством гирлянд. В качестве свадебного подарка он преподнес своей прелестной невесте ожерелье из жемчуга — некрупного, говоря по правде, но очень красивого цвета.
Брэд рассмеялся и разрушил волшебное очарование своего рассказа, цинично вставив:
— Неизвестно, где Арчер взял деньги для столь ценного подарка — все знали, что он не из богачей. Но они были простыми гавайцами и, в отличие от Арчера, понятия не имели о закоулках и улицах, куда может отправиться мужчина, чтобы за ссуду в несколько сотен долларов заложить свое будущее, и даже душу.
Арчер был сообразительнее, чем они: в обмен на жемчужное ожерелье он получил остров. Он был мал, но находился у побережья Мауи. Семья невесты владела им еще со времен короля Камеамеа. Это был их свадебный подарок молодой чете. Они надеялись, что Арчер сколотит там состояние, выращивая ананасы и сахарный тростник.
После того, как четырехдневные празднества завершились, жених и невеста отплыли на свой остров в каноэ. Часть пути их сопровождали сотни ярко украшенных каноэ гостей, певших традиционные прощальные песни «алоху». Дед рассказывал, что это было восхитительное зрелище. Он говорил, что и в самом деле почувствовал себя королем.
Вскоре аромат их венков из мальвы был поглощен резким соленым запахом Тихого океана. А когда другие каноэ повернули к родным берегам, Арчер увидел, что у его жены, машущей на прощание родным, слезы навернулись на глаза. Он нетерпеливо заставил ее повернуться и смотреть на их остров, на их будущее. Гавайское бракосочетание утомило ее. Арчер уже подсчитывал прибыли, ждущие его, когда он засеет остров и снимет урожай.
Брэд понимающе усмехнулся:
— Таким был мой дед Арчер. Я думаю, ты сочтешь его прагматиком.
— Я считаю, что это был жесткий человек, — сказала Фил, думая о романтичной юной невесте, такой прелестной и такой грустной: ведь ей пришлось оставить любящих родных.
— Верно, — согласился Брэд. Повернувшись к ней, он улыбнулся. — Тебе не скучно? Я столько раз слышал эту историю. Это часть семейных преданий Кейнов, передающихся из поколения в поколение.
— Нет, нет. Рассказывай дальше. Она уютно свернулась в его объятиях, уткнувшись лицом в его шею. Ей нравился его запах, его кожа, его мягкий голос.
— Тогда я расскажу тебе о нашем острове. Это сердце нашей семьи, ее душа, можно сказать. Если, конечно, она у нас есть. — Он резко, цинично рассмеялся. — Представь, как жадно вглядывалась Лаилаи в свой остров, скалистые очертания которого выступали из океана. Она увидела, что он мал, всего двенадцать миль в ширину и, может, лишь семнадцать в длину. У северо-восточной оконечности острова волны яростно бились о высокие отвесные скалы. Там были опасные подводные течения, способные за несколько секунд затянуть неосторожное каноэ в глубь океана. Но тихий юго-восточный берег был обрамлен пляжами с песком, белым, словно тальк. Там росли пальмы, морской виноград и всевозможные цветы.
По центру острова, словно позвоночник, бежала цепочка маленьких конусообразных гор вулканического происхождения. Разделив восточную и западную части острова, они задерживали идущие с Тихого океана штормы и дожди, выпадавшие на западе. Пологие горные склоны густо заросли гибискусом, и его красные, желтые и оранжевые цветы оживляли их. Лаилаи подумалось, что они похожи на гирлянды-ожерелья на шее Пеле, богини вулканов. Она была уверена, что дух богини витает здесь, ожидая нужного момента, чтобы появиться снова.
Западная сторона островка, за горами, была изрезана глубокими ручьями и перекатывающимися водопадами. Там росли высокие деревья, увитые лозами и лианами. Свободные пространства поросли густой травой, среди которой попадались участки, залитые блестящей черной лавой, которая много лет назад вытекла из вулканов и застыла, образовав каменную реку, тянущуюся до самого океана.
Более нежная восточная часть острова была бы пустынна, если бы какой-то древний исследователь не разбросал семена растущих в его родном краю сосен.
Эти невысокие деревья защищали долину от яростных лучей солнца. В их тени превосходно росли травы и плодовые деревья, питаясь водой, которая в изобилии стекала со склонов после дождей.
Ступив из каноэ на землю острова, юная Лаилаи схватила своего светловолосого красавца мужа за руку. Она оглядела извилистый белый пляж, высокие пальмы, яркие цветы на горных склонах и конические горы вулканического происхождения, похожие на груди богини Пеле. От счастья она даже вздохнула. «О, муж мой, — тихо молвила она, — мы должны назвать его Калани-небеса, ибо он такой и есть».
Фил взглянула на Брэда. В ее глазах стояли слезы. Он лежал на спине, подложив руки под голову, и глядел на потолок так, словно видел там этот божественный остров.
— Это самая романтическая история, которую мне довелось слышать, — прошептала Фил.
Скептически посмотрев на нее, он встал и налил стакан бренди. Он предложил и ей выпить, но она отказалась.
— Не думал, что женщина с научным складом ума будет так потрясена мыльной оперой, — насмешливо сказал он. — На самом деле романтика уже закончилась. Арчер Кейн получил, что хотел. Он был доволен и горд: он обладал своей землей. Первым делом он организовал гавайцев — безработных островитян — помочь ему построить небольшой дом из камня и дерева коа с крышей из пальмовых листьев.
Первый год он напряженно трудился, но урожай был плох. Арчер был нетерпелив и зол. Он думал, что остров заложит краеугольный камень в его состояние, но оказался неправ. Тогда он отправился в Гонолулу и принялся гулять со шлюхами на побережье, стараясь забыть свои проблемы. Он все еще был там, когда, через год с небольшим, ему рассказали о его жене.
Слуги видели, как Лаилаи надела свой свадебный саранг, на шею — гирлянды из мальвы и вплела в волосы ароматные цветы плюмерии. Бушевал яростный шторм, вздымая огромные волны. Лаилаи одна вышла в море в своем каноэ в эту ураганную ночь… — В светло-голубых глазах Брэда была тайна. — Больше ее не видели, — тихо закончил он.
— О, Господи, — прошептала Фил. — Бедная девочка. Она покончила с собой?
Брэд безразлично пожал плечами:
— Дед говорил, что не знает. Конечно, семья Лаилаи во всем обвиняла его. Они сказали, что он разбил ее сердце. Арчер не присутствовал на похоронной церемонии, но слышал, что ее семья прокляла его и его потомков навеки. Он лишь рассмеялся и заметил, что принадлежащий ему теперь остров Калани важнее всех их проклятий. — Попивая бренди, Брэд холодно улыбнулся Фил: — Вот так Калани стал краеугольным камнем состояния Кейнов.
Когда Фил смотрела на Брэда, разгуливающего по комнате, как беспокойная кошка, по ее спине пробежал холодок. Ее озадачивало, что он не видит ничего дурного в действиях деда. Единственное, что для него и для Арчера было важным — это остров и его значение для их благосостояния.
— Неужели тебе не жаль эту бедную девочку? — сердито воскликнула она.
Брэд удивленно взглянул на нее.
— Все сложилось неудачно, — тихо согласился он. — Но давай посмотрим на это так: если бы Лаилаи не умерла, мой дед не достиг бы того, чего достиг, и, возможно, до конца дней своих остался бы бедным фермером, выращивающим сахарный тростник. — Подняв стакан, Брэд расхохотался. — И что бы тогда произошло со мной? — требовательно произнес он. — Я влачил бы жалкое существование на крошечном гавайском островке и от неудовлетворенности жизнью все чаще и чаще прикладывался к бутылке, как какой-нибудь герой Сомерсета Моэма. Ох, прекрати. Фил, все это было очень давно. Я не могу позволить себе выплескивать эмоции по этому поводу.
— Твой дед тоже не мог себе этого позволить, — сердито огрызнулась Фил.
— Ты говоришь глупости.
Фил завернулась в простыню и сидела в постели, обхватив коленки руками.
— Не надо было мне рассказывать об этом. Но я думал, что история тебе понравится.
Фил вспомнила описание острова и поняла, как много это место значит для Брэда.
— Оно понравилась мне, — призналась она. — И я знаю, что тебе просто нравится быть циничным. Ты любишь Калани, правда?
Он присел рядом с ней, нежно гладя ее по волосам. — Это место, где я чувствую себя самым счастливым, — признался он, нежно касаясь губами лица Фил. — Когда-нибудь я отвезу тебя туда, чтобы ты смогла сама оценить Калани.
Фил улыбнулась, когда он обнял ее. Она уткнулась лицом в его шею, нежно целуя его, чувствуя под языком шероховатость кожи. Фил подумала, что у каждого в семье есть своя «черная овца», и в семье Брэда это — Арчер Кейн.
На следующую ночь Брэд рассказал ей еще одну семейную историю, которая потрясла ее до глубины души.
Он говорил о своем детстве, о том, как на каникулах он дикарем носился по острову. Дом, некогда построенный его дедом, превратился в огромный летний дом с большими залами, которые охлаждались вентиляторами под потолком, и натянутыми между пальмами гамаками. Зелень моря сочеталась с зеленью кустарников и маленьких зеленых саламандр, похожих на драгоценные камни. Он говорил о пламенно-красных птицах и аквамариновом подводном мире, который, словно елочные украшения, расцвечивали яркие маленькие рыбешки.
В голосе Брэда слышалась улыбка. Затем его настроение внезапно резко изменилось, он напрягся:
— Моя мать ненавидела остров, — резко сказал он. — Она никогда не приезжала туда. Ей нравились Даймонд-Хэд или Сан-Франциско, где у нее была квартира. Ей нравилось ходить по магазинам, у нее были полные шкафы одежды. Она редко пускала меня в свою комнату, говорила, что я путаюсь у нее под ногами. Она, смеясь, выгоняла меня, но я знал, что она делает это всерьез. Конечно, я всегда хотел быть рядом с ней. Я любил ее. Она была моей прелестной, драгоценной, обожаемой мамочкой. Мне было всего шесть лет. — Он взглянул на Фил, и его голос снова стал нежным. — Она всегда спала долго, — сказал он, — и я прокрадывался по утрам в ее комнату, чтобы взглянуть на нее, пока она спит. Под глазами у нее была размазана тушь, на губах — следы помады, но она была так невинна, когда спала.
Иногда я прятался в ее шкафу среди пакетов с одеждой и ждал, пока она проснется, чтобы устроить ей сюрприз. Я сидел на полу, глядя наверх, на фантастический мир цветного шифона и тюля, представляя, как я рассмешу ее.
Однажды утром я пробрался в шкаф и спрятался там, глядя на яркие голубые, зеленые и красные платья — она любила яркие цвета. И тут я увидел ботинки. Они были большими, из коричневой кожи, превосходно начищенными. Я знал, что они не могут принадлежать моей матери. У них были светлые, блестящие подметки. Они висели надо мной.
Я поднял глаза выше и увидел ярко-красные носки. Я улыбнулся. Я знал лишь одного человека, который носил такие носки. Он часто навещал мою мать, и мне сказали, что его зовут дядя Вахоэ. Я взглянул на серые фланелевые брюки и, смеясь, выбежал из своего укрытия. «Дядя Вахоэ, — спросил я, — вы что, тоже решили поиграть в прятки?» — Голос Брэда стал хриплым: — Я отодвинул в сторону шуршащие вечерние платья и посмотрел на него. Вокруг его шеи была веревка. Он свисал с перекладины. Голова была вывернута под неестественным углом, лицо было фиолетовым. Из раскрытого рта высовывался черный распухший язык, а глаза выкатились, как у жабы.
Брэд обхватил голову руками. Фил с ужасом смотрела на него, не осмеливаясь вставить слово.
Через некоторое время он поднял голову. Закурив, тихо продолжил рассказ:
— Секунду я стоял, пораженный ужасом, а затем побежал за матерью. Она сидела на постели, держа на подносе завтрак.
— Что ты здесь делаешь? — раздраженно спросила она. — Ведь я запретила тебе входить сюда без разрешения?
Я уставился на нее. Несмотря на испуг, я думал, как она прекрасна — высокая, темноволосая, с миндалевидными глазами. У нее было сильное, крепкое тело, и она очень сексуально двигалась, рассчитывая каждое движение своих изящных бедер. «Почему дядя Вахоэ у тебя в шкафу?» — спросил я, ухватив ее за руку. Она стряхнула мою руку; она читала письмо и почти не слышала меня. «В шкафу?» — равнодушно переспросила она. «Он такой смешной, он висит там на перекладине, — пояснил я, — и напугал меня». Она оторвалась от письма. Письмо было от него. Он предупреждал, что покончит с собой из-за того, что она порвала с ним. Она прогнала его, и он не мог этого вынести.
Она побледнела. Затем закричала. Прибежали слуги. «Ужасный мальчишка! — закричала она на меня. — Что ты наделал? Это ты во всем виноват!» — Брэд тупо посмотрел на Фил: — Мне было шесть лет. Но большую часть жизни в самоубийстве дяди Вахоэ я винил себя.
Затянувшись, он зло потушил сигарету. Потом, обняв Фил, занялся с ней любовью. Если это можно было назвать «любовью». Фил не была уверена, что Брэд сознавал в этот момент, кого он держит в своих объятиях. Она закрыла глаза, не желая видеть его лицо, не желая видеть, как он страдает. Через несколько минут все было кончено.
— Я не должен был рассказывать тебе этого, — хрипло сказал Брэд потом. — Но в тебе. Фил Форстер, есть что-то такое, что заставляет человека раскрывать свои тайны.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайна - Адлер Элизабет



Полный бред!
Тайна - Адлер ЭлизабетЕкатерина
19.10.2012, 22.13





Я не согласно с мнением Екатерины .... Роман просто потрясающий советую читать ....у меня просто нет слов.........очень понравилась
Тайна - Адлер ЭлизабетMalvina
30.11.2013, 23.16





Роман очень увлекательный!! Советую прочитать!!
Тайна - Адлер ЭлизабетМИЛА
4.04.2014, 1.58





если это любовный роман, то я пещерный человек... книга напряженная, полна переживаний как людей, так и душевнобольных психопатов... много жестокости... почитать, чтобы отдохнуть - это не про эту книгу... оставила очень тяжелое впечатление... негатива и в жизни хватает((( хотела расслабиться... не получилось
Тайна - Адлер ЭлизабетVera
17.05.2014, 22.55





Мне роман понравился,но бреда точно хватает.Психиатор,профессионал высочайшего класса не увидела психа,хотя он очевидно был психом.Это ладно.Её приятельница и пациентка,потерявшая память,совершенно явно интересует этого психа и не она,не супер детектив даже НЕ ПОЗВОНИЛИ девушке,чтобы она хотя бы опасалась.Детей оставляют с экономкой и она просто отдаёт детей первому встречному только потому,что он назвался другом семьи.И экономку за это даже не упрекнули.Фантастика.Такое впечатление,что "дурак дурака видит издалека" и поэтому они так дружненько сгруппировались.Хотя читать было интересно.Читатйте,позлитесь так же как я.:)
Тайна - Адлер ЭлизабетИрина.
21.05.2014, 22.34





Перечитывала этот роман несколько раз, очень интересный, увлекательный.
Тайна - Адлер ЭлизабетАнюта
31.07.2014, 15.45





Нудятина!
Тайна - Адлер Элизабетнастя
3.08.2014, 11.44





Как по мне слишком много убийств(больше 10). Читала книгу по диагонали. Странный сюжет. Ну 7...
Тайна - Адлер ЭлизабетРита
11.07.2015, 17.06





роман неплохой уж точно не дешевый мне понравился хотя любовным не назовешь
Тайна - Адлер Элизабетгодива
9.10.2015, 5.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100