Читать онлайн Опрометчивость, автора - Адлер Элизабет, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опрометчивость - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опрометчивость - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опрометчивость - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Опрометчивость

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

Красный «порше» Билла Кауфмана на предельной скорости мчался по тихоокеанскому побережью по направлению к Малибу. Солнце казалось более жарким, чем обычно в это время года, и, прикрыв стекла, Билл включил кондиционер. Он был весь в поту. Черт побери, он ничего не предусмотрел для этой встречи! Какого дьявола Дженни сделала то, что сделала? Несчастный то был случай или нет, проклятым недомыслием с ее стороны было оставить все на него и Стэна Рабина. Что они скажут этим девушкам? Она баловала их всю жизнь, содержала их в роскоши, пока они не выучились в школе, и вот теперь они остались один на один с этим миром. Он отговаривал ее, утверждая, что она не должна оставлять их.
– Но я и не оставляю их, Билл, – спокойно отвечала она. – Я придала им те самые ценные качества, что необходимы в жизни, теперь я дарую им свободу.
Она сидела в гримерском кресле на киностудии, и он знал, что сейчас, пока гримерша орудует пуховками и губной помадой, неподходящее время для дискуссий, хотя и после подходящего времени не предвидится.
– Не беспокойся, Билл, – рассмеялась она, – я всегда буду рядом, чтобы поддержать их при падении.
– Ну и что? Посмотри-ка хорошенько на них сейчас, Дженни – они падают, и в какую же дыру провалилась ты?
Они с Майрой были удивлены, когда она отослала девочек в Европу. Почти у всех, кого они знали, бабушки и дедушки приехали из Европы в Америку ради лучшей жизни, а Дженни решила изменить направленность процесса. Где еще в мире, спрашивали они с Майрой друг у друга, найдете вы лучшее место, чем спокойный, изобильный Беверли-Хиллз, для подрастающих детей? Полсвета было бы счастливо жить в Беверли-Хиллз. У нее же был и дом на Побережье. Будет ли лучше ее девочкам вдали от этих мест, когда они окажутся в тех незнакомых привилегированных школах?
Билл Кауфман подвизался голливудским агентом двадцать пять лет, заслужив за это время репутацию «шагающего по трупам». И хотя он, не будучи таковым, не мог отделаться от этой репутации, он все же допускал, что в иные времена безжалостность приводила к победе, и Билл Кауфман обречен судьбой на то, чтобы стать победителем. Честолюбивый молодой человек, которому улица со зверской жестокостью вдолбила четкие взгляды на жизнь, он поставил себя в положение доверенного и друга молодой Дженни Хавен, неуклонно подкапываясь под ее отношения с менеджером. Он сам стал и ее менеджером, и ее агентом. Так было вплоть до последних трех лет.
Черт, никак не проходила эта бесконечная сцена, повторяясь вновь и вновь… почему он не вытребовал для нее роль в картине Хофманна и почему, когда она ожидала, что выступит в главной роли в телесериале, стоившем уйму долларов, он не настоял на этом, согласившись, чтобы ей предоставили роль пожилой хозяйки, которую убивают по прошествии первых сорока минут?
Билл закурил очередную сигарету и, мягко развернув «порше», въехал в ворота Малибу Колони, отвечая на приветствие охранника с тем, чтобы неохотно свернуть к прибрежному дому Дженни для встречи с ее дочерьми. Он припарковал машину у высокой, оштукатуренной розовым, стены, что выходила на улицу, в надежде, что Стэн Рабин уже здесь и держит ситуацию под контролем, потому что, как он знал, чем черт не шутит.
На звонок в дверь ответила Венеция.
– Привет, Билл. – Она поцеловала человека, который состоял другом их семьи столько, сколько она себя помнила. – Рада тебя здесь видеть. Такое странное чувство – без Дженни.
– Ты в порядке, киска? – Он обнял ее за плечи, и вместе они прошли в просторную комнату с видом на океан. Сегодня прилив был высок, и воды зыбились в футе от просторной деревянной скамьи, где под голубым навесом сидели две другие сестры.
– Сейчас у меня все в порядке. Я не испытывала уверенности, что вынесу все это, но наконец самое худшее позади. Пойдем посидим на солнышке, такой прекрасный день.
Билл снял пиджак, повесил его на спинку стула и наклонился, чтобы поцеловать сначала Индию, потом Парис.
– Ну, девочки, как поживаем?
– Нам полегче – и, конечно же, мы чувствуем себя в миллион раз лучше, чем накануне. – Поднявшись на ноги, Парис улыбнулась. – Вам принести что-нибудь? Холодного пива? Белого вина?
«Пиво» звучало так заманчиво, но жена убила бы его, если бы он нарушил диету, да еще пивом.
– Только «перрье», лучше – без лимона.
Он присел на скамью, нервно теребя пальцы. Стэн Рабин должен быть здесь с минуты на минуту, и потом они разыграют этот фарс.
Он закурил пятую за утро сигарету. Он не должен был курить, но его снова удивило то, что ощущение расслабленности от курения стоило того, чтобы после испытать чувство вины и подавленности. Черт побери, сидение на диете и физические упражнения, ни выпивки, ни сигарет, самоограничение – все это становилось для него образом жизни; а какой же может быть Голливуд без кокаина и секса?
– Сегодня прибоя нет. – Индия дружелюбно присела рядом с ним на скамью, глядя на океан, кативший стеклянистые волны, пенящиеся на песке, где после волн оставались темные массы водорослей.
– Помните, как вы учили меня плавать во время прибоя тогда, давным-давно? Мне было, должно быть, только около семи. – Она засмеялась, вспомнив, какой она была в семь лет, стройной, с торчащими зубами. – Открою вам тайну, Билл. Когда я была ребенком, вы долгое время воплощали для меня настоящего героя. Вы казались мне самым привлекательным среди приятелей Дженни и нравились куда больше прочих. Я думала, что так же нравлюсь вам, но раз уж семь лет – немножко неподходящее время для замужества, я решила проявить благородство и самоотречение, позволив вам жениться на Дженни – в конце концов, я ведь смогу видеть вас рядом все время. Но вышло все по-другому.
Ее светящиеся от воспоминаний карие глаза испытующе всматривались в его помятое лицо. С гривой серебристых волос, глубоко посаженными глазами и деланно добрым выражением, он спокойно мог сойти за привлекательного человека.
– Извините, но исключительно ради истины, Билл, вы когда-нибудь ей делали предложение?
Он нетерпеливо отшвырнули сигарету.
– Нет, Индия. Не делал. О, я любил ее, это правда, и было время, когда мы поддались было искушению продолжать это дальше, но, слава Богу, мы с твоей матерью остались друзьями, и так большую часть нашей жизни, пока…
– Пока? Пока – что, Билл?
Знаменитый могучий голос Стэна Рабина послышался снаружи дома, и Кауфман облегченно отвернулся от Индии, не ответив на ее вопрос.
– А, наконец-то Стэн здесь. – Он взял ее за руку, и они вернулись в залитую солнцем комнату. У двери он немного помолчал. – И еще, Индия, спасибо за комплимент.
Она усмехнулась ему.
– Добро пожаловать.
– Ты здесь, Билл. – Стэн Рабин холодно взглянул на него. Это был тот самый взгляд, который производил впечатление даже на Дженни. Наверное, это было сейчас то, что нужно.
– Пойдемте, девочки, присядем и займемся делом. Нам есть о чем поговорить. И у вас, я думаю, возникнет миллион вопросов после того, что я скажу.
Он оперся о доску камина, в котором не было огня, а на диване, прямо перед ним, уселись три девушки. Память вернула его в то далекое Рождество, когда три возбужденные маленькие девочки, наряженные в праздничные платья, сидели вместе с Мери Джейнс на диване в этом же самом доме, ожидая, когда им будут вручать подарки. Память вывела его из равновесия, а Стэн не любил подобного состояния. Эмоции делали его нервным. Он начал медленно расхаживать по комнате.
– Знаете, это странно, – сказала Парис, – хотя мы и никогда не проводили тут слишком много времени, я всегда думала, что это место – наш дом. Только, конечно, без Дженни он никогда не будет тем же самым – «домом», которым он, так или иначе, всегда был при ней.
Стэн прокашлялся.
– Прежде чем начать, – мягко сказал он, – я хочу, чтобы вы знали, что оба мы, Билл и я, пришли к согласию относительно того, что вы можете высказывать суждения, которые сочтете нужными, в любой момент. Понятно?
Они кивнули в молчании, глаза их выжидающе остановились на нем.
– Ваша мать в последние несколько лет как свои денежные дела, так и дела, связанные с карьерой, вела независимо от нас. Предложения о съемках в кино делались не слишком часто, роли предлагались небольшие. Ни для кого не секрет, что возникла потребность в новом поколении актрис – не только более молодых, но и иного типа. И не потому, что ваша мать плохая актриса, но потому, что для главных ролей требовалось нечто более современное, а Дженни этому требованию не удовлетворяла. У нее были роли на телевидении – с подачи Билла она легко получала их – и все эти располневшие хозяйки появлялись в начале сериалов, никогда не бывая главными героинями. Боюсь, что она порицала за это Билла, и, когда я брал его сторону и пытался склонить ее к тому, чтобы она в ином свете посмотрела на свою карьеру, памятуя, что никогда больше не будет ей тридцать девять, и что времена изменились, она обвиняла нас обоих в предательстве и требовала, чтобы мы исчезли из ее жизни.
Стэн остановился и промокнул бровь аккуратно сложенным белым платком.
– В этом решении ее поддержал человек, с которым она в то время жила…
– Джон Филдс, – машинально сказала Венеция. Однажды она встретилась с ним, когда приезжала домой, и даже в ее наивных глазах он выглядел столь очевидно неестественно, что она спросила о нем у матери. Дженни нетерпеливо оборвала ее вопрос, заявив, что та смотрит на жизнь слишком уж по-британски и легко принимает энтузиазм за агрессивность, и что ей самой лучше знать, что к чему.
– Верно. Джон Филдс. Дженни позволяла, чтобы он заботился о ее делах, а потом, когда через пару лет они разошлись, появился Рори Грант, двадцатичетырехлетний старающийся выбиться в люди никудышный молодой актер, и она влюбилась в него, как говорят, по уши. Она буквально вскормила Рори, она холила его, возила его на родео, заботилась о его гардеробе, пока он не приобрел этот свой осторожно-небрежный «стиль». Она до тех пор экспериментировала с его волосами, пока не нашла, что белокурые лохмы смотрятся именно так, как надо. Она платила за его уроки актерского мастерства и танца, платила, когда он находился в простоях, репетировала с ним на публику, и если уж Дженни могла достичь чего-нибудь в этом городе при помощи телефона, она звонила им всем – руководителям студий, продюсерам, режиссерам и говорила каждому из них о новой молодой восходящей суперзвезде. И Рори Гранту была обеспечена встреча со всеми.
Билл закурил очередную сигарету.
– Все ее упрямство и амбиции заключались в нем, – прибавил он, – и ублюдок это знал. Не то чтобы он жестоко с ней обходился, – прибавил он поспешно, увидев опущенные лица, – и не то чтобы он когда-либо поставил ее в дурацкое положение. Он был достаточно милый малый – он обладал тем, чего хотелось ей, и она предлагала ему то, что было нужно ему. Вместе они казались совершенно счастливыми. Некоторое время.
– К сожалению, – сказал Стэн, – в ответ он захотел ей помочь. Он попытался прямиком отстранить Джона Филдса от ведения ее дел и вместо того, чтобы вернуть нас, или, в конце концов, получить другую профессиональную помощь, о чем мы молили ее, она позволила ему вести свои дела. Билл и я, мы снова обратились к Дженни, но все уже было не так, как прежде, и, когда мы попробовали советовать ей, она решила, что мы критикуем Гранта.
– Год назад, – продолжил рассказ Билл, – Рори была предложена главная роль в первом фильме, открывавшем новый телесериал, и обстоятельства сложились так, что между ними произошла размолвка. У него была работа, а у нее – нет. Каждое утро он уходил из дому в пять тридцать и возвращался в восемь вечера. Все, чего ему хотелось – это перекусить, просмотреть свою роль на следующий день и лечь спать в девять. Дженни была одинока – и тут не было его вины. Она то слишком хорошо знала, что такое жизнь по схожему графику, и, слава Богу, она проработала с ним до конца. Но как только дело кончилось, она начала раздражаться. Пошли скандалы. Он пытался успокоить ее.
Билл раскурил сигарету от окурка предыдущей.
– Послушайте, девочки, Рори в основе своей неплохой мальчишка. Наверняка ведь он мог взять то, что она ему предлагала, почему бы нет? Но он не взял, не уподобился Филдсу, он не был эксплуататором. – Билл пожал плечами. – Скандалы по ночам стали обычным явлением, напряженность отражалась на его работе, и, когда сериал продолжили, Рори знал, что ему делать – в конце концов, его карьера уже началась. Они разошлись шесть месяцев назад.
– Вы рассказали так подробно, – с осторожностью высказалась Парис, – имея в виду, что все это послужило достаточным основанием для Дженни лишить себя жизни? Так? Она настолько расстроилась, что он бросил ее?
– Нет, неправда! Дженни – настоящий боец, никогда я не видел мужчины, которого бы она была недостойна. Дженни не убивала себя из-за Рори Гранта!
– Это ваше мнение? – с горечью спросила Парис, – или у вас есть доказательство?
– Доказательств нет ни у кого, – ответил Стэн. – Дженни была прелестнейшей женщиной. Тут дело, должно быть, в других мужчинах, может быть, даже какая-нибудь история с предполагавшимся замужеством.
– Такого с ней быть не могло. – Индия утомленно откинулась головой на подушки. – Она говорила, что единственным мужчиной, за кого бы она вышла замуж, был мой отец. Думаю, она до последнего времени любила его.
– Ладно, девочки. – Стэн в нетерпении посмотрел на свои золотые часы «Ролекс»; время шло, а в одиннадцать тридцать в клубе должна состояться партия в гольф. – Суть не в том, чтобы опять рассматривать случившееся в целом. Лично я убежден, что это – несчастный случай, и в поездке на машине в четыре утра нет ничего необычного, когда имеешь дело с кем-нибудь, подобным Дженни – она превращала ночь в день, когда ей того хотелось.
Исполненный недобрых предчувствий, он глянул на Венецию, которая молчаливо смотрела в окно на сверкающий в солнечном свете океан. Не задумала ли она какую-нибудь глупость, а?
– Вы же знаете, какой непредсказуемой была Дженни… – Он снова нервно прокашлялся, доставая из портфеля листы бумаги.
– А сейчас поговорим о делах, хотя было бы благороднее не слишком на этот счет распространяться. С сожалением говорю вам, что за последние несколько лет управление вашей матушки и ее нового «экономического советника» привело к утрате значительной части имущества. Мы подозреваем, что Филдс имел в виду набить свои карманы, хотя конкретных доказательств, которые можно было бы представить суду, у нас нет. Во всяком случае, основная часть имущества потеряна из-за безобразного вложения денег на имущественных сделках в этом городе – вот что для меня удивительно. Но, кажется, Дженни достигла в этом совершенства. Она по максимальной цене купила земли, будучи уверена, что они начнут невероятно повышаться в цене, едва там развернется строительство шоссе. Кто-то ввел ее в заблуждение. Во всяком случае, то, что она купила, не имеет отношения к развитию новых отраслей, как долина Силикон, например – ее собственные земли на пятьдесят миль дальше.
Она заключала дорогостоящие «сделки», подобные покупке жилья у озера Маммот. Она, должно быть, была единственной, кто никогда не слышал о прошедшей там серии землетрясений и о том, что земли ее находятся прямо в эпицентре. Эту собственность вы никуда не денете. Подобное повторялось периодически. Она занялась перепродажей готовых вещей, но почему-то ее преследовали неудачи. К тому же, ваша матушка играла, делая большие ставки, и это тоже не принесло прибыли…
Стэн наконец поднял голову, оторвавшись от бумаг…
– Что я могу сказать вам, девочки? – Он пожал плечами. – Вот оно все здесь, на ваше рассмотрение.
Встреченный тремя парами ошеломленных глаз, он поспешно потупил взор, вперив его в документы, которые держал в руках.
– Это неправда! Это не может быть правдой! – истошно завопила Парис. Она не могла этого вынести, она совершенно не могла этого вынести… она не хотела услышать то, что, как она догадалась, он собирался сказать дальше.
Венеция тихо спросила:
– Но она же так напряженно работала всю свою жизнь, она же не могла потерять все свои деньги?
Стэн беспомощно взглянул на Билла Кауфмана, который, избегая его взгляда, молчаливо уставился в окно. Поразительно, думал Стэн, как великолепен сегодня океан.
– Стэн, ведь моя мать была очень богатой женщиной, сказала Индия, безуспешно пытаясь успокоить себя перед лицом свершившегося. – Этот дом, например, должен стоить на сегодня массу денег.
– Ваша мать купила этот дом двадцать лет назад за семьдесят тысяч долларов. Из-за постоянного повышения цен на недвижимость в Лос-Анджелесе он стоит теперь четыре миллиона.
Парис почувствовала облегчение; конечно, оставался этот дом при дороге в Северный Каньон в Беверли-Хиллз.
– Слава Богу, – сказала она. – Я думала, вы собираетесь сказать нам, что все пропало.
Стэн снова закашлялся.
– Дом был заложен Дженни три года тому назад, и второй заклад взят в прошлом году. Мне жаль, Парис, но в результате этот дом принадлежит Первому Национальному и Городскому банку. Та же история с домом в Беверли-Хиллз.
Слезы задрожали на ресницах Парис в то время, как ее будущее все дальше улетало в трубу.
– Может быть, было бы лучше, если бы вы сказали нам точно, что осталось, – тихо сказала Индия. – Тогда, по крайней мере, мы будем знать, в каком положении находимся.
Стэн положил бумаги и скрестил руки на груди, выражая этой позой свое профессиональное сочувствие.
– Очень хорошо, девочки. Вот в чем дело. Дома и их содержимое должны быть проданы, чтобы заплатить банкам, а также некоторые другие долги. Оставшиеся суммы ничего не стоят. То, что приходится на вашу долю – это страховой полис, который она взяла, когда ей исполнилось восемнадцать. Должно быть, Дженни это показалось уймой денег тогда… Сумма составляет десять тысяч долларов.
– Десять тысяч!
Индия не обратила внимания на затрудненное дыхание Парис. Встав с дивана, она начала расхаживать по комнате: казалось, будет легче понять положение дел стоя. Стало очевидно, что кто-то должен был быть готов встретить трудности твердо, и, так как Венеция, казалось, была ошеломлена и погрузилась в молчание, а Парис находилась на грани истерики, лучше, если это будет она.
– Понятно. А как насчет автомобилей – «роллс-ройс» и… – Она слишком поздно вспомнила, что «мерседес» разбился, – …и драгоценностей? У Дженни ведь было так много прелестных вещиц.
– Боюсь, все, что бы она ни оставила, должно уйти; она в последнее время назанимала так много, ты знаешь, за этот прошедший год. И теперь, когда она мертва, кредиторы проявляют особенное нетерпение.
– Если бы мы только знали, – сказала Венеция, внезапно выходя из состояния, похожего на транс, – мы могли бы помочь ей. Почему никто не рассказал нам? Ты, Билл, ты знал!
– Я не знал, киска. Клянусь, не знал. Я догадывался, что она и ее приятель занимались спекуляцией на рынке собственности, но кто этим не занимался? Клянусь вам, девочки, я и понятия не имел о размерах разорения. Она не говорила никому.
Стэн Рабин расхаживал по комнате, будто крался в поисках лазейки для защиты.
– Это все в прошлом, девочки, и вы должны смотреть правде в глаза. Дженни оставила вам ровно десять тысяч долларов. – Он помолчал, затем посмотрел на них, заложив руки за спину, благожелательно и хмуро сдвинув брови. – Однако у вас нет причины беспокоиться о долгах. Денег мало в этом году, давят налоги и слишком большие расходы, но мы с Биллом согласились временно отказаться от денег, причитающихся нам с имения Дженни.
Он опять походил по комнате и затем повернулся на каблуках и посмотрел на них, улыбаясь.
– Нелегко достать деньги теперь, но, если вам действительно нужно несколько сотен, мы посмотрим, что могли бы сделать.
Парис была уверена, что никто на белом свете не узнал бы, каких усилий ей стоило говорить внешне спокойно, в то время как она хотела убить Стэна Рабина.
– Стэн, Билл, мы ценим ваше предложение, предложение старых друзей нашей матери. Но, видишь ли, Дженни уже дала нам все, в чем, как она чувствовала, мы когда-либо будем нуждаться. Давным-давно она решила, что мы должны получить это в свою собственность. Вот как она сделала. Вот чего она хотела, и мы втроем будем твердо держаться того, что она пожелала.
Она свирепо и холодно посмотрела на двух мужчин, которые называли себя друзьями ее матери и которые, она знала, сделали большие деньги на таланте и тяжелой работе Дженни.
– Десять тысяч будет более чем достаточно для нас.
Парис не знала, сама ли она села или у нее подкосились ноги. Все, что она понимала, было то, что сейчас она не уронила достоинства Дженни. Она сохранила и свою гордость, и гордость своей матери.
– Именно этого и хотела Дженни, – в тон ей согласилась Индия. – Безразлично, как все было с тех пор, как мы окончили школу. Мы можем так или иначе зарабатывать себе на жизнь.
– Безусловно, – подтвердила Венеция. Она только два года тому назад окончила школу, и ее улыбка могла показаться неуверенной, но ее решение не было таковым.
Стэн затолкал документы обратно в портфель и собрался уходить. Черт, эти девицы приводят его в восхищение. Стойкие маленькие штучки. Они сидели здесь, в этой комнате, ожидая услышать, что они миллионерши, и восприняли удар, не теряя самообладания. Истинная Дженни Хавен присутствовала здесь, хорошо. Может быть, она послужила им опорой, в конце концов. Так или иначе, он – в безопасности.
– Мне хотелось бы знать, – нерешительно выговорила Парис, – как вы думаете, возможно ли каждой из нас выбрать что-либо, только одну из вещей Дженни, чтобы сохранить? Конечно, судьи не станут возражать против этого? Я хочу сказать, раз все должно быть продано… но если бы мы могли купить мелочи, напоминающие нам о ней… Мы бы заплатили за них из наших десяти тысяч.
Это была лазейка! Он ухватился за нее с облегчением. Открывался путь, чтобы выйти из всего этого порядочным человеком. Он немного испугался грязных слухов, когда история все-таки попала в газеты: каждый знал, что он и Билл были связаны с Дженни многие годы. Он способен «лишиться» нескольких кусочков и предметов из ее личных принадлежностей, значащихся в описи имущества, и, в конце концов, девочки имеют право взять что-либо из имущества их матери. Его жена первая поддержит эту точку зрения, и можно быть уверенным, что она расскажет каждой кумушке в округе Беверли-Хиллз, насколько Стэн был добр к девушкам.
– Выбирайте что хотите, – сказал он великодушно. – Нет необходимости платить. Я прослежу, чтобы это было увязано с имуществом.
– Но если есть кредиторы?..
– Пожалуйста, – Стэн навесил свою наиболее победоносную профессиональную улыбку, – выбирайте что хотите. Позвольте мне разработать детали.
Венеция подошла к портрету Дженни, который висел направо от камина. Это была Дженни в двадцать восемь лет, в просвечивающем синем вечернем платье, с бриллиантами, сверкающими в ее белокурых волосах, и с хорошо знакомым пристальным взглядом широко открытых голубых глаз, который так похож на взгляд самой Венеции. Всю свою жизнь Венеция любила эту картину. Художник увидел Дженни так, как она сама видела себя, реальную женщину за блестящей внешностью. Мимолетная, неясно выраженная самоирония играла в улыбке, как если бы она впоследствии, когда портрет был написан, осознавала, что играет роль кинозвезды, чувствовалась здесь и ранимость, которую Дженни редко позволяла кому-либо разглядеть. Венеции казалось, что мать ее здесь схвачена в совершенстве.
Она провела пальцем по слою красок, словно желая коснуться самой Дженни.
– Он всегда так много значил для меня, – тихо сказала она. – Не представляю, сколько это может стоить?..
– Забирай, забирай, – засуетился Стэн. – Я же сказал, чтобы вы не беспокоились, портрет – твой. На аукционе портрет не должен был бы стоить слишком дорого… Хотя, возможно, студии могли бы купить его за приличную цену… Спокойно, малышка захотела этот портрет, ведь правда? – Он закурил великолепную кубинскую сигару «Ромео и Джульетта» и спрятался в клубах дыма.
– Не знаю, должна ли я просить… – сказала Индия, – потому что, как и Венеция, я не имею представления о том, сколько это стоит. Я догадываюсь, что дорого, но для меня это означает так много…
– Ну и? Что же это такое? – спросил Билл.
– Помните вы то колечко, что она всегда носила? С рубином? Мой отец подарил ей его в Кашмире, когда она рассказала ему, что беременна мной. Это было их «обручальное кольцо». Я никогда ее не видела без кольца. – Взгляд печальных карих глаз девушки встретился со взглядом Стэна. – Я дорожила бы тем, что храню его, если это возможно?
– Конечно. Конечно, оно твое, Индия. – Стэн заговорил быстро-быстро, чтобы не переменить решение. Запрошено было чуточку дороже, чем он ожидал. Спокойно, разве ты не помнишь, что рубин с трещиной?
– А Парис? Что у тебя? – Индия озабоченно посмотрела на сестру. Парис выглядела столь бледной, что, казалось, в любую минуту упадет в обморок.
– Дженни приезжала навестить меня пару лет назад, – сказала Парис так мягко, что можно было подумать, будто она разговаривает сама с собой. – Стояла зима, хрустел лед и сияло солнце. Дженни была одета в такой изумительный мех, купленный у Фенде, мягкая норка, слегка отливающая оливковым. В нем она казалась парижанкой, и на этот раз мы с ней выглядели, в виде исключения, как мать и дочь. – Она взглянула на сестер. – Я была бы счастлива, если бы у меня была эта шуба.
– Так оно и будет, – сказал Стэн, радуясь, что вышел из всего этого, не заплатив слишком много; было бы затруднительно отказаться от данного слова. Подхватив свой портфель, он открыл дверь.
– Ладно. Если вам понадобится какой-нибудь совет, вы знаете, куда идти.
Парис сомневалась в этом.
Билл Кауфман ощутил непередаваемое довольство собой. Все прошло легче, чем он думал: ни слез, ни взаимных обвинений, ни суеты.
– Мы позаботимся обо всем, – сказал он, выходя вслед за Стэном во двор.
– Хорошо, Билл, – сказала Индия, – позаботьтесь, пожалуйста. – Она сняла со спинки стула его пиджак. – Вы забыли…
Билл набросил пиджак на плечи и пошел на улицу.
– Спасибо за все, Билл. Поезжайте осторожнее на своей быстроходной машине, – крикнула Индия вслед.
Неужели в ее тоне слышна ирония? Нет, конечно же, нет. После всего, что он сделал? Никто и не ожидал, что он сделает больше…
– Ну ладно, до свидания… – Стэн взял сигару из правой руки в левую и крепко пожал ручки каждой из девушек. – Возможно, мы с миссис Рабин посетим весной Париж. Она любит разъезжать – делать там, знаете ли, всякие маленькие покупки. Слушай, Билл, о каком это ты болтал ресторане? Лассере? Ну, и как он, по-вашему, Парис? Неплохой, а? Ладно, считайте, мы пригласили вас туда однажды вечерком пообедать. Надо все предусмотреть заранее, правда? Это, конечно, относится и к остальным, если вы, конечно, тогда будете в Париже. Полный сбор всей семьи. С сигарой в зубах, он целеустремленно направился к мерцающему голубому «роллс-камарг», припаркованному позади от «порше».
Билл Кауфман быстренько поцеловал в щечку каждую из сестер.
– Когда вы сюда вернетесь, – взывал он, направляясь во двор, – дайте мне знать. Майра будет рада приютить вас… она очень любила Дженни.
Он скользнул к рулю, нетерпеливо выжидая, когда тронется с места машина Стэна. Какого черта он не спешит? Слава Богу, все прошло, он теперь свободен! Он поставил на первую скорость, радуясь рычанию мотора, как бы отвечающего на давление его жмущей на педаль ноги. В конце концов, ведь не обнаружилось, что сейчас он был агентом Рори Гранта, а Стэн – адвокатом Рори… тут, конечно, некая несправедливость. Билл закурил очередную сигарету. Но это же шоу-бизнес!
Он нажал на кнопку, опуская стекло в окошечке, и высунулся, чтобы помахать рукой и улыбнуться, но массивные деревянные ворота уже закрылись. Проклятье, они могли бы подождать после всего, что он для них сделал.
Индия бросилась на диван и в ярости забарабанила кулаками по подушкам.
– Ублюдки! – завопила она. – Это даже не ничтожества, а парочка ублюдков.
– Индия! – закричала шокированная Венеция.
– Можешь ты придумать имечко получше для этих двоих? Ты можешь представить, сколько они поимели от Дженни за все эти годы? Это в миллион раз больше того, что у нас с тобой было, уверяю тебя. Они занимались – за плату – тем, что присматривали за ней! Боже, я просто больна от этой мысли. Едва лишь дела пошли чуточку хуже, они ее покинули. Ох, нет, Венни, нечего сомневаться на их счет – это парочка какашек!
– Ну и что? – спросила Парис. – Что же сейчас происходит? Сидим здесь, судачим о последних годах Дженни и обо всех ее проблемах, ругаем ее за то, что она растеряла все свои деньги?
– Это не ее вина, – закричала, заступаясь, Венеция. – Она заработала собственным трудом все свои деньги и имела полное право делать с ними то, что ей захочется.
– Имела ли, Венни? – В голосе Парис чувствовалась горечь. – Родители несут ответственность за своих детей, ты же знаешь. Даже если она и не хотела, чтобы мы жили так, как она, я полагаю, она могла бы дать нам подумать, прежде чем делать все эти дикие вложения денег – в особенности когда у нас нет отцов, чтобы нам помочь.
Парис сдержала слезы, крепко сжав руки, впившись ногтями в мягкие ладони. Она подумала об Амадео и о том, как безнадежно жаждала она получить от него финансовую поддержку.
– О, проклятье, – закричала она, не в силах больше сдерживать возмущения. – Почему, почему, почему она не оставила денег, мне так нужны деньги! Я, значит, должна еще больше рисковать, чем те, про кого она рассказывала. Вы что, не видите? Она потратила все на этих молодых хлыщей, пока я боролась…
Слезы побежали у нее по лицу, и, разъяренная, она не сдерживала их, пока Венеция с Индией беспомощно смотрели на нее.
– Простите, – всхлипнула Парис. – Я не могу этого понять, правда не могу. Она достала из кармана платок и вытерла глаза. – Ты права, Венни. Она заработала их тяжелым трудом и имела право делать с ними то, что ей захочется. Она была безрассудна, вот и все – и одинока, и ранима. И, – добавила она молчаливо, – никто не понимает этого лучше, чем я.
Венеция принялась смотреть в окно на гладь океана и ядовитую желтую дымку смога на горизонте. Типичный день Голливуда. Каждый раз, когда она возвращалась в этот город, она вновь понимала, почему она никогда не смогла бы жить здесь. Голубые небеса, солнечное сияние, небрежный стиль жизни были поверхностью, которая маскировала грязные интриги и стремление к блистательным наградам шоу-бизнеса. Город заключал уязвленных в свои роскошные щупальца с роковой неумолимостью, пока они попадались в ловушку его мишурных ценностей. Дженни боролась против этого и отправила своих девочек подальше от соблазнов города, но, в конце концов, она подчинилась; для нее Бог тоже заключался в Голливуде.
Венеция вдруг затосковала по безымянной, омытой дождем свободе Лондона и небрежной взаимной уступчивости семьи Ланкастеров. Итак, что же дальше? С ней все в порядке; у нее есть диплом, и она думает начать работать, доставляя продукты для директорских ланчей в Сити, устраивая приемы и обеды. Кэт Ланкастер рассказала ей о хорошем агентстве, которое можно использовать. Она вообразила, что Индия будет продолжать делать то, что делала, ведь у нее, кажется, все в порядке, кроме Фабрицио Пароли, конечно, но таковы правила игры. Только Парис больше всех пострадала в этой ситуации. И она совершенно одинока. Насколько догадывалась Венеция, в ее жизни не было места мужчине; все, что у нее было, это ее честолюбие, и даже с ее несомненным талантом ей предстояла длительная борьба, чтобы завоевать славу дизайнера теперь, когда надежда на помощь матери разбита. У них только десять тысяч долларов на троих. Десять тысяч долларов…
– Парис, – сказала она, выводя сестер из тягостного молчания. – Я хочу, чтобы ты получила мою долю из десяти тысяч. Может быть, это поможет собрать твою коллекцию.
Темно-синие глаза Парис зажглись проблеском надежды. Но нет, она не могла.
– Очень мило с твоей стороны, Венни, но я не позволю себе сделать этого. Возможно, когда-нибудь твоя доля тебе пригодится.
– Можешь наследовать также и мою долю, – сказала Индия. – Ты была бы лучшим помещением денег, чем молодые мужчины Дженни. Только ты обладаешь талантом в этой семье. Все десять тысяч долларов Дженни пойдут на то, Парис, чтобы получилась твоя первая коллекция одежды!
Коллекция Парис… десять тысяч… этого, конечно, было совсем недостаточно, чтобы сделать все должным Образом, но это было все, что они имели, и это в десять тысяч раз больше, чем нуль, который она только и имела прежде. Боже, они ее сестры… Парис обвила руками Венни, затем Индию в исполненном огромной признательности объятии.
– Но только если вы уверены во мне…
– Конечно, мы уверены.
– Это такая ответственность – все семейные деньги. – Парис нервно посмотрела на них, ее шелковистые черные волосы упали на ее полное беспокойства лицо. Что, если ей это не принесет удачи, несмотря на их великодушие? Нет! Обязательно принесет… Она в этом уверена.
– Не беспокойся, Парис, – сказала Индия ласково. – Деньги твои, безо всяких условий. Если захочешь потратить их на разгульную жизнь – дело твое, мы ничего не хотим знать об их дальнейшей судьбе. Без условий, ладно?
– Без условий, – повторила Парис. Она отдаст им долг, когда добьется успеха, а она всегда верила, что сможет сделать это. Тогда она позаботится о них обеих – так поступила бы Дженни.
– Вы не пожалеете об этом, – пообещала она.
– В таком случае, пора. – Индия подала знак рукой двум охранникам, бездельничавшим на полосе морского берега перед окном. Они занимались тем, что бросали гальку по волнам. Но гальку сносило к дому.
– Хорошо, – со вздохом заметила она, идя к двери, – да будет так.
Она повернулась для того, чтобы в последний раз оглядеть прелестную комнату. Белые диваны были примяты там, где они только что сидели, а пепельницы и пустые стаканы в беспорядке оставались на столах. Большие окна обрамляли серо-голубой океан и безоблачное небо.
– Лучше сказать, до свидания, – с надеждой прошептала она.
Парис и Венеция тоже бросили па комнату последний долгий взгляд. Сейчас казалось немыслимым, что через недолгое время, думала Парис, немного обшарпанный, немного усталый, этот дом увидит кто-то чужой, предполагаемый покупатель.
– Я не смогу пройти в спальню Дженни, – прошептала Венеция.
– И я тоже. – Парис отвернулась и пошла прочь.
– Хотела бы я знать, что же толкнуло се… – сказала Индия, глядя на дверь, оставшуюся у них позади, – ради чего Дженни отправилась в свой последний путь? Чтобы упасть в Каньон Малибу? Хотелось бы верить, что здесь простая неосторожность; конечно, Дженни отправилась на свидание с неким новым мужчиной…
– Нет! Ее повело романтическое настроение, желание полюбоваться сиянием полной луны над океаном. – Венеция была уверена в этом.
Парис молчала. Или, может быть, думала, пока они уходили прочь из родного дома, что то была поблекшая кинозвезда, чья красота увяла и чья карьера шла под уклон, а безалаберная жизнь уже не имела будущего, если не считать дна Каньона Малибу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опрометчивость - Адлер Элизабет



бред
Опрометчивость - Адлер Элизабетлюдмила
30.06.2012, 17.17





Не могу согласиться со столь категоричной оценкой моей тезки. Думаю, роман реалистичен, просто эту реальность нам тяжело воспринять из-за разницы менталитетов, если можно так выразиться. Впрочем, многие моменты - любовь, предательство, жажда наживы и пр. - вполне интернациональны.
Опрометчивость - Адлер ЭлизабетЛюдмила
2.04.2015, 22.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100