Читать онлайн Наследницы, автора - Адлер Элизабет, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследницы - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследницы - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследницы - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Наследницы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Лорд Маунтджой, красивый и импозантный, во фраке и с белой бабочкой, ровно в шесть вечера перед балом спустился вниз по лестнице. Он остановился в огромном холле, с одобрением оглядывая цветочные композиции и дорожку цвета бургундского вина, раскатанную до самого порога и вниз по лестнице, ведущей во двор. Он перекинулся несколькими словами с Суэйном, стоявшим в холле и очень похожим на официанта во взятом напрокат черном фраке и черном галстуке, благодаря небеса, что на нем нет сегодня его ужасных скрипучих ботинок. Маунтджой знал, что вполне может доверить ему безопасность: у этого человека был острый взгляд, от которого ничто не ускользнет.
Старый лорд вышел наружу, чтобы узнать, какая на дворе погода. Небо слегка было затянуто тучами, но было тепло и приятно, и если повезет, то, возможно, не будет дождя.
Вернувшись в дом, он заглянул в столовую, где был накрыт огромный стол на шестьдесят гостей.
— Господи! — воскликнул он, разглядывая выставку серебра с позолотой и фарфора; ручной работы бокалы, сверкавшие в свете люстр, золотые вазы, наполненные гроздьями винограда, розово-золотистыми персиками и орехами; с дюжину фамильных серебряных канделябров; зеленый плющ, переплетенный с белыми камелиями, вился по всей длине туго накрахмаленной белой скатерти из Дамаска; серебряные вазы с белыми розами и лилиями были расставлены по центру стола.
Маунтджой внимательно осмотрел лакеев, одетых в темно-вишневые с золотом ливреи Маунтджоев, белые перчатки и по поводу особого случая в напудренные парики. Он обсудил с Джонсоном вина к обеду, проверил этикетки и спросил, достаточно ли хорошо охладили шампанское.
Затем он прошел через весь дом в бальный зал, где оркестр уже настраивал инструменты. Он поздоровался с музыкантами, сказал, что, по слухам, они лучшие в городе, и он надеется, что они его не подведут.
Весь зал утопал в зелени, а по всему его периметру были расставлены столики со стульями. Вдоль стен стояли гардении, подстриженные в виде шаров. Они были все в цвету. Их нежный аромат подавлял все остальные запахи и пробуждал ностальгические воспоминания о тех приемах, которые старый лорд посещал в юности.
Он заглянул в малую гостиную, где известный фотограф, молодой Сесил Битон, готовился фотографировать девушек Маунтджой в их бальных нарядах. В комнате были расставлены ширмы, затянутые белым атласом, а сам Битон был занят сооружением шелкового шезлонга, перед которым он поставил два обитых розовым шелком кресла. Маунтджой с недоверием посмотрел на него, сказав, что ему и в голову не могло прийти, что фотографирование девушек может быть связано с такой большой суетой, и отправился обратно через весь дом в безопасную тишину своей библиотеки.
Маунтджой посмотрел на позолоченные часы с херувимом на каминной полке: без пятнадцати семь. Он сказал девушкам быть у него ровно в семь. Сначала они сфотографируются. К восьми приедут на обед гости, и ровно в десять начнется бал.
— Уильям, ты здесь? — Тетя Софи вплыла в комнату, похожая на королеву Марию в высокой прическе в стиле эпохи Эдуарда VII, в жемчугах и бриллиантах, в старомодном платье из кружев цвета кофе на кремовой атласной подкладке и с небольшим шлейфом, путавшимся вокруг ног при ходьбе. — Тебе будет небезынтересно узнать, что все уже готово. Я сама все проверила. Но скажи мне, ради Бога, кто этот человек в холле? Он выглядит как полицейский.
— Бывший полицейский, — ответил Маунтджой. — Именно он разыскал мне девочек. Я поставил его обеспечить безопасность.
— Безопасность? — Софи была явно удивлена. — Сомневаюсь, что кому-нибудь из наших гостей придет в голову украсть столовое серебро, Уильям. — Она посмотрела на старомодные золотые часы с бриллиантами, висевшие у нее на груди. — Девочки будут здесь с минуты на минуту.
Маунтджой с волнением посмотрел на Софи, надеясь, что все пройдет хорошо. Раздался стук в дверь.
— Войдите, — пригласил старый лорд.
Как он и ожидал, первой вошла Анжу. Она застыла в дверях в театральной позе, затем элегантным шагом подошла к ним и, глядя сияющими глазами на лорда Маунтджоя, встала перед ним, давая ему возможность восхититься ею.
Ее атласное платье было нежно-зеленого цвета, на тоненьких бретельках и тяжелыми складками ниспадало вниз. Ее прекрасные рыжие волосы были разделены прямым пробором и тяжелыми кудрями падали на спину. Глядя на Анжу, Маунтджой подумал, что она очень похожа на графиню Кэролайн, портрет которой висит в холле Маунтджой-Хауса.
Вслед за Анжу вошла Лаура. Сияя улыбкой, она подошла к лорду Маунтджою и леди Софи. Ее каштановые волосы блестели как шелк. Лиф ее белого платья на тонких бретельках был шелковым, а юбка — из тонкого тюля, расшитого жемчугом и хрустальными бусинками; она словно сошла со свадебной фотографии своей прабабушки.
Последней явилась Ханичайл. Она подошла к лорду Маунтджою широким шагом, но при этом выглядела весьма элегантно. Ее золотисто-пшеничные волосы были подстрижены до плеч и мягкими кудрями обрамляли лицо, а светло-желтое платье из тафты шелестело при ходьбе; облегающее до талии, с широким вырезом, задрапированным кружевной косынкой, и нижней юбкой из тафты, оно колыхалось и шуршало при каждом ее шаге.
Глядя на нее, лорд Маунтджой невольно подумал, что из всех трех она больше всего похожа на Маунтджоев. У нее был надменный носик и яркие голубые глаза. К тому же, черт возьми, у нее был характер.
Они стояли перед ним и вдруг, совершенно внезапно, шурша юбками, присели одновременно в глубоком реверансе.
Маунтджой смотрел на них, чувствуя, как комок подкатил к горлу.
— Красавицы, — с трудом пробормотал он, — настоящие красавицы.
Он вспомнил день, когда впервые увидел девушек, и невольно подумал о том, как сильно они изменились за это время: цвет их лиц под тонким слоем пудры был словно фарфоровый, прически — безукоризненными, а платья — великолепными. Девочки Маунтджой были высокими, грациозными и красивыми.
— Хорошая работа, Софи, — сказал старый лорд. — Действительно хорошая работа.
Он открыл продолговатую ювелирную шкатулку, обтянутую голубой замшей, которая ждала своего часа на библиотечном столе, и вынул из нее нитку сказочной красоты натурального жемчуга из Южных морей размером с хороший мраморный шарик. Посмотрев на девушек оценивающим взглядом, он сказал:
— Думаю, что это для тебя, моя дорогая. — Он застегнул жемчужное ожерелье на тонкой шейке Ханичайл.
— Они настоящие? — спросила она с благоговейным страхом.
— Черт возьми, девочка, конечно, они настоящие, — возмущенно ответил Маунтджой. — Никогда в жизни я не дарил женщине драгоценности, которые были бы ненастоящими.
Следующим он вынул ожерелье из изумрудов, оправленных в бриллианты. Оно светилось и сверкало при свете люстры, и Анжу затаила дыхание, когда он посмотрел сначала на нее, а потом на Лауру.
— Это тебе, моя дорогая, — сказал он наконец, улыбаясь, и Анжу удовлетворенно вздохнула, когда изумрудное ожерелье защелкнулось на ее шее.
— А это для Лауры, — сказал он, вынимая следующее сокровище.
Ожерелье было из бриллиантов и розовых рубинов с огромным камнем по центру. Маунтджой застегнул его у Лауры на шее, и она, улыбаясь от счастья, потрогала его и сказала:
— Оно прекрасное.
Маунтджой принялся разглядывать девушек: они раскраснелись от возбуждения и едва дышали. Его поразила их юная красота и невинность, и он внезапно почувствовал незнакомое доселе чувство, которое можно было назвать любовью. Они были последними из рода Маунтджой. Старый лорд плотно сжал губы, стараясь не выдать своих эмоций.
— Это драгоценности моей матери, — сказал он охрипшим голосом, — вашей прабабушки. Я думаю, что ей бы понравилось, что я отдаю их вам. Вы удостоены большой чести.
Три пары глаз смотрели на него, и он заметил в них страх и волнение.
— Внимание! — рявкнул он, и они быстро распрямили спины.
Он стал ходить взад-вперед, заложив руки за спину и крутя большими пальцами.
— Я старый солдат, — начал лорд Маунтджой, — и вот как я обычно готовлю себя к бою: сначала глоток виски, потом молитва. Затем рывок — и в бой. Позвольте мне предложить вам то же самое. Только в вашем случае мы заменим виски на глоток шампанского. И всегда помните, что вы принадлежите к роду Маунтджой. — Разливая шампанское, он добавил: — Сначала мы выпьем за тетю Софи, которая сделала невозможное.
— За дорогую тетю Софи, — сказали девушки дружно, поднимая бокалы, затем Лаура подбежала к тете и поцеловала ее.
Другие последовали ее примеру.
— А я предлагаю тост за лорда Маунтджоя, — сказала Лаура. — Самого распрекрасного человека на свете, о котором можно только мечтать.
И, к его смущению, все трое подошли к нему и по очереди поцеловали в щеку. Он действительно почувствовал большое облегчение, когда Джонсон сказал:
— Простите меня, сэр, но мистер Битон ждет, чтобы сфотографировать молодых леди.
В сопровождении тети Софи девушки направились в малую гостиную.
— Все как в былые времена, Джонсон, — сказал Маунтджой. — Тебе не кажется?
— Совершенно верно, сэр. Сейчас Маунтджой-Хаус совсем такой же, каким был при вашем отце.
— Как давно это было, — ответил Маунтджой, не скрывая радости. — Так давно. Но я думаю, что теперь все изменится. — И он выпил свой обычный вечерний стаканчик виски, которое предпочитал шампанскому, нетерпеливо посматривая на часы в ожидании прибытия гостей.
Без десяти восемь он стоял у парадного входа, нетерпеливо поглядывая во двор. Лакеи в напудренных париках и ливреях Маунтджоев выстроились по обе стороны лестницы, а Джером Суэйн, заняв позицию в тени, внимательно за всем наблюдал.
— Проклятие, — пробормотал себе под нос Маунтджой. — Надеюсь, никто не опоздает. В приглашениях указано — ровно в восемь. — Он вернулся в дом, где встретил тетю Софи с девочками. — А вот и вы. Я думал, что вы опоздаете, как и наши гости. Я чувствовал себя дураком, стоя в дверях один.
— Не волнуйся, Уильям, — сказала тетя Софи, выстраивая девочек в линию и занимая место рядом с Маунтджоем. — Помните, — сказала она девочкам, — сначала улыбка, затем рукопожатие и имя гостя. Добрый вечер, леди такая-то и такая-то. Я так рада, что вы пришли. Помните?
— Да, тетя Софи, — хором ответили девушки.
Взгляд Анжу встретился с взглядом Лауры, и они с трудом удержались от смеха. Лаура представила себе картину, как она скачет на лошади по Фокстон-Ярду, а Хаддон в твидовом костюме наблюдает за ней и критикует. Она подумала о своей простой жизни в Суинберне, которая сейчас казалась ей такой далекой. Ей хотелось, чтобы бабушка была здесь, но Джинни отказалась от приглашения, сославшись на то, что слишком стара и рано ложится спать, да и Лауре будет гораздо лучше без присмотра своей бабушки. Неправда, сказала ей Лаура, но Джинни настояла, сказав, что это праздник для молодых, а она все время будет думать о ней.
Мадам Сюзетта, конечно, тоже была приглашена, но, к ее досаде, она поскользнулась на мокрых листьях, гуляя в дождь по Елисейским полям, и сломала ногу как раз за неделю до бала, и поэтому она не смогла приехать. «Это даже к лучшему», — подумала Анжу, чувствуя, как возбуждение будоражит ее кровь и заставляет сердце биться сильнее. Ей совсем не хотелось быть под наблюдением матери; с нее было достаточно и тети Софи. Сегодня для нее начинается новая жизнь. Наконец.
Ханичайл расправила складки своего красивого платья из желтой тафты, думая, что сказала бы Элиза, если бы увидела ее сейчас. Подумала бы, что наконец она вошла в пору? Подумала бы, что теперь она стала похожа на отца, наконец она стала настоящей Маунтджой.
Стоя в стороне, Суэйн с восхищением смотрел на внучек Джорджа Маунтджоя, в поисках которых он исколесил Европу и Америку, и думал, что если бы Джордж Маунтджой был сейчас здесь, он бы гордился ими. Он видел, как гордится ими лорд Маунтджой, хотя сам бы он даже не допустил мысли об этом. Послышался шум подъезжавшей машины, и он, расправив плечи и заложив руки за спину, принял стойку, как солдат или полицейский, на плечи которого была возложена огромная ответственность. Когда первые разнаряженные и увешанные драгоценностями гости стали подниматься по лестнице, а Джонсон громко называл их имена, Суэйн пожалел, что его жена не могла его сейчас видеть. И спаниель тоже.
Лорд Маунтджой представлял своих внучатых племянниц гостям. Они обменивались рукопожатиями, улыбались, и, как потом он сказал тете Софи, делали это отменно.
— Никто не скажет, что раньше они не умели вести себя, — заметит он позже. — Это у них в крови, Софи. Это сделали гены Маунтджоев.
Лаура с энтузиазмом пожимала руки, улыбалась и называла имена, как учила ее тетя Софи.
— Добрый вечер, леди Харкрофт. Я рада, что вы пришли. Добрый вечер, лорд Харкрофт. Добрый вечер, мисс Винтер и мистер Винтер. Я рада, что вы пришли. Добрый вечер, мистер Сакстон. Я рада… Господи, — прошептала она, от удивления широко раскрыв глаза, — Билли…
— Здравствуйте, Л-л-лаура.
— Сакстон, — повторила она, раскрыв глаза еще шире. — Вы тот, кто владеет скаковыми лошадьми?
— Тот самый, — ответил он, пожимая ей руку. — Могу я пригласить вас на первый танец?
— С удовольствием. — Лаура крепко пожала Билли руку. «Вот уж не думала, что встречу его снова», — подумала она.
Анжу уже заскучала; она заметила, что Лаура встретила знакомого.
— Кто это был? — спросила она, улыбаясь следующему гостю.
— О, просто приятель, — шепнула в ответ Лаура. Анжу ревниво посмотрела на нее, спрашивая себя, кто же такой Билли Сакстон. Она была уверена, что раньше где-то слышала это имя.
— Добрый вечер, леди Девлин, лорд Девлин, — сказала она, уже исследуя глазами следующую пару.
Это был привлекательный мужчина, в котором было что-то возбуждающее. И Анжу знала, кто он был. Бросив украдкой взгляд на Ханичайл, она увидела, что та его не заметила. Протянув руку, Анжу сказала:
— Добрый вечер, синьорина Маттео. Добрый вечер, мистер Скотт. — Она заглянула ему глубоко в глаза и задержала его руку чуть дольше. — Я так рада, что вы пришли, — сказала Анжу, обращаясь только к нему.
Если Алекс Скотт и заметил ее интерес к нему, то не подал виду. Его взгляд был устремлен на Ханичайл, стоявшую неподалеку. Он вспомнил испуганную девушку у трапа и подумал, какую она проделала за это время работу. Она стала элегантной и грациозной, и он невольно залюбовался, глядя, как Ханичайл приветствует гостей с искренней улыбкой, как приседает в реверансе перед принцессой Матильдой. Он почувствовал некий прилив гордости за нее и подумал, что она, без сомнения, будет сегодня самой очаровательной девушкой.
— Добрый вечер, синьорина Маттео. Я искренне рада, что вы пришли. — Ханичайл улыбнулась ей. — Добрый вечер… — Ее взгляд встретился со взглядом Алекса, и она замолчала. Она закрыла глаза, потом снова открыла их, не смея поверить. — Ох, Алекс, — нежным голосом сказала она.
— Здравствуй, Ханичайл, — ответил Алекс, пожимая ей руку.
— Я так рада видеть вас, — промурлыкала Ханичайл и покраснела, так как никогда не умела скрывать своих чувств.
— И я рад видеть тебя. Ты выглядишь так… так хорошо, — закончил он, зная, что за его спиной стоит очередная пара.
— Мы позже увидимся? — с надеждой спросила Ханичайл.
— Конечно.
Она смотрела, как Алекс берет под руку хорошенькую итальянку, и почувствовала приступ ревности, но силой заставила себя продолжать пожимать руки и улыбаться. А ее сердце рвалось на части: Алекс был здесь, и она с ним увидится.
Гости собрались в большой гостиной и пили шампанское. На том, чтобы именно этот напиток подавали гостям, настояла тетя Софи вопреки протестам лорда Маунтджоя.
— Надо идти в ногу со временем, Уильям, — сказала она. — И кроме того, это вечер для молодых, а не для таких старых чудаков, как мы с тобой.
Прибыл последний гость, и Маунтджой посмотрел на часы. Было восемь часов двадцать семь минут. Он взглянул на Джонсона, ждавшего в холле:
— Все готово, Джонсон?
— Как вы и приказали, сэр, обед будет провозглашен ровно в восемь тридцать.
— Хорошо. А ты, Софи, проследи, чтобы девочки сели с подходящими для них молодыми людьми.
— Перестань волноваться, я уже все организовала, — ответила Софи.
Джонсон вошел в гостиную.
— Леди и джентльмены, обед подан, — торжественно заявил он.
Похожая на пещеру столовая была ярко освещена. Лаура затаила дыхание, восхищаясь убранством стола.
— Никогда не видела ничего подобного, — шепнула она Ханичайл.
— А я видела, — так же шепотом ответила Ханичайл, — в кино, сидя в первом ряду нашего кинотеатра.
— О Господи, — сказала Лаура, подойдя к своему месту и обнаружив там Билли Сакстона. — Вы мой партнер за обедом?
— Похоже на это, — ответил он, и они, довольные, улыбнулись друг другу.
Анжу элегантно шествовала вдоль стола; она знала, что будет сидеть почти во главе его, но не знала, кто будет ее партнером, так как тетя Софи отказалась сообщить ей это. Она глубоко вздохнула, увидев, что мужчина справа был французским послом лет семидесяти, но мужчина слева был ей незнаком. Она посмотрела на его карточку, указывающую место: лорд Джеймс Матрингтон. Анжу увидела, что он подходит к ней, и заулыбалась: он был молодой, приятной наружности. Заметив блеск в его глазах, Анжу с облегчением подумала, что тетя Софи в конце концов не подвела ее.
Ханичайл с надеждой осмотрела стол, ища глазами Алекса. Ее сердце упало, когда она увидела его на противоположной стороне стола: она так надеялась, что он будет сидеть рядом. Он был занят беседой с очаровательной синьориной Маттео и даже ни разу не взглянул на Ханичайл. Она посмотрела на карточки своих партнеров по обеду: мистер Майкл Давенпорт и сэр Чарлз Вудман. Вспомнив о хороших манерах, Ханичайл улыбнулась и заняла свое место. Мужчины были молодыми, привлекательными и явно ею заинтересованными.
— Должен сказать вам, мисс Маунтджой, что весь Лондон только и говорит о трех девушках Маунтджой, — сказал Майкл Давенпорт, когда лакей подал им первое блюдо. — Для Лондона вы — самый большой секрет.
От мысли, что кто-то может думать о ней, Ханичайл рассмеялась.
— Вот вам и ответ на ваш секрет, — проговорила она. — И пожалуйста, почему бы вам не звать меня просто Элоиз.
— Но я слышал, что ваше имя Ханичайл, — заметил Майкл. — Это все уже знают. Почему бы и мне не называть вас этим именем?
— Так называл меня отец.
— Мне кажется, никто не ожидал, что лорд Маунтджой представит сразу столько внучатых племянниц, — продолжил сэр Чарлз. — Да еще таких красивых.
Ханичайл покраснела и ответила так, как учила ее тетя Софи:
— Спасибо.
Она могла видеть Алекса, разговаривавшего с женщиной слева, и подумала, как он красив и импозантен. Он поднял голову, и их взгляды встретились; он ободряюще улыбнулся Ханичайл, и она ответила ему улыбкой.
Жена французского посла была постоянной клиенткой мадам Сюзетты, и Анжу уже давно очаровала его, поэтому сейчас она была заинтересована в Джеймсе Матрингтоне.
— Кто вы? — спросил он ее. — Откуда вы взялись? Лорд Маунтджой словно фокусник явил вас свету. Но он не предупредил нас, что вы такие красивые.
Анжу бросила на него свой знаменитый взгляд из-под опущенных ресниц.
— Не поговорить ли нам лучше о погоде? Или о театре? Или об опере? Тетя Софи сказала мне, что именно об этом англичане говорят за обедом.
— Но мужчинам позволяется делать девушкам комплименты, мадемуазель.
— Тогда я принимаю ваш комплимент, месье, — ответила Анжу и обещающе улыбнулась.
Лаура бросила благодарный взгляд на тетю Софи, сидевшую во главе стола: та знала, как она любит лошадей и скачки, и сделала Билли Сакстона ее партнером по обеду.
— Конечно же, она не знала, что мы уже встречались, — заявила она Билли. — И все же, как мне кажется, вы слукавили, позволив мне говорить, как я хорошо разбираюсь в лошадях, и о Хаддоне Фоксе.
— Разве вам не хочется, чтобы Хаддон увидел вас сейчас? — Билли рассмеялся. — Во всем вашем великолепии? И гораздо красивее его невесты, как я полагаю?
Лаура вздохнула и задумчиво ответила:
— Вы знаете, нет. Кроме того, я ужасно рада, что его здесь нет, потому что для меня гораздо предпочтительнее сидеть рядом с вами.
Их взгляды встретились.
— Ч-ч-ч-честное слово? Мне кажется, вы из тех людей, которые говорят то, что думают.
— Всегда, — твердо заявила Лаура.
— Открою вам один секрет, — сказал Билли, наклоняясь ближе. — Я сам напросился на приглашение специально, чтобы увидеться с вами.
— Правда? — Лаура с восторгом посмотрела на Билли.
— Я зашел к старику, когда он был в Маунтджой-Парке, сразу после встречи с вами и сказал, что слышал, будто он дает большой прием, и выразил надежду быть приглашенным. Я знал, что хорошие манеры не позволят лорду Маунтджою отказать мне, так как мы соседи и я человек уважаемый.
— А я полагаю, что тетя Софи, увидев ваше имя в списке приглашенных, подумала: «Я посажу его рядом с Лаурой. Они весь вечер будут говорить о лошадях».
Лаура засмеялась, и Билли подумал, глядя на нее, какая же она хорошенькая.
— Мне повезло, — заметил он.
Справа от лорда Маунтджоя сидела принцесса, а слева — герцогиня, но он не уделял им должного внимания, потому что был занят, не спуская тревожного гвзгляда с девочек.
— Они делают все правильно, тебе не кажется, Кэролайн? — спросил он герцогиню.
— Мой дорогой Уильям, они восхитительны, — ответила она, глядя на девушек Маунтджой. — И каждая из них красавица. Как тебе удалось достичь этого?
— Благодаря Софи, — ответил Маунтджой, вспомнив, как они выглядели, когда он впервые увидел их. — Ей каким-то чудом удалось преобразить их.
— Маунтджой, ваша еда восхитительна, — сказала пухленькая принцесса. — Вам надо держать ухо востро, чтобы кто-нибудь не переманил вашего повара.
— Если ты намереваешься это сделать, Матильда, то должен предупредить тебя, что я буду драться за него клыками и когтями. — Он улыбнулся ей, довольный собой. Они знали друг друга более пятидесяти лет и были старыми друзьями. — Что ты думаешь о моих девочках? — с гордостью спросил он.
Оторвав взгляд от тарелки, принцесса внимательно посмотрела на девушек.
— Та, что с каштановыми волосами, выйдет замуж за Билли Сакстона, — предсказала она. — Блондинка нарвется на скандал, а рыжеволосая доставит тебе массу хлопот.
Принцесса была известна как предсказательница и всегда была права.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наследницы - Адлер Элизабет



Почла на одном дыхании.Роман очень понравился.
Наследницы - Адлер ЭлизабетВалентина
20.10.2011, 14.57





рр
Наследницы - Адлер Элизабето
11.01.2012, 19.55





Роман больше чем роман. Но очень несправедливый! Самая тихоня оказалась в центре такого скандала, вышла за негодяя и отдала ему невинность, плюс, воссоединившись с любимым, не могут поженится! Ох! А эта вредная кокетка так и живёт себе!
Наследницы - Адлер ЭлизабетПсихолог
2.03.2012, 20.14





Очень легко читается, на одном дыхании, спасибо автору за приятное времяпрепровождение.
Наследницы - Адлер Элизабетольга
11.06.2014, 12.34





С удовольствием прочитала роман.
Наследницы - Адлер ЭлизабетЛилия
2.07.2015, 22.22





Читаю и хочется еще читать и читать.. в ожидании дальнейшего развития сюжета. Очень понравились романы.Спасибо огромное!!!!
Наследницы - Адлер ЭлизабетВалентина
8.07.2015, 19.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100