Читать онлайн Летучие образы, автора - Адлер Элизабет, Раздел - ГЛАВА 35 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Летучие образы - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.73 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Летучие образы - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Летучие образы - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Летучие образы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 35

Джесси-Энн с радостью отправилась в офис, потому что и ее, и Джона слишком пугала тишина заброшенной, будто вымершей гостиницы «Карлайл». Агентство по найму разыскивало новую няню, но на этот раз Джесси-Энн знала, кто именно ей нужен для этой работы и что она не согласится ни на какие другие варианты. Помимо прочего, она должна быть уверена в том, что Рашель Ройл будет держаться подальше от Джона, потому что Джесси-Энн постарается не выпускать своего сына из поля зрения. Сейчас он был рядом с ней и играл с разноцветными кнопками для бумаги, со счастливым видом вырывая листы из блокнота и совершенно не обращая внимания на дорогие новые игрушки, которые она поспешила накупить ему. Конечно же, она понимала, что дом моделей был неподходящим местом для ребенка, но ведь она только забежит сюда.
Возле дверей офиса Джесси-Энн стояла мило улыбающаяся Лоринда.
— Входи, — пригласила ее Джесси-Энн, переводя взгляд с висевшего на стене бюллетеня книжных поступлений.
— Я просто хотела сказать… Может быть, я могла бы что-то сделать для вас, я очень хочу помочь вам, Джесси-Энн. Просите меня о чем угодно. Однажды вы мне очень помогли, а теперь я хочу отплатить вам за эту услугу.
— Спасибо, Лоринда, — пытаясь выдавить улыбку, ответила Джесси-Энн, в душе желая, чтобы девушка пореже раздражала ее своими просьбами, потому что она ощущала на спине мурашки каждый раз, когда видела улыбку Лоринды.
— Я могу вам помочь, — повторила Лоринда, уставившись взглядом своих черных глаз на Джона. — Я буду сидеть с ребенком в любое удобное для вас время, как делала это в Спринг-Фоллсе. Понятно же, что вы будете слишком заняты этим… — И она, в смущении отведя глаза, добавила: — Адвокатами и другими вещами, и мне кажется, не стоит таскать за собой ребенка в такие места.
Джесси-Энн старалась убедить себя в том, что девушка просто хотела оказать ей любезность.
— Большое спасибо, — ответила она, — но мне бы хотелось, чтобы Джон все время находился со мной.
Ей не хотелось подробно рассказывать Лоринде о причине такого решения, хотя она не сомневалась в том, что Лоринда уже была в курсе всего, что произошло с ней.
— Понимаете, — снова заговорила Лоринда, беспокойно переминаясь с ноги на ногу, — я просто подумала о том, как долго придется ребенку париться в помещении. Мне кажется, в «Имиджисе» ему просто нечем заняться и очень скоро здесь все надоест. Как вы отнесетесь к тому, что я возьму его с собой на прогулку? В парк или, знаете… на ту улицу, где магазин игрушек? Или еще лучше, свожу Джона в зоопарк?
— Еще раз большое спасибо, — ответила Джесси-Энн. — Я очень ценю твое участие и обязательно подумаю об этом.
Не успела Лоринда закрыть за собой дверь, как улыбка мгновенно исчезла с ее лица, которое теперь было перекошено злобой и печатью крушения всех надежд. Не заметив выходившую в этот момент из офиса Каролину, Лоринда случайно столкнулась с ней.
— Извини, — сказала она, отвернувшись.
Каролина с удивлением посмотрела ей вслед, пытаясь угадать, что произошло? Может, случился какой-то скандал? Но из-за чего? Счета? Неужели у Лоринды существуют какие-то трудности в общении с Джесси-Энн? Она колебалась, глядя на закрытую дверь офиса Джесси-Энн, раздумывая, стоит ли зайти к ней и поинтересоваться тем, что случилось, но, взглянув на часы, поняла, что уже опаздывает на назначенную встречу в агентстве Николса Маршалла. Что бы ни произошло между ними, придется немного повременить с выяснениями.
Громко хлопнув за собою дверью туалета, Лоринда подошла к ряду раковин. Бросив сумку на стул, она увидела в зеркале перед собой отражение собственного перекошенного злобой лица. Трясущимися пальцами она пыталась разгладить морщинки и низко опущенные уголки губ. А она-то думала, что легко справится с поставленной задачей! Узнав, что няню уволили и Джесси-Энн сама взялась подыскать замену, Лоринда решила, что наконец-то настал долгожданный момент. Все шло по плану, и если она проявит немного смекалки, то Джесси-Энн собственноручно поручит ей присматривать за Джоном. Была готова новая квартира, в уголке которой стояла новая маленькая детская кроватка, в которой будет спать Джон с красивыми игрушками, которые позабавят малыша. Она даже запасла в холодильнике все, что, как ей казалось, очень любят маленькие дети. Нужно сохранить мальчика в целости и сохранности до тех пор, пока она не отомстит Джесси-Энн. А затем, отдав малыша Харрисону, она сама, как и подобает доброму ангелу-хранителю, присоединится к их маленькой компании. Часто имея дело с математическими вычислениями, она была знакома с законом средних чисел, поэтому допускала, что может случиться всякое, что повлечет за собой нарушение симметрии хорошо разработанного ею плана, и тогда нужно будет принести в жертву маленького Джона. Но ей очень не хотелось причинять боль Харрисону такой неприятностью. «Нечего сентиментальничать по этому поводу, — предупредила она себя, не отрывая черных глаз от зеркала, — хотя бы потому, что ты любишь Харрисона Ройла! Помни о том, что Джон является не только частицей Харрисона, но и Джесси-Энн тоже, и согласно все тому же закону средних чисел, он тоже унаследует черты ее дьявольской натуры».
— Привет, Лоринда! — В дверях показалась Анабель, самая первая модель Гектора, которая стала теперь одной из звезд «Имиджиса». — Господи, — глотая воздух, сказала она, — мне срочно надо покурить, а это единственное укромное место, где Джесси-Энн не сможет меня найти. — Проталкиваясь к раковине и доставая из кармана пачку «Мальборо», она взяла в свои длинные, аккуратно наманикюренные пальцы сигарету и начала пускать струи сигаретного дыма. — С тобой все в порядке, Лоринда? — спросила она, с удивлением глядя на девушку, которая выглядела чрезвычайно бледной и какой-то странной.
Засунув руки в карманы свитера и отвернувшись от зеркала, Лоринда резко ответила:
— У меня все в порядке, просто я немного устала, вот и все.
— Слишком много проводишь бессонных ночей, — поддразнивала ее Анабель. — С этим немедленно надо кончать, Лоринда, потому что это обычное баловство. — Затянувшись, она закашлялась, а потом снова принялась пускать дым. — Бог мой, нужно срочно бросать эту привычку: знаю, что это надо непременно сделать, иначе курение окончательно погубит меня.
Держа руку в кармане, Лоринда сжимала в ладони холодный металлический ключ — ключ от ее собственной квартиры. До завтра Джесси-Энн может найти новую няню, и тогда слишком поздно будет что-то делать… Больше она не станет ждать. Нужно сегодня же увезти Джона. Не говоря ни слова, она прошла мимо Анабель с маской презрения на лице.
— Эй, извини! — крикнула ей вслед Анабель. — Я же просто пошутила, я вовсе не думала обижать тебя, Лоринда. — Анабель глядела удивленными глазами на плотно закрывшуюся за ушедшей Лориндой дверь. — Во дает! — нервно бормотала она. — Ведь я же только пошутила.
«Вот это денек», — подумала Джесси-Энн, устало плюхнувшись в кресло. Уже пять часов вечера, а работа в самом разгаре, в каждой студии толпился народ, и «Имиджис» напоминал пчелиный улей, переполненный манекенщицами, фотографами, посыльными.
Здесь царила более напряженная, чем в присутствии Данаи, атмосфера, и это во многом объясняло то, как вела себя Даная до случившегося… Она всегда старалась уладить все конфликты между сумасбродной Шейлой и Орсоном Уэллсом, вечно бегающим по студиям и орущим, что все не так и ничто не вселяет в него надежды.
«Надежды, — повторила про себя Джесси-Энн, — каждый понимает это слово по-своему». На что надеялась она, выходя замуж за Харрисона? Было ли у нее другое, кроме надежды, чувство, гарантирующее долгую и крепкую любовь? Да, было, потому что она все еще до безумия любила Харрисона. Было бы куда лучше, если бы она охладела к нему, по крайней мере, не было бы в сердце такой щемящей тоски. Она ошибалась, думая, что бурный рабочий день поможет ей забыть о собственных печалях и горестях. Даже в моменты приятного времяпрепровождения за заполнением заказов и счетов, а также проверки состояния дел в других студиях она не могла отключиться от своих неприятностей. Каждый раз, когда ее взгляд падал на голубоглазого темноволосого Джона, сердце сжималось от боли.
Ее сын спал на софе с белой твидовой обивкой, вытянув тонкие, маленькие ножки с острыми коленками и подперев крошечным кулачком щеку. Одному Богу известно, как сильно она любила этого малыша, который с самого рождения не переставал являться для нее источником беспредельной радости. И сейчас, по прошествии двух лет, он был для нее не только ребенком, но и замечательным другом. Джон рос очень умным мальчиком, проявлявшим любознательность к окружающему миру, и быстро схватывал то, что было недоступно пониманию более взрослых детишек. Он всегда чувствовал ее настроение, даже когда она притворялась, надевая маску благополучия и довольства, а когда начинала сердиться и давать волю своим чувствам, он смотрел непонимающим взглядом, а затем, как бы успокаивая ее, протягивал к ней свои маленькие ручки и говорил: «Я люблю тебя, мама». Глядя на Джона грустными глазами, она думала, что в хорошее время он бы играл с другими малышами под няниным присмотром, а вместо этого сидит теперь и играет сам с собой в пустом офисе. Джон быстро привык к произошедшим в его жизни изменениям, неотступно следуя за ней по студиям, восхищаясь видом оборудованных телефонами и компьютерами комнат. Но сегодня утром он спросил свою мать, скоро ли он увидится с папой и можно ли ему написать письмо, после чего, зажав в руке авторучку, он с помощью Джесси-Энн нацарапал аршинными буквами послание следующего содержания: «Дорогой папочка, я скучаю по тебе и люблю тебя. Джонни». С чувством гордости Джон наблюдал за тем, как Джесси-Энн вложила перепачканное чернилами письмо в конверт, запечатав его и даже позволив ему приклеить почтовую марку.
— Мы опустим это письмо сегодня вечером по дороге домой, — пообещала она ему, хотя, судя по всему, вернуться домой они должны были нескоро. Возникли небольшие проблемы в третьей студии, и по причине отсутствия в дневное время Данаи и Каролины ей самой пришлось решать возникшие проблемы. Бросив беспокойный взгляд на Джона, она подумала, как бы сделать, чтобы не разбудить спящего ребенка и одновременно заняться делами.
— Джесси-Энн, — обратилась к ней появившаяся в дверях с кипой бумаг Лоринда. — Я хотела бы отдать вам на подпись эти документы до своего ухода с работы. — Грустно-задумчивый взгляд ее холодных глаз остановился на спящем в уголке софы ребенке.
— О, Лоринда! — с облегчением воскликнула Джесси-Энн. — Можно тебя попросить об одной услуге? Мне нужно отойти в третью студию на пять-десять минут, максимум — пятнадцать. Не хотелось бы тревожить ребенка, который так сладко спит. Побудь с ним вместо меня, я обещаю, что долго не задержусь.
На мертвенно-бледном лице Лоринды заиграл румянец, и она, положив на стол Джесси-Энн бумаги, присела на софу рядом с Джоном.
— Можете не волноваться, — сказала она спокойным тоном. — Делайте свои дела, Джесси-Энн.
— Ты просто ангел, Лоринда! — крикнула Джесси-Энн, собираясь покинуть комнату. — Тогда я пробуду в студии ровно столько времени, сколько понадобится, чтобы разобраться с делами. Сегодня предстоит урегулировать вопрос с моделями, а больше у меня нет никаких планов на сегодня! Спасибо тебе огромное, Лоринда!
Подождав, когда стихнут в коридоре шаги спускающейся по лестнице Джесси-Энн, Лоринда прошла по коридору, а затем осторожно выглянула вниз, в лестничный пролет. Из открывшейся двери расположенной внизу студии послышались звуки музыки, а когда дверь закрылась, Лоринда, выждав несколько минут, стала прислушиваться, нет ли кого поблизости. Из близлежащих офисов не доносилось ни малейшего звука. Было половина шестого, и работники службы приема гостей а также секретари давно ушли домой. Вернувшись в офис Джесси-Энн, Лоринда с минуту смотрела на спящего ребенка. «Он все такой же милый, безобидный ребенок, — подумала она, — каким был тогда, вечером в Спринг-Фоллсе, когда заплакал, а я, взяв его на руки, баюкала до тех пор, пока мы оба не уснули».
— Просыпайся, Джон, — прошептала она, склонившись над ним, — нам пора идти.
Лоринда испуганно вздрогнула, увидев, как быстро он открыл голубые глаза.
— Домой? — нетерпеливо стал спрашивать он. — К папе?
— Да, конечно, — ответила Лоринда, — мы едем к твоему папе. Поторапливайся, нам надо идти.
Недоверчиво глядя на Лоринду, Джон громким голосом заявил:
— Я хочу к маме.
— Конечно, мы пойдем к маме, — ответила Лоринда, натягивая свитер через голову и неуклюжие, неохотно протянутые ручки малыша. — Мама ждет нас на улице. Она велела нам поторапливаться.
— Ну, ладно, — ответил он, повеселев, глядя на то, как Лоринда застегивала пуговки его свитера.
Держа на руках ребенка, Лоринда, обогнув коридор, устремилась вниз по лестнице. В коридоре было пусто и тихо, и она, открыв одною рукой дверь, вышла на улицу, так же тихо затворив ее за собой. Двигаясь по тротуару, прижимая Джона к бьющемуся, как отбойный молоток, сердцу, она шла таким торопливым шагом, что малыш подпрыгивал у нее на руках. Ей удалось совершить задуманное!
— Где моя мама? — заплакал Джон, крепко сжимая ее руку. — Где мама?
— Она дома, — грубо ответила Лоринда. — Дома, с твоим папой.
— Нет! — закричал он, упираясь в нее резиновой подошвой кроссовок. — Мама, я хочу к маме!
— Замолчи! — зашипела Лоринда, замечая оглядывающихся на них прохожих. Только здесь, за углом ведущей к Третьей авеню улице, где она намеревалась взять такси, Лоринда вдруг вспомнила, что оставила кошелек на работе. Проклятье! У нее нет ни цента! Лоринду бросило в жар от охватившего ее чувства паники. Поставив Джона на тротуар и крепко держа его за руку, она тщательно стала проверять свои карманы, в которых обнаружила ключи от квартиры да кое-какую мелочь на покупку горячих закусок в торговых автоматах. Хоть раз в жизни ее склонность к вкусненькому сыграла ей на руку. Она наскребла достаточно мелочи, чтобы можно было поехать на метро. Держа Джона за руку, она поволокла его вдоль улицы.
— Ой, ой, — плакал мальчик, — мне же больно… Стальной хваткой вцепившись в руку ребенка, Лоринда продолжала тащить его по улице.
— Ну, давай же, иди, — шипела Лоринда, выдавливая из себя зловещую улыбку. — Ты что, не хочешь встретиться со своими мамой и папой?
Выдался прохладный вечер, а она забыла в офисе пальтишко Джона. И теперь она ощущала неловкость, осознавая, как они бросались в глаза прохожим, особенно после того, как Джон начал плакать.
Поднимая ребенка на руки, она вытерла рукой его заплаканное лицо.
— Поторапливайся, сейчас мы поедем на метро, — сообщила она ему. — Ты когда-нибудь раньше ездил на метро?
Тебе наверняка там понравится, Джон. — Быстро пройдя через турникет, она во избежание возможной истерики в поезде старалась отвлечь Джона разговорами. Но, очутившись в весьма интересном, новом, подземном мире, поглощенный зрелищем мигающих огней поезда, малыш совершенно забыл о маме. Держа на руках Джона, Лоринда чувствовала себя настоящей матерью, которая везет к ужину своего собственного ребенка. При мысли, что все волнения остались позади и она едет к себе домой, Лоринда вдруг начала улыбаться мальчику.
Войдя в «Имиджис» и с минуту постояв в коридоре, чтобы послушать, в какой комнате еще остался народ, Каролина пришла к выводу, что все комнаты, кроме третьей студии, были пусты. Легко поднимаясь по лестнице, она заглянула в офис Джесси-Энн, но и там не было ни души. Наверное, она уже ушла домой или, с досадой подумала про себя Каролина, в отель. Сказать по правде, она вернулась сюда поздно вечером только из-за Джесси-Энн. В конце концов, она могла бы прямо после деловой встречи направиться домой, ведь там ее ждал Келвин, но Каролина, считавшая Джесси-Энн своим другом, очень беспокоилась за нее. Она хотела пригласить на ужин Джесси-Энн и Джона, но теперь поняла, что опоздала.
«И все же я позвоню Джесси-Энн, чтобы убедиться в том, что у нее все в порядке», — подумала про себя Каролина, открывая дверь в туалетную комнату. Включив свет в комнате и небрежно бросив на стул свою сумку, которая, к досаде Каролины, упала на пол, девушка повернулась, чтобы поднять ее, но тотчас же наткнулась на чужую сумку, содержимое которой высыпалось прямо на ковер. Собирая разбросанные по ковру вещи и засовывая их в черную кожаную сумку, Каролина с любопытством размышляла над тем, кто мог забыть эту сумку. Запихивая коробочку с пудрой, тюбик туши довольно светлого тона, светло-вишневую блестящую помаду, а также жесткую, с редкими зубьями металлическую расческу, Каролина думала о том, кому бы все это могло принадлежать. Обнаружив маленький флакончик духов, поднеся его к носу, она поморщилась от резкого запаха и вдруг поняла, кто владелец сумки. Несомненно, она принадлежала Лоринде! Наверное, она заработалась допоздна и забыла ее здесь. Подняв с пола конверт, она также поспешила засунуть его в сумку, но неожиданно ее внимание привлекли напечатанные красным шрифтом буквы на его лицевой части. Каролина остановилась в нерешительности: она терпеть не могла совать нос в чужие дела, но ей показался довольно странным и очень знакомым вид найденного конверта. Быстро вытащив его из сумки и повернув лицевой стороной, она увидела написанные прыгающими красными жирными буквами адрес «Имиджиса» и имя получателя. Все точь-в-точь как и на предыдущий отвратительных, непотребных, угрожающих письмах к Джесси-Энн.
Глядя на конверт, она почувствовала позывы тошноты. Не может быть, чтобы Лоринда, эта угрюмая, провинциальная девчушка, которой так помогла Джесси-Энн, сделала это. Каролина вдруг снова вспомнила чувство неприязни, которое всегда охватывало ее в присутствии Лоринды. Вспомнила она и рассказы Джесси-Энн о тяжелом детстве этой девушки. Теперь ей все стало ясно. Лоринда все время завидовала Джесси-Энн!
Глядя на это омерзительное письмо, Каролина ни на минуту не сомневалась, что оно написано Лориндой, которая, по-видимому, просто сошла с ума.
Оставив принадлежавшую Лоринде сумку на столе, Каролина поспешно вышла из туалетной комнаты, испугавшись, что хозяйка может вернуться за оставленной сумкой. Сейчас она поймает такси и, оказавшись дома через пятнадцать минут, свяжется с гостиницей «Карлайл» и поговорит с Джесси-Энн.
— Пока, ребята! — сказала Джесси-Энн ободряющим тоном. — До скорой встречи. — Весело глядя на удаляющиеся фигуры, она, облегченно вздохнув, закрыла дверь «Имиджиса» и посмотрела на часы. Конечно же, она пробыла в этой студии вдвое, а то и втрое больше времени, чем предполагала, заставив так долго ожидать себя Лоринду.
Быстро поднявшись по лестнице и пробежав по коридору, она одним махом распахнула дверь со словами:
— Ну вот и я! — Но, увидев пустую комнату, она остановилась как вкопанная. — Лоринда? — вопрошала она снова и снова, очутившись в коридоре и заглядывая в каждый его уголок. — Лоринда, Джон, я уже закончила работу! — Ответа не последовало, и Джесси-Энн, бесшумно ступая своими кожаными, на плоской подошве ботинками, направилась в кабинет Лоринды. Третья студия решила закончить работу раньше, и поэтому там было совершенно тихо. Она нетерпеливо открыла дверь кабинета Лоринды, решив, что девушка забрала ребенка к себе с тем, чтобы его немного позабавить. — Эй вы, там, — позвала она, но погруженный в темноту офис не отзывался, и, задумчиво стоя у распахнутой настежь двери, Джесси-Энн невидящим взглядом всматривалась в пустоту коридора. Может быть, Джон проголодался и Лоринда решила пойти купить ему что-нибудь поесть? Но кто ей позволил это сделать? Безо всякого разрешения вывести ребенка, чтобы накормить какой-то ерундой! Неужели она не могла оставить записку? Пробежав по коридору, она бросилась к своему рабочему столу, где с беспокойством перебирала лежащие на нем бумаги. Но никакой записки не было!
Держась за краешек стола, она уговаривала себя не паниковать, — определенно существует какое-то логическое объяснение тому, что могло произойти. Все нормально… Джон находится с другом их семейства, Лориндой, а значит, все должно быть в полном порядке. По-видимому, девчонка по своей халатности забыла оставить записку, а значит, скоро она должна вернуться…
Зазвонил телефон, и она радостно схватила трубку:
— Лоринда?
— Джесси-Энн, это ты?! — воскликнула Каролина. — А я все звоню и звоню в «Карлайл». Я должна с тобой немедленно увидеться. Это очень важно! И очень срочно.
— Срочно? Важно? — вопрошала Джесси-Энн, лицо которой побледнело, как полотно. — Джон? Что-нибудь с Джоном?! — закричала она не своим голосом.
— Джон? Да нет же, нет, — ответила Каролина, облегченно вздохнув. — Это по поводу тех мерзких, адресованных тебе писем…
— Писем? — удивившись, повторила она произнесенное Каролиной слово.
— Джесси-Энн, ты можешь, конечно, мне не поверить, но именно Лоринда писала эти гадкие письма.
Услышав это, Джесси-Энн почувствовала слабость в коленях и медленно опустилась в кресло.
— Лоринда? Ты сказала, Лоринда писала эти письма?
— Сегодня я нашла одно такое письмо, которое также было адресовано тебе. Не сомневайся, это точно Лоринда. Она, по-видимому, завидовала тебе с самого детства. Она просто сумасшедшая, Джес. Лоринда — сумасшедшая!
В ушах Джесси-Энн, не переставая, звучала отчетливая английская речь Каролины. Сумасшедшая… Лоринда — сумасшедшая…
— Каролина, — наконец-то вымолвила Джесси-Энн дрожащим голосом. — Случилось что-то ужасное… Лоринда увела Джона…
— Что значит «увела Джона»? — настойчиво спрашивала Каролина. — Джесси-Энн, ответь мне… Ну, объясни, что произошло? Боже мой, слушай меня внимательно, дорогая. Никуда не уходи. Оставайся там, где находишься. Мы приедем к тебе через десять минут.
Джесси-Энн, положив трубку на рычаг так аккуратно, как будто заполнила последнюю клеточку в кроссворде, оцепенело уставилась на нее. Джон был у Лоринды, которая тронулась умом. Это Лоринда посылала ей все эти годы свои гадкие письма, называя ее самыми непристойными именами… И это Лоринда грозилась убить ее! Внезапно ее охватило такое невыразимо сильное чувство страха, что ее стало лихорадочно трясти. Ей хотелось закричать, вырвать из себя этот страх, так чтобы никогда о нем больше не вспоминать, так сильно она боялась того, что Лоринда убьет маленького Джона.
В кромешной тишине было слышно лишь тиканье часов, и Джесси-Энн, дрожа от страха, сидела, ожидая прихода подруги. Каролина обязательно найдет выход из положения… Она справится с этой бедой и отыщет Лоринду и Джона.
— Джесси-Энн! — закричала Каролина, вбежав в комнату. Встав на колени перед креслом, в котором сидела Джесси-Энн, она положила ей руки на колени и начала успокаивать свою подругу. — Все в порядке, Джесси-Энн, — бормотала она, — все будет хорошо. Расскажи мне, что произошло, и мы вернем тебе Джона.
Келвин стоял в сторонке, пока Джесси-Энн рассказывала короткую историю своего несчастья.
— Понимаешь, — закончила она свой рассказ, — я сама отдала Джона Лоринде. Понимаешь, Каролина, собственноручно. Я виновата в том, что доверила ребенка сумасшедшей женщине. Боже мой, Боже мой!..
Тихо причитая, она закрыла свое мертвенно-бледное лицо руками, сквозь пальцы которых капали горькие слезы.
— Нужно позвонить в полицию! — воскликнула Каролина, направляясь к телефону.
— Не спеши, — тихо остановил ее Келвин. — Если Лоринда действительно украла ребенка, ей вряд ли понравится наше заявление в полицию. Следующим ее актом будет попытка связаться с Джесси-Энн, чтобы назначить выкуп за ребенка. Сейчас необходимо позвонить Харрисону.
Оторвав руки от лица, Джесси-Энн пристально уставилась на стоящего напротив Келвина.
— Харрисону? — прошептала она. — О, Бог мой, Каролина, он сойдет с ума, ведь он просто обожает Джона.
— Где сейчас находится Харрисон? — спросил Келвин уже во второй раз, так и не получив ответа на свой вопрос. — Ну, давай же, Джесси-Энн, говори, ты должна знать, где его можно найти.
— Я не знаю… Я не виделась с ним. Я вовсе не уверена в том, что он сейчас в Нью-Йорке, ведь он не созванивался со мной. Знаете, я думала, он будет мне звонить. — Затем, виновато глядя на молодых людей, добавила: — Даже несмотря на то, что я ушла от него, я была уверена, что он станет мне звонить.
— Я сама позвоню, — решила Каролина. — Уоррен всегда в курсе, где может находиться Харрисон. — Набрав номер, она стала нервно стучать пальцами по синему столу, выжидая, когда ей ответят. — С вами говорит Каролина Кортни, — быстро начала она. — Мистер Ройл дома? Его нет? Тогда не могли бы вы дать мне номер телефона, по которому я могла бы застать его?
С минуту она молча слушала, а затем закричала:
— Что за чертовщину ты несешь, Уоррен? Хватит нести всякую чушь, которой обычно морочат голову дворецкие и лакеи. Здесь решается вопрос жизни и смерти. Жизни и смерти! — я повторяю. Быстро дай мне номер телефона, по которому я могу связаться с Харрисоном!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Летучие образы - Адлер Элизабет



Очень серьезный и сложный роман, не "легкое чтиво". Для тех, кто хочет "углубиться" в психологию.
Летучие образы - Адлер ЭлизабетНадежда
17.10.2012, 21.41





Понравилось. Очень.
Летучие образы - Адлер ЭлизабетЁлка
25.02.2015, 18.17





Только что закончила читать - нахожусб под большим впечатлениеrnrnrnrnrnТолько что закончила читать и нахожусь под большим впечатлением. Очень понравилось. Книга интересная, характеры выписаны так, что герои просто стоят перед глазами. Не буду утомлять длинными комментариями потенциальных читателей - просто совет: ЧИТАЙТЕ 10.rnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnТолько что закончила читаь и нахожус
Летучие образы - Адлер ЭлизабетВасилиса
5.03.2015, 16.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100