Читать онлайн Летучие образы, автора - Адлер Элизабет, Раздел - ГЛАВА 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Летучие образы - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.73 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Летучие образы - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Летучие образы - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Летучие образы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 14

Няня-англичанка, которая служила у Джесси-Энн, поджав губы, качала головой, наблюдая, как Джонатан, подворачивая одну ногу, быстро полз по студии какими-то скользящими движениями, боком, стараясь всеми силами удержаться на скользких досках пола. Когда он достиг цели — площадки, освещенной яркими огнями и полной народа, — он сел, явно наслаждаясь теплом галлогеновых ламп; голубые глаза горели интересом, а взгляд охватывал все происходящее — он неожиданно решил, что хотел бы быть частью всего этого тоже.
— Джонатан! — воскликнула няня, решительно направляясь к нему и протягивая руки, готовые выхватить его из этого круга.
— О, оставь его! — воскликнул Фил Эдгар, гитарист и ведущий солист, а также автор большинства хитов «Хьюрикейна», многие из которых вошли в полудюжину платиновых дисков, которые группа записала за последние пять лет. — С ним все в порядке, он отлично проводит время, — протянул он. — Разве нет, Джонатан? Ну? Что ты еще говоришь, малыш, кроме «о», «а» и «мама»? — Наклонившись своим огромным телом над Джонатаном, Фил торжественно смотрел в широко распахнутые голубые глаза Джонатана, а ребенок отвечал ему таким же вопрошающим серьезным взглядом.
— Ну уж нет! — с досадой, нетерпеливо воскликнула няня. — Эти огни слишком яркие для ребенка, они вредят его зрению.
Стоя в проеме двери, Лоринда без улыбки наблюдала за ними. Просто глядела на этот образчик развращенного хулигана в облике рок-звезды. Разве в свое время он не был арестован по обвинению в растлении несовершеннолетней девочки? Позднее скандал утих, но, должно быть, он был виновен, это точно. Вероятно, он заплатил родителям девочки, чтобы они забрали свое заявление… Она знала: такие события становятся семейными тайнами… И он дотрагивался до малыша Джона, подхватывая его на руки, усмехаясь глуповатой усмешкой и подбрасывая его вверх, в то время как другие ребята из группы смеялись над этой сценкой. Лоринда страстно хотела броситься и ударить Фила Эдгара по лицу, ей хотелось бы вцепиться ногтями в его глаза…
Фил прошелся по площадке с Джоном, который болтался у него под мышкой, и гитарой наперевес через плечо. Он сел на стул, который стоял в центре и напоминал трон, посадил малыша на колени, а затем, улыбаясь, предложил ему поиграть с гитарой, которая обошлась в десять тысяч долларов. Лицо мальчика сияло, когда он смотрел снизу вверх на Фила, а потом опускал глаза на замечательный, незнакомый ему предмет. Его пальчики осторожно, как бы пробуя, дотрагивались до струн, и, перебирая их, извлекали тоненькие звуки.
— Это музыка, малыш, — усмехнулся Фил, — у тебя есть задатки настоящей рок-звезды.
— Ну уж, действительно! — ворчала няня, направляясь к двери. — Где миссис Ройл? — требовательно спросила она, решительно минуя Лоринду, лицо у нее было мрачнее тучи.
— В офисе, — ответила Лоринда и пошла за ней, горя нетерпением узнать, что же будет сказано дальше.
Няня один раз сильно стукнула в дверь и вошла.
— Миссис Ройл! — воскликнула она, не обращая внимания на мужчину, который сидел напротив Джесси-Энн. Ее лицо стало багровым от раздражения. — Я действительно должна поговорить с вами. Немедленно!
Джесси-Энн нахмурилась. Со стороны няни было невежливо прерывать ее встречу с Карло Менаги, вице-президентом «Авлон-косметикс», если только что-то не случилось с Джоном.
— Что произошло, няня? — нетерпеливо спросила она. — Где Джон?
— Это как раз то, о чем я собиралась поговорить, миссис Ройл. Маленький Джон там, во второй студии, под этими раскаленными лампами, с этими ужасными рокерами. Он сидит на коленях у этого мужчины…
— Этого мужчины? — озадаченно спросила Джесси-Энн. — Вы имеете в виду Фила Эдгара?
— Абсолютно верно, мадам! — Лицо няни выглядело очень грозно, а за ней Джесси-Энн мельком увидела в дверях Лоринду. Глубоко посаженные глаза девушки пристально смотрели на нее, и от их холодного блеска она почувствовала холод в сердце.
— Одну минуту! — воскликнул Карл Менаги. — Вы имеете в виду, что Фил Эдгар держит ребенка на коленях? Это я хотел бы видеть. Единственно, кого Фил может посадить к себе на колени, это потрясающую девушку… Джесси-Энн, такое происходит впервые!
— Пошли! — воскликнула она, смеясь. — Пойдем посмотрим!
Торопливо миновав разъяренную няню, они увидели в студии умиротворяюще-спокойную картину: Даная ходила по студии, производя перегруппировки, вновь и вновь меняя местами подставки и негромко давая указания своим ассистентам. Ее волосы цвета меди уже пришли в беспорядок, несмотря на скалывающий их желтый бант. Рукава белой атласной рубашки закатаны до локтей. Она расхаживала босиком, стараясь расставить пятерых молодых людей, которые составляли группу «Хьюрикейн», в соответствии со своим внутренним видением, добиваясь того эффекта, который желала получить.
— Гектор, — позвала она, — я хочу, чтобы они были аккуратно причесаны.
— О, давай, Даная! — добродушно ворчали они. — Это как, причесать?
— Моника, — она щелчком пальцев подозвала стилиста, не обращая внимания на их жалобы. — Мне нужно пять белых рубашек с жесткими воротничками, тщательно отглаженных. — Моника судорожно сглотнула и направилась к телефону.
— Боже! — воскликнул Поль. — Вы хотите, чтобы я выглядел, как мой отец?
— Точно так, — просияла Даная. — Или почти так. Разве название нового альбома не «Воскресный праздник»? Хорошо, мы оставим ваши небритые щеки и длинные волосы, так же как ваши молодые глупые лица — моложавые, — поправилась она, смеясь, — потому что вам, ребята, всем за двадцать пять, но мы собираемся сделать из вас конфетку. Белые рубашки, застегнутые на все пуговицы, аккуратно причесанные волосы — может быть, даже придется чуть-чуть смочить их водой, чтобы не так торчали. Это будет отличная, типично семейная фотография, как из семейного альбома. Фил, а ты будешь сидеть вот здесь, в середине, с Джоном на коленях. Великолепно! — воскликнула она возбужденно. — Просто великолепно…
Джесси-Энн и Карло, улыбаясь, тихонько вышли из студии. Даная держала все под контролем, волна творческого поиска захватила ее, ребята из группы были счастливы, и маленький Джон тоже был счастлив, забавляясь с гитарой и находясь в центре внимания.
— Все в порядке, няня, — успокаивающе сказала Джесси-Энн. — Джон нужен Данае, чтобы сделать эти фотографии, поэтому вам придется побыть здесь некоторое время. Просто присматривайте за ним и время от времени проверяйте, сухой ли он. Договорились? — Ослепительная улыбка не удовлетворила няню, и она решительно направилась в студию, а ее белая, прямая спина выражала недовольство.
Вздохнув, Джесси-Энн опустилась в кресло и вызвала секретаря, чтобы та принесла кофе. Становилось все труднее и труднее совмещать работу и дом, а няня совсем не облегчала ей жизнь. Сейчас казалось, что она все реже и реже встречается с Харрисоном, — каким-то образом всегда получалось так, что его не было, когда ей удавалось вернуться домой пораньше, а когда она бывала очень занята, Харрисон оказывался в Нью-Йорке. Складывалось впечатление, что он отсутствует чаще.
Конечно, все получалось по ее вине, но она объяснила Харрисону, что эти месяцы — решающие для «Имиджиса», и скоро все заработает, и будет великолепно. Но сейчас это означало тяжелую работу, отнимающую все время. Она очень мучилась и чувствовала себя виноватой оттого, что ей нравилось то, чем она занималась, потому что она действительно любила Харрисона, и когда они были вместе, жизнь становилась прекрасной. И хотя Харрисон всегда говорил, что все понимает, иногда ей хотелось узнать, действительно ли это так. А единственная возможность побыть с Джоном — это брать его с собой, но няня была так несговорчива. Это была исключительно правильная, хладнокровная особа, которая работала у подруги Рашели, и отнюдь не тот человек, которого Джесси-Энн выбрала бы сама. Ей нужна была бы молодая девочка, которая играла бы с ним в те детские глупые игры, в которые она сама играла бы с Джоном, так же как меняла бы ему штанишки и следила, чтобы он не съел того, что не положено, и водила бы на осмотр к педиатру. Все, что ей требовалось, была девочка, которая могла бы легко подстроиться под ее подвижный образ жизни.
— Тяжкая жизнь, — отметил Карло, глядя на ее озабоченное лицо. Ему было несложно понять и дать оценку тому, что происходит. — Вам приходится выполнять большую работу и к тому же, как фокуснику, справляться со всем остальным.
Джесси-Энн грустно улыбнулась:
— Точно, все так и есть, именно, как фокуснику, Карло, — постоянно все улаживать. Но это — мои проблемы. А теперь поговорим о рекламной кампании крема в октябре…
Харрисон бродил по пустым холлам своей квартиры, останавливаясь время от времени, чтобы рассмотреть картины. Сезанн, которого он особенно любил, внушительный Рубенс, который занимал всю гостиную, загадочные английские сады, написанные Дэвидом Окстоби, украшали библиотеку. Он взял гладкий кусочек горной породы, великолепно обработанный, и рассматривал его, с любовью проводя пальцами по гладкой поверхности. Положив его на место, он продолжил свой путь дальше, то здесь, то там останавливаясь и беря в руки какой-нибудь предмет или книгу в кожаном переплете, восхищаясь и снова возвращая на его место и все время думая, когда же Джесси-Энн вернется домой.
Он взглянул на простые часы, которые она подарила ему на последний день рождения. Было восемь тридцать, и она обещала быть дома уже час назад. Он мог бы позвонить ей, думал он, но очевидно, она была все еще занята. «Интересно, — размышлял он, — занята ли Мерри в Вашингтоне».
Вашингтон был местом проведения «Ройл Роуд-шоу», где были заняты в качестве моделей мужчины и женщины, представлявшие новые модные силуэты.
Мередит Макколл, модель «Ройл», была типичной длинноногой американской девушкой — своего рода вторая Джесси-Энн, подумал Харрисон, с блестящими каштановыми волосами и смеющимися глазами — такая великолепная улыбка! Одежду «Ройл» связывали с образом Мерри Макколл, и она продавалась очень быстро, как только попадала на прилавки, а фотографии Мерри Макколл мелькали по всей стране. Своей необычной красотой Мерри приносила моделям огромный успех. Она перелетала из города в город, чтобы самой, вживую, появляться в каждом магазине, беспрестанно путешествуя, чтобы проводить шоу, появляться на завтраках и поздних вечерних телевизионных встречах, похожей на девушку, которая живет по соседству и о которой мечтает каждый парень.
Харрисон собирался появиться только на первых шоу в Сан-Франциско, но, к его удивлению, ему очень это понравилось. С тех пор он стал появляться непременно, как бы догоняя шоу, во многих других городах, прилетая на своем самолете и буквально сваливаясь им на голову с голубых небес. Для себя он отметил, что приезжал, чтобы встретиться с Мерри — она была удивительна. Она очень много работала, но всегда была весела и великолепно выглядела. И у нее всегда находилось для него время. В самом деле, все, что ему нужно было сейчас сделать — это снять трубку и сказать: «Через пару часов приеду. Мерри, как ты смотришь на то, если мы поужинаем после шоу?» — и был уверен, что она обрадуется, увидевшись с ним. Более того, думал Харрисон, он знал, что сам будет рад увидеться с ней.
Как бы то ни было, Мерри Макколл заставляла его чувствовать, что в ее жизни он играет ту роль, которую не мог бы играть в жизни Джесси-Энн. Может быть, это происходило просто потому, что когда они с Мерри встретились, то оба были как бы на нейтральной территории, далеко от ее дома и семьи, да и от его тоже, и все же они были вместе, в одной команде на «Ройл Роуд-шоу» — грандиозном шествии моделей «Ройл».
Он прошел в детскую, подбирая кубики Джона и рассеянно поглаживая его большую деревянную лошадь-качалку; но без Джона, его радостного голоска и слов, которые пузырились на его губках, когда он радовался его приходу, или легких нежных вздохов во сне там было еще более одиноко.
Быстро вернувшись в свой кабинет, Харрисон плеснул себе немного виски. Он уже сказал Уоррену, дворецкому, что тот больше не понадобится в этот вечер, и если бы не тиканье часов, огромная квартира была бы абсолютно безмолвной. Он с тоской вспомнил о том, что, когда был ребенком, ему всегда хотелось иметь какое-нибудь домашнее животное, маленькое, подходящее для городской жизни, — он представлял маленькую собачку или, может быть, игривую голубую с пятнышками сиамскую кошку, но его мама никогда не разрешала заводить дома животных, утверждая, что склонна к аллергическим приступам астмы, хотя Харрисон никогда свидетелем таких приступов не был.
— Очень хорошо, — наконец, согласилась она, — приведи собаку и увидишь, как у меня будет приступ, если это то, чего ты добиваешься. — И разумеется, он этого не сделал, и никогда у него никого не было. Может, стоит подумать об этом сейчас? — размышлял Харрисон. По крайней мере, он не будет так одинок. Он смотрел на телефон с надеждой, что он, может быть, зазвонит, но прекрасно знал, что Джесси-Энн была слишком занята, затерявшись в своем деловом мире.
Он думал о том, была ли в этом его вина. С самого начала он вознес ее на пьедестал как идеальную американскую девушку, которая всегда великолепна: участвуя ли в церемонии вручения призов в школе или присутствуя на премьере в опере. Девушку, которая не только создавала бы превосходный образ жены, но которая, даже если и не пекла сама яблочный пирог, по крайней мере, следила бы за тем, чтобы его иногда подавали. И в собственном доме, а не в ресторане. И желательно, сидя напротив уютного камина тихим, пасмурным осенним вечером, смотря хорошую телевизионную передачу, а может, под мягкие звуки Вивальди, чтобы малыш или даже двое мило играли на ковре у их ног. Но сейчас она была Джесси-Энн — создатель «Имиджиса»!
Он женился на ней, чтобы убежать от своего десятилетнего одиночества, как оказалось, только затем, чтобы опять почувствовать себя одиноким! Неожиданно перед ним возникла перспектива отношений с совершенно определенно ожидающей этого Мерри Макколл.
Еще раз взглянув на часы, он позвонил Мэту Гэблеру, своему пилоту, и договорился с ним о встрече через полчаса в аэропорту Ла Гардиа. Потом созвонился с отелем «Уотергейт» в Вашингтоне и Мерри Макколл.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Летучие образы - Адлер Элизабет



Очень серьезный и сложный роман, не "легкое чтиво". Для тех, кто хочет "углубиться" в психологию.
Летучие образы - Адлер ЭлизабетНадежда
17.10.2012, 21.41





Понравилось. Очень.
Летучие образы - Адлер ЭлизабетЁлка
25.02.2015, 18.17





Только что закончила читать - нахожусб под большим впечатлениеrnrnrnrnrnТолько что закончила читать и нахожусь под большим впечатлением. Очень понравилось. Книга интересная, характеры выписаны так, что герои просто стоят перед глазами. Не буду утомлять длинными комментариями потенциальных читателей - просто совет: ЧИТАЙТЕ 10.rnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnrnТолько что закончила читаь и нахожус
Летучие образы - Адлер ЭлизабетВасилиса
5.03.2015, 16.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100