Читать онлайн Достояние леди, автора - Адлер Элизабет, Раздел - ГЛАВА 42 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Достояние леди - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Достояние леди - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Достояние леди - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Достояние леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 42

Голливуд
Ярко светило солнце над Беверли-Хиллз, отражаясь в воде открытого бассейна в саду С. 3. Эбрамса. Весело щебетали птички, стрекотали цикады, но не было весело на сердце у обитателей особняка на Лексингтон-Роуд.
Зев стоял, опершись на балюстраду, и смотрел, как Мисси подает чай. Больше всего на свете ему хотелось повернуть время вспять. Ах, если бы только было возможно возвратиться на год назад… Он бы сделал все, чтобы не дать Азали увидеться с Григорием Соловским!
Они только что возвратились из клиники «Ранчо-Вело», расположенной в графстве Вентура. Впервые за целый месяц врачи разрешили им повидать Азали. Девушка медленно вышла навстречу Зеву и Мисси: она с трудом могла передвигать ноги и шла, опираясь на руку медсестры. За этот месяц она так изменилась, что Зев с трудом поверил, что это и есть Азали.
Волосы ее были коротко острижены – в клинике использовали какие-то новые методы лечения с применением электрошока; электроды должны были плотно прилегать к черепу, а роскошная шевелюра пациентки мешала этому. Лицо бедной девушки осунулось, бледная кожа покрылась мелкими морщинками. Огромные глаза казались еще больше. Азали так истощала, что было непонятно, как эти тонюсенькие ноги могут держать тело.
– Она отказывается от приема пищи, – поведал Мисси врач. – Я не могу понять, почему…
– Девочка хочет умереть, – проговорила Мисси. – Она хочет быть рядом со своим отцом.
– Конечно, мы осуществляем принудительное кормление, – проговорил врач. – До поры до времени это позволит поддерживать в ее организме обмен веществ. Но это не может продолжаться вечно. Если в ближайшие несколько дней она не станет нормально есть… – Он многозначительно пожал плечами.
Отрешенным взглядом Азали посмотрела на Зева и Мисси, и они с ужасом поняли, что девушка не узнает их. Вдруг она бросилась к Мисси и, схватив ее за руку, громко прошептала:
– Ты привела его? Ты привела ко мне Алексея? Помнишь, ты же обещала привести его.
В глазах Азали стояли слезы.
– Милая моя, – прошептала она, – пожалуйста, скажи, что с папой все в порядке. Скажи, что он скоро придет меня навестить.
Больше она ничего не смогла произнести. Опираясь на плечо медсестры, Азали смотрела куда-то вдаль и плакала.
Зев отошел от края террасы и приблизился к Мисси – она поставила чайник на стол и, уткнувшись в его плечо, разрыдалась. Абрамски не знал, что сказать; действительно, в такой ситуации все слова могли показаться лишь пустым сотрясанием воздуха. Он лишь крепко обнимал жену и гладил ее по голове. Как жалел он, что у них с Мисси нет собственных детей.
Молчание было прервано Розой. Она вскочила со стула и в ярости стала ходить по террасе.
– Это просто невыносимо! – кричала она, отчаянно размахивая руками. – С каждым днем бедной девочке становится все хуже и хуже. Да эти врачи ее совсем в могилу сведут! Забери ее домой, Мисси! Если уж Азали суждено на всю жизнь остаться душевнобольной, то пусть хотя бы живет дома, среди тех, кому она по-настоящему дорога!
«Что ж, – грустно подумал Зев, – Роза как всегда права». – Он снял трубку внутреннего телефона и попросил шофера приготовить машину.
– Куда ты собрался? – сквозь слезы спросила Мисси. Зев поцеловал ее в лоб и ответил:
– Я собрался в клинику – заберу Азали домой.
Несмотря на настойчивые возражения врачей, Зев забрал Азали: он молча прошел к ней в палату, накинул ей на плечи теплую шаль и на руках отнес в машину. Зев был настроен весьма пессимистично. Он не надеялся на выздоровление и вез бедную девочку домой, чтобы она могла умереть в спокойной обстановке.
Мисси приготовила для нее отдельную комнату, но Зев покачал головой.
– Не надо оставлять ее одну. Пусть как можно больше времени девочка проводит с нами – сидит за столом, гуляет по саду. Роза права: Азали должна чувствовать, что она нам по-настоящему дорога.
Две борзые – Рекс и Бэби – с веселым лаем бросились к своей хозяйке; с отсутствующим видом Азали потрепала их по головам. Радостный Рекс свернулся клубком у ее ног, и девушка, словно очнувшись от обморока, с улыбкой произнесла:
– Привет, Рекс.
Потом она перевела взгляд на Розу и спросила:
– Мне надо идти спать?
– Спать? – переспросила Роза. – Разве нормальные люди спят посреди бела дня?
– А разве я нормальная? – с недоумением проговорила Азали.
– Садись, – сказала Мисси, указывая Азали на удобный шезлонг. Обе собаки улеглись у ее ног, а Мисси принесла стакан теплого молока с корицей. – Выпей, детка, – улыбнулась Мисси. – Это ведь фирменный напиток бабушки Софьи. Помнишь, как ты любила его в детстве?
– Спасибо, – проговорила Азали и, машинально выпив молоко, стала смотреть по сторонам. – Как здесь красиво, – выдавила она наконец и закрыла глаза.
Мисси, Зев и Роза склонились над Азали – один лишь Джеки остался стоять у балюстрады, потягивая виски из тяжелого стакана.
Зев подошел к нему и с сочувствием произнес:
– Я понимаю, как тяжело вам выносить все это, Джеки. Если вы оставите Эйву, мы не станем осуждать вас. После всего, что произошло за последний год, ваши обязательства теряют силу. Мы не имеем никакого морального права удерживать вас возле такой… неустойчивой девушки, как Эйва…
Пожимая плечами, Джеки осушил стакан.
– Я постараюсь сделать все, чтобы помочь ей, С. 3., но моя задача осложняется: ведь Эйва даже не узнает меня. Вы, конечно, правы: не всякий может вынести такое. Наверное, мне надо отключиться – ну, например, снова с головой погрузиться в работу. «Бродвейская девушка» имела огромный успех – почему бы теперь не попробовать сделать хороший фильм?
Не дожидаясь ответа Зева, Джеки налил себе еще один стакан виски.
– Нашел я на днях один сценарий. Можно попробовать довести его до ума. Что скажете, С. 3.?
– В понедельник принесите его мне в кабинет. – Зев дружески похлопал Джеки по плечу: – Посмотрим, что за сценарий – может, и правда что-нибудь придумаем.
Со следующего дня обитатели особняка на Лексингтон-Роуд стали делать все возможное, чтобы вернуть Азали к нормальной жизни. Утром ее разбудили вместе со всеми и отвели в столовую. Во время завтрака Азали пристально следила за ними своим остекленевшим взглядом, но Мисси, Зев и Роза как ни в чем не бывало весело разговаривали. Одного вида несчастной больной было достаточно, чтобы отбить всякий аппетит, но они знали, что не имеют права поддаваться эмоциям, и с трудом запихивали в рот блюдо за блюдом. Азали в то утро к пище так и не притронулась.
После завтрака Мисси и Роза взяли Азали под руки и попытались гулять с ней по террасе. Буквально через несколько шагов ноги у бедной девушки стали подкашиваться, и пришлось снова посадить ее в кресло.
Во время обеда Азали снова не ела. За ужином повторилось то же самое. Чувство тревоги передалось даже Рексу, который молча смотрел на девушку, не дерзая даже пошевелиться.
Через три дня терпение Розы иссякло. Во время очередного обеда она вдруг стукнула кулаком по столу и закричала:
– Ты зачем сидишь за столом?! Чтобы смотреть вдаль или чтобы есть?! Экая барыня! Она, видите ли, есть не хочет! Ты что, забыла те дни, когда Мисси с утра до вечера трудилась, чтобы заработать тебе на еду? Или кинозвезды считают ниже своего достоинства помнить о своем прошлом?
Азали от неожиданности вздрогнула и с удивлением посмотрела на Розу – та на какой-то миг даже испугалась, что зашла слишком далеко.
– Извините меня, – проговорила Азали, поднося ко рту первую ложку супа. – Да-да, я, конечно, помню, как много работает Мисси. – Она наклонилась и потрепала по голове Рекса. – Ей ведь надо прокормить и меня, и Виктора. – Улыбнувшись Мисси, она продолжила: – Спасибо тебе большое, матушка.
Они поняли, что Азали кажется, что она снова ребенок. И все же прогресс был налицо – девушка начала реагировать на внешний мир, а самое главное, начала есть.
Зев одобрил сценарий, представленный Джеки, и назначил его продюсером. На постановку фильма была выделена баснословная сумма, жалованье самого Джеки было увеличено в несколько раз. Впервые за много лет Зев предоставил ему полную свободу в подборе актеров и режиссера-постановщика. Студия «Мэджик» процветала, но у Зева появились другие интересы: он не жалел времени и денег на помощь еврейским беженцам из нацистской Германии, Венгрии, Польши и Чехословакии.
С замиранием сердца следил он за развитием политических событий в Европе. Когда 1 сентября 1939 года немецкие войска вторглись на территорию Польши, а потом – двумя днями позже – Англия и Франция объявили Германии войну, он склонил голову на грудь и расплакался.
Мисси проводила целые дни возле Азали, стараясь сделать все возможное, чтобы помочь ей выйти из тяжелого кризиса. На общение с Зевом у нее практически не было времени, и он снова вернулся к работе. За следующие полтора года объем продукции кинокомпании «Мэджик» выросла на тридцать процентов, а доходы– на пятьдесят.
Хотя фильм Джеки никак нельзя было отнести к шедеврам киноискусства, он все-таки окупился, и теперь Джером мог приступить к производству новой картины.
Азали постепенно становилось лучше. Исчез ужасный бессмысленный взгляд, она начала подолгу болтать с Рэчел и ее сынишками, а при виде Джеки на лице ее появлялась счастливая улыбка.
7 декабря 1941 года японцы разбомбили Пирл-Харбор– Америка вступила в войну. Дик Неверн одним из первых явился на призывной участок.
– Эти ребята не хотели меня записывать, – с возмущением воскликнул Дик, вернувшись домой. – Говорят, что в сорок один год поздно идти на войну. Но меня не так-то просто переспорить – пришлось им уступить.
– Боюсь, приятель, что на фронт тебя так и не пошлют, – улыбнулся Джеки. – Будешь служить писарем при каком-нибудь штабе в глубоком тылу.
Сам он примеру Дика не последовал и – хотя ему было всего тридцать три – на призывной участок не пошел. Более того, он умудрился пробить себе официальную бронь, доказав чиновнику из министерства обороны, что он нужнее здесь, в тылу. Его фильмы, видите ли, будут поднимать боевой дух солдат.
Гораздо удивительнее было другое: он еще раз сделал Азали предложение. И тут с ней произошло настоящее чудо – казалось, кто-то включил юпитеры, и на съемочной площадке появилась прежняя Эйва Адэр. Она смеялась, шутила, без конца болтала. Она вела себя как самая настоящая влюбленная женщина, вернее, как влюбленная Эйва Адэр. Мисси и Зев снова тревожно переглянулись, когда Азали очередной раз, заламывая руки, попросила:
– Ну, пожалуйста, пожалуйста, Мисси, скажи «да»… Азали была взрослой женщиной – какое они имели право запрещать ей распоряжаться собственной судьбой? И все-таки, интуиция подсказывала супругам, что ничего хорошего этот брак девочке не принесет.
Наконец-то состоялась свадьба, о которой так долго мечтала Азали. Невеста была в длинной фате из белого атласа. Банкетные столы расположили прямо на лужайке, и гости, многие из которых были в военной форме, пили отборное шампанское из подвалов Зева, ели икру и омаров. Казалось, на эти несколько часов все забыли о том, что где-то идет война, гибнут люди.
Когда молодые отправлялись в свадебное путешествие, Зев еще раз обратил внимание, как не похожи Азали и Джеки: коренастый, толстенький жених и высокая, стройная невеста.
– Не волнуйтесь, – сказала Азали на прощание. – Скоро у меня родится ребенок, и вы станете бабушкой и дедушкой.
Зев и Мисси не стали возражать – они долго махали вслед большому красному автомобилю, уносившему счастливых молодоженов к тихоокеанскому побережью.
– Пусть девочка немного помечтает, – сказал Зев, когда они возвратились домой. – Ведь мечты удерживают ее в этом мире.
На следующий же день после возвращения из свадебного путешествия Джеки заявил, что он собирается снимать новый фильм с Эйвой Адэр в главной роли. Картина должна была называться «Любимая девушка вооруженных сил», действие должно было развертываться на фоне военных кораблей, авианосцев и самолетов. По замыслу Джеки, Эйва должна была танцевать прямо на палубе.
Фильм был встречен на ура, и сразу же по выходе его на экраны Азали начала сниматься в новой картине. Она работала с утра до позднего вечера, а после съемок шла помогать в голливудскую благотворительную столовую, отправляла посылки на фронт, собирала деньги на медикаменты для раненых.
По мере того, как Джеки Джером становился известным продюсером, Зев предоставлял ему все больше и больше свободы.
Дика так и не признали годным к строевой службе: его отправили в Англию в качестве военного корреспондента. Он скучал в Лондоне, надеясь, что рано или поздно его пошлют в действующую армию фельдмаршала Монтгомери, воевавшую с частями Роммеля под Эль-Аламейном. Принципиальное согласие английского командования на командировку Неверна в Северную Африку было получено – оставалось только дождаться самолета. Вместе с другими американскими репортерами Дик зашел в один из лондонских баров опрокинуть по стаканчику виски – как раз в этот момент в здание попала немецкая авиабомба. Никто из американцев не уцелел под обломками.
Позабыв о своих собственных проблемах, Азали принялась утешать Рэчел – тридцатидвухлетнюю вдову, у которой на руках осталось трое мальчиков в возрасте от десяти до пяти лет. Через несколько недель скоропостижно скончался Сэм Брокман – с ним случился сердечный приступ. Зев уговорил Розу и Рэчел с детьми перебраться жить к ним в особняк.
– Наконец-то в нашем огромном доме будет не так пустынно, – с улыбкой произнес он, когда мать, дочь и внуки появились на пороге. Но на сердце у Зева было невесело: он сильно переживал из-за смерти Дика. Дик был его другом и союзником – именно его он видел своим преемником на посту председателя правления «Мэджик-Муви». Ведь именно благодаря Дику киностудия добилась таких потрясающих успехов – без этого человека все теряло свой смысл. Зев с удивлением заметил, что и он начинает терять интерес к кинематографу. Ему было пятьдесят лет, он устал от кино, от войн и от горя… Ему хотелось лишь одного – быть рядом с Мисси.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Достояние леди - Адлер Элизабет



Книга высший класс! Перечитывала несколько раз. Исторические романы вне конкуренции!
Достояние леди - Адлер ЭлизабетAnn
30.08.2010, 11.31





С большим удовольствием прочитала, очень интересно показана жизнь героев. Конечно, роман больше исторический, любовных сцен нет.читайте!!!!!! Ставлю 10 балл!!!!!
Достояние леди - Адлер ЭлизабетКоко
6.12.2013, 22.37





Идиотизм полнейший. Автор явно страдает сложной формой расстройства психики -наворотить столько действий и неправдоподобных ситуаций - это серьезная заявка в дурку.
Достояние леди - Адлер Элизабетгостья
15.06.2014, 13.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100