Читать онлайн Достояние леди, автора - Адлер Элизабет, Раздел - ГЛАВА 35 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Достояние леди - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Достояние леди - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Достояние леди - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Достояние леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 35

Нью-Йорк
«Король» О'Хара окинул взглядом свой ночной клуб, считая посетителей. У него были все основания быть довольным. Все столики были заняты. О'Хара улыбнулся во весь рот и стал мысленно подсчитывать доходы. Цены в его заведении были высокие, но это нисколько не отпугивало состоятельных людей. Напротив, считалось, что дороговизна – гарантия фешенебельности, и богатенькие мальчики и дяди боролись за право стать членом клуба Короля.
Не так давно он открыл второй ночной клуб – «Пурпурная орхидея О'Хары». Находился он на Западной Пятьдесят Второй улице, и цены в нем были еще выше, чем в «Королевском». Впрочем, и оформлено это заведение было куда роскошнее: декор в серо-фиолетовых тонах, оркестранты в стильных пиджаках, позолоченные ведерки под шампанское, выписанные специально из Франции, хрустальные бокалы, оранжерейные цветы. Каждой женщине, приходившей в клуб, официанты преподносили пурпурную орхидею, а каждому мужчине – пурпурную гвоздику в бутоньерку.
Король О'Хара считал, что, в принципе, членом его клубов может стать любой человек с толстым кошельком, но в «Пурпурную орхидею» принимали лишь лучших из лучших—это был по-настоящему элитарный клуб. Его завсегдатаями были представители высшего света, звезды театра и кино. Чтобы стать членом этого клуба, было необходимо получить добро лично от О'Хары. Приколотый поверх собольих или лисьих боа пурпурный цветок ценился великосветскими красавицами больше, чем бриллианты и сапфиры.
Каждый вечер танцевальные пятачки «Королевского» и «Пурпурной орхидеи» были заполнены парами, и хотя Шемасу приходилось отстегивать солидные суммы на отмазку полицейским – торговля спиртным во время действия сухого закона оставалась делом довольно-таки рискованным – клубы все равно приносили бешеную прибыль. Вскоре О'Хара с радостью констатировал, что его доходы превзошли доходы братьев Ориконне, с которыми он в свое время начинал.
Именно в отношениях с этими итальянцами и заключалась главная проблема Короля – братьям не нравилось, что их бывший подчиненный открыл собственное дело, да еще на их территории. Особенно сердило итальянцев, что Шемас по их же каналам нашел бутлегера, который продавал ему спиртное дешевле, чем им. Ночные клубы О'Хары сильно подкашивали их бизнес на Манхэттене, в Филадельфии, Питтсбурге и Чикаго.
Обаятельные братья Ориконне – Джорджо и Рико – пригласили Шемаса на семейный ужин в особняк Рико в Нью-Джерси. Праздник был устроен в честь дня рождения дочери Рико – ей исполнялось шестнадцать. О'Хара отправился за подарком в магазин «Тиффани» и выбрал для юной Грациэллы изящнейшую золотую цепочку с шестнадцатью жемчужинами.
– Не думал, что у тебя есть вкус, О'Хара, – ехидно заметил Рико, рассматривая цепочку. – Впрочем, чему удивляться? Ты ведь теперь Король. Королю положено разбираться в сокровищах.
– Ладно, Рико, – перебил его О'Хара, выпуская изо рта густые клубы сигарного дыма. – Хватит намекать на «Королевский клуб» – это мое личное дело. Что же касается «Пурпурной орхидеи», то я тоже не понимаю, чем вам так не угодило это заведение – по всей Америке разбросано не менее сотни таких клубов…
– Из которых шестнадцать принадлежат клану Ориконне, – заметил Джорджо.
О'Хара внимательно посмотрел на него, пытаясь понять, о чем пойдет речь дальше. Рико было понять легко: черноволосый, низенький, толстый, отличный семьянин и вообще – добрая душа. Казалось, вся атмосфера свидетельствует о добром нраве хозяина. Дом полон гостей – взрослых и детишек, мужчин и женщин. Малыши резво носились по саду, время от времени останавливаясь у плетеного столика выпить стакан лимонада. В доме Рико никогда не подавали к столу спиртное.
Джорджо являл собой полную противоположность брату. Даже внешне они сильно отличались. Джорджо был среднего роста, худощав, носил густые черные усы. Его недобрые темные глаза замечали, казалось, все вокруг; к тому же, он обладал феноменальной памятью.
О'Харе всегда казалось, что у Джорджо просто шило сидит в одном месте – ни секунды он не мог стоять спокойно; даже во время семейного торжества он все время переминался с ноги на ногу, нервно затягивался табачным дымом, стрелял глазами повсюду… Ему нужно было что-нибудь предпринять – все равно, что.
С тех пор как несколько лет назад погибла жена Джорджо, он жил совсем один; говорили, что у него даже нет любовницы.
Смерть синьоры Ориконне была покрыта мраком. Она плыла на океанском лайнере из Америки в Италию и вдруг ни с того ни с сего бросилась за борт. С самого начала версия о самоубийстве вызывала у многих людей, знавших семью Ориконне, сомнения. Действительно, зачем сводить счеты с жизнью красивой и богатой женщине в расцвете лет? Ведь покойница не знала ни в чем нужды– у нее были деньги, драгоценности, меха, особняки и виллы. И, как было принято считать, верный муж. По крайней мере, никто никогда не заставал Джорджо с другими женщинами. Ходили слухи, что она очень страдает от того, что не может иметь детей. Конечно, что такое итальянка без детишек? Говорили, что Джорджо черной завистью завидовал Рико – отцу шестерых детей. Как бы то ни было, Джорджо таил в себе какую-то загадку, и Шемас опасался этого человека.
– Зачем ты так с нами поступаешь, О'Хара? – проговорил Джорджо. – Разве мы хоть чем-то обидели тебя? Ты был нам как родной, как член нашей семьи. А теперь ты начинаешь перебегать нам дорогу. Это, в конце концов, просто нечестно.
О'Хара вынул изо рта сигару и, откашлявшись, ответил:
– По-моему, Джорджо, ты что-то путаешь. Неужели Америка стала для тебя тесна? Посмотри: вокруг столько отличных парней, которым нечем заняться с наступлением сумерек. Вот они и идут в ночные клубы. Какая разница, куда пойдет тот или иной богатый клиент: к тебе или ко мне?
– Разница есть, – невозмутимо отвечал Джорджо. – Ты отнимаешь у нас доход.
В разговор вновь вступил Рико. Неожиданно серьезным тоном он сообщил:
– Мы с братом все обсудили, О'Хара. Так вот, мы решили, чтобы отныне ты покупал все спиртное исключительно у нас. Как старого друга, мы не станем тебя обдирать. Система тебе известна: в понедельник к тебе придут наши ребята, и ты сможешь сделать первый заказ.
– Да, кстати, – добавил Джорджо, – тебе придется платить на двадцать пять процентов больше, чем сейчас. На меньшее семья Ориконне не согласна. Ты ведь не хочешь с нами окончательно рассориться, не так ли?
О'Хара с удивлением посмотрел на братьев. Джорджо начинал терять совесть. С какой стати он должен был приплачивать такие деньги каким-то итальянцам?
– Ладно, ребята, я подумаю, – проговорил Шемас, кидая окурок сигары на аккуратно подстриженный газон.
Рико поманил к себе пальцем слугу в белом пиджаке и показал на окурок. Человек тотчас же подобрал его и унес.
– Только, пожалуйста, решай поскорее, – проговорил Рико, кладя руку на плечо О'Харе. – А сейчас предлагаю повеселиться. В конце концов, для чего мы здесь собрались?! Грациэлла как раз разрезает именинный пирог.
Как и говорил Рико, в понедельник к О'Харе подошел человек от братьев Ориконне. Шемас заказал ему спиртное– но не все, а лишь половину. Остальное он прикупил у мелких бутлегеров, которые были рады сбыть товар и по менее высоким ценам. Таким образом ему удалось сократить свои расходы на оплату «добрых услуг» Рико и Джорджо с двадцати пяти до двенадцати с половиной процентов.
Конечно, и этот убыток ударил по карману Шемаса, но не настолько, чтобы ради этих процентов рисковать головой. Каждую среду в четыре часа пополудни люди Ориконне доставляли О'Харе спиртное. Их фирма работала, как часы.
Сделка с Джорджо и Рико была заключена полгода назад, а сейчас О'Хара вынашивал планы открыть еще один клуб в Чикаго. Он слышал, что где-то в южной части города пустует подходящее помещение—достаточно большое, чтобы вместить большое количество желающих раскошелиться, и, вместе с тем, достаточно маленькое, чтобы сохранить элитарность. За последнее время он уже успел выучить, что глупо гоняться за количеством. Вместо того, чтобы увеличивать число столиков, гораздо лучше поднять цены на виски и шампанское. Ночные клубы О'Хары пользовались доброй репутацией, и он не сомневался, что дороговизна нисколько не испугает потенциальных завсегдатаев.
Успехи Шемаса в области строительства в Смолвуде, штат Нью-Джерси, были не столь головокружительны. Вышла какая-то загвоздка с официальным разрешением на застройку участка, не находились надежные подрядчики. Но О'Хара не унывал, он знал, что с этим можно немного подождать.
Единственное, что действительно огорчало «короля», была судьба Мисси – он ведь знал, что она вышла замуж за какого-то немецкого барона. Нет, Шемас не забыл о девушке своей мечты, она часто снилась ему. После того, как Шемас стал владельцем ночного клуба, его режим сильно изменился, и он спал днем. Проснувшись в шесть вечера, он принимал душ, брился, съедал «завтрак», состоявший из свинины с кукурузой и пяти чашек кофе, после чего выходил на крышу отеля «Шерри Нидерланд», где располагался его пентхауз, и окидывал взором расстилавшийся внизу городской пейзаж.
Затем он шел на Бродвей – посмотреть новое шоу. Всякий раз под руку его держала какая-нибудь хорошенькая девушка – чаще всего, из высших слоев общества – в последнее время «король» стал любимцем женщин. Им нравился его ирландский акцент, густая рыжая шевелюра. К тому же, по городу пронесся слух, что О'Хара – настоящий «король» в постели…
Но все равно сердце его принадлежало одной-единственной женщине – Мисси О'Брайен. Несмотря ни на что, Шемас продолжал любить ее, хотя иногда ему снилось, что он душит коварную изменницу собственными руками.
После театра Шемас шел ужинать в какой-нибудь дорогой ресторан или клуб – уж где-где, а в такого рода заведениях он действительно ощущал себя королем. Завсегдатаи радостно приветствовали О'Хару, многие звали его к своим столикам. Ему нравилась эта популярность, и со своей стороны он старался, как мог, отблагодарить этих людей: угощал их, рассказывал веселые истории из своей жизни. И все же без Мисси О'Хара так и не мог назвать себя счастливым человеком.
О'Хара не любил читать газеты – поэтому известие о гибели Эдди Арнхальдта дошло до него лишь через несколько месяцев. Дело было так: кладовщик принес ему очередную партию бутылок бермудского рома, завернутых в старую газету. Шемас решил посмотреть товар, и его взгляд случайно наткнулся на заголовок статьи, посвященной гибели барона.
Забыв о роме, О'Хара три раза подряд перечитал статью, но никакой информации о Мисси в ней не содержалось. Журналист вскользь упоминал, что Эдди был женат на звезде Бродвея и уделял основное внимание единственному наследнику его несметных богатств – четырнадцатилетнему Оги.
О'Хара почесал в затылке: что же случилось с Мисси? Если наследство целиком досталось сыну барона, значит, она снова бедствует. О'Хара понял, что, несмотря ни на что, готов всем помочь этой девушке. Пусть она обманула его надежды – он не столь злопамятен.
Не долго думая Шемас обратился за помощью сразу в несколько частных сыскных контор. Буквально через несколько дней детективы сообщили ему, что молодая баронесса сбежала от мужа через какую-нибудь пару месяцев после свадьбы. Увы, дальше ее следы терялись. Барон разослал по всему миру сыщиков, лично ездил по многим странам Европы, Азии и даже Латинской Америки, но обнаружить беглянку так и не смог. Детективы сообщили также, что Эдди Арнхальдт открыто сожительствовал с графиней Гретель фон Дуссман – их роман начался еще до того, как баронесса Верити бросила мужа – и вообще, свою молодую жену особо не жаловал, так что завещанию в пользу Оги удивляться не приходится.
– Ребята, – сказал О'Хара детективам, – вы меня знаете. Я за ценой не постою. Прошу вас, найдите мне эту девушку!
– Нам нужна хотя бы какая-нибудь улика, – отвечали детективы. – Если даже Арнхальдт со всеми его миллионами оказался на бобах, то что же делать нам?
– Послушайте Зигфельда, мадам Элизу, походите по Ривингтон-стрит… – О'Хара немного подумал и добавил – Найдите хотя бы Розу Перельман и Зева Абрамски– это были ее близкие друзья.
Сыщики сразу же поняли, что ни Зигфельду, ни Элизе о красавице Верити ничего не известно, зато на Ривингтон-стрит им сказали, что Роза и Зев уехали в Голливуд. Еще через месяц детективы выяснили, что ни о каком Зеве Абрамски в Голливуде никто и слыхом не слыхивал, а вот Роза Перельман жила на Фаунтин-авеню и содержала там пансион.
Щедро расплатившись с сыщиками, О'Хара надел шляпу и отправился на вокзал: ему нужно было срочно уладить одно дельце в Чикаго. Подписав договор об аренде помещения для нового клуба – того самого, в южной части города – он отправился ночевать в один из лучших отелей Чикаго, а на следующий день сел в экспресс, отправлявшийся в Лос-Анджелес.
По прибытии в Голливуд Шемас с удовлетворением отметил, что его имя известно и в этих краях: сама миссис Маргарет Андерсон, менеджер отеля «Беверли-Хиллз», лично отвела его в одно из лучших своих бунгало, расположенное под сенью тенистых тропических деревьев. Шемас принял душ, переоделся, пригладил рыжую копну волос и, поймав такси, отправился на поиски Розы.
Всю дорогу О'Хара не отрываясь смотрел в окно: машина неслась мимо апельсиновых рощ, широких полей, одиноко стоящих пальм, густо поросших холмов. Мелькали аккуратненькие оштукатуренные домики под черепичными крышами, небольшие магазинчики.
– Послушай, приятель, – обратился Шемас к таксисту, – как вы здесь живете? Я бы через пару деньков от тоски удавился! Как здесь развлекаются по вечерам?
– Большинство жителей так или иначе связаны с кинобизнесом, – ответил шофер. – В Голливуде рано встают и рано ложатся. По-моему, этим ребятам не до развлечений: есть у них работа – пашут с утра до ночи, нет работы – обивают пороги контор.
О'Хара задумался: город без ночного клуба – мыслимое ли дело?! А может, эти ребята так рано отправляются на боковую потому, что здесь негде развлечься?
– Фаунтин-авеню, сэр, – сообщил таксист, сворачивая на тихую, обсаженную деревьями улицу, – пансион «Розмонт» как раз посередине.
Машина затормозила у белого трехэтажного здания. Окна его были широко распахнуты, и чистые полотняные занавески развевались на свежем ветерке. На крыльце сидели две очаровательные юные блондинки и о чем-то оживленно беседовали. Рядом, свернувшись калачиком, лежала собака. Шемас сразу же узнал Виктора. Он облегченно вздохнул: раз Виктор здесь, то и Азали должна быть где-то рядом. А где Азали – там и Мисси.
На крыльцо вышел высокий, поджарый мужчина, судя по внешнему виду, старый актер. Он проследил за тем, как О'Хара выходит из такси. Когда Шемас поднялся по лестнице к парадной двери, актер приблизился к нему и сценическим голосом произнес:
– Извините, старина, но разве вы не заметили вывеску «Мест нет»? И потом, человеку, носящему такие дорогие костюмы и разъезжающему на таких роскошных лимузинах, просто не подобает жить в таком скромном заведении, как «Розмонт»
– Лично мне ваш «Розмонт» нравится, – возразил О'Хара – Если этот пансион содержит сама Роза Перельман, он не может быть плохим.
Актер кивнул.
– Я не знал, что вы знакомы с хозяйкой. Просто вы слишком хорошо одеты, вот я и решил, что вы что-то перепутали У вас, должно быть, есть хорошая работа?
– Есть, – улыбнулся О'Хара. – Кстати, позвольте представиться, «Король» О'Хара. – Изо всех сил он сжал руку актера.
– Маршалл Мейкпис, – отвечал тот, на этот раз уже обычным голосом.
– Вы действительно Король О'Хара? – воскликнули в унисон близняшки.
Шемас широко улыбнулся.
– Собственной персоной. Кстати, с кем имею честь? Не сочтите мои слова за праздный комплимент, но вам сам Бог велел сниматься в кино: с вашей внешностью судьба звезд вам обеспечена. Какие невинные создания! Какие красотки! Да по сравнению с вами сама Мэри Пикфорд – обычная посудомойка!
Девушки густо покраснели, а Мейкпис рассмеялся.
– А что, может, и впрямь Мэри с Лилиан уготована судьба кинозвезд? Что же касается всех нас, остальных жильцов этого очаровательного пансиона, то мы почти расстались со всякой надеждой получить роли. Впрочем, в уныние мы не впадаем – вдруг все-таки повезет…
О'Хара понимающе кивнул.
– А где же хозяйка? Мне бы хотелось с ней поговорить.
На пороге появилась Роза.
– Кто здесь меня спрашивает? Ну-ка, ну-ка… Да не может быть! Это же Шемас О'Хара с Деланси-стрит! Какими судьбами?
– Ах, Роза! – воскликнул О'Хара. – Ты и представить себе не можешь, как я рад тебя видеть! Хочешь верь – хочешь нет, но целая команда частных детективов в течение месяца шла по твоим следам.
– Скажи по правде, Шемас, ты ведь приехал в Калифорнию не ради меня?
Шемас достал из кармана белоснежный носовой платок, вытер пот со лба и проговорил:
– Не стану скрывать, Роза, я приехал сюда ради Мисси. Мне очень хочется надеяться, что она с тобой, а не с Зевом Абрамски.
Роза пожала плечами.
– Что касается Зева, то о нем давно уже никто не слышал. Он продал свой ломбард, отправился в Голливуд, но потом его следы где-то затерялись… Вообще-то Голливуд—маленький городок. Если бы он сколотил себе состояние, я бы обязательно о нем услышала. – Она осмотрела О'Хару с ног до головы и добавила: – А ты-то как поживаешь, Шемас О'Хара? Судя по твоему виду, с голода не умираешь. Куда подевались зеленые подтяжки и старый галстук, которым ты подвязывал брюки?
Действительно, Шемас был одет с иголочки: щегольской костюм, бело-рыжие штиблеты, голубая шелковая рубашка, темно-синий галстук.
– Ты права, – проговорил он, – с голоду не умираю. Но ладно, хватит обо мне. Где Мисси?
– Заходи в гостиную и посиди немножко, – улыбнулась Роза. – Сейчас я ее позову.
Сердце Шемаса бешено заколотилось – он не мог поверить своим ушам: Роза пошла звать Мисси!
Вдруг ему стало страшно: а что если она стала другой? Она ведь побывала замужем, жила в замке на всем готовом. Вдруг роскошь развратила его Мисси?
– О'Хара?
Он поднял глаза и увидел Мисси: на него смотрели те же невинные фиалковые глаза, которые еще тогда, в салуне на Деланси-стрит, покорили его сердце.
– Я просто не верю своим глазам. Неужели это вы? – проговорила она, подходя ближе.
Он поднялся с кресла и широко раскрыл объятия; Мисси прижалась к его груди, и Шемас понял, что все его волнения были напрасны: эта девушка нисколько не изменилась. Она осталась той же Мисси, которую он так сильно любил все это время.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Достояние леди - Адлер Элизабет



Книга высший класс! Перечитывала несколько раз. Исторические романы вне конкуренции!
Достояние леди - Адлер ЭлизабетAnn
30.08.2010, 11.31





С большим удовольствием прочитала, очень интересно показана жизнь героев. Конечно, роман больше исторический, любовных сцен нет.читайте!!!!!! Ставлю 10 балл!!!!!
Достояние леди - Адлер ЭлизабетКоко
6.12.2013, 22.37





Идиотизм полнейший. Автор явно страдает сложной формой расстройства психики -наворотить столько действий и неправдоподобных ситуаций - это серьезная заявка в дурку.
Достояние леди - Адлер Элизабетгостья
15.06.2014, 13.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100