Читать онлайн Достояние леди, автора - Адлер Элизабет, Раздел - ГЛАВА 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Достояние леди - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Достояние леди - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Достояние леди - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Достояние леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 24

Зев с удивлением уставился на лежавшую на столике десятидолларовую бумажку, потом перевел взгляд на Мисси. За ту неделю, что они не виделись, девушка сильно изменилась: откуда-то появилась уверенность в себе, оптимизм.
– Итак, – произнес Зев, – насколько я понимаю, вам удалось устроиться на работу?
– Да, Зев, удалось! – радостно воскликнула Мисси. – Мне ужасно повезло.
Мисси так громко рассмеялась, что посетители, сидевшие за соседними столиками, начали оборачиваться в их сторону. Склонившись над столиком, она стала рассказывать ему о том, как совершенно неожиданно для себя нашла работу.
– Конечно, я еще не успела принять участие в показе мод, – сказала она, завершая свой рассказ. – Сказать по правде, мне немного страшно. Понимаете, одно дело, когда на тебя смотрит одна мадам Элиза, и совсем другое – когда ты идешь по подиуму, а на тебя устремлены взоры десятков, а может быть, даже сотен людей, вся нью-йоркская элита.
– К тому же, – продолжила она, – я боюсь зависти других манекенщиц. Я видела, как они смотрят на меня. Их можно понять: мадам Элиза уделяет мне так много внимания, и потом, именно мне предстоит заменить на весеннем показе Барбару… Думаю, что на эту роль рвались другие девушки. К сожалению, здесь я ничего не могу поделать, – вздохнула Мисси. – Но теперь каждую неделю я смогу возвращать вам по десять долларов. Скоро я верну весь долг… С процентами, разумеется. – Мисси улыбнулась. – Ах, Зев, если бы вы только могли понять, как важно для меня не быть в долгу. Если дела пойдут хорошо, я смогу подыскать себе другое жилье, отдам Азали в хорошую школу…
Зев печально посмотрел на десятидолларовую бумажку: через три недели эта девушка вернет ему весь долг, а еще через какое-то время вообще переедет из этого района. Она вернется в тот мир, из которого пришла сюда, на нью-йоркское дно. Он почувствовал, как на сердце легла неведомая доселе тяжесть. Ему суждено лишиться этой девушки. Да, конечно, так и должно было получиться: она принадлежала совсем другому миру – миру, обитатели которого умели веселиться и ликовать, которого он, Зев Абрамски, никогда не мог понять и принять.
– Что с вами, Зев? – спросила Мисси, поймав его взгляд, устремленный на эти десять долларов – символ ее свободы от него. – Вы, кажется, совсем не рады за меня?
– Что вы, – проговорил Зев, поднимая глаза. – Просто я подумал, что скоро вы покинете Нижний Ист-Сайд, и мы больше никогда не встретимся.
– Почему же не встретимся? – удивилась Мисси. – Скажу вам честно, Зев, я с таким нетерпением ждала этого вечера, этой встречи с вами. Мне так хотелось поделиться с вами моими новостями, ведь вы и Роза – мои самые близкие друзья. – Она улыбнулась. – Я никогда не забуду вас, Зев Абрамски. И потом, я ведь уезжаю не в Париж, не в Лондон, не в Санкт-Петербург – сниму квартиру поближе к центру, за полчаса можно будет пешком добраться. Каждое воскресенье мы по-прежнему будем встречаться в этом кафе. Кстати, вы заметили, что хозяин всегда оставляет для нас именно этот столик, а цыгане поют мои любимые песни?
Зев не сомневался в искренности ее слов, но он прекрасно понимал, что одно дело – намерения, и совсем другое – жизнь. Слишком велика была пропасть между ним и Мисси О'Брайен. Она была бедной лишь потому, что попала в такие обстоятельства– он был бедным по рождению; она получила блестящее образование – он был неуч; она была само очарование и наверняка нравилась мужчинам – он ни разу не был любим. Действительно, кто мог влюбиться в этого некрасивого, тщедушного ростовщика с Орчард-стрит?
На обратном пути Зев молча смотрел на тротуар – ему было нечего сказать.
– Прошу вас, Зев, не расстраивайтесь, – сказала Мисси, нежно гладя его по щеке. – Я ведь еще никуда не уехала. – Она поцеловала его на прощание и побежала в свой подъезд. – До следующего воскресенья! – крикнула она, оборачиваясь на пороге.
Зев дождался, пока в ее окне загорится свет, и медленно побрел к себе. Он прошел через ломбард в темные, мрачные комнаты, которые называл своим домом, и, включив газовое освещение, огляделся по сторонам. Только сейчас он понял, как здесь уныло – в этих комнатах совершенно не ощущался дух хозяина, все было мрачно и безлико. Да и кто он такой, чтобы иметь свой дом? Несчастный еврейский эмигрант, зарабатывающий деньги на чужом горе. Зев понял, что в тот день, когда из его жизни уйдет Мисси, эта жизнь потеряет всякий смысл.
Сняв пальто. Зев сел за фортепиано – пальцы быстро пробежали по клавиатуре, он играл этюд Шопена. До сих пор Мисси всегда ассоциировалась у него с этой музыкой– нежной, тихой, чарующей. Но сегодня он впервые увидел эту девушку с другой стороны. Неожиданно он стал играть мазурку, и веселые звуки польского танца напомнили ему радостный смех Мисси сегодня в кафе. Зев Абрамски не был художником, но он умел выражать свои чувства в музыке.
На следующее утро Мисси проснулась в шесть часов. Стараясь не разбудить мирно сопевшую Азали, она подошла к плите и поставила на огонь большую кастрюлю воды – надо было успеть помыться.
Пока вода грелась, Мисси обвела взглядом комнату: как ей хотелось уехать отсюда! Скорее бы у нее было достаточно денег, чтобы иметь приличную одежду и приличную еду. Мадам Элиза ее спасительница. Она сделает все, чтобы оправдать ее доверие и стать хорошей манекенщицей.
– Мне не нужны хорошие манекенщицы! – кричала рассерженная мадам Элиза после очередной примерки в тот же день. – Мне нужна отличная, прекрасная манекенщица! Пойми, что недостаточно быть стройной и изящной – ты должна походить на настоящую леди. Светские дамы, которые соберутся на показ моих моделей, должны захотеть быть похожими на тебя! Понимаешь?! Иначе они ни за что не согласятся покупать мои платья.
– Выпрямись, выпрямись, – продолжала она, нервно расхаживая по салону. – Не так! Надо казаться еще выше, чем ты есть на самом деле. Вытяни шею! Расправь плечи! Спину, спину держи ровно! У тебя ведь такая изящная походка, Верити. Ну, пожалуйста, расслабься, не надо так напрягаться. Посмотри на себя в зеркало, разве можно такой богине смотреть в землю? Пройдись-ка еще раз!
Мадам Элиза тяжело вздохнула.
Мисси услышала за своей спиной сдавленные смешки. Она давно уже заметила, что остальным манекенщицам доставляют неописуемую радость замечания мадам.
– Так, а теперь еще раз! – произнесла мадам. – Впрочем, подожди. Миранда, покажи Верити, как должна себя держать настоящая манекенщица.
Белокурая красавица Миранда легкой походкой прошлась по салону – левая рука ее покоилась на изгибе бедра, правая – чуть отставлена вбок. Она остановилась перед Элизой и Мисси, кокетливо выставила вперед одну ногу и, чуть прикрыв глаза, посмотрела на хозяйку салона и новенькую манекенщицу.
– Видела?! – восторженным тоном спросила мадам. – Именно это от тебя и требуется. Давай, Верити, попробуй еще разок.
Когда после нескольких часов репетиций мадам Элиза сказала, что ей нужно отойти на часок в отель «Уолддорф-Астория», где ее ждал один из клиентов, Мисси облегченно вздохнула и присела отдохнуть. Портниха, занимавшаяся в тот день примеркой, поведала Мисси, что некоторые клиенты охотно выкладывали по тысяче долларов лишь за то, чтобы мадам Элиза дала им совет, какую материю лучше всего использовать и какой фасон выбрать.
– А потом, – продолжала портниха, – они приходят в салон и покупают именно те платья, которые скажет мадам. Надо отдать должное Элизе – в ее нарядах женщины выглядят просто потрясающе. Мадам говорит, что знает секрет женского обаяния. Само собой разумеется, что мужья не жалеют денег на оплату услуг хозяйки.
Мисси еще раз посмотрела в зеркало: роскошное платье из фиолетового шифона лишь подчеркивало ее усталый, несчастный вид. В этом наряде она должна была выглядеть, как настоящая королева – пышные складки укороченной юбки, тонкий поясок из крученого шелкового шнура, глубокое декольте, треугольный вырез на спине – увы, она походила скорее на служанку, потихоньку от своей госпожи напялившую ее выходной наряд.
– Ну что?! – услышала Мисси ехидную усмешку Минервы. – Не выходит из гадкого утенка лебедь?
– Конечно! – поддакнула Минетта. – Куда уж со свиным рылом в калашный ряд лезть…
Минерва бросила на Мисси испепеляющий взгляд.
– Ты отняла у меня работу, – процедила она сквозь зубы. – Это тебе так не пройдет! Глазом моргнуть не успеешь, как вылетишь отсюда. Сегодня я обедаю с Альфонсо. Это герцог ди Монтечиччо, к твоему сведению. – Минерва резко повернулась и быстрой походкой вышла из салона.
– Она уже считает себя герцогиней, – вздохнула портниха. – Ох, скорее бы она выскочила замуж и убралась отсюда… Просто невыносимая девица. Вечно какие-то скандалы устраивает. Будь с ней поосторожнее, дорогая. А то эта стерва обязательно у тебя что-нибудь уведет – шелковые чулки, работу, кавалера. Она без этого не может…
Несмотря на предостережения доброй портнихи, Мисси казалось, что завистливую Минерву нужно бояться в последнюю очередь. Гораздо важнее было для нее научиться выполнять требования мадам Элизы.
До самого вечера Мисси репетировала перед зеркалом: она старалась вытянуть шею как можно сильнее, клала руку на бедро, выставляла вперед одну ногу, подражая во всем Миранде. Увы, она смахивала лишь на испуганную героиню немого кино. Не обращая внимания на усталость, Мисси ходила взад и вперед по пустому салону, улыбаясь и кланяясь воображаемой публике. Наконец она поняла, что если немедленно не прекратит репетицию, то просто грохнется в обморок.
– У меня ничего не получается, – жаловалась она вечером Розе. – Я все делаю не так. Хочется подражать Миранде, а получается какая-то пародия. Не манекенщица, а Чарли Чаплин какой-то! И вообще, кто придумал эту неестественную походку? Ведь ни одна женщина не ходит так по улице – зачем же манекенщице предаваться подобным извращениям?!
– Не получается и не надо, – убеждала Роза. – Зачем тебе подражать какой-то Миранде? Будь сама собой. Думаю, это произведет на твою мадам впечатление.
– Не знаю, не знаю, – покачала головой Мисси. – Мадам говорила, что лучшие парижские манекенщицы ходят по подиуму именно так. Я не смею спорить с ней. Как бы то ни было, уже слишком поздно. Завтра генеральная репетиция. Ах, Роза, мне так страшно! А вдруг я опозорюсь?! Вдруг мадам вышвырнет меня на улицу?
Мисси была бледна, как полотно, ее губы дрожали. Роза не могла спокойно смотреть на подругу – она погладила ее по голове и сказала:
– Не бойся, глупышка – все будет хорошо. Мадам Элиза продаст все свои платья, а ты выйдешь замуж за миллионера. Ведь в конце концов все манекенщицы мадам Элизы выходят замуж за богачей, не так ли?
Мисси улыбнулась. Всего несколько дней назад перспектива выйти за миллионера казалась ей вполне реальной, а теперь… Теперь она просто перестала думать об этом.
Придя наутро в салон мадам Элизы, Мисси с трудом узнала это место: посредине большого зала возвышался длинный подиум—должно быть, бригада плотников работала всю ночь. В углу небольшой оркестр наигрывал мелодии из последних бродвейских шоу. По всей площади зала были расставлены сотни стульев. Уборщицы начищали до блеска подсвечники и торшеры. Вскоре рабочие покрыли подиум бархатным ковром пурпурного цвета, а на дверях раздевалки, из которой будут выходить манекенщицы, появились фиолетовые занавески из шифона с золотым вензелем мадам Элизы.
В самой раздевалке царила суета. Портнихи и ассистентки вносили последние поправки в наряды, сапожники выслушивали жалобы манекенщиц на слишком тесные туфельки, а перед огромным зеркалом стоял усатый парикмахер и размышлял, что еще можно сделать с прическами этих богинь…
Когда настала очередь Верити, мадам Элиза подошла к парикмахеру и строгим голосом потребовала:
– Пожалуйста, не трогайте ее волосы!
– Извините, мадам, – пытался возразить мастер, – но мне кажется, что можно немножко подровнять спереди… И потом, вот здесь, на височках… Я укоротил бы всего несколько волосков.
– Несколько волосков? Ну что ж, несколько волосков можете. Но не больше! Вы только посмотрите, какие у нее красивые волосы… цвета конского каштана, длинные, шелковистые…
Все было готово к показу: платья, шляпки, туфельки. На полках были аккуратно разложены перчатки, меха, шелковые чулки и длинные-предлинные нити искусственного жемчуга – мадам Элиза считала, что в этом сезоне искусственный жемчуг должен стать неотъемлемым аксессуаром каждого праздничного наряда.
Ровно в три часа дня огромные двойные двери салона распахнулись настежь, и Элиза бросилась встречать гостей. Отодвинув фиолетовую занавеску, Верити наблюдала за публикой, занимавшей места вокруг подиума. Здесь собрался почти весь нью-йоркский свет. К удивлению Верити, присутствовали не только женщины, но и мужчины– они оживленно беседовали между собой, поглядывая на дам. При виде роскошных нарядов собравшихся Верити с удивлением подумала: зачем этим дамам новые платья? Но здесь она вспомнила, что клиенты мадам Элизы не могли позволить себе одеваться по прошлогодней моде.
Девушка обернулась на часы: через десять минут ей предстояло выйти на подиум. Она уселась перед зеркалом, и молодая гримерша взялась за дело: она напудрила ее и нарумянила лицо, подвела губы любимой помадой мадам Элизы…
– Боже мой, – прошептала Мисси, глядя в зеркало, – я чувствую себя актрисой…
– А ты и есть самая настоящая актриса, – улыбнулась гримерша. – Вылитая звезда экрана. Ты только полюбуйся на себя. Нравится?
Мисси промолчала. Она твердо знала лишь одно – эта роскошно одетая молодая дама в жемчугах не имеет ничего общего с той Мисси О'Брайен, которую знала вся Ривингтон-стрит.
Из-за занавески раздался мелодичный звук серебряного колокольчика – мадам Элиза поднялась на подиум и, поприветствовав гостей, сообщила, что через несколько секунд им предстоит увидеть ее последние модели.
– Если кого-то из вас, уважаемые дамы и господа, особенно интересуют некоторые образцы, – добавила мадам, – я и мои очаровательные манекенщицы готовы устроить частные просмотры. А теперь, господа, прошу внимания, мы начинаем.
Оркестр заиграл мелодию Гершвина, и на подиум вышла Минерва – на ней было серо-голубое вечернее платье, такого же цвета чулки и туфли и длинный тонкий шарф с цветочным узором. Зал разразился аплодисментами.
Вслед за Минервой вышла Миранда в светло-сиреневом наряде, за ней – Минетта в бледно-розовом. Нежный цвет ее платья резко контрастировал с ярко-рыжими волосами, подчеркивая красоту и изящество девушки– публика приветствовала ее бурной овацией.
Настала очередь Мисси. Она появилась на подиуме в кремовом дорожном костюме из твида. Шляпа с мягкими полями была кокетливо опущена на один глаз, на шее висело с полдюжины ниток жемчуга. С первым же шагом она ощутила какой-то животный страх: сотни глаз следили за каждым ее движением. Колени ее задрожали– Мисси в один миг забыла обо всем, чему так долго учила ее мадам. Как хотелось ей броситься назад, в раздевалку. Мисси замерла. Она стояла как вкопанная на пурпурном ковре и не решалась двинуться. Возвращавшаяся после своего выхода Минерва кинула не нее презрительный взгляд—зрители в недоумении ждали, что же будет дальше. И тут Мисси подумала: ведь все эти богатые дамы, собравшиеся сегодня в салоне Элизы, так похожи на княгиню Аннушку. Им ведь никакого дела не было до нее, Мисси-Верити, они просто пришли посмотреть на новые модели одежды.
Неожиданно Мисси почувствовала, что бояться нечего– она широко улыбнулась и сделала несколько шагов по бархатной дорожке. Исчезли куда-то страхи и опасения, она чувствовала себя легко и естественно, не думая ни о походке, ни о наклоне головы. Через каждые пять-шесть шагов она останавливалась, легко поворачивалась, демонстрируя публике фасон рукава, покрой юбки, форму шляпы… Дойдя до края подиума, она остановилась на какую-то секунду, изящно развернулась кругом и быстрым шагом вернулась в раздевалку.
За спиной Мисси услышала сдержанные хлопки аплодисментов– наверное, мадам будет недовольна, но что поделать – она просто не могла ходить так, как это делали другие манекенщицы.
Мимо проскользнула Минерва в золотом кружевном платье, с медными бусами на шее.
– Я же тебе говорила, – бросила она с высокомерным видом. – Не выйдет из гадкого утенка прекрасного лебедя.
Публика встретила Минерву бурной овацией.
Мисси надо было срочно переодеваться для следующего выхода. Надев с помощью портнихи платье из фиолетового шифона, она протянула руку к полке, на которой лежали серебряные лайковые туфельки. К ее ужасу, полка оказалась пуста. В панике принялась она шарить по всем остальным полкам, недоумевая, что же могло произойти.
Наконец Мисси увидела свои туфельки – они лежали в углу раздевалки, на полу; тоненькие ремешки, на которых они держались – порваны. Мисси нагнулась и подняла одну из туфелек: нет ремешки были не порваны, а аккуратно отрезаны! Она вспомнила улыбочку Минервы– неужели она могла решиться на такую подлость? Мисси в панике обвела взглядом раздевалку: портные куда-то исчезли, девушек-служанок тоже не было на месте– они подавали гостям чай с пирожными. Возле занавеса, отделявшего помещение от салона, стояли в ожидании выхода Минетта и Миранда, но Мисси прекрасно понимала, что ждать от них помощи – бесполезно.
В отчаянии она швырнула туфельку на пол – это была последняя капля. Мисси поняла: это конец. Со слезами на глазах она взглянула на свое отражение в зеркале: если бы не эти испорченные туфельки, она была бы неотразима в этом фиолетовом платье… И тут она вспомнила Азали и Розу – двух самых близких людей. Они, наверное, переживают за нее, надеются на ее успех. Эта мысль вселила в Мисси смелость и решительность.
– Будь что будет! – подумала она. – Папа ведь всегда говорил: «Если испробованы все варианты, а ничего не получается, придумай что-нибудь новое».
Мисси выхватила из подвернувшегося под руку свертка фиолетовые атласные ленты, пропустила их под подъемом туфелек и завязала изящными узлами чуть выше лодыжек. Затем она вынула из волос шпильки, распустила густые каштановые пряди по плечам и надвинула на самые брови изящный обруч с плюмажем.
– Быстрее! Быстрее! – закричала появившаяся как из-под земли костюмерша. Схватив Мисси за руку, буквально вытолкнула ее на подиум.
На какое-то мгновение Мисси вновь ощутила страх. Но, быстро поборов в себе это чувство, высоко подняла голову—наконец-то ей удалось сделать то, чего так долго добивалась мадам Элиза – и медленно пошла вперед по пурпурному ковру…
Сидевшая в первом ряду Элиза от изумления открыла рот: что это случилось с девушкой? Господи! Что это у нее на ногах?! С волнением обернулась она назад и, к своему величайшему удивлению, обнаружила, что великосветские дамы наклонились вперед и затаив дыхание следят за каждым движением Мисси. Даже мужчины перестали разговаривать и устремили взгляды на новую манекенщицу.
Мадам Элиза снова посмотрела на Мисси: девушка стояла на краю подиума, широко раскинув руки; мягкие складки шифона подчеркивали изящество ее фигуры, она была так похожа на несравненную Айседору Дункан. По плечам и спине струились роскошные пряди каштановых, с бронзовым отливом волос, огромные фиалковые глаза затмевали своим блеском жемчуга.
Встряхнув головой, Мисси развернулась и пошла обратно; все было прекрасно в ее наряде: и серебряное монисто, и пояс с кистями, и глубокий вырез платья, но больше всего потрясли публику фиолетовые банты на изящных лодыжках девушки.
Мисси скрылась за фиолетовым занавесом—оркестр заиграл новую мелодию. Служанки с чаем и пирожными принялись проворно сновать между рядами. Гости обсуждали новую дерзкую модель Элизы. Закрыв глаза, мадам откинулась на спинку кресла. Что натворила эта Верити?! Что же она натворила?! Она нарушила все ее указания. Это же полная катастрофа, полное крушение ее планов!
Сохраняя внешнее спокойствие, Элиза прислушивалась к шепоту публики. И вдруг кто-то захлопал. Через несколько мгновений аплодисменты подхватил весь зал – вскоре они перешли в бурную овацию. Послышались крики «браво»…
– Браво! Бис! – раздался громкий крик в каких-нибудь двух метрах от Элизы. Мадам обернулась и увидела, что одна из ее заказчиц—известная законодательница моды – восторженно приветствует новую модель.
Элиза одарила ее лучезарной улыбкой и шепнула служанке вызвать Верити на бис.
Мисси не могла поверить своим ушам: неужели эта буря аплодисментов была адресована ей?! Но вот в раздевалку вбежала девушка-служанка и сказала, что мадам просит се выйти на бис. Поправив плюмаж, она вышла па подиум.
Она медленно шла по ковровой дорожке, рассыпая ослепительные улыбки и давая собравшимся возможность как можно лучше рассмотреть ее наряд – туфельки на ленточках, страусовые перья, легкие складки юбки. Ей было так хорошо и легко, что хотелось смеяться. Может быть, работа манекенщицы не такая уж тяжелая? Мисси вспомнила совет Розы: «Попробуй держаться естественно…» Может быть, в этом и был весь секрет ее неожиданного успеха?
Под гром оваций Мисси вернулась в раздевалку – возле самого входа стояла Минерва: с отвисшей челюстью она смотрела ей прямо в глаза. Мисси сдержанно улыбнулась.
– Спасибо за помощь, Минерва, – проговорила она. – Порой нужда толкает на великие открытия.
Минерва густо покраснела, и Мисси стало ясно окончательно– это именно она отрезала ремешки у ее серебряных туфелек.
Переодевшись в очередной наряд, Мисси стала дожидаться следующего выхода. Она больше ничего не боялась – более того, каждый выход на подиум доставлял ей огромную радость: какое это счастье – ощущать себя молодой и красивой!
Когда показ мод завершился, мадам Элиза лично пришла поздравить ее с успехом.
– Все только и говорят, что о моих новых туфлях, – рассмеялась мадам. – Не знаю, как только тебе пришла в голову мысль об этих лентах, Верити, только весь Нью-Йорк одержим желанием иметь такие же. Миссис Вулмэн Чейз из журнала «Вог» сказала, что ты олицетворяешь дух нового поколения женщин, женщин, вздохнувших полной грудью после тяжелых лет войны – помолодевших, забывших о чопорности и ханжестве. Естественность– вот твое главное достоинство, Верити… Можешь мне поверить – ты была сегодня гвоздем программы.
Элиза повернулась к остальным манекенщицам и, смерив их взглядом, произнесла:
– Вот с кого надо брать пример, девочки. Поучитесь у Верити. Вот, например, ты, Минерва. На фоне Верити ты выглядишь, как самое настоящее чучело – ходишь, словно палку проглотила. Графиня Венслиширская пригласила нас к себе в следующее воскресенье. Так вот, мне бы очень хотелось, чтобы вы хоть чему-то научились у Верити.
Минерва с раздражением швырнула на туалетный столик жемчужное ожерелье.
– Ни за что! – крикнула она, топая ногой. – Я не собираюсь брать уроки у этого желторотого птенчика!
– В таком случае, – ледяным тоном процедила мадам Элиза, – можешь поискать работу в другом месте. До свидания!
Минерва пожала плечами.
– Ах, мадам, герцог уже давно сделал мне предложение. Жаль, что вы так и не поняли, что, участвуя в этих шоу, я делала вам большую любезность…
– Мои поздравления, – бросила Элиза вслед уходящей Минерве. Потом, обернувшись к Мисси, смеясь добавила – Не надо переживать, дорогая. Таких, как Минерва– сотни, Верити – одна-единственная. Сегодня, милая девочка, ты покорила клиентов моего салона, в воскресенье у твоих ног будет весь Нью-Йорк.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Достояние леди - Адлер Элизабет



Книга высший класс! Перечитывала несколько раз. Исторические романы вне конкуренции!
Достояние леди - Адлер ЭлизабетAnn
30.08.2010, 11.31





С большим удовольствием прочитала, очень интересно показана жизнь героев. Конечно, роман больше исторический, любовных сцен нет.читайте!!!!!! Ставлю 10 балл!!!!!
Достояние леди - Адлер ЭлизабетКоко
6.12.2013, 22.37





Идиотизм полнейший. Автор явно страдает сложной формой расстройства психики -наворотить столько действий и неправдоподобных ситуаций - это серьезная заявка в дурку.
Достояние леди - Адлер Элизабетгостья
15.06.2014, 13.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100