Читать онлайн Богатые наследуют Книга 2, автора - Адлер Элизабет, Раздел - ГЛАВА 48 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Богатые наследуют Книга 2 - Адлер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Богатые наследуют Книга 2 - Адлер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Богатые наследуют Книга 2 - Адлер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адлер Элизабет

Богатые наследуют Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 48

1907, Италия
Поппи откинулась на удобном голубом бархатном диване, когда поезд мчал ее из Генуи в Неаполь. Она смотрела из окна на стремительно проносившийся мимо пейзаж, но думала о Франко. Прошло уже два месяца со времени их идиллии в Монтеспане. И уже два месяца она была беременна.
На все ее телефонные звонки отвечал холодный, бесстрастный голос незнакомого человека, говорившего ей, что Франко здесь нет, но ему передадут, что она звонила. Нетта немедленно примчалась к ней, когда прочла новости в газетах, и наблюдала в отчаянии, как Поппи скорчилась у телефона, ожидая звонка, который никогда не раздастся.
– Тебе не нужен такой мужчина, как Франко Мальвази, – кричала она разъяренно. – Я предупреждала тебя с самого начала, Поппи, но ты была как страус, который прячет голову в песок; ты и слышать не хотела правду.
– Франко сказал мне правду! – отрезала Поппи, ее глаза гневно пылали. – Это сделал не Франко. Он предупреждал меня, чтобы я не верила газетам, он просил меня верить в него.
– И конечно, ты дала ему слово. Ты в своем репертуаре, – горько сказала Нетта. – И куда завела тебя эта вера? Куда, Поппи? Ты беременна, и что-то не видно твоего Сказочного Принца.
Поппи упала в кресло и расплакалась.
– Я не знаю, Нетта, – жаловалась она. – Я не знаю, где он, что с ним.
Когда Поппи не могла больше вынести неизвестности, она сказала Нетте, что едет в Неаполь, чтобы увидеть Франко. Нетта уставилась на нее в ужасе и помчалась за Симоной.
– Не делай глупостей, Поппи, – говорила ей встревоженно Симона. – Не нужно ехать в Неаполь. Забудь о нем. Тебе лучше остаться здесь и сохранить свои иллюзии.
– Что ты имеешь в виду – сохранить иллюзии? – потребовала ответа Поппи. – Вы все говорите так, словно он злодей. А ведь он всегда был твоим другом – и больше никем.
– Ты ничего не знаешь о его мире, – сказала ей Симона. – Ты даже себе не представляешь, что это такое. Я умоляю тебя не ездить.
Но по выражению лица Поппи Симона поняла, что та не изменит своего решения.
Это было длинное путешествие, и хотя она провела ночь в Ницце, она не сомкнула глаз. Она стояла на шумном вокзале в Неаполе, дожидаясь багажа, прислушивалась к знакомым звукам и смотрела на знакомую ей когда-то Италию, вызывавшую в ней столько воспоминаний. Даже резкие выкрики носильщиков и эмоциональная болтовня прощавшихся и встречавших не могли разрушить очарования итальянской речи. Она смотрела на темноволосую женщину, прижимавшую к груди своих драгоценных детей, и думала о том, будут ли у ее сына карие глаза Франко.
Сказав носильщику, чтобы тот нашел экипаж, который отвез бы ее на виллу Кармела, она пошла за ним через толпу. Она ждала, пока он сообщал извозчику адрес, но тот только воздел руки к небу, выкрикнув какую-то энергичную итальянскую фразу, которую Поппи не поняла.
– Что он сказал? – спросила озадаченная Поппи. – Он что, не знает, где это?
– О, он знает, синьора, – ответил носильщик. – Но он говорит, что очень занят.
Она с удивлением смотрела, как извозчик захлопнул дверь своего экипажа и направился в бар на противоположной стороне улицы. Следующий извозчик выслушал адрес и просто пожал плечами и продолжал читать свою газету. Третий впрямую отказался ехать на виллу Кармела, глядя на Поппи со смесью презрения и страха, и она прислонилась к стене, пока носильщик безуспешно бродил вдоль цепочки извозчиков.
Гневно вскинув вверх подбородок, Поппи забралась в экипаж.
– Отвезите меня в лучший отель города, – скомандовала она высокомерно.
Номер был роскошный, с обычной позолотой, красным бархатом и зеркалами в провинциальном духе, но все, что она видела, это черный телефон, словно ждавший ее на маленьком инкрустированном столике. На другом конце провода будет Франко… Он здесь – может, всего в пяти, десяти минутах езды отсюда… Ее голос дрожал, когда она просила соединить с его номером.
Франко поднял взгляд от своего письменного стола, когда Альфредо, его секретарь, отвечал на звонок.
– Сожалею, синьора, его здесь нет, – говорил он тихо, чтобы не беспокоить Франко. – Я позабочусь, чтобы ему передали то, что вы сказали. Да, синьора. Здесь, в Неаполе. Да, да… Спасибо, синьора.
Франко откинулся на стуле и закрыл глаза. Он знал, что это опять звонит Поппи, и не знал, что ему делать. Он подумал, что больше не приезжать к ней было бы самым добрым концом их отношений. Легче для нее и легче для него. Потому что он любил ее так сильно, как только мужчина может любить женщину. Опять видеть ее милое лицо, чувствовать ее поцелуи, лежать с ней в их большой постели в Монтеспане – все это только ослабило бы его волю. Это только заставит его поверить, что он не тот человек, которым, он знал, он был. И эта вера едва не погубила его. Он больше не может позволить себе такой ошибки.
– Что она сказала на этот раз, Альфредо?
– Синьора здесь, в Неаполе. Она в «Гранд-Отеле». Ни один извозчик не захотел везти ее сюда.
Лицо Франко было бесстрастным; он не мог позволить себе выдать свои чувства, но морщина между его бровей стала глубже, и нервно дергалась щека.
– Спасибо, Альфредо, – ответил он, снова обратив свое внимание на бумаги на столе. Но его мысли были полны Поппи… она была здесь… он мог увидеть ее прямо сейчас. Через пятнадцать минут она будет в его объятиях. Он отвезет ее на виллу и будет умолять остаться, просить ее выйти за него замуж. Они могут жить, ведь им не нужно ничего – ни друзей, ни званых вечеров, ни посещения оперы. Они нуждались лишь друг в друге.
Отшвырнув стул, он подошел к окну. Он чувствовал, что его решимость покончить со своими чувствами тает… Но он не имел права вести себя как влюбленный дурак; она не принадлежит его миру, и он должен дать ей свободу. И он знал только один способ, как это сделать.
– Альфредо, позвоните всем цветочникам в Неаполе, даже в Риме… где угодно… и попросите их прислать все гардении, какие у них есть, в номер синьоры в отеле. Потом вы позвоните ей и скажете, что за ней придет машина сегодня в девять часов вечера. Я хочу, чтобы вы послали трех телохранителей вместе с шофером.
Он задумался на мгновение.
– Руджеро, Фабиано и Дотторе.
Он намеренно выбрал Дотторе, потому что тот был самым устрашающим человеком, какого он только знал, это был хирург-неудачник, который по роду своей профессии имел дело с ножом и единственным желанием которого было применять его как можно чаще.
Поппи прижалась к холодной кожаной обивке «мерседеса», машина миновала окраину Неаполя и ехала среди холмов к вилле. Водитель хорошо знал дорогу и предусмотрительно сигналил, когда крестьяне появлялись на шоссе со своими тележками. Они останавливались и смотрели молча, как большой автомобиль проносился мимо них. Поппи понятия не имела, куда они едут и украдкой взглянула на мужчин, сидевших по бокам. У них были низкие лбы, жестокие, бычьи глаза, унаследованные от многих поколений крестьянского инбридинга. Они неподвижно сидели на своих местах и смотрели вперед на дорогу, сжимая в руках автоматы.
Третий телохранитель, сидевший рядом с шофером, встретил ее в фойе «Гранд-Отеля». Он был хорошо одет, высокий, совершенно лысый. Его глаза неопределенного цвета холодно поблескивали за стеклами очков в золотой оправе, глубокий шрам сбегал от правого глаза к уголку рта с тонкими губами, сложенными в постоянную зловещую усмешку.
– Меня зовут Эмилио Сартори, – представился он. – Но я известен как Дотторе – из-за моего медицинского образования. Я намеревался стать хирургом до того, как мои вкусы несколько изменились.
Большой автомобиль замедлил ход и остановился напротив железных ворот в большой каменной стене. Блики лунного света дрожали на битом стекле и железных прутьях, на дулах автоматов, когда полдюжины мужчин окружили машину.
– Все в порядке, – сказал им Дотторе. – Это леди, которую он ждет.
Они заглянули в машину, и Поппи закрыла глаза, гадая, попала ли она в руки врагов Франко, и ожидая пули, которая, как ей казалось, сейчас настигнет ее. Но большие ворота бесшумно раскрылись, и машина опять двинулась вперед и остановилась наконец напротив впечатляющего портика в духе Палладио. Четыре мужчины с автоматами смотрели ей вслед, пока Поппи поднималась по ступенькам за Дотторе. Внезапно ее охватила паника. Избегая их любопытных взглядов, она говорила себе: ничто не имеет значения – ни их автоматы, ни их жестокие лица, ни пугающие назойливые взгляды – ничто. Только те минуты, когда она будет вместе с Франко.
– Пожалуйста, подождите здесь, синьора, – сказал ей Дотторе. – Синьор придет к вам, как только освободится. Он на совещании.
Просторная комната с колоннами, куда ее привели, была оформлена в строгом классическом стиле – чувствовался безупречный вкус. Стены были выкрашены в холодный миндально-зеленый цвет, а изящные карнизы в белый и бледно-терракотовый. У двустворчатых дверей высились древнеримские красивые мраморные колонны. Поппи нервно оглядывалась по сторонам, восхищаясь великолепными полотнами, касаясь пальцами маленьких серебряных коробочек с крестом Карла I, изысканных канделябров Пола Сторра, яиц Фаберже, часов Каффиери. До этого момента она не осознавала, насколько богат Франко; его дом был похож на великолепный музей, полный бесценных сокровищ. Она подумала об их маленькой ферме в Монтеспане с простой деревенской мебелью, о потолках со светлыми балками и об огромных букетах цветов, которые они собирали у озера и ставили в большую медную вазу. Эти дома принадлежали двум разным людям. Неожиданно ей стало страшно. Это был не тот физический страх, который она ощущала в лимузине, когда ей на минуту показалось, что она может умереть, а что-то интуитивное, очень глубокое.
– Я не ожидал увидеть тебя здесь, Поппи. В моем доме.
Она быстро подняла голову, чтобы взглянуть на него; ее рука взметнулась к жемчугам на шее… Франко стоял у двери и не улыбался. Он похудел, выглядел изможденным, и морщины тревоги еще глубже залегли на его лбу – но все это был ее Франко. Она почувствовала, что слабеет от любви к нему. Внутри у нее все дрожало.
– Я… я просто любовалась твоей коллекцией, – заставила себя произнести Поппи, опуская руку на фарфоровую статуэтку маленькой собачки.
– Это чихуахуа Марии-Антуанетты, Папильон, – сказал он, подходя к Поппи. – Она заказала ее в Севре в 1790 году. Эту статуэтку нашли в ее туалетной комнате… после.
Поппи содрогнулась, вспомнив пророческие слова Нетты, когда она впервые рассказывала своей подруге об их с Франко жизни на ферме.
– Mария-Антуанетта тоже играла роль молочницы, – сказала тогда Нетта. – И вспомни, куда это ее завело.
В голове у Поппи мелькнула дикая мысль – маленькой собачке тоже отсекли голову?
Она ждала, что Франко обнимет ее, поцелует, скажет, что счастлив наконец видеть ее.
– Я никогда не собирался привозить тебя сюда, Поппи, – сказал он, наливая шампанское в два красивых бокала. – Но раз ты здесь, это нужно отметить.
– Франко, я должна была увидеть тебя. Ты мне так нужен! – закричала она в отчаянии.
– Боюсь, что я не смогу быть доступен в любой момент, когда ты будешь нуждаться во мне, – проговорил он, протягивая ей бокал.
Их руки соприкоснулись, и отблеск желания мелькнул в его глазах.
– Ты слышала, что произошло? Она кивнула.
– Я читала… и было столько разговоров…
– Ну? – спросил он хриплым голосом. – И что же ты думаешь по этому поводу?
– Ты попросил меня верить тебе, – ответила она просто.
Он кивнул, глядя на нее.
– Вера – это такой редкий товар, – сказал он сардонически.
В дверь постучали, и вошел Дотторе.
– Обед подан, синьор, – сказал он ровным, ледяным голосом, и по спине Поппи побежали мурашки.
Столовая была такой же большой, как и гостиная, быть может, сорок футов в длину и тридцать в ширину, с узким дубовым обеденным столом, стоящим посередине комнаты.
– Этот стол из монастыря тринадцатого века, – сказал ей Франко, словно был экскурсоводом в музее. – Мне нравится думать о тех давно исчезнувших монахах, собиравшихся за ним на скромную трапезу, когда теперь мы обедаем с такой роскошью. У каждой вещи в этом доме есть своя история; стол в библиотеке принадлежал кардиналу Ришелье, вазы – китайскому императору времен Третьей династии, серебро когда-то украшало стол королевы Англии Анны. Думаю, я так люблю эти осколки чужих жизней потому, что у меня нет своей собственной реальной жизни. Эти четыре стены – границы моего мира. Сады – около десяти акров – это моя страна. Я король этой маленькой империи, Поппи, хотя теперь она простирается на несколько континентов. Но то, что ты видишь, это мой собственный внутренний мир. Одну треть этой тюрьмы я наследовал, другую треть я создал сам, но решетки, окружающие последнюю треть, создали люди, которые предали меня.
Лакей в белых перчатках поставил перед ними маленькие хрустальные вазочки с икрой, и крошечные серебряные ложечки звякнули о стекло.
– Я рад, что ты приехала, – сказал Франко, накладывая блестящие черные зернышки на хрустящий хлеб, – потому что ты теперь своими глазами сможешь увидеть, на что это все похоже. Попробуй икру. Это – белуга, моя любимая.
– Я даже и не знала, что она тебе нравится, – сказала Поппи, почувствовав непонятный укол боли.
Он улыбнулся, кивая головой.
– Мужчина, который ловил форель в ручье Монтеспана и пил теплое молоко от коровы, больше не существует, Поппи. А это – компенсация; человек в тюрьме получает самую лучшую еду, которую он только может себе позволить. Так что сегодня вечером у нас с тобой все самое лучшее – шампанское, икра, телятина с трюфелями в белом вине, лучшие вина. Чего еще может желать мужчина?
Гнев вспыхнул в глазах Поппи, когда она смахнула хрустальное блюдо, изысканные бокалы и серебро королевы Анны на пол.
– В какую игру ты играешь, Франко? – прошипела она. – Что здесь происходит? Я здесь потому, что ты не приехал ко мне. Я ждала. Я боялась за тебя, я думала о тебе. Я люблю тебя, Франко!
Ее лицо было смертельно бледно, и голубые глаза блестели в свете свечей, когда она вскочила, выдергивая гребенки и шпильки из своих волос.
– Посмотри на меня, – потребовала она, когда они упали ей на плечи сверкающим тяжелым водопадом. Она вынула из ушей серьги, сняла жемчуга с шеи и кольца со своих пальцев. Она расстегнула красное шифоновое платье, и оно скользнуло к ее ногам. Она намеренно не надела белья, потому что знала, что он сразу возьмет ее в свои объятия, и будет заниматься с нею любовью, и теперь она стояла, обнаженная, напротив него.
– Вот какая я! – кричала она. – Такой я была для тебя в Монтеспане. Такой была женщина, которую ты обнимал, женщина, которой ты говорил, что любишь ее. А ты говоришь со мной об икре и кардинале Ришелье с его столами – когда все, чего я хочу – это снова услышать, что ты любишь меня, что ты рад меня видеть.
Ее голос упал до шепота.
– Я хочу, чтобы ты сказал мне – ничего на свете не имеет значения… кроме нас с тобой.
Франко вспомнил все жестокие вещи, которые он совершил в своей жизни. И он знал, что ни один из его поступков не был более жестоким, чем то, что он собирался сделать сейчас.
– Я больше не свободный человек, Поппи, – сказал он тихо. – Я больше не могу сказать тебе этих слов.
Наклонившись, он поднял с пола платье, медленно натягивая его снизу на ее тело, – на каждую пядь этого тела, которое он так любил. Его руки были у нее на плечах, и он всматривался в это любимое лицо; тронутая розовым румянцем алебастровая кожа, веснушки на носу, мягкий, страстный, трепетный рот – и ее голубые глаза, блестевшие от слез и отчаяния… Он в последний раз скользнул руками по ее непокорным рыжим волосам, заставляя себя запомнить, как она выглядит, как чувствует, аромат гардений, исходящий от ее кожи…
– Жестоко запереть бабочку в мире ружей, зла и неожиданной смерти, – прошептал он. – Она не выживет. Ты наконец узнала правду. Уходи домой, Поппи. Уходи, умоляю тебя.
Она знала, что все бесполезно; не было ничего, что она могла бы ему сказать… ничего, что изменило бы его решение. Она подумала о ребенке Франко, которого носила под сердцем. Это была выигрышная карта в любовной игре. И если она скажет ему, он, возможно, смягчится… Но как она могла? Она обречет невинное дитя на жизнь в четырех стенах – с наследством, которое ни один человек в здравом рассудке не захотел бы принять.
Франко позвонил в колокольчик, вызывая слугу.
– Помни, Поппи, – сказал он тихо. – Если с тобой что-нибудь случится, если тебе будет нужна помощь… ты только позвони.
Она кивнула, глядя на него в последний раз. А потом повернулась и выбежала из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Богатые наследуют Книга 2 - Адлер Элизабет



Прочитав роман, была под сильным впечатлением. Здесь встречается и прошлое и настоящее - причем все вперемешку; очень много персонажей; дочитав эпилог - так вообще плакать хотелось - отец так и не узнал о сыне. Не каждому подойдет эта книга - начав читать роман мне хотелось читать о любви с хорошим концом - а здесь сначала любовь, а потом сломленные судьбы. Вообщем двойственное ощущение.
Богатые наследуют Книга 2 - Адлер ЭлизабетМаруся
22.12.2012, 9.23





Да,согласна с Марусей,меня отвлекало множество персонажей,особенно в 1-й части,постоянно вспоминала кто кому приходиться,во 2-й части стало полегче,она полностью посвященна Поппи.Жаль,что она не сказала Франко про сына,а сыну в какой-то легкой форме про себя(он тоже хорош,ладно был в горячке,,молодость,но потом мог бы и все осмыслить и не ему осуждать мать).Вроде вся жизнь ее описана,но так я ее и не поняла,вроде характер показан мягкий,одновременно бизнеследи,почему не обратилась к Франку,чтобы нашел их сына,а только ее дочь,да и то потом в горячке любви забыла попросить; как -то жила без удовольствия к жизни,жаль ее.А так читать было интересно и даже как-то не возникало нетерпения узнать кто же наследник.9/10.
Богатые наследуют Книга 2 - Адлер ЭлизабетОсоба
13.05.2013, 16.39





Спасибо, замечательный роман. немного сумбурное окончание, и в первой части, действительно, трудно разобраться среди множества персонажей, но постепенно все пришло в определенный порядок. Читала с таким чувством, как будто сама принимала живое участие. Советую прочитать.rn Ольга, 09.06.2014
Богатые наследуют Книга 2 - Адлер Элизабетольга
9.06.2014, 7.35





Книга просто супер!Большое спасибо автору!Я ревела!
Богатые наследуют Книга 2 - Адлер ЭлизабетЕлена
14.01.2015, 4.26





Класс!
Богатые наследуют Книга 2 - Адлер Элизабеталена
15.01.2015, 12.12





Пронзительно до слез....
Богатые наследуют Книга 2 - Адлер ЭлизабетМиа
11.11.2015, 20.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100