Читать онлайн Унеси меня на луну, автора - Адамс Кайли, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Унеси меня на луну - Адамс Кайли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Унеси меня на луну - Адамс Кайли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Унеси меня на луну - Адамс Кайли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адамс Кайли

Унеси меня на луну

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

— Танцующие девушки? Детка, золотко, радость моя, сладкий, я уже представляю Тони Орландо… — Тим Рибел замахал своим шифоновым боа в крапинку, потом пальцами, густо унизанными кольцами, потер виски с таким видом, будто боялся лишиться чувств. — А теперь я представляю сестер Мэндрелл, всех троих! Ой, держите меня, я падаю!
Бен в досаде попытался объяснить свое видение номера во второй раз, но его опередил Ритм Нэйшн. Сегодня надпись на футболке хореографа кричала: «Я тебя огорошу».
— Я, конечно, могу поставить номер, чтобы девицы дрыгали ногами, но по мне лучше выпустить голых черных красоток, и пусть потрясут титьками.
— Я требую прекратить курить! — вставил Роберт. — Брось и дай мне двадцатку. Сделай это!
Бен посмотрел на всех троих с выражением собственного превосходства. Он точно знал, чего хочет, и был уверен, что хотя эти создатели звезд и психи, они помогут ему добиться цели. Оставалось только понять, насколько жестко можно себя с ними вести. Он вопросительно посмотрел на Китти.
Та жестом попросила немного подождать. Угол репетиционного зала снова превратился в ее временный офис.
— Сладкий, вот что случается, когда спишь с супермоделью, — пролаяла она в сотовый телефон. — Это попало в газеты, а шестую страницу читают все. Тебе нужна анонимность? Тогда занимайся этим не со знаменитостью, а со своей секретаршей. Это так скучно, что твоя жена наверняка не заинтересуется. Или можешь переспать со мной. Я поставлю тебе выпивку. Отлично. Встретимся в полдень в вестибюле отеля «Хадсон». И учти, я слышала, что о тебе говорят, и заранее предупреждаю: твои штучки не пройдут. Китти с громким щелчком закрыла крышку телефона и решительно зашагала к остальным, восхищаясь тем, как ее груди упруго подпрыгивают при ходьбе.
— Господи Иисусе, мне что, придется обеспечить песок, волны и пляжный волейбол?
Бен развел руками.
— Я певец, а не полководец или дипломат. Попробуй ты, может, тебе удастся найти общий язык с этой троицей сумасшедших гениев.
— Нет проблем, сладкий. — Китти повернулась к Роберту Кэннону: — Сделай для Бена то же самое, что и для предыдущего клиента. Он тоже будет петь и танцевать, только, надеюсь, лучше.
Роберт послушно кивнул.
Китти нацелила взгляд на Ритма Нэйшна.
— Сладкий, тебе нужно сосредоточиться. Бен может сделать кое-какие движения, но в основном мы хотим, чтобы он просто стоял, пел и при этом выглядел сексуально. Что касается девушек, которые будут порхать вокруг него… ты, конечно, вправе допустить кое-какие вольности с хореографией, но в рамках приличий. Нам ни к чему, чтобы концерт превратился в эротическое шоу.
Ритм Нэйшн молча поднял руку, словно говоря: «Можете на меня положиться».
Настала очередь Тима Рибела.
— Сладкий, держись покрепче за свое боа. Гвоздем шоу станет песня «Путники в ночи», обработанная в стиле диско.
— Блестяще! — взвизгнул продюсер. Китти усмехнулась:
— Надеюсь, на тебе есть подгузник? Ты сейчас не выдержишь от восторга. Как бы ты описал выступление Бена Эстеза? — Она выдержала эффектную паузу. — Энрике Иглесиас встречается с Шер!
Тим Рибел был сражен наповал.
— Ой, держите меня, я падаю!
Китти улыбнулась Бену:
— Передаю эстафету тебе, сладкий. А я пошла.
* * *
С красным лаком дело застопорилось. «Страстный пурпур Жаклин» никак не желал поддаваться, словно жевательная резинка, прилипшая к полу в гостиной. Фабрика расширилась, поглотив ванную, спальню и кухонную раковину. Даже на мордочке Мистера Пиклза красовалось яркое пятно.
Мобильный телефон Софии звонил не переставая. Заказы сыпались как из рога изобилия. «Блумингдейлз», «Берг-дорф Гудман», «Сакс, Пятая авеню», «Нейман Маркус» — все жаждали заполучить «Жаклин». София уже придумывала новый оттенок лака, который как нельзя лучше описал бы ее нынешнее состояние: «Жаклин устала до полусмерти».
Безумие — вот как можно было вкратце охарактеризовать то, что творилось последние несколько недель. Компания чудесным образом пошла в гору такими темпами, о каких она и не мечтала. Во многом это произошло благодаря Крисси Крисси — поп-певице и восходящей звезде, которую продвигала Китти Бишоп. Для выступления в танцевальном клубе певица выбрала лак «Голубая грусть Жаклин», а в конце «случайно» обмолвилась о том, как ей нравится новый цвет. Эту новость подхватила «Нью-Йорк пост» в рубрике «Шестая страница». Наверное, неделя выдалась бедной на события.
Но настоящую бурю вызвала Лайза Линг, остроумная и дерзкая ведущая ток-шоу «Взгляд». Однажды утром она появилась на экране с этим лаком на ногтях и не меньше двух минут обсуждала его с другими женщинами, гостьями шоу.
Поскольку между Софией и «Берренджерз» не существовало эксклюзивного договора, она могла свободно поставлять товар в другие магазины. Говард с готовностью сообщал всем желающим ее контактный телефон. Ему было приятно сознавать, что он первым получил новый модный товар, обскакав и «Бергдорф», и «Сакс».
Дебби и Рикки, не теряя времени даром, создали страничку в Интернете, на которой в числе прочего разместили информацию о магазинах, уже закупивших «Жаклин», и о тех, кто планирует это сделать в ближайшем будущем. А как же крошечная квартирка, где жили София и Бен? Она уже служила и фабрикой, и складом, и упаковочным цехом, и пунктом отгрузки и получения заказов, а также исследовательским центром.
Можно ли вообразить себе что-то более пугающее, чем возможность успеха? Это и есть непроторенный путь. В конце концов, неудача так же естественна, как деление клетки. Это просто случается. На свете существует очень много людей, чья жизнь представляет собой длинный ряд мелких неудач.
Это кубик Рубика, который ни за что не складывался как нужно, красивый мальчик в средней школе, не пожелавший пригласить тебя на танец (возможно, он был голубым, но тогда тебе такое и в голову прийти не могло), пара прекрасных туфель не твоего размера, очередь в супермаркете к самому медлительному кассиру…
Если бы идея с «Жаклин» провалилась с самого начала, София бы так не переживала. Но когда появились надежды на успех, ставки повысились, да и падать с высоты гораздо больнее. Обратная сторона удачи. Как там справлялась мисс Благословение? София мысленно взяла себе на заметку, что нужно узнать ее настоящее имя. Может, они даже встретятся за деловым ленчем в ресторане.
— Подойди-ка взгляни, — сказала Дебби, наверное, в миллиардный раз за это утро, щелкая мышкой и печатая что-то на клавиатуре ноутбука, который София не умела даже включать.
— Я по уши в лаке «Нежный персик Жаклин».
Время близилось к полудню, а в десять Софии полагалось стоять за прилавком в «Берренджерз». Возможно, Клер и не имела отношения к той анонимной записке, но не исключено, что именно сейчас она сочиняла вторую.
— Это очень важно, — настойчиво сказала Дебби.
«Я должна заниматься всем сразу», — с раздражением подумала София.
— Нам нужно разработать систему контроля за расходами, общие принципы менеджмента, наладить учет, отслеживать заказы, рассылку счетов и подвести баланс.
«Бла-бла-бла…» — вот как это прозвучало для Софии.
— Как президент «Жаклин», я поручаю эту работу тебе. Я беру на себя ответственность за состав лака.
София подумала о Бене. Она так по нему соскучилась! Казалось, они внезапно стали жить на разных островах. Муж и жена? Куда там, скорее соседи по квартире. Вся ее жизнь состояла из «Жаклин» и работы в «Берренджерз», а у Бена — из репетиций концерта и стриптиза. В результате у них почти не оставалось времени друг для друга. Иногда София тосковала по беззаботным дням в Кармеле, когда они сутками не выходили из гостиничного номера.
Однако сейчас она попыталась составить в уме список приоритетов, исходя из ответа на вопрос: что самое страшное может случиться в следующие пять минут?
Ее могут выгнать с работы.
— Мне нужно идти в «Берренджерз». Если, конечно, меня еще не уволили. Все остальное придется отложить.
— Это и есть работа, — довольно резко возразила Дебби.
— Нет, это бизнес, — парировала София, — а мне еще нужны деньги на жизнь.
— Привет! Для этого и существует бизнес! «Жаклин» — это тебе не столовая для бедных.
До Софии наконец дошло, что говорит сестра. Она охнула.
— Мы потратили на первоначальные издержки не все деньги Рикки. Если с нами расплатятся за выполненные заказы, то наше материальное положение будет очень даже неплохим. Сколько ты сейчас зарабатываешь?
София не представляла себе этого даже приблизительно. Большая часть ее чека уходила на оплату покупок в самом «Берренджерз». Плюс налоги… Несколько долларов она перечисляла в благотворительную организацию «Юнайтед уэй», еще какое-то количество… Нет, эти деньги она обналичила, чтобы купить часы «Картье танк». Так что сколько оставалось на ее счете, сказать было очень трудно.
Дебби надоело ждать.
— Я облегчу тебе задачу. Если дела и дальше пойдут так же, ты получишь куда больше, если целиком сосредоточишься на «Жаклин», чем если будешь пытаться совмещать обе работы. Цифры не врут.
В ответ София достала из шкафа все три белых халата, в которых она работала в «Аспен», и сложила их в пакет с эмблемой «Берренджерз».
— Я хочу сообщить Говарду лично.
Выходя из квартиры, она заметила на полу под дверью записку.


«Идеальная маленькая стерва. Ты хорошо устроилась в своем маленьком уютном мирке, но скоро этому конец».


София осторожно выглянула в коридор. Никаких подозрительных личностей. О первой записке она не обмолвилась Бену ни словом. Ему нужно было полностью сосредоточиться на подготовке к концерту, а с этой проблемой она должна справиться сама. Второе письмо слово в слово повторяло первое. София задумалась над этим. Улика! Тому, кто написал эти записки, явно не хватает словарного запаса.
* * *
Джилли передал Бену стакан коктейля — второй за этот вечер.
— Вы с ней как в море корабли, — философски заметил бармен.
— Это еще мягко сказано. Мы курсируем даже не в одном и том же море. Мы не видим друг друга и почти не разговариваем. — Он сделал большой глоток виски «Джек Дэниелс». — А уж сколько времени мы не занимались любовью…
Джилли кивнул:
— Я тебя понимаю. Мне самому это удовольствие достается раз в два или три месяца.
Бен что-то пробурчал. Они с Софией занимались любовью по два или три раза за ночь. Но он истомился не только по сексу, он тосковал по ней самой. Конечно, он был рад, что «Жаклин» так быстро пошла в гору, но бизнес поглощал Софию целиком. Даже Дебби и Рикки она уделяла больше времени, чем собственному мужу. Хотя справедливости ради надо признать, что и он не стал образцовым супругом. Подготовка к большому концерту — все равно что тренировка перед Олимпийскими играми. В конце дня он возвращался домой почти без сил. Всю энергию, что еще оставалась, вытягивали из него мужчины и женщины, приходившие посмотреть, как он раздевается до трусов-«тонга» под песни «Голубых глазок».
Могут ли мужчина и женщина целиком отдаваться каждый своей карьере и сохранить счастливый брак? Бена больно кольнуло чувство вины. В глубине души он желал, чтобы «Жаклин» пользовалась успехом, но все же не слишком большим. В представлении Бена основная слава должна была достаться ему. «Черт, какой же я гад после этого!» Он не хотел, как многие другие мужчины, поддерживать жену только до определенного уровня. Раз уж он любит Софию, нужно идти до конца.
Бен посмотрел на Джилли, словно ожидая от бармена ответов на свои вопросы.
— Мне положено чувствовать себя счастливым, правда? Прошлой ночью я достиг предельной отметки. Я наконец заработал столько денег, что могу бросить стриптиз.
— Эй, а ты не будешь скучать по этому занятию?
— Ни за что. Как же мне надоели эти телки, которые визжат, чтобы я снял с себя все, лапают меня, просят, чтобы я дал им заглянуть в трусы. Джилли, это такая тоска!
— Хотел бы я, чтобы мне пришлось этак поскучать, — с завистью вздохнул бармен. — Я слышал, ты собираешься выпустить пластинку?
— Китти договорилась насчет меня с «Вегас рекордс». Они согласились записать одну песню неизвестного певца. Эта контора все равно вот-вот загнется, так что им терять нечего, риск невелик. Меня познакомили с одним подающим надежды ди-джеем, по части песен этот парень собаку съел, он поможет мне сделать версию «Путников в ночи» в стиле диско. Процесс пошел. Если кто-нибудь даст мне хоть полшанса, песня станет хитом, я уверен. Я хочу сказать, Джилли, ты давно последний раз слушал радио? Номера куда хуже моего неплохо раскручиваются. Те же «Лимп Бизкит», чем они лучше, если разобраться?
— Считай, что один поклонник у тебя уже есть, — сказал Джилли. — Ты знаешь, что я специально взял выходной на тот вечер, когда ты выступаешь? Я буду в зале.
Бен отхлебнул еще виски.
— Здорово. Китти развернула такую рекламную кампанию, что просто голова идет кругом. По всему городу развешаны листовки, самым важным персонам она разослала билеты по почте. Приглашены даже мой тесть и бывший жених Софии. Вечер ожидается интересный.
— Ты ведь выступаешь в «Шараде»? Место солидное.
— С «Шарадой» помог Рикки, друг Софии, у него там мать работает. Она замолвила словечко управляющему, а Китти довершила дело.
— Кстати о Китти, где она сейчас?
— Точно не знаю, она что-то говорила насчет торжественного открытия галереи.
— А Тэз?
— Работает над фильмом. Кажется, у него наконец дело сдвинулось с мертвой точки.
— Значит, у всех дела идут лучше, чем обычно. Тогда почему ты сидишь тут и напиваешься в одиночестве?
— Можешь назвать меня неблагодарным сукиным сыном, но мне этого мало.
— И чего тебе не хватает?
Бен допил виски.
— Например, я хочу, чтобы моя жена разговаривала со своим отцом. Когда жена в ссоре с родственниками, это плохо влияет на супружеские отношения. Вроде темной тучи, которая постоянно висит над головой. С другой стороны, мне не нравится, что тесть меня ненавидит. Пусть бы он меня слегка недолюбливал, это даже естественно, но ненависть пусть бы поберег для кого-нибудь другого.
— Чего бы ты еще хотел? Представь, что я — Санта-Клаус.
— Хочу, чтобы моя квартира была жильем, а не фабрикой непрерывного производства лака для ногтей. Я готов поддерживать жену в ее начинаниях, но как-то утром я проснулся и обнаружил, что моя щека выкрашена в черный цвет. Спальня мужчины — священное место. Хочу зарабатывать много денег, добиться успеха и заниматься тем, что мне нравится. Я хочу каждую ночь заниматься любовью со своей женой, потом желать ей спокойной ночи, а наутро снова заниматься с ней любовью. Но только не заставляй меня ради всего этого слишком надрываться. Это такая тоска.
— Ничего не забыл?
Бен пододвинул стакан поближе к Джилли.
— Налей еще горючего. Я только начинаю.
* * *
Девушки на Манхэттене сходили с ума от миниатюрного набора для французского маникюра «Французское настроение Жаклин». Наборы расхватывали, как горячие пирожки. Всю партию, которая поступила в «Берренджерз», смели с прилавков подчистую. Постоянные клиенты получили открытки с приглашениями купить набор во время праздничной торговли в честь двадцатипятилетней годовщины торгового центра, которая приходилась на ближайшие выходные. Вот почему Говард Берренджер разговаривал сейчас с Софией по телефону и умолял поставить еще две сотни наборов, чтобы удовлетворить спрос хотя бы частично.
— Я хочу, чтобы торжества прошли безупречно, — говорил он. — А рекламировать продукт, которого нет в наличии, — это противоречит всем нашим принципам. Мне бы не хотелось разыгрывать эту карту, но если нужно, я даже готов воззвать к твоей лояльности по отношению к «Берренджерз». Какой магазин первым приобрел «Жаклин»?
София сдалась и пообещала Говарду сделать то, что он просит. Повесив трубку, она посмотрела на фабрику по производству лака для ногтей, которая по совместительству служила квартирой. Раньше было наоборот, но теперь помещение походило на фабрику куда больше, чем на жилье. Зато у них есть как раз нужное количество материала, чтобы выполнить заказ. Если Дебби на время оторвется от ноутбука и поможет, да если еще Рикки подойдет, как обещал, они смогут сделать все вовремя.
София и Дебби вкалывали как проклятые, когда позвонил Винсент. Он даже не притворился, что хочет поговорить с Софией, а срочно потребовал к телефону Дебби. София, конечно, обрадовалась за сестру, но не возражала бы, если бы он хоть чуть-чуть с ней полюбезничал. Как-никак ей скоро стукнет тридцать, каждой женщине хочется сознавать, что она еще способна кружить головы.
Повесив трубку, ошеломленная Дебби несколько секунд молча стояла у телефона.
— Просто не верится.
До сего момента София только однажды видела ее в таком изумлении: это случилось, когда Толстый Ларри и Малыш Бо решили кроссворд без помощи соседской ребятни.
— Винсент Скалья пригласил меня в ресторан. Он предложил встретиться с ним в «Шараде» и пообедать в интимной обстановке до начала концерта. Папа тоже идет. Конечно, не на обед, а на концерт. Может, он решил наконец помириться с Беном?
Счастье, написанное на лице Дебби, глубоко тронуло Софию. Кажется, увлечение, длившееся почти всю ее сознательную жизнь, обещало стать взаимным.
— Разве я тебе не говорила, что стоит поиграть в недотрогу? Ты дала ему понять, что тебе все равно, и теперь он обрывает телефон.
— Мне нужно идти. Я хочу перед свиданием купить что-нибудь новенькое из одежды и сделать прическу.
Ряды флаконов, куча колпачков и устилающие пол этикетки, казалось, напоминали Дебби о незаконченной работе. Она сникла. Софии не хватило духу попросить сестру остаться.
— Иди, я как-нибудь справлюсь без тебя. Рикки мне поможет.
Все еще чувствуя угрызения совести, Дебби спросила:
— Ты уверена?
Не успела еще София соврать в ответ «да», как сестра уже вышла за дверь. Но София не возражала: Дебби давно пора завести парня, даже если этим парнем окажется Винсент. Ей самой он не нравился, но кто может судить об увлечениях другого человека? Влюбленность — вещь столь же личная, как отпечатки пальцев.
София вернулась к работе. Когда позвонил Рикки, она трудилась, как негр на плантации. Объяснив, почему Дебби ушла, София шутливо попросила Рикки прилететь на вертолете, если это позволит ему оказаться на месте хотя бы на минуту раньше. В трубке повисла пауза. Сердце Софии ухнуло вниз со скоростью камня, летящего в пропасть. Но у Рикки оказалась не менее уважительная причина, чем у Дебби. Оказывается, Синтия Лопес позвонила сыну и предложила встретиться всей семьей. Мать, отец и сын должны были пообедать в Нью-Джерси в ресторане «Красный омар» (ужасная дыра, по мнению Софии, но ее никто не спрашивал). Затем все трое намеревались поехать в «Шараду», где на время выступления Бена им зарезервировали отдельный столик. Разве могла она потребовать, чтобы Рикки отказался от воссоединения с семьей ради французского маникюра для одной из стервозных (естественно, а как же иначе?) подружек Тэффи?
Однако сказать, что все это не ко времени, значило бы ничего не сказать. Даже хуже, чем если бы богатый родственник попал под автобус по дороге в адвокатскую контору, куда шел, чтобы объявить тебя своим единственным наследником.
Похоже, послушать выступление Бена соберутся все. Все, кроме нее.
«Что делать, Господи, что делать? — в панике думала София. — Да ничего, выхода нет. Поймет ли Бен? Вряд ли».
Софии вспомнился школьный концерт в третьем классе, на который ее папа прийти не смог. Правда, она в последнюю минуту решила, что ее костюм никуда не годится, и отказалась выходить на сцену, но это не изменило того факта, что отец не пришел. София до сих пор помнила ту детскую обиду. Но ей тогда было девять лет, а Бену сейчас двадцать девять. Он должен лучше понимать, что к чему, чем какая-то школьница.
Кроме того, даже если она не пойдет на концерт, ее нельзя назвать законченной эгоисткой. Она же отпустила Дебби, которая чуть ли не порхала по воздуху от радости, что Винсент пригласил ее на настоящее свидание, да еще и по собственной инициативе. А Рикки наконец-то встретится с семьей, и на этот раз дело обойдется без ругани и поздних ночных сборов в дорогу. София подумала, что в некотором роде она пожертвовала собой ради благих целей, как Жанна д’Арк. За что там боролась Жанна д’Арк? За четвертую поправку к конституции? «Вообще-то я должна это знать. Видно, на уроках истории я слишком много времени писала записки мальчишкам». София вдруг вспомнила, что ужасные, жестокие люди сожгли Жанну д’Арк на костре, и испугалась. «Нужно сравнить себя с какой-нибудь другой мученицей. Есть! Алиса Милано, звезда из сериала „Зачарованные“! Она подала в суд на грязных негодяев, которые разместили в Интернете ее непристойные фотографии. Она сделала это во имя всех знаменитостей, которым до смерти надоело, что их внешность эксплуатируется против их воли и без их ведома. Молодец! Алиса Милано — мученица, которая осталась жива. Да еще и прекрасно выглядит, даже снимаясь в туповатых рекламных роликах».
София рассеянно уставилась в пространство. О чем, собственно, она думала? Есть, вспомнила! Бен. Ее любимый муж и его концерт. Конечно, будут и другие концерты, хотя первый — самый ответственный, вот почему Бен запретил ей приходить на репетиции. Он мечтал, чтобы она увидела его выступление безукоризненно отшлифованным.
София принялась за работу. В любом случае прерваться она не может. Если она все бросит, приведет себя в порядок, поедет на концерт, а потом вернется и продолжит выполнение заказа, то никаким чудом не уложится в срок. Без помощи Дебби и Рикки у нее уйдет на это вся ночь, да и то если повезет.
«Я ужасная жена, — решила София, — но я как-нибудь заглажу вину перед Беном, хотя пока не знаю, когда и как». В честь мужа она поставила в плейер диск «Путники в ночи», под который он обычно выступал, и нажала кнопку повтора, чтобы песня звучала снова и снова. От всей души надеясь, что Бен все поймет и простит, София продолжила составлять наборы для французского маникюра.
* * *
Бен сидел в гардеробной со стаканом «Джек Дэниелс» в одной руке и сигаретой в другой. До начала его концерта оставалось всего несколько минут. Он чувствовал легкое возбуждение, но настоящего мандража еще не было.
Вместе с ним в небольшой гардеробной при знаменитом «номере звезд» отеля «Шарада» находились Китти и Тэз. Стены украшали глянцевые фотографии знаменитостей, когда-либо выступавших в «Шараде», с их автографами.
Китти словно читала его мысли:
— После сегодняшнего вечера здесь появится и твоя фотография.
— В этом мне помогает и твоя вера в меня.
Китти округлила глаза.
— Сладкий, тебе нужно научиться преодолевать такие настроения и не раскисать. Я что, похожа на мать Терезу?
Бен усмехнулся:
— Ах да, я совсем забыл, что ты у нас крутая, никаких сантиментов.
— Вот именно. Так что иди и срази их всех наповал. — Голос Китти звучал еще сварливее, чем всегда. — Зал набит битком, там есть и газетчики, и ребята с телевидения, и директора радиостанций, и ди-джеи из популярных клубов. Этот концерт может стать началом большого пути.
И тут началось. Бен почувствовал леденящий ужас, тошноту и неизбежность грандиозного провала. Он стиснул зубы.
— Каждый, кто сидит в зале, получил подборку материалов с твоей биографией, фотографией и рекламной копией сингла «Путники в ночи». Между прочим, имей в виду, что в детстве ты встретился за кулисами с Фрэнком Синатрой. Ты сказал ему, что мечтаешь стать певцом, и он ответил: «Малыш, не отказывайся от своей мечты». Воспоминания об этом поддерживали тебя в трудную минуту.
На мгновение Бен опешил.
— Но это же чушь собачья. Звучит как строчка из рекламного ролика.
— Сладкий, любая биография, если ее, конечно, не написала Китти Келли, — чушь собачья. Взять, к примеру, фотомоделей и актрис, которые утверждают, что в школе не встречались с мальчиками, потому что были этакими гадкими утятами. Разве не чушь? Но звучит как красивая сказочка, и куда лучше, чем если бы они говорили, — подражая манере секс-бомбы, Китти перешла на шепот с придыханием, — «Я всегда была красоткой и пользовалась огромным успехом. Другой жизни я не представляю».
Тэз рассмеялся.
— Считай, тебе еще повезло. Сначала Китти собиралась объявить тебя внебрачным сыном Фрэнка Синатры и Энни Дикинсон.
Бен с сомнением посмотрел на подругу. Та пожала плечами.
— А что, я по-прежнему думаю, что мы могли бы разыграть эту карту.
У него вспотели ладони. Такой шанс дается человеку только один раз, и его время пришло. Бену не хватало Софии и ее забавной болтовни. Ничто не могло его так рассмешить и поднять настроение.
— Софии еще нет?
— Нет, — ответила Китти. — Зато есть ее папаша. Знаешь, старик очень даже ничего. Пожалуй, я не прочь познакомиться с ним поближе.
— А что, это мысль: займись своими личными делами.
Тэз сжал плечо Бена.
— Выпьешь еще?
Тот отрицательно покачал головой:
— Не хочу петь заплетающимся языком. Только Дин Мартин умеет делать это с достоинством.
Где же все-таки София? Волнение Бена поднялось еще на один пункт.
За дверями гардеробной послышалась какая-то суета, и через несколько секунд в комнату ввалились Роберт Кэннон, Ритм Нэйшн и Тим Рибел. Роберт выхватил из рук Бена сигарету и стакан. Ритм Нэйшн, одетый в соответствии с собственными представлениями об элегантности в белый костюм, белую же шубу и увешанный золотыми цепями толщиной с собачий ошейник, слегка смахивал на сутенера.
— Иди в зал и начинай работать. Покажи им всем! Понимаешь, о чем я?
Бен уверенно кивнул. Он знал, что каждое движение запечатлелось у него в памяти с военной точностью. Тим Рибел схватил обе руки Бена в свои:
— Радость моя, сладкий, душечка, это твой шанс! Не упусти его. — Глаза продюсера за стеклами очков в оправе, инкрустированной искусственными бриллиантами, заблестели от слез. — Я вспомнил Пиа Задору. Она стояла в этой самой комнате и чувствовала примерно то же, что ты сейчас. И я хочу задать тебе вопрос, который задавал ей.
— Зачем ты снялась в «Одинокой леди»?
Тим замотал головой.
— «Готова ли ты вложить в песни все свое сердце?» И знаешь, что она мне ответила? Она сказала: «Не сомневайся, беби!» — По щеке Тима скатилась слеза. — Я расчувствовался от одного того, что вспомнил об этом.
— Я тоже с трудом сдерживаю слезы, — сухо откликнулся Бен.
В дверь заглянул служащий отеля:
— Пора.
В комнате стало тихо. Бен набрал в грудь побольше воздуха.
— Не сомневайся, беби! — прошептал Тим.
Китти взяла Бена за руку, Тэз взял его за другую, и Бен зажмурился, надеясь, что когда он выйдет в зал и посмотрит на зрителей, то увидит среди них радостно улыбающуюся ему Софию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Унеси меня на луну - Адамс Кайли



Отличный, наполненный юмором современный романчик( хохотала постоянно)! Из огромного количества прочитанных мной за последнее время, этот выделяю, всем рекомендую читать.Слог повествования не сериальный: без нуднятины, метаний, тайн в прошлом и т.д.!!!
Унеси меня на луну - Адамс КайлиDina
19.01.2015, 5.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100