Читать онлайн Унеси меня на луну, автора - Адамс Кайли, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Унеси меня на луну - Адамс Кайли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Унеси меня на луну - Адамс Кайли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Унеси меня на луну - Адамс Кайли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Адамс Кайли

Унеси меня на луну

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

В результате они потратили на дорогу не два часа, а больше трех. По требованию Софии они несколько раз останавливались, выходили из машины и фотографировались на прибрежных камнях. Снимки должны были получиться интересные, даже Мистер Пиклз и тот принял участие в съемках.
— Боже, как же здесь красиво! — восторгалась София.
Она кружилась на месте до тех пор, пока не свалилась на песок. Бен хлопал ей так восторженно, будто ему посчастливилось увидеть выступление местной Айседоры Дункан. В непосредственном танце Софии чувствовалось нечто простое и чистое, нечто вселявшее надежду. Если и можно выделить какой-то конкретный момент, когда Бен начал влюбляться в Софию, то это были те минуты на берегу.
Он смотрел, как она бродит по щиколотку в воде. Неожиданно девушка повернулась и задорно предложила:
— А слабо снять с себя все и доплыть вон дотуда. — Она неопределенно махнула рукой куда-то вдаль. Бен шагнул вперед.
— А что, я могу — если ты можешь.
Он ослабил узел галстука и начал расстегивать верхние пуговицы оксфордской рубашки. София рассмеялась. Она смотрела на него со смешанными чувствами — удивлением, страхом и возбуждением. Покончив с рубашкой, Бен взялся за ремень брюк. София порозовела от смущения. Она уже готова была идти на попятную.
— Ты только попробуй, какая холодная вода!
— А мне все равно, — бесшабашно заявил Бен. Его пальцы задержались на язычке молнии. — Спор есть спор, а голышом — значит голышом. — Он взглядом бросил ей вызов. — Никакого белья.
София воззрилась на него чуть ли не с благоговением, потом огляделась, посмотрела на пустынный берег, на шоссе.
— А вдруг нас кто-нибудь увидит? Нас могут арестовать.
Перед лицом опасности победил практичный консерватизм. Но Бен и бровью не повел. Он расстегнул молнию до конца, и стали видны трусы-«боксеры» от Хьюго Босса.
— Конечно, крошка, это рискованно, а ты как думала? В этом вся соль.
— Ты пойдешь первым.
В голосе Софии послышались насмешливые нотки, глаза хитро смеялись. Бен проницательно посмотрел на нее, улыбнулся и снова застегнул молнию.
— Что, раньше ребята из Нью-Джерси попадались на такой трюк?
— Ты о чем?
Бен в жизни не слышал столь неумелой попытки прикинуться невинной. И все же она его покорила. На миг он с отчетливым сожалением подумал о других мужчинах, которые знали ее до него. Какая-то его часть жаждала, чтобы у Софии не было прошлого, он хотел быть у нее единственным.
— Мы вместе разденемся и вместе бросимся в воду. На счет три. Начинаю считать: тысяча один…
— Не надо! — взвизгнула София. — Я струсила. Я не могу, вода слишком холодная. А еще я боюсь акул и китов-убийц.
— Китов-убийц?
— Ты что, не видел фильм?
Бен захохотал, потом посмотрел на нее с видом победителя.
— Ты сама вызвала меня на спор, а потом увильнула, так что я выиграл. Я придумал, что я от тебя потребую. Правду! — Он с вызовом изогнул одну бровь. — Я задам тебе один вопрос — о чем угодно, — а ты ответишь правду.
София притворилась испуганной, прикрыла рот рукой и отвернулась.
— Какой ужас! Может, мне лучше рискнуть искупаться? — Но тут же снова повернулась к Бену и посмотрела на него блестящими глазами, явно заинтригованная. — Хорошо, спрашивай, только не надо глупостей, которые так любит Барбара Уолтерс, например, каким бы я хотела быть деревом.
Для пущего эффекта Бен всмотрелся в ее лицо пристальным взглядом, нагнетая напряжение. Она не выдержала и взмолилась:
— Ну давай же, не тяни, спрашивай скорее, а то я совру.
— Если бы каким-нибудь чудом можно было выполнить одно твое желание, чего бы ты пожелала?
София задумалась. Казалось, вопрос Бена перенес ее куда-то далеко-далеко. Она посмотрела на бескрайний океан, потом опустила взгляд и уставилась себе под ноги.
— Наша мама умерла, когда мне было тринадцать: Я бы пожелала для себя и для Дебби, чтобы она пожила хоть немножко подольше. Тогда, наверное, мы бы не чувствовали себя такими потерянными. — Голос Софии звучал как-то непривычно. На щеку выкатилась слезинка, но она стерла ее кулаком и слабо улыбнулась. — Вот тебе моя правда.
Бен, не раздумывая, обнял ее и прижал к себе. Некоторое время ни один из них не говорил ни слова, и это казалось совершенно естественным.
* * *
Отель, когда они в конце концов до него добрались, оправдал все ожидания Софии, и даже сверх того. «Сай-пресс инн», совладелицей которого была легендарная Дорис Дэй, представлял собой величественное здание в испанском колониальном стиле. Выступающие балки потолка, мягкие диваны, удобный бар-библиотека, от всего этого веяло уютом и обаянием старины. Персонал отеля с первой минуты стал обращаться с Мистером Пиклзом так, будто самым важным гостем был именно он. Клерк за стойкой администратора сразу же предложил ему маленький бисквит, который песик радостно проглотил.
У Бена эти церемонии восторга не вызвали, но он изобразил достаточно искреннюю, по его представлениям, улыбку и даже погладил Мистера Пиклза по лохматой голове, что, впрочем, получилось у него неловко. В награду за все старания он получил в ответ лишь низкое рычание.
Коридорный проводил их в номер с башней, названный так потому, что из гостиной шла винтовая лестница в маленькую уютную спальню. В номере было большое окно-фонарь на потолке, несколько укромных уголков, где можно посидеть с книжкой, пол выложен красивой керамической плиткой, а из окон открывался захватывающий вид на Кармел.
— Мы с Мистером Пиклзом будем спать наверху, — объявила София. — Если ты согласен спать внизу на диване, нам не придется просить разные номера.
Бен бросил на нее выразительный взгляд. Он перестал спать на диванах еще лет в четырнадцать, после того как резко вырос. К тому же он почему-то решил, что трогательная сцена на пляже дает ему основание надеяться лечь с Софией в постель. Бен повернулся к коридорному:
— У вас есть в штате костоправ? После ночи на этом коротком диване он мне определенно понадобится.
София отмахнулась и упала на кровать. Мистер Пиклз запрыгнул следом и лизнул хозяйку в лицо. Казалось, девушке это понравилось. Бен никогда не понимал, что за удовольствие люди получают от кошек и собак. Лично он считал, что эти животные совершенно бесполезны, они не умеют ни говорить, ни делать деньги, ни спускать воду в туалете.
— Нас ждет столько всяких занятий! — воскликнула София. — Дай поскорее этому молодому человеку чаевые и отпусти его, чтобы мы могли наконец начать свой отпуск.
Бен так и сделал и взамен получил совет аборигена, где в городе продается самая лучшая пицца. По наводке коридорного они отправились в маленькую пиццерию на Долорес-стрит и заказали на двоих огромную «Вэлли-Гарден-пай» с брокколи, шпинатом, баклажанами, артишоками и тертым пармезаном. Затем они не спеша прогулялись по центру Кармела, заходя в художественные галереи и разглядывая вещи, которые им нравились, но были не по карману.
Уже стемнело, к тому же сказывалась усталость после долгого перелета, но перед тем, как идти спать, София и Бен решили еще пропустить по паре стаканчиков в знаменитом «Хогз Брет инн». Когда они сидели во внутреннем дворике, наблюдая за другими отдыхающими, Бен безотчетным жестом взял Софию за руку. Оба наслаждались тем, что оказались вдали от Нью-Йорка.
— Как здесь хорошо, — тихо сказала девушка.
— Подумать только, если бы твой отец не приказал меня убить, нас бы здесь не было.
— Я никогда еще так не радовалась несостоявшемуся покушению на убийство.
— Ты серьезно?
— Совершенно серьезно.
— Крошка, ты говоришь очень приятные вещи.
* * *
План Софии, похоже, обернулся против нее самой. Разве уснешь, когда внизу, на расстоянии одного пролета винтовой лестницы, лежит Бен? Само решение не спать с ним отвлекало ее сильнее, чем что бы то ни было. Весь день она думала не о своем будущем, а только о Бене. И о том, какой он классный. И как он, наверное, хорош в постели.
«Такое могло случиться только со мной», — думала София. Почти каждая девушка мечтает о пышной свадьбе. У нее таких было три, и все три она бойкотировала. И вот теперь одна лежит в темноте, заставляя себя не думать о мужчине и стараясь побороть сексуальную озабоченность. Между тем лекарство от ее недуга рядом, в сумочке. Ксанакс. Одна маленькая пилюля — и она сразу забудет, что ей ужасно хочется позвать Бена в свою постель. Ей хотелось этого так же сильно, как, например, получить неограниченный кредит в сети магазинов «Бергдорф Гудман». После того как таблетка начнет действовать, она, пожалуй, сможет разрешить даже ближневосточный кризис, а заодно и покончить с враждой рэпперов западного побережья с рэпперами восточного побережья. Легко и приятно.
«Заманчиво, очень заманчиво». Теперь София думала уже о ксанаксе, а не о сексе с Беном, хотя последнее по-прежнему оставалось соблазнительнее. Но вариант с пилюлей несколько смущал ее: прибегать к помощи химии, чтобы избавиться от мыслей о мужчине, с которым ты не переспала, — нет ли в этом чего-то противоестественного? Пожалуй, есть, решила София.
Дав себе слово оставаться сильной, она сняла телефонную трубку и стала звонить единственному человеку, который мог рассказать ей все, что ей нужно было знать о сексе и о мужчинах, — Рикки Лопесу. Ее жизнь весьма напоминала сериал «Уилл и Грейс».
l:href="#note_7" type="note">[7]
После второго гудка в трубке раздался сонный голос приятеля.
— Рикки, кажется, я сексуально возбудилась, — заявила София без предисловий. — Расскажи мне что-нибудь грустное или грубое, чтобы у меня это быстренько прошло.
— Сейчас три часа утра!
Девушка посмотрела на дорожный будильник, стоящий на тумбочке.
— А у нас только полночь.
— Эй, ты что, забыла про разницу во времени?
— Послушай, дело срочное. Кроме того, с геологией у меня всегда было плохо. Ты же не рассчитываешь, что я помню все часовые пояса на земном шаре?
— Ты имеешь в виду географию? — уточнил Рикки.
— Я так и сказала.
— Нет, ты сказала «геология», это наука, которая изучает земную кору.
— Большое спасибо, мистер Ученый. Может, мы вернемся к моей проблеме? Черт, мне нужно закурить. Сколько я сегодня выкурила? — София замолчала, подсчитывая в уме. — Всего пять. Отлично, значит, еще одна осталась. — Она закурила, глубоко затянулась и выпустила дым. — Я провела фантастический день с фантастическим мужчиной.
— Но ты все еще на взводе.
— Да.
— Вот тебе и грустная история. Теперь я могу досыпать?
— Не дразни меня. — София помолчала. — Я стараюсь… как бы это сказать… не усложнять жизнь. Рикки вздохнул.
— Тогда переспи с ним. Секс разряжает обстановку. Если он окажется хорош в постели, сохрани с ним отношения и посмотри, что из этого выйдет. Если же он никуда не годится, узнай, как у него с деньгами, и оставайся с ним, только если он богат. Но по-моему, ты многое теряешь. Я слышал, что он потрясающий любовник. Просто потрясающий.
София застыла неподвижно, температура у нее подскочила на несколько градусов. Желание услышать все подробности, даже самые незначительные, стало непреодолимым.
— Откуда у тебя такие сведения?
— Один мой знакомый дружит с бывшей соседкой по квартире его бывшей любовницы.
София попыталась представить себе эту цепочку, но запуталась.
— Ты же знаешь женщин, — продолжал Рикки. — Сохранить в тайне хорошего любовника им так же трудно, как хорошего парикмахера. В спальне этот бездельник — просто динамит. Ходят слухи, что женщины буквально умоляют его заняться с ними сексом. Меня до такого состояния может довести только Дин Кейн, да и то ему сначала придется нарядиться в костюм супермена.
София затаила дыхание. Наконец ей кое-как удалось заговорить:
— Это только слухи, и даже не из первых рук, похоже, из третьих или четвертых. Скорее всего это просто сплетни.
— Ни одна женщина не станет сочинять небылицы о том, как хорош мужчина в постели. Такие вещи она запоминает точно. Готов поспорить, она даже скажет, во что была одета, когда это услышала.
София оглядела свой наряд:
— Я в пижаме от «Ник и Нора». Она потрогала свой лоб. Горячий. Может, у нее жар? Ну да, жар — в духе Пегги Ли.
l:href="#note_8" type="note">[8]
— Ты просто обязана выяснить это лично, — сказал Рикки.
София еще раз мысленно все взвесила. У нее есть отзыв бывшей подружки Бена, с которой она незнакома, но которой, по-видимому, можно доверять. Она опасно близка к тому, чтобы спуститься по винтовой лестнице и попросить Бена подтвердить свою репутацию. В этой ситуации отзыв незнакомой женщины может считаться почти таким же весомым, как одобрение знаменитого кинокритика Роджера Эберта.
— Смахивает на секс по направлению.
— А что тут плохого?
— Это вульгарно!
— Дорогуша, считай, что это вроде общественной службы занятости! — взревел Рикки. — Вокруг полно мужчин, которым в постели лучше только спать и больше ничего не делать. Куда только деваются защитники прав потребителей, когда они действительно нужны?
— Господи, неужели этот разговор происходит на самом деле? — ужаснулась София.
— Если этот парень достаточно хорош в постели, ты никогда не останешься в проигрыше. Взять, к примеру, меня и Роберта. Этот сукин сын украл у меня плейер, но в постели он был сущий динамит, и я до сих пор вспоминаю его с улыбкой.
— Да, этот разговор мне не снится.
— Что ты теряешь?
— Для начала хотя бы контроль над происходящим. — София вздохнула с оттенком раздражения. — Я тебя люблю, но ты на меня плохо влияешь.
— А по-моему, я сейчас у тебя вместо адвоката по правам потребителя. Например, когда речь идет о каких-нибудь тостерах, их подвергают самым разнообразным испытаниям, прежде чем пустить в продажу. А мужчины свободно разгуливают по улицам. Куда только смотрят независимые наблюдатели, почему они не мешают этим бездельникам наводить на нас скуку за обедом или разочаровывать нас в спальне? Как думаешь, может, стоит позвонить по этому поводу нашему конгрессмену?
— Я вешаю трубку.
София так и сделала — вычеркнула Рикки из своей жизни. Во всяком случае, до завтра. Днем они, наверное, снова пообщаются.
Она вдруг поняла, что умирает от жажды. Ничего не поделаешь, придется идти вниз. Туда, где спит Бен. При этой мысли ее охватили смешанные чувства — страх и запретное возбуждение. А вдруг все, что сказал Рикки, чистая правда? Не глупо ли с ее стороны оказаться в одном номере с этим якобы пятизвездочным любовником и не убедиться, что он оправдывает поднятый вокруг него ажиотаж?
Еще не приняв окончательного решения, София стала спускаться по лестнице, собираясь взять стакан, положить в него лед и одним глазком взглянуть на Бена. «Интересно, он спит голым?»
Но Бен встретился ей на лестнице, он поднимался вверх. Ответ отрицательный: он спал не голышом, на нем были «боксеры» и потертая серая футболка с яркой надписью «Латинский фанкXXL».
Увидев его, София застыла как вкопанная и вскрикнула:
— Что ты здесь делаешь?
— Я услышал, как ты разговариваешь, и подумал, что ты захочешь что-нибудь предпринять.
Она попятилась, возмущенная.
— Что, например?
Бен посмотрел на нее как-то странно.
— Ну, например, пойти куда-нибудь выпить. Сейчас только двенадцать часов, совсем рано. Обычно в это время я только начинаю.
«В этом что-то есть», — мысленно согласилась София. Отправиться в ресторан явно безопаснее, чем полуодетой оставаться в номере, тем более что сна ни в одном глазу, и никак не удается выкинуть из головы мысли о его якобы выдающемся сексуальном мастерстве.
— Я согласна.
— Хорошо. Примерно в четырех милях к югу отсюда есть некое местечко под названием «Терраса для наблюдения заката». По выходным там обычно играет джазовый ансамбль.
София кивнула:
— Что ж, звучит заманчиво.
— Отлично, — сказал Бен. — Его взгляд задержался на ее фигуре. — Тогда, пожалуй, мне нужно одеться. — Он повернулся и стал спускаться обратно. Дойдя до нижней ступеньки, он вдруг посмотрел на нее и добавил: — Кстати, чуть не забыл, слухи насчет того, что я потрясающий любовник, — чистая правда.
— Что-о?
Девушка схватилась за перила, чтобы не упасть.
Бен спокойно повернулся к ней лицом.
— Рикки сообщил тебе точную информацию.
София покраснела одновременно от злости и унижения.
— Так ты подслушивал! Ах мерзавец!
Бен поднял руки, молчаливо призывая ее не кипятиться.
— Это вышло не нарочно, честное слово. Я снял трубку, чтобы позвонить Тэзу, и услышал, как Рикки советует тебе переспать со мной. Неужели ты думаешь, что я мог пропустить такой разговор?
От возмущения София растеряла все слова. Несколько секунд она просто молча смотрела на него, а Бен медленно поднимался по лестнице.
— Уверен, ты хотела бы попробовать со мной, а потом, раскуривая на двоих одну сигарету, этак небрежно заметить: «У меня бывали любовники и получше». — Он шутливо ткнул в нее пальцем и рассмеялся. — Ну, скажи, что не так!
«Вот нахал! Особенно если учесть, что это правда! Черт бы его побрал!»
— Мной не так легко манипулировать, как ты думаешь. И шумная реклама на меня не действует. Я, например, не стала смотреть последнюю серию «Звездных войн».
Бен остановился на лестнице вровень с Софией.
— Неужели? А зря, фильм неплохой.
Она попыталась смерить его уничтожающим взглядом.
— Ты повел себя грубо.
— Тогда позволь мне должным образом извиниться.
И он склонился к ней, чтобы поцеловать. Самоуверенно прижавшись к ее губам, он раздвинул их языком и принялся исследовать ее рот так, словно в их распоряжении было все время в мире.
София стояла, парализованная желанием. Ощущение напоминало наркотическое опьянение, и неудивительно: язык Бена полностью лишил ее воли к сопротивлению.
Поцелуй все длился и длился. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Бен наконец отстранился от нее с явной неохотой.
— Пойдем наверх.
— А как же бар с видом на закат? — прошептала София.
Она сама сознавала, что хватается за соломинку. На самом деле ей было плевать на какой-то дурацкий бар, но она думала, что это звучит лучше, чем если бы она сказала: «Заткнись и отнеси меня туда, болван». Откровенно говоря, у нее в голове крутилась именно такая фраза.
Бен обезоруживающе улыбнулся:
— Зачем куда-то идти? Не знаю, как насчет заката, но восход мы можем прекрасно наблюдать прямо отсюда.
Наверное, это звучало банально, но тем не менее сработало. Софию совершенно покорило его обаяние. Потрясающие глаза, неотразимая улыбка… Если добавить к этой хмельной смеси еще и его предполагаемое сексуальное мастерство, то получается даже слишком крепко. Боже, она не просто хотела его сейчас же, он был нужен ей уже пять минут назад!
— Здесь нет никого, кроме тебя и меня, тебе нечего скрывать. Ты можешь неистовствовать как угодно, дай себе волю.
Губы Софии приоткрылись. Она испытывала какое-то блаженное эротическое удивление. Бен положил руки ей на талию, и она стала пятиться вверх по лестнице, каждую секунду сознавая, что до кровати и нескольких потерянных часов — всего лишь пара шагов.
— Я собираюсь довести тебя до точки, — буднично, как о чем-то само собой разумеющемся сказал Бен. — И тогда я хочу слышать, как ты кричишь. Не сдерживайся, здесь только ты и я.
Он повел ее в спальню. София завороженно смотрела на него, словно наблюдая за ними обоими со стороны. И вдруг она оказалась прижатой к стене с поднятыми над головой руками.
— Ты моя пленница наслаждения, — заявил Бен с шутливым высокомерием. Он стал нежно покусывать мочку ее уха. Держа ее одной рукой за оба запястья, другой он взялся за верхнюю пуговицу ее пижамы.
— Эта штука на тебе очень мило смотрится. Его теплый сильный язык нырнул ей в ухо. В ответ на эту ласку ее тело мгновенно охватило возбуждение.
— Но еще лучше она будет смотреться, когда я ее с тебя сниму.
Проворно действуя пальцами, Бен расстегнул первую пуговицу, затем разобрался со второй… с третьей… с четвертой. И вот уже он снял с нее верхнюю часть пижамы.
— У тебя такая нежная кожа, — прошептал он, целуя ей шею и плечи.
— «Аспен» выпускает прекрасный лосьон для тела, — промурлыкала она в ответ. — С альфа-гидроксильными кислотами.
Она запоздало сообразила, что сказала нечто совсем уж не сексуальное. Но Бен только рассмеялся и заметил:
— Твои разговоры о косметике меня заводят.
София захихикала и прошептала:
— Я пользуюсь нежирным увлажняющим гелем с фактором защиты от ультрафиолета пятнадцать.
Бен крепко обнял ее и поцеловал более настойчиво.
— Вот так, крошка, давай.
София продолжила игру: взлохматила пальцами его волосы и простонала:
— Главным компонентом моего тонального крема является очищенная розовая вода.
— Ты меня так распаляешь… — хрипло пробормотал Бен.
Он лизнул кожу под грудью, там, где она соединяется с грудной клеткой. София быстро втянула воздух. Ощущение было невероятно эротичное, ей хотелось остановить мгновение, продлить удовольствие. Бен посмотрел ей в глаза, одновременно обводя кончиком пальца контуры ее губ.
— Ситуация грозит выйти из-под контроля. Может, мне лучше вернуться вниз и лечь спать?
— Нет!
Бен засмеялся, но не насмешливо, а скорее сочувственно. Он снял футболку, и София увидела скульптурно вылепленный торс, мускулистые руки и рельефные мышцы живота. Одежда, к выбору которой Бен подходил очень строго, обычно скрывала эти подробности.
— Ладно, так и быть, останусь. Похоже, я нужен тебе позарез.
В его глазах вспыхнули насмешливые огоньки, губы чуть дрогнули.
София опустила руку и беззастенчиво погладила его. Он возбудился, и в «боксерах» это было хорошо заметно.
— Только не надо делать мне одолжение, — сказала она.
Бен усмехнулся, завел руки ей за спину, подсунул их под резинку пижамных шортиков, под тонкую хлопковую ткань трусиков и обхватил ее ягодицы. А потом сжал их. Затем наклонился и прошептал в самое ухо:
— Ты в этом уверена?
Ей становилось все труднее поддерживать разговор. Она не очень представляла, что будет дальше, но никогда еще ни одного события не предвкушала с таким нетерпением. Наконец она собралась с мыслями и спросила:
— В чем?
— В том, что я не должен делать тебе одолжение.
— Да, уверена, — соврала она.
— Значит, ты не хочешь, чтобы я полизал тебя там, внизу?
— Нет, спасибо.
Бен засмеялся, София тоже улыбнулась. Ей нравилась игра, но еще больше нравилось, как его дыхание щекотало ей ухо.
— Я возьму подушку и устроюсь поудобнее. Мне нравится проводить там много времени.
— Мне все равно.
Теперь смеялись уже оба. Они словно опьянели от нарастающего напряжения, грозившего разразиться взрывом.
Совсем недавно София заявляла, что не верит рекламе, но Бен действительно оказался невероятным, удивительным. Он знал, как развлечься, и еще знал, что можно заниматься сексом и до прелюдии. То, чем они сейчас занимаются, — и есть секс. Добродушное подшучивание, желание зайти дальше в сочетании с умением сдержаться, прикосновения, намеренно избегающие самых чувствительных мест…
— Чтобы я занялся с тобой любовью, ты, кажется, тоже не хочешь?
— Нет, не очень.
— Рассказать, что мне не терпится с тобой сделать?
— Я послушаю тебя просто из вежливости. Бен крепко, но не грубо прижался к ней, давая почувствовать нарастающую силу своего желания.
— Когда я войду в тебя до конца, я не прочь остановиться и отдохнуть. А потом я собираюсь посмотреть тебе в глаза и выпустить все ощущения на волю. Как по-твоему, звучит неплохо?
София больше ни секунды не могла изображать безразличие. Она хотела, чтобы Бен осуществил на практике все то, о чем говорил, и даже больше. Его воображение поражало. Большинство мужчин в постели настолько предсказуемы, что кажется, они раз и навсегда усвоили и повторяют приемы, увиденные в ночных фильмах «для взрослых», которые так любит ее отец. Поцеловать по-французски, нежно куснуть в шею, обслюнявить грудь, пару раз лизнуть внизу — вот и вся программа. Дальше следуют несколько неуклюжих толчков, а потом можно скатиться с женщины и захрапеть. У Бена был совершенно другой подход к этому делу. С ним все происходило о-очень интересно.
— Чувствуешь, как я возбужден?
София лишь молча кивнула. Жар его восставшей плоти жег ее. Бен был высоким мужчиной, с большими руками и ступнями, и остальные части его тела тоже имели соответствующие размеры. София положила руки ему на грудь, потом опустила их ниже, на бедра, и стала медленно снимать с него трусы.
— Девушка, которой все равно, так себя не ведет.
— Я передумала.
«Боксеры» уже упали на пол и лежали у ног Бена. Он был полностью обнажен, и его нагота впечатляла. На нем не осталось ничего, кроме его невероятной улыбки.
— Знаешь, если подумать, пожалуй, я сам не в настроении.
София смущенно опустила глаза.
— А твой близкий дружок явно думает иначе.
Бен пожал плечами, одним плавным движением снял с нее пижамные шорты вместе с трусиками и приподнял ее за талию.
— Он меня никогда не слушает.
София обняла его ногами за бедра, обхватила лицо ладонями и пристально посмотрела в глаза.
— Бен, что это значит? Я серьезно. В отличие от твоей подруги Китти, я не занимаюсь сексом только потому, что по телевизору нет ничего интересного.
Он рассмеялся.
— Это значит, что утром мы проснемся улыбаясь. А что будет дальше — потом разберемся.
И он опустил ее на кровать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Унеси меня на луну - Адамс Кайли



Отличный, наполненный юмором современный романчик( хохотала постоянно)! Из огромного количества прочитанных мной за последнее время, этот выделяю, всем рекомендую читать.Слог повествования не сериальный: без нуднятины, метаний, тайн в прошлом и т.д.!!!
Унеси меня на луну - Адамс КайлиDina
19.01.2015, 5.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100