Читать онлайн Поединок с тенью, автора - Уэстли Сара, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поединок с тенью - Уэстли Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поединок с тенью - Уэстли Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поединок с тенью - Уэстли Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэстли Сара

Поединок с тенью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

Сэр Дрого отвесил невестке церемонный поклон, а выпрямившись, окинул ее дерзким взором, однако быстро отвел глаза, не выдержав ее открытого взгляда. Дженевре деверь не очень понравился, хотя многие дамы сочли бы его красавцем. Лицо упитанное, полноватое. Сквозь аккуратно подстриженную бородку проглядывал дряблый подбородок, обещавший в будущем стать двойным. Губы сэра Дрого были изогнутые и ярко-розовые, а у Роберта губы были полные, рот твердый, красивой формы. Когда Роберт улыбался, внутри у Дженевры все так и таяло, от улыбки Дрого, напротив, желудок ее свела судорога. Его любезность не вызвала у нее доверия.
Насколько ей было известно, нравом они тоже были весьма различны. Надо полагать, изнеженный Дрого предпочитал откупаться от военных кампаний, в которых приходилось жестоко сражаться Роберту. Впрочем, в его облике все же улавливалось некоторое фамильное сходство со старшим братом, но, несмотря на это, Дженевра не могла побороть внезапной антипатии к гостю.
Это был чистейший инстинкт. Роберт никогда ни слова дурного не говорил о своем брате, только еще больше замыкался в себе лишь при одном упоминании его имени. Каину и Авелю он тоже не понравился. При его приближении они ощетинились и зарычали.
– Глупые твари! – обозлился Дрого, пытаясь пнуть Авеля, однако, к счастью, ему это не удалось. – Терпеть не могу собак!
– Наверное, сэр, они это чувствуют, – ответила Дженевра, гладя Авеля по голове, чтобы утихомирить его.
Дженевра постаралась принять родича со всей церемонностью, предписываемой светским этикетом, хотя сердце ее чуяло, что приезд его предвещает недоброе.
Когда сэр Дрого уселся за стол и перед ним поставили флягу с элем и кружку, Дженевра взялась за свое рукоделье, чтобы чем-нибудь занять руки и не встречаться с ним взглядом.
– Я сожалею, что моего мужа нет здесь и он не может вас поприветствовать. Вероятно, вы принесли новости о вашей матушке?
– О леди Сен-Обэн? Нет. А почему вы спрашиваете?
– Леди Алида, ваша сестра, прислала гонца с сообщением, что ваша матушка больна и желает видеть лорда Сен-Обэна. Вы ничего об этом не знаете?
Не отрывая глаз от работы, она наблюдала за ним из-под опущенных ресниц. На губах Дрого промелькнула довольная улыбка.
– Об этом мне ничего не известно, сестра. Я надеялся, что меня встретит мой брат и самолично представит своей очаровательной жене. Поскольку он не сообщил родным о своей свадьбе, я, как и прочие члены семейства, не имел возможности присутствовать на церемонии. Посему поспешил сюда, дабы выразить свои наилучшие пожелания по поводу этого счастливого события.
– Гонец, – осторожно произнесла Дженевра, – упомянул, что вы много времени проводите в Тиркалле во время отсутствия его светлости. Мне кажется странным, что вы ничего не слышали о болезни леди Сен-Обэн.
Дрого беспечно взмахнул рукой. Пальцы у него были такие же длинные, как у брата, но, разумеется, без шрамов, появившихся у Роберта из-за нелегких бранных трудов.
– Наверное, это просто уловка, моя дорогая леди, – уловка, чтобы заманить сына к себе. Моя мать весьма огорчилась, что ее не пригласили на свадьбу.
Это Дженевра могла понять, однако свекровь отправила поздравительное письмо, пусть даже немного формальное. «Нет, объяснения сэра Дрого неправдоподобны. Письмо подписала леди Алида. Роберт ни на минуту не сомневался в этом. А я знаю, что он любит свою сестру и безоговорочно доверяет ей».
– Когда вы были в последний раз в Тиркалле? – спросила Дженевра.
– О, – непринужденно ответил он, – думаю, с месяц назад. По пути сюда я навестил нескольких моих друзей. Ваш замок расположен на самом краю света.
– У принца Эдуарда есть несколько замков в Корнуэлле, – мягко одернула его Дженевра. – А они намного дальше на западе.
– Однако он туда почти не заглядывает. И вообще, в последнее время он мало чем интересуется. – Дрого не удалось скрыть злорадство, прозвучавшее в его голосе. – Я слышал, принц смертельно болен. А король уже стар и путается с этой шлюхой, Алисой Перерс.
Он разгладил на своих бедрах алый шелк, и этот нарочито показной жест вызвал у Дженевры раздражение. Белая парчовая накидка, в которой он приехал, аккуратно висела на свободном крючке.
– Ничего удивительного, что мой почтенный, туповатый братец решил, так сказать, уйти в отставку и перестал участвовать в походах. Сражаться не за кого.
Дженевра решила пропустить мимо ушей не очень лестный отзыв о Роберте.
– Еще эля, сэр Дрого? – вместо ответа предложила она.
Он кивнул головой, и Дженевра подала знак слуге, чтобы тот наполнил чашу гостя. Свиту рыцаря уже отвели в дом для приезжих. Это было длинное невысокое здание недалеко от дома Мартина, примостившееся возле внутренней оборонительной стены, через которую она вышла на утес в своем вчерашнем сне. Дженевра вспомнила об этом и содрогнулась.
Дрого осушил чашу.
– И когда же мой почтенный братец уехал в Тиркалл? – поинтересовался он.
Встревоженная Дженевра встала. У нее пропало желание продолжать разговор с деверем. Собаки тоже поднялись и застыли возле ее ног.
– Два дня назад. – Дженевра выдавила радушную улыбку. – Ужин подадут через час, сэр Дрого. Может, вы желаете отдохнуть в своей комнате? Ваш слуга и багаж уже там.
Заученно изящным движением Дрого встал на ноги, звякнув при этом шпорами – золотыми, конечно, как же, рыцарь! – напоминая о своем рыцарском звании.
– Принеси мой плащ! – спесивым тоном приказал он слуге, который должен был сопровождать гостя в его покои.
Дженевра, наполненная дурными предчувствиями, проследила взглядом, как Дрого покидал зал. Она спрашивала себя, сколько он собирается здесь пробыть. «В отсутствие Роберта ему, конечно, не следует задерживаться в Мерлинскрэге больше чем на одну ночь».


Надежды Дженевры, что Дрого скоро уедет, к ее большому разочарованию, развеялись в прах. Она не могла выставить его за дверь, боясь показаться грубой и негостеприимной. Дни тянулись один за другим, и Дженевра начала думать, что он решил дождаться возвращения брата.
Все было бы не так плохо, если бы Дрого не стремился очаровать ее. Под любым, даже самым незначительным предлогом он искал ее общества, приглашал покататься верхом и поохотиться, несмотря на то что она неизменно отказывалась, предпочитая ездить на Хлое в его отсутствие.
Он задавал ей бесчисленные вопросы о ней самой и о Мерлинскрэге, на которые она отвечала по возможности скупо, предлагал сразиться с ним в шахматы, и она старалась любым способом проиграть. Он заливал ее потоком сентиментальных песен, которые исполнял высоким тенором, аккомпанируя себе на лютне из черного дерева и слоновой кости. Словом, давал понять, что находит ее прелести неотразимыми.
– Что я могу поделать, Мег? – раздраженно спрашивала Дженевра, вытерпев целую неделю такой пытки. – Мне он страшно не нравится, и в то же время я не могу быть с ним грубой – из-за лорда Сен-Обэна.
– Наверное, он ревнует к своему брату, моя уточка. Бернард разговаривал с одним оруженосцем. У них там соперничество, сэр Дрого ярится на брата за то, что тот – старший. Мечтает заполучить титул для себя.
– Значит, он старается снискать мое расположение, чтобы разозлить брата? Но ведь Роберта здесь нет!
– Это верно, моя уточка, но он об этом узнает, слуги разболтают. Или воины. Наш Алан за ними присматривает. Люди сэра Дрого – сущее наказание, шастают по всему поместью, никому от них нет покоя!
– Правда? О, Мег, я не знала!
– Никуда не выезжай без охраны, уточка моя. Я не стала бы доверять этим проходимцам. Руки чешутся вышвырнуть их всех отсюда. И Алан им не доверяет, а лорд Роберт поручил ему отвечать за вашу безопасность. Вы знаете, по ночам он спит у ваших дверей, а его люди расставлены на верху лестницы?
– Неужели? – Дженевра нахмурилась. – Наверное, мы все это выдумываем, Мег, но лишняя осторожность не повредит. Хорошо, что меня всюду сопровождают псы. Пожалуй, я их на ночь буду оставлять в своей комнате, пока лорд Роберт в отъезде! А ты внеси свою раскладную кровать сюда. Бедняга Алан! – Она вздохнула, что в последнее время проделывала довольно часто.
– Алан парень отважный и будет защищать тебя ценой собственной жизни. Он к тому же побольше нашего знает об этом сэре Дрого. Потому и беспокоится. Будем молиться, чтобы твой супруг поскорее вернулся!
– Вряд ли он приедет раньше чем через три недели, – пожаловалась Дженевра. – А может, и еще позже, если захочет побыть со своей матерью.
Она совсем упала духом, и Мег решила немного развеселить ее:
– Время быстро пролетит, моя уточка! Да и сэр Дрого изо всех сил старается развлечь тебя!
– Но у меня нет никакого желания играть с ним в шахматы или слушать его песни, да еще петь дуэтом с ним! И я знаю, что он бражничает со своими людьми после того, как я ухожу спать.
– Пускай бражничает, с пьяными в случае чего легче справиться.
Предусмотрительность Мег поразила Дженевру.
– И правда. – Она усмехнулась. – Прикажу эля для них не жалеть, пусть напиваются в стельку.
Дни тянулись вереницей, жаркие, безветренные, и лишь иногда небо чернело, налетала гроза, сверкали молнии, а гром пугал животных так, что даже Каин и Авель в страхе забивались под стол.
Но вот прошла первая неделя июля, и Дженевра погрузилась в хлопотливые дни, лелея при этом свою новую, сокровенную тайну, которую знала одна только Мег. Дженевра была уверена, что зачала.
Незваный гость уже три бесконечные недели гостил в Мерлинскрэге, и конца его гостьбы не было видно. Сегодня сэр Дрого умчался на охоту в сопровождении своего эскорта, Дженевра видела, как удаляется его отряд. Мег пошла проведать мужа, Алан был со своими воинами во дворе. Все в замке занимались своими делами, включая Эннис, у которой приближался срок родов, и ей требовался покой.
Дженевра была рада, что ей удастся некоторое время побыть одной. В отличие от многих она легко переносила одиночество. В монастыре Дженевра познала радости благостной тишины и ценила мгновения, которые могла провести сама с собой.
Особенно сегодня, когда она собиралась разведать содержимое материнского ларца. Мартин разыскал его и принес Дженевре. Ларец был спрятан на чердаке, над ее комнатой. Там, между потолком и стропилами, образовалось нечто вроде тайника.
В нем Дженевра нашла пропавшую статуэтку Пресвятой Девы. Она поставила ее в нишу над алтарем и только было собралась рассмотреть содержимое ларца повнимательнее, как дверь в ее комнату бесцеремонно распахнулась. Ее предупредило грозное рычание Авеля, который вместе с Каином лежал в тени за громадным сундуком. Она испуганно захлопнула крышку и повернулась, чтобы посмотреть, кто пришел. Сердце ее взметнулось к самому горлу.
– Сэр Дрого! – Она намеренно постаралась произнести это как можно тише. – Почему вы входите в мои покои без приглашения?
От его улыбки по спине Дженевры пробежали мурашки. Он подошел ближе. Он был не пьян, но явно навеселе, несмотря на ранний час. Дженевра отступила и оказалась зажатой между ним и высоким помостом, окружавшим кровать. Она вытянула руку, чтобы сохранить равновесие. У нее так дрожали ноги, что она боялась упасть.
– Да ведь от вас приглашения не дождешься, дорогая сестричка! С первого дня моего приезда вы относитесь ко мне как к нарушителю спокойствия. Вы думаете, я не замечаю? Ваше плохо скрытое отвращение к моему обществу чрезвычайно меня бесит. Что вам наговорил обо мне мой драгоценный братец?
Дженевра попыталась ответить как можно решительней:
– Она не говорил о вас ничего плохого, сэр.
– Тем более он дурак!
– Человека судят по его поступкам. Ваше поведение, да еще в отсутствие моего супруга…
– Сомневаюсь, что ваш супруг достоин столь похвальной верности, миледи. Уж он-то не упустит случая поразвлечься с какой-нибудь шлюшкой из таверны. – Дрого злобно усмехнулся, заметив потрясенный взгляд молодой женщины, и еще на несколько шагов приблизился к ней.
Внезапно выражение его лица изменилось. Дженевра едва не задохнулась, разглядев угрозу.
– Сегодня вы отпустите телохранителя, моя прекрасная леди, и позволите мне доставить вам такое удовольствие, какое не сумеет обеспечить вам ваш муж.
Дженевре сделалось дурно.
– Нет!
– Почему «нет», дорогая? – Он снова сделался льстивым. – Его первая жена, несчастная Джейн, не отказывалась от моих ласк. Разве он вам об этом не говорил?
– Вы лжете! – сказала Дженевра. Все члены ее содрогались, однако она оттолкнулась от шеста, на котором держался полог, не желая выказывать свой страх.
Дрого взирал на нее лихорадочными глазами, проигнорировав ее оборонительную позу.
– Вы слишком долго разыгрывали из себя недотрогу, миледи. Почему я должен ждать, пока вы растаете от моего пыла? Если вы добровольно не сдадитесь, я возьму вас силой. Причем не откладывая, а прямо сейчас, когда мы одни.
Прежде чем она успела пошевельнуться, он оттеснил ее на ступеньку и швырнул на кровать, раздирая при этом ее юбку.
– Нет! – закричала Дженевра.
Собаки, привыкшие к тому, что хозяйка терпеливо сносит присутствие Дрого, не двинулись с места, однако насторожились. Паника, прозвучавшая в голосе хозяйки, волны страха, исходившие от ее тела, в следующее мгновение бросили их на ее защиту. Они одновременно прыгнули на Дрого, обнажив клыки, щелкая зубами и рыча. Ухватив его за ткань камзола, верные псы оттащили негодяя от Дженевры. Дрого покатился на пол, отчаянно пытаясь освободиться от острых клыков. Страшно ругаясь, он попробовал дотянуться до кинжала – единственного оружия, которое у него было. Каин вцепился ему в руку, прикрывавшую горло, а зубы Авеля тем временем вонзились в плечо, защищенное подбитым ватой камзолом. Однако правая рука Дрого оставалась свободной.
Дженевра, выйдя из состояния оцепенения, заметила, что собирался сделать Дрого. «Если у него в – руке окажется кинжал, он убьет собак». Она прыгнула вперед, уклоняясь от его брыкающихся ног, и, просунув руку между ним и тяжелыми, покрытыми шерстью телами собак, вытащила кинжал из ножен.
– Отпустите его! – приказала она собакам. – Охраняйте!
Они припали к земле по обе стороны от злодея, не переставая рычать.
– Оставайтесь на своем месте, «брат», – задыхаясь, приказала ему Дженевра. И, мрачно торжествуя, снова предупредила собак: – Каин, Авель, охраняйте!
Потом подошла к столику у окна, за которым работал Роберт. Там он держал охотничий рожок. Она подняла его, не сводя глаз с Дрого. Он прижимал к себе руку, которую прокусил Каин. Собака расцарапала его до крови, но рана оказалась неглубокой. Зато одежда Дрого была разодрана, а лицо его полыхало яростью.
– Чума бы взяла тебя и твоих мерзких тварей! – прорычал он.
– К вашему сведению, это охотничьи собаки Роберта, – заметила Дженевра. – Он оставил их, чтобы они охраняли меня.
– Как и этого пса, Алана Хардена! Но с этим щенком я справился бы, даже если бы у меня была привязана к спине рука!
– Может, мне стоит дать вам возможность попробовать? – мрачно спросила Дженевра.
Дрого попытался подняться. Собаки тут же зарычали, защелкали зубами и угрожающе встрепенулись.
– Вы хотите, чтобы я снова натравила их на вас? – пригрозила Дженевра.
Деверь свалился на ковер.
– Сидеть! – приказала она псам. Потом отвернулась и выглянула в окно.
Алан вместе с капитаном Нори и воинами собрались у входа во внутренний двор, отрабатывая какое-то упражнение. Мысленно произнеся благодарственную молитву, Дженевра несколько раз подала сигнал в рожок через открытое окно.
Капитан Нори взял Дрого под стражу и заточил в казарму, там ему перевязали руку, пострадавшую от клыков Каина. Рана оказалась пустяковой.
Как только люди Дрого вернутся со своей разудалой охоты, их вместе с хозяином выставят вон. Выяснилось, что слуга Дрого выехал из замка на лошади хозяина, надев его шляпу и белую накидку. Уловка вполне удалась. Все решили, что на охоту отправился Дрого, и потеряли бдительность.
– Бедная моя уточка! – причитала Мег, когда ей все рассказали.
Алан, и так уже бледный от потрясения, побелел еще больше и бросился на колени.
– Сможете ли вы простить меня, миледи? Я не выполнил свой долг – не защитил вас!
– Никто же не ожидал, что сэр Дрого пустится на такие уловки, – успокаивала его Дженевра. Она подняла его с пола, но руки у нее все еще дрожали от пережитого. – Мы все думали, что он уехал на охоту. Я побаивалась его людей, но от деверя такой низости не ожидала!
– Меня должны были об этом предупредить, – покачал головой Алан. – Я знал, что между лордом Робертом и сэром Дрого существует вражда, но не знал причин. Если то, чем похваляется сэр Дрого, – правда, то ничего удивительного, что мой господин испытывает к нему такое отвращение. Поэтому он и боялся вступать в новый брак – пока не встретил вас, миледи.
– Вполне возможно, что это клевета, – сказала Дженевра. – Сэр Дрого не гнушается никакими средствами.
– Больше он не будет беспокоить вас, миледи, – пообещал Алан. – Капитан Нори готов выдворить наглецов силой, если понадобится. Сэр Дрого будет сидеть взаперти до тех пор, пока не появятся его люди. А им мы устроим достойную встречу.
– Надеюсь, они не станут мстить поселянам, когда будут покидать эти места, – обеспокоенно произнесла Дженевра.
– Пусть только попробуют! – мрачно ответил на это Алан.
– А мы не оставим вас одну, пока они все отсюда не уберутся! – закричала Эннис, которая чувствовала себя не менее виноватой, чем остальные.
– Вы должны отдыхать, Эннис, – сурово проговорила Мег. – В вашем положении вредно волноваться.
Вскоре зазвучал колокол, сзывающий всех на обед. Дженевра есть не могла, однако долг предписывал ей занять свое место за столом на возвышении. Навстречу возвращающимся охотникам выставили караул, однако, поскольку они взяли с собой хлеб и бурдюки с вином, «гостей» к ужину не ждали.
В полдень зазвучал низкий тревожный голос набата. Люди Дрого с удивлением заметили нацеленные на них стрелы на барбакане. Их впустили лишь для того, чтобы они прихватили свои пожитки и убрались восвояси.
– Вы хотите, чтобы ваш господин остался в живых? – ледяным тоном вопросил их Нори. – Тогда пакуйте седельные сумки и немедленно возвращайтесь туда, откуда пришли. Понятно?
Итальянский акцент и свирепая черная борода придавали ему весьма грозный вид. Люди Дрого, ругаясь последними словами, с большой неохотой подчинились – их было намного меньше.
Решено было выпроводить их за пределы замка и только тогда отпустить Дрого, позволив ему присоединиться к своему отряду.
Когда Дрого и его слуга забирались на своих коней на внутреннем дворе, со стороны ворот донесся звук рожка. Дженевра, стоявшая на ступеньках, ведущих в зал, и наблюдавшая за отъездом «гостей», прищурилась, чтобы разглядеть, кто приближается к замку. Всадники неслись на всем скаку, словно за ними гнались фурии.
Наконец ей удалось заметить зелено-малиновое знамя, сверкнувшее посреди стальных шлемов.
– Роберт! – прошептала она с облегчением.
«Вероятно, братья встретятся возле ворот, поскольку Алан сейчас не позволит Дрого уехать». Она приподняла юбки и бросилась бежать.
Воин, который конвоировал Дрого, заколебался, услышав звук горна. Дрого, успевший надеть под накидку свежую тунику, восседал на коне с обычным своим наглым видом, казалось, рана ничуть не беспокоила его. Воспользовавшись замешательством конвоира, он выхватил из его рук поводья и с силой вонзил шпоры в бока лошади. Она рванулась вперед.
Роберт Сен-Обэн на огромной скорости летел к замку. Ему торопливо разъяснили ситуацию. Он встал, как скала, преградив брату дорогу. Люди Дрого, под прицелом лучников, выстроились цепочкой за спиной хозяина. Дрого явно не терпелось схлестнуться с братом. Он резко натянул поводья и картинно остановил поднявшуюся на дыбы и протестующе заржавшую лошадь.
И тут раздался его торжествующий смех, неприятно звучавший даже на расстоянии. Дженевра все ускоряла шаг, не сводя глаз с лица мужа. Она не могла не восхититься дерзкой отвагой Дрого, с которой тот выдерживал свирепый взгляд Роберта.
– Что вы здесь делаете, сэр? – сдерживая ярость, спросил Роберт.
Дрого снял шляпу и дурашливо поклонился.
– Как же, милорд, развлекаю вашу очаровательную супругу, что же еще? Ведь так просто наставить рога человеку, столь часто покидающему брачное ложе.
Дженевра все еще находилась в нескольких ярдах от них, но слова Дрого ударили ее словно хлыстом. Она остановилась. Грудь ее тяжело вздымалась.
– Нет! – пыталась крикнуть она, однако с ее губ не сорвалось ни звука.
«Дрого хочет помучить брата, это ясно». Теперь деверь расселся в седле совершенно непринужденно, и его женоподобный рот исказила язвительная улыбка.
– Я надеялся смыться до твоего возвращения, братец, – продолжал он, поскольку Роберт, казалось, потерял дар речи от такого оскорбления. – Ну как, ты нашел нашу матушку в добром здравии?
Роберт глубоко вздохнул и метнул в сторону Дженевры короткий взгляд своих голубых прищуренных глаз, словно не узнавая ее. Во время путешествия он отпустил бороду. «Как и брови, она светлее волос на голове, – бессознательно отметила Дженевра. – И вообще он изменился, вернулся совсем другим».
И тут Роберт заговорил:
– Ты и сам это прекрасно знаешь, Дрого, поскольку отправил ложное письмо, из-за которого я и бросился в Тиркалл. Я ожидал встретить тебя там.
– А что же Алида? – любезно поинтересовался Дрого. – Зрение ей, конечно, уже не вернуть, но я надеюсь, в остальном она чувствует себя хорошо?
– Ты воспользовался ее слепотой, – взорвался Роберт. – Она не знала, что подписывает. Этого обмана я тебе никогда не прощу, «братец».
Оба были без кольчуг, а ножны Дрого к тому же пустовали. Роберт с шумом вытащил свой меч, устремив пристальный взгляд на Дрого.
– Дайте ему меч, – приказал он Алану. Его сквайр взволнованно вертелся рядом, нагруженный оружием, которое намеревался отдать владельцам, едва те покинут Мерлинскрэг.
– Так ты хочешь драться? Я рад. На лошади или спешившись? – протянул Дрого, разглядывая запыхавшуюся лошадь Роберта с преувеличенным изумлением.
Роберт легко соскользнул с седла, бросил короткий плащ и встал, расставив ноги, с мечом в руке.
– Спешившись.
Дрого также спешился, взял меч и вручил свою изысканную накидку слуге, который тут же отвел лошадь хозяина по склону в безопасное место.
«Неужели он и вправду надеется победить Роберта?» – изумилась Дженевра. Дрого казался чрезвычайно уверенным в себе. Она никогда не видела, чтобы деверь занимался фехтованием, и понятия не имела, насколько он искусен в этом ремесле. Зато теперь она поняла, сколь сильна ненависть, заставлявшая его принять вызов человека, который славился мастерским владением мечом.
Воины пытались усмирить своих коней, беспокойно бродивших вокруг импровизированной арены. Шум копыт и бряцанье оружием, редкие слова приказов и грубый хохот быстро утихли, и это придавало еще больше напряжения действу. Дженевра зажмурилась и стала молиться, но, заслышав первые удары стали о сталь, заставила себя раскрыть глаза. Мег подхватила ее. Она приняла ее услужливо подставленную руку и с благодарностью оперлась всей своей тяжестью на плечо подруги.
– Роберт измучен, – прошептала она.
– Но и его брат не в лучшем состоянии.
– Он сильный. – Дженевра помнила, какими сильными, к ее удивлению, оказались пальцы Дрого.
Некоторое время Дрого, казалось, дразнил Роберта, выплясывая вокруг него, делая ложные выпады и резкие броски. Но всякий раз Роберт отбивал его удары. Меч у него был тяжелый и длинный, настоящий боевой меч из дамасской стали.
Постепенно и неотвратимо Роберт стал теснить противника к тени, падавшей от стены высокой башни. Он вполне осознавал грозящую ему опасность.
Дженевра начала немного успокаиваться, сообразив, что Дрого обзавелся всеми атрибутами настоящего рыцаря, но мечом пользовался не часто.
Роберт стал отступать дальше в тень, несмотря на неожиданную бешеную атаку противника. У Дженевры перехватило дыхание, она скрестила руки на груди, чтобы хоть как-то успокоиться. Поединок делался все яростнее.
К ней подошел Алан.
– Не беспокойтесь, – проговорил он ей на ухо. – Мой лорд изматывает сэра Дрого. Смотрите, ему уже не хватает дыхания. Лорд Роберт легко защитит себя. В нужный момент он бросится в атаку и выиграет поединок. Он всегда так сражается.
Похоже, так и было на самом деле. Роберт, спокойный и невозмутимый, продолжал оказывать сопротивление, в то время как атаки Дрого становились все более отчаянными и беспорядочными. Лицо его покинула улыбка, бравада исчезла, уступив место отчаянной злости. Словно весь яд, долго копившийся внутри, выступил вдруг наружу.
И все же он не хотел признать поражения.
– Ты никогда не убьешь меня, брат!
– Ты так думаешь? – холодно спросил Роберт. – Надеешься, что я снова пощажу тебя?
Вся ярость его сосредоточилась в рассчитанных, метких ударах. По лицу Роберта ручьями струился пот, однако дыхание его было ровным, а рука не знала устали.
– Дрого умрет? – спросила Дженевра. Она не могла поверить, что Роберт убьет собственного брата.
Алан развеял ее сомнения:
– Нет, миледи. Это принесет их матери много горя. Сэр Дрого знает об этом, поэтому и затеял поединок. Наверняка он намеревался одержать победу, надеясь, что мой господин измучен дорогой.
– Наверное, он сумасшедший, – прошептала Дженевра. – Неужели он мог бы убить Роберта, если бы представился случай?
– О да, – тоном глубокого отвращения произнес Алан. – Для него нет ничего святого.
И едва он проговорил это, как все закончилось. Никто, и меньше всех Дрого, не заметил последнего удара. Дрого закричал, и меч выпал из его внезапно повисшей руки. Из глубокой раны на локте быстро заструилась кровь. Рукав его тотчас намок.
Роберт оперся всей тяжестью на меч, вонзив кончик его в землю. Он тяжело дышал, но теперь, когда с лица его исчезла мрачная решимость, оно выражало лишь усталость и презрение.
– Ты опозорен как рыцарь, Дрого. Ты заслуживаешь смерти, – устало сказал он брату.
Дрого стоял и сжимал руку, пытаясь остановить кровь, однако она сочилась сквозь пальцы и капала на землю. Его слуга поспешил к нему, чтобы поддержать господина.
– Однако ты – мой брат, – продолжал Роберт. – У меня нет желания расстраивать нашу мать еще больше. Предупреждаю, я уже дважды пощадил твою ничтожную жизнь. Больше я этого не сделаю. А теперь, – Роберт напрягся, и голос его зазвучал громче, – покинь Мерлинскрэг и никогда не возвращайся. Все равно тебя здесь не примут. И той власти, которой ты привык наслаждаться в Тиркалле, больше не будет. Тебе позволяется лишь навещать мать и сестру. Распоряжения на сей счет я отправил еще до того, как уехал из Тиркалла, поскольку слуга признался, что ты все подстроил и обманул нашу сестру. Этого слуги больше в Тиркалле нет, – мрачно добавил Роберт. Наступила пауза. В тишине слышно было звяканье подковы лошади о землю. – Надеюсь, это все.
Дрого ничего не ответил. Поражение мгновенно сломило его, однако он поглядел на брата исполненным неприкрытой ненависти взглядом.
– Милорд! – воскликнул его слуга. – Сэр Дрого не может ехать верхом. Его рука нуждается в лечении.
– Тогда заберите его за пределы замка и ухаживайте за ним. В деревне живет священник, он умеет врачевать. Думаю, на лошади он удержится. Меня не волнует, где вы заночуете, поскольку это будет за пределами этих стен. – Он холодно взглянул на Дрого. – Завтра утром вы покинете эти земли, иначе вас выставят вон. Ты меня слышишь?
Дрого слегка улыбнулся и наконец подал голос:
– Слышу, брат. Однако память обо мне здесь сохранится надолго. Не так ли? Твоя жена оказалась более чем любезной. – Он игриво улыбнулся перепуганной до ужаса Дженевре, при этом не сводя с нее враждебных глаз. – Не мешало бы вам посоветоваться с супругой, прежде чем выставлять меня из ее владений.
Роберт еще раз глянул на Дженевру, и больше он на нее не смотрел. Она не шевельнулась и не стала защищаться. Впрочем, Роберт заговорил прежде, чем у нее появилась такая возможность.
– Мнение моей жены никакого отношения к делу не имеет. Прощай, брат. Я буду молить Бога о том, чтобы эта встреча с тобой была последней.
Он вытер окровавленный меч о пучок травы и сунул его в ножны. Лошадь его стояла неподалеку. Алан бросился вперед и подставил руки, чтобы помочь господину сесть на лошадь. Сейчас он не смог бы так легко запрыгнуть в седло. Страшная усталость читалась не только в его лице, но и в каждом движении.
Дрого подсадили в седло. Его безмолвная свита направилась к воротам, проехала по подъемному мосту и миновала барбакан. Кто-то перевязал кровоточащую руку господина шарфом. Он держался за переднюю луку седла здоровой рукой, а слуга вел его лошадь под уздцы. Ни о какой браваде уже не было и речи. И только когда закрылись ворота барбакана и двор опустел, Роберт пошевелился.
Он пришпорил коня и поскакал к замку, даже не взглянув на жену. Дженевра и Мег медленно побрели за ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поединок с тенью - Уэстли Сара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Поединок с тенью - Уэстли Сара



Замечательная книга !!!!
Поединок с тенью - Уэстли СараИрэн
20.01.2013, 20.13





Нудный роман, написан коряво, вообще не цепляет, даже дочитывать не стала.
Поединок с тенью - Уэстли СараНина
4.02.2013, 18.30





Роман неплохой, конечно избитая тема подлых братьев не вносит изюминки, как и незаконрождённости... Не показано развитие чувств героев: она - впервые взглянула на него и поняла, что влюбилась, а он - вообще неизвестно когда это сделал, если всё время подозревал жену в измене. В романе какая-то сумбурность событий, действий и чувств. Не увлекательно, но читается легко
Поединок с тенью - Уэстли СараItis
9.11.2013, 13.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100