Читать онлайн Поединок с тенью, автора - Уэстли Сара, Раздел - Глава третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поединок с тенью - Уэстли Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поединок с тенью - Уэстли Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поединок с тенью - Уэстли Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уэстли Сара

Поединок с тенью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава третья

– Вид у тебя счастливый, – заметила Мег, направляясь с Дженеврой в ее комнату. Впереди них шел паж с зажженным факелом. – Надеюсь, ты не слишком часто прикладывалась к чаше, – добавила она, с лукавой усмешкой заглянув в сияющие глаза хозяйки.
– Завтра утром мы поедем вместе кататься верхом, – объяснила Дженевра причину своего приподнятого настроения. – Ты же знаешь, как мне нравится носиться галопом. – Девушка не была готова даже с Мег делиться своим восторженно-счастливым состоянием: слишком оно было новым и драгоценным.
Вернувшись в отведенные им покои, Мег принялась болтать о помолвке и о торжественном обеде. Дженевра рассеянно смотрела на свечу, пламя которой металось на сквозняке, отчего статуэтка Девы Марии в нише над аналоем, казалось, подмигивала ей.
– Он был достаточно любезен, – единственное, что сказала Дженевра, втайне радуясь, что многие ее опасения развеялись. – Я думаю, мы с ним поладим. А теперь, Мег, мне надо выспаться. Набраться сил перед завтрашней прогулкой.
Дженевра отпустила Мег, которая улеглась на кушетке в соседней комнате, а сама принялась молиться перед аналоем – благодарить Пресвятую Деву за исполнение ее желаний. А потом она настроилась уснуть. Однако только девушка начала засыпать, как в комнату с шумом вошли еще две молодые дамы, которые делили с ней широченную кровать.
Они потянули за шторы, те с грохотом упали вниз, и в комнату ворвался ветер. Дамы принялись поправлять шторы, без устали болтая при этом, – казалось, они не закрывали рот целую вечность. Дженевра притворилась спящей, дабы избежать расспросов насчет ее помолвки. Но даже когда соседки затихли, сон не пожелал явиться к ней. Тогда Дженевра начала рисовать в своем воображении Мерлинскрэг и грезить о будущем. Она представляла себе, как встанет на утес, рядом с Сен-Обэном, и они будут смотреть на бушующее море, на неведомые земли, лежащие за горизонтом.
Внезапно грозные стены замка придвинулись ближе, окружив ее кольцом тени. Солнце больше не согревало ее, она задрожала. А вдалеке, за тенью, стоял Золотой Орел. Лицо его было скрыто под забралом. Она бросилась бежать к нему, однако ноги ее отяжелели, а ступни увязли в густой грязи. Золотой Орел отвернулся. Дженевра издала сдавленный вопль отчаяния и проснулась. Все тело ее было в поту. Несмотря на испарину, она дрожала от озноба. Тонкая полоска света, пробивавшаяся сквозь шторы, подсказала ей, что настало утро. Радуясь, что от ее крика никто не проснулся, Дженевра встала с кровати и в одной только льняной сорочке проскользнула в соседнюю комнату, чтобы разбудить Мег.
– Что случилось, уточка моя? – спросила служанка, очнувшись от глубокого сна. Она уселась на постели, а потом с трудом поднялась на ноги.
Дженевра кивнула головой в сторону спавших камеристок и приложила ко рту палец.
– Тише, Мег. Мне нужна теплая вода, чтобы помыться.
Бледные полоски света проникали в комнату сквозь роговые ставни, защищающие окно прихожей. Мег, заметив, что Дженевра дрожит, заботливо положила руку ей на лоб.
– Тебе нездоровится, дитя мое?
– Нет. Просто мне приснился дурной сон. Побыстрее, Мег, пока остальные не проснулись!
Мег, как и прочие служанки, спавшая в одежде, настояла на том, чтобы Дженевра вернулась в спальню. Там она закутала свою хозяйку в плащ, а сама отправилась на кухню, где на огне стояли громадные котлы с горячей водой.
Согревшаяся Дженевра, не снимая плаща, уселась на низкий подоконник у одного из окон и распахнула ставни так, чтобы через узкую щель можно было разглядеть хотя бы часть окрестностей.
Во дворе уже суетились грумы и слуги, однако за широкой внешней стеной царил величественный покой – настоящий праздник сверкающих на солнце красок, переливавшихся в извилистой речушке. Подвижные тени падали на холмы и рощи, на поля и цветущие луга. Эта радующая сердце картина развеяла мрачное впечатление, оставленное ночным кошмаром.
С какой стати придавать значение дурному сну? Дженевре вообще редко снились сны, и она понятия не имела, вещий это был сон или нет. Тем не менее, девушка почувствовала тревогу за свое будущее.
Сен-Обэн отправил Алана Хардена за Дженеврой. Юноша выполнил поручение:
– Милорд ожидает вас во дворе, мистрис Дженевра.
– Благодарю вас, Алан. Как видите, я уже готова.
Она надела старую амазонку, которую носила еще в монастыре, а также кожаные рейтузы, скрытые под юбками, чтобы не натереть ноги. Она выпросила эту деталь одежды у одного из мужчин, которые сопровождали ее в Ардингстон, заплатив ему серебром из своих и без того скудных запасов. Зато теперь она могла с большим удобством скакать на сколь угодно дальние расстояния.
Другого платья для верховой езды у нее не было, но она надеялась, что ей удастся скрыть почтенный возраст своей амазонки. «Да и какой смысл кружить ему голову прекрасной одеждой, если скоро он будет созерцать меня в одной лишь батистовой сорочке, предназначенной для постели», – подумала Дженевра.
Взяв перчатки и кнут, девушка последовала за Аланом. Пока они шли по коридорам и лестницам, Дженевра пыталась завязать с ним разговор, отчасти для того, чтобы скрыть свою нервозность. Юный задиристый Алан смотрел на нее с нескрываемым восхищением, и Дженевра решила, что убогий наряд не слишком портил ее внешность.
– Как давно вы служите лорду Сен-Обэну? – спросила она.
– Я пришел в замок пажом, мистрис, и граф с самого начала приставил меня служить лорду Роберту. Лорд Роберт сделал, меня своим сквайром, когда мне исполнилось четырнадцать лет, как раз перед тем, как он стал бароном. Мы вместе уже двенадцать лет, я сопровождал его во всех кампаниях, – с гордостью рассказывал он.
– Значит, вы много путешествовали, – заметила Дженевра с некоторой завистью. Она никогда в своей жизни не бывала дальше Блоксли или монастыря в Дербишире. – А в сражениях вам доводилось участвовать?
– Нет, леди, ни в одном сражении я пока что участия не принимал. В Аквитании я был рядом с ним во время перестрелки, когда мы противостояли мятежникам, которые разворошили герцогство его милости короля.
– И вы скоро станете рыцарем?
– Надеюсь, да. Я старший сквайр Сен-Обэна, но я все равно останусь с лордом, ведь он обещал пожаловать мне поместье. Своей земли у меня не будет, пока не умрет мой отец.
Дженевра насмешливо поглядела на него.
– Ваш хозяин собирается сражаться лишь на турнирах, Чем же займетесь вы?
Алан усмехнулся в ответ.
– Тем же самым. Вызову своего лорда на поединок и одолею, но все равно останусь ему верным слугой. Ему нужны будут рыцари для свиты и гарнизонов.
Тут они пришли на внутренний двор, где возле конюшни стоял Сен-Обэн. Пара громадных волкодавов развалилась у его ног. Эскорт из оруженосцев окружал хозяина. На их лошадях были попоны цветов Сен-Обэна – изумрудно-зеленого и алого.
Алан подошел к своей лошади, убранной затейливее остальных. А Дженевра тем временем обменялась приветствиями с Сен-Обэном.
В ответ он снял украшенную перьями шляпу.
Оружия у него не было. На нем был пурпурный камзол из тонкого сукна с серебряными пуговицами, застегивающимися впереди. Рукава до локтя украшены такими же пуговицами. Вчерашняя пряжка приколота к шляпе. Кроме того, на Сен-Обэне были усыпанный драгоценными камнями пояс и кинжал.
Короткий, цвета одуванчика плащ с подкладкой из темно-зеленого муарового шелка свисал с его широких плеч. Темно-зеленые рейтузы плотно облегали икры и бедра Роберта, ноги были обуты в высокие башмаки из телячьей кожи на шнуровке. Высокий, стройный. Волосы сверкают на солнце. Вид великолепный!
Улыбка его, однако, была небрежной.
– Рад вас приветствовать, демуазель, – произнес он.
На сей раз наряд барона был далеко не мрачным, однако он отнюдь не смягчал его суровых манер, а еще сильнее подчеркивал их.
– Я выбрал верховую лошадь из конюшни лорда Нортемпстона, которая, надеюсь, вам подойдет, – продолжил он без всяких вступлений. – Она молода, но, как мне говорили, у нее кроткий нрав.
– Благодарю вас, милорд.
Дженевра была настолько поглощена разглядыванием жениха, что едва посмотрела на молодую лошадку, предназначенную для нее. Кобылка была просто загляденье: каурая, со звездочкой на лбу и в белых чулочках на трех ногах. На ней была богатая попона ливрейных цветов Нортемпстона – бирюзового и серебряного. Дженевра погладила ее, и лошадка кивнула в ответ изящной головкой. При этом колокольчики, прикрепленные к оголовью ее уздечки, зазвенели, кобылка легонько ткнула носом ладонь Дженевры и заржала от удовольствия.
– Она вам нравится?
– Прелестное создание! – Дженевра еще раз погладила лошадь, взяла резные, отделанные серебряными заклепками поводья и приготовилась сесть в седло. – Мне не терпится пуститься на ней вскачь.
К Дженевре кинулись грумы, но Сен-Обэн движением руки остановил их и сам помог невесте сесть на лошадь.
– Ее зовут Хлоя, – сказал он. Дженевра тем временем устраивалась на дорогом дамском седле и расправляла юбки, а Сен-Обэн разложил на крупе кобылки плащ девушки. «Надеюсь, он не заметил мужские рейтузы», – подумала Дженевра.
– Ну, Хлоя, вперед! – воскликнула она, едва Сен-Обэн вскочил в седло. Сегодня под ним был вороной жеребец по кличке Принц. Дженевра отметила, что Роберт не взял своего вчерашнего коня с боевым седлом и не воспользовался ничьей помощью. – Надеюсь, прогулка доставит нам удовольствие.
Они выехали во внешний двор, потом за ворота, проскакали сквозь опускную решетку и через подъемный мост, протянутый над зловонными водами рва, и дальше, через барбакан,
type="note" l:href="#n_4">[4]
защищавший подходы к замку.
Рядом скакали герольд и половина эскорта, вырвавшаяся вперед, за ними – Алан и сокольничий с птицей, прикованной цепью к его запястью, далее – остальные. Через деревню они старались ехать потише, но все-таки распугали гусей и собак, бродивших среди наполовину заброшенных домишек вилланов.
Сен-Обэн поведал Дженевре, что поденные работники трудились на лорда, а многие мужицкие полосы оставались без обработки, так как очень мало вилланов выжили после эпидемий чумы, которая только на памяти Сен-Обэна трижды нападала на этот край. Многие лорды освобождали вилланов: вольные хлебопашцы не столь охотно покидали свою землю. В настоящее время земли Нортемпстона полностью обрабатывали вольные хлебопашцы либо поденщики, получающие плату за свой труд.
– Вот что должен был сделать лорд Хескит, – заметила Дженевра. – В Блоксли совсем не осталось вилланов. Многие умерли, а выжившие сбежали. Мой дядюшка постоянно испытывает трудности с обработкой земли.
– Чума перебрала всех, не глядя, кто есть кто. Многие знатные лорды и дамы погибли.
Целые семьи оказались сметенными мором. Боюсь, что Англия никогда не станет такой, как раньше. Вилланы совсем отбились от рук, бегут от своих господ в города, невзирая на риск.
– Конечно, жить под защитой лорда спокойнее, но люди ценят свободу выше безопасности, – подумала вслух Дженевра и принялась успокаивающе гладить шею Хлои, поскольку лошадка шарахнулась в сторону и взбудоражено задергала головой, испугавшись кролика, внезапно выскочившего из своей норки.
Сен-Обэн посмотрел на нее. Его лицо сохраняло отчужденное, мрачное выражение.
– Вы так думаете? – спросил он, и Дженевра поняла, что ее жених не согласен с нею. – Да зачем она им нужна, эта свобода?
– Чтобы иметь право покинуть своего господина, чтобы за ними не охотились, как за преступниками, чтобы женить своих сыновей и выдавать замуж дочерей за людей, живущих в иных поместьях, не платя за это разорительный выкуп. Чтобы жить по своей воле – вот зачем им нужна свобода!
– Ах, вот оно что! – Голос его звучал изумленно. – Многие вилланы все же вполне зажиточны и могут заплатить любой выкуп, ежели их отпрыск пожелает покинуть владения их лорда, чтобы сочетаться браком на стороне.
– Среди вилланов много бедняков, но и зажиточные вместе со своими семьями находятся в полной зависимости от лорда. Не думаю, чтобы жизнь их была счастливой, – проговорила Дженевра.
– Неужели подобные мысли вам вложили в головку монахини, демуазель? – спросил Сен-Обэн голосом, в котором девушка уловила высокомерное неудовольствие. – Не верится, чтобы вы сами дошли до этого.
– Монахини? Что вы, милорд! – поспешно возразила Дженевра, в страхе за свой монастырь. Надо было прежде подумать, чем так свободно с ним разговаривать! – Милостью Божией наш монастырь от чумы уберегся, и вилланы по-прежнему усердно трудятся на полях, не помышляя о бегстве. Я до всего дохожу собственным умом. Впрочем, мне ли кого-то жалеть! Вилланы все же свободнее могут распоряжаться своей жизнью, чем я – своей.
Она говорила тихо и немного запальчиво – видимо, дурной сон все еще действовал на нее. В сущности, то, что ей понравился жених, ничего не меняло – брак устраивался помимо ее согласия.
Сен-Обэн молча взялся за уздечку Дженевры и остановил обеих лошадей. Позади них Алан и остальная свита натянули поводья и сгрудились беспорядочной группой. Послышались громкие пререкания, крики, всхрапывание коней и стук копыт.
Прищурившись, Сен-Обэн поглядел на Дженевру. Не обращая внимания на сутолоку, вызванную внезапной остановкой, он холодно произнес:
– Если вам неугодна эта свадьба, мистрис, надо было объявить об этом на помолвке.
Потрясенная Дженевра тщетно пыталась сохранить спокойствие.
– Дело не в том, что мне неугодна эта свадьба, милорд, просто я хотела сказать, что моего согласия никто не спрашивал. Что же касается выбора графа Нортемпстона, то я им весьма довольна, – более спокойно продолжала она.
– Дочерям приходится выходить замуж согласно воле их отцов. А если они возражают, их выдают замуж насильно. Любовь в договор не включается. Только земли, деньги, власть. Женщинам вообще редко дается право голоса. Так же, как вилланам.
Он еще крепче сжал уздечку в руках, отчего драгоценные камни на его перчатке вспыхнули.
– Леди воспитывают для того, чтобы они следили за порядком в замке и вынашивали для своих супругов детей. Вот их удел. Если, конечно, они не предпочтут удалиться в монастырь.
– И никому даже в голову не приходит подумать об их счастье, – горько заметила Дженевра. – Они не имеют права защищать себя, даже если их господин вздумает побить их, как свою лошадь, собак или слуг.
Сен-Обэн внимательно смотрел на нее. Лоб его перерезали морщины.
– Вы думаете, что я стану бить вас? – сурово спросил он.
Дженевра ответила ему смелым взглядом, несмотря на то что внутри у нее все дрожало. Почему он столь суров? Неужели так трудно улыбнуться? Гневается? Ну и пусть! Ведь даже гнев его легче выносить, нежели это вежливое безразличие.
– Нет, милорд, я так не думаю, – честно призналась она. – Я считаю, что мне выбрали весьма достойного жениха.
Резко кивнув головой, Сен-Обэн отпустил ее поводья и сжал бока своей лошади. Дженевра молча последовала за ним.
Вскоре они достигли общинной земли, где мужицкая животина паслась вместе со скотом их лорда. Добравшись до открытой местности, они поскакали быстрее, а потом по призыву Сен-Обэна вся компания перешла на легкий галоп, гончие старались не отставать от всадников. Плащом Дженевры завладел ветер, капюшон упал ей на спину. Она высвободила из-под плаща косу, подставляя голову холодному ветру, стремительно летевшему ей навстречу. Плащ Сен-Обэна тоже развевался, а перья на шляпе играли на ветру. Однако лицо его сохраняло мрачное выражение. Казалось, он пустился вскачь не удовольствия ради, а чтобы разогнать плохое настроение.
Зато Дженевра от души наслаждалась скачкой. Прошло много лет с тех пор, как ей доводилось сидеть на такой лошади. Маленькая кобылка несла ее резво и ровно, девушке было так удобно, словно она восседала в гостиной в кресле. Когда Сен-Обэн приказал эскорту галопом направить лошадей на участок дикой земли, поросшей то тут, то там кустарником, Дженевра, не колеблясь ни минуты, последовала за ним.
Хлоя вытянула шею, удлинила шаг и с рвением устремилась вперед, вознамерившись обогнать Принца Сен-Обэна. Она была смелой лошадкой, однако Принц недаром носил свое почетное имя: кобылка вскоре отстала и оказалась в хвосте свиты. Раз или два Сен-Обэн оборачивался через плечо, чтобы посмотреть, где осталась Дженевра, однако не сделал ни малейшей попытки замедлить шаг, чтобы подождать ее.
Наконец Сен-Обэн натянул поводья и пустил своего жеребца шагом, дав ему возможность восстановить дыхание, а Дженевре – догнать его. Девушка, забыв прежние разногласия, широко улыбнулась жениху всем своим сияющим лицом.
– Давно я так не наслаждалась галопом! – весело заметила она, не обращая внимания на пасмурный вид Сен-Обэна. – Монастырские одры еле ползали, их вскачь не пустишь!
«По крайней мере теперь Сен-Обэн не такой мрачный. Наверное, он вообще редко улыбается», – догадалась Дженевра.
– Значит, вы одобряете Хлою? – поинтересовался он.
– О, да! – Дженевра похлопала по разгоряченной шее лошади. В это время подтянулась свита и вновь расположилась вокруг них. – Это лучшая лошадка, на которой я имела удовольствие когда-либо скакать!
Сен-Обэн отвесил ей поясной поклон со своего богато украшенного седла.
– В таком случае его светлости придется с Хлоей расстаться. Я покупаю ее для вас – пусть это будет моим свадебным подарком.
– О! – У Дженевры от восторга перехватило дыхание, и она залилась румянцем. – О, спасибо, милорд! Подарка лучше и не придумаешь!
– А как насчет бриллиантов?
Дженевра заметила, как озорные огоньки вспыхнули в его глазах, и радостно рассмеялась.
– Хлою я не променяю ни на какие сокровища!
Ленивая полуулыбка коснулась губ Роберта. Его глаза подобрели.
– Я очень рад, что вы цените хороших лошадей, миледи. Надеюсь, ваши владения в Мерлинскрэге мы обследуем вместе – верхом.
– Неплохая мысль. Земли довольно обширны, там есть на что посмотреть. Думаю, десятины с них будут стоить немало.
– То же самое мне говорил и граф.
Значит, Сен-Обэн согласился на этот брак из корысти! Румянец прежней радости сошел с лица девушки.
Мысленно возвращаясь к их давешнему разговору, Дженевра заметила:
– Хозяйство в западной части страны ведется по-другому. Вилланы, конечно, обрабатывают поля, однако большую часть земель отводят под пастбища, потом продают овечью шерсть и тем самым поддерживают свое скудное существование. А как в Тиркалле?
– В Тиркалле осталось мало вилланов, – коротко ответил Сен-Обэн. – Они по-прежнему копаются на своих полосках.
Резкий тон голоса Роберта как бы предупреждал – ее оставить опасную тему.
Посадив ястреба себе на руку и пробормотав несколько молитв, Сен-Обэн успешно запустил его. После короткой заминки кавалькада взяла рысью вдоль тропинки, пролегавшей через большие подлески. Неожиданно перед всадниками вновь возник Ардингстонский замок с высокой сторожевой башней. Он мягко светился в утренних лучах солнца.
Когда они приблизились, Дженевра, разглядывавшая зубчатые стены, заметила в амбразурах отблески металлических шлемов – видимо, дозором проходила стража.
Их заметили. Подскакав к замку, герольд Сен-Обэна протрубил в свой рог, и на него откликнулся охранник у ворот, а затем стража опустила подъемный мост. Свита направилась к конюшням, а Сен-Обэн помог невесте спрыгнуть с лошади. Ему не обязательно было поддерживать ее за талию, но он все же это сделал. От краткого прикосновения его сильных рук по телу Дженевры пробежали мурашки. Чтобы скрыть смущение, она наклонила голову, высматривая, куда ступить, во дворе была жуткая грязь.
– Благодарю вас, милорд, – пробормотала девушка, не поднимая глаз от земли.
– Я займусь покупкой лошади и сбруи, демуазель. Вы сможете поехать на ней в Мерлинскрэг. А пока – до встречи за обедом.
Дженевра позавтракала в своей комнате под болтовню проснувшихся соседок. Они уже встали и готовились к отъезду. На прощание они осыпали Дженевру множеством мудрых советов, которым она следовать не собиралась. Собственно говоря, все их советы сводились к одному: во всем покорствовать своему мужу. Тоже самое ей твердила и тетка.
Покорствовать Дженевра не любила, даже монастырское воспитание не сгладило ее своенравия. Тем не менее с монахинями она ладила, надеялась поладить и с мужем. Сен-Обэн, конечно, человек суровый, но он не станет наказывать жену за собственное мнение.
Впрочем, наказывать можно и холодностью, а этого Дженевре не хотелось ни в коем случае, особенно после тех улыбок, которые Роберт расточал ей вчерашним вечером.
Многие из гостей, приглашенных на помолвку, уехали в тот же день. В зале было гораздо меньше народа, когда граф в окружении своей свиты занял место на возвышении.
Слугам удалось устранить следы вчерашнего пиршества, однако ковры и травы, устилавшие пол, такие свежие всего двадцать четыре часа назад, были вытоптаны и имели не лучший вид.
Повсюду сновали собаки в поисках объедков. Едва они расселись за высоким столом, гончие, Роберта – Каин и Авель – тотчас же улеглись у их ног. Дженевра, которую весьма забавляли, их необычные клички, почесала одного из псов за ухом.
– Который Каин, а который Авель? – спросила она, улучив момент, когда беседовавший с Нортемпстоном Роберт повернулся к ней.
Роберт, смутно ощутивший, что пальчики, трепавшие гончую за ухо, почему-то нравятся ему, насторожился. Он ни в коем случае не хотел допускать в отношения с невестой чувства, хотя самому себе лгать не стал: девушка ему нравилась. Конечно, не писаная красавица, но была в ней какая-то изюминка, будоражившая его пуще любой красоты. Он надеялся, что из нее получится достойная спутница жизни – преданная и заботливая.
Не желая выдавать себя, Сен-Обэн заговорил с намеренной бесстрастностью:
– Зверюга с серой шерстью, удостоившаяся вашего внимания, – Каин, а это – Авель, но он ему не брат, а сын. Мать Авеля, Делила, скоро снова ощенится, поэтому я оставил ее в Тиркалле.
Теперь Авель ревностно добивался внимания Дженевры, пытаясь протиснуться между нею и старым псом. Девушка тихонько выговорила ему, однако в ласке не отказала. Роберт сдержанно спросил:
– Вы любите собак?
– Да, милорд, я вообще люблю животных. – Она оставила псов и повернулась к нему. Нежное, с высокими скулами лицо девушки, хранившее следы грусти, оживилось. – Перед тем как меня отправили в монастырь, у меня была своя собака, небольшой терьер, житья не дававший крысам. – Она засмеялась.
Роберт бросил собакам кус мяса, и они принялись ссориться из-за него, пока он не пожертвовал им другой.
– Может, вам понравится щенок из нового помета Делилы?
– Вы более чем добры, милорд. – Дженевра с любовью посмотрела на Каина, который, проглотив хрящ, уставился на нее своими большими, полными надежды глазами. Она погладила его по голове и провела пальцами по густой шерсти. – Мне очень хочется иметь своего щенка. А отец его – Каин?
– Да. Потомство у них с Делилой отменное. Тех щенков, что я не хочу оставлять у себя, я продаю. – Он поколебался немного, а потом признался: – Своих жеребцов я тоже использую в качестве производителей. Мне нравится разводить собак и лошадей. – Он предупреждающе поглядел на нее и сказал: – Не говорите его светлости, но это – одна из причин, почему я решил купить для вас Хлою. Когда-нибудь из нее получится прекрасная матка.
У Дженевры разгорелись глаза.
– А он согласился продать ее?
– Да. Не бойтесь, что я ее у вас отберу. Лошадка ваша. Никто не тронет Хлою без вашего разрешения.
– Я вовсе не прочь, чтобы от Хлои родился жеребенок. Но не сейчас! Сперва я на ней покатаюсь вволю.
– Естественно. Мы не станем торопить события, – успокоил невесту Сен-Обэн, думая вовсе не о жеребенке.
Роберт мысленно уже строил планы. Он представлял себе дом, в котором полным-полно детей, и его собственных, и тех, которых будут присылать ему другие лорды, чтобы он обучил их военному ремеслу. Образованная жена может оказать немалую помощь в воспитании. «Дженевра обучит девочек женским искусствам, – размышлял он, – а я ознакомлю мальчиков с кодексом рыцарской чести и научу обращаться с оружием».
В воскресенье свадьба. Роберт предложил своей будущей жене наполненную вином чашу и задумчиво смотрел, как она осушала ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поединок с тенью - Уэстли Сара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Поединок с тенью - Уэстли Сара



Замечательная книга !!!!
Поединок с тенью - Уэстли СараИрэн
20.01.2013, 20.13





Нудный роман, написан коряво, вообще не цепляет, даже дочитывать не стала.
Поединок с тенью - Уэстли СараНина
4.02.2013, 18.30





Роман неплохой, конечно избитая тема подлых братьев не вносит изюминки, как и незаконрождённости... Не показано развитие чувств героев: она - впервые взглянула на него и поняла, что влюбилась, а он - вообще неизвестно когда это сделал, если всё время подозревал жену в измене. В романе какая-то сумбурность событий, действий и чувств. Не увлекательно, но читается легко
Поединок с тенью - Уэстли СараItis
9.11.2013, 13.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100