Читать онлайн Обман и обольщение, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Обман и обольщение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Как это благородно! Вы поступили как настоящий рыцарь! – заявила Салли, с восторгом глядя на стоявшего рядом мужчину. – Прийти на помощь бедной беззащитной женщине, встретиться в темном переулке с двумя ворами! Никогда не видела таких храбрецов, лорд Эштон.
– Ничего особенного не произошло, – с улыбкой ответил Тревор. Его попытка казаться скромным показалась Маргарет фальшивой.
– Перестань, – вступил в разговор Эдвард, одобряюще хлопая его по плечу. – Леди Салли права. Ты поступил храбро, вернув крестьянской девушке кошелек и заработав за это синяк. Ведь это могли быть ее единственные деньги.
Тревор покачал головой. К облегчению Маргарет, он поменял тему разговора:
– Итак, лорд Литтон, в июне вы займете место в парламенте. Скажите, какие, по вашему мнению, будут последствия от нового Земельного акта?
Мужчины заговорили о политике, и Маргарет отошла от них. Сначала они будут говорить о Земельном акте, потом вспомнят о низких ценах на американскую пшеницу и в очередной раз решат, что во всех бедах британской экономики виноваты американцы.
Маргарет направилась к столу, где разливали пунш. Ее догнала Салли.
– Прекрасная идея, Маргарет, – сказала она, поравнявшись с ней. – Политика – такая скучная вещь, не так ли? Как только мужчины начинают обсуждать такие вещи, я тут же чувствую себя не у дел.
Маргарет не сомневалась в том, что Салли говорит правду. Когда разговор заходил о чем-то, не имеющем отношения к моде, сплетням или погоде, Салли тут же терялась. Но Маргарет вежливо улыбнулась ей, вспомнив о Корнелии.
Возле стола они увидели Агнес, и Маргарет обрадовалась, что ей не придется одной выносить общество Салли.
– Агнес, как я рада тебя видеть! – воскликнула Маргарет. – Тебе нравится карнавал?
– Да, очень. Мы получили столько удовольствия, не правда ли, Салли?
Но Салли, казалось, не слышала. Она не сводила глаз с мужчины, стоявшего в другом конце переполненной гостиной.
– Лорд Эштон настоящий мужчина, – произнесла она мечтательно. – А до чего красивый! С начала карнавала он уже дважды был у нас в гостях, не так ли, Агнес?
Маргарет в изумлении переспросила:
– Эштон был у вас в гостях?
Салли повернулась к ним. Ее глаза сияли.
– По-моему, он ко мне неравнодушен, – шепотом призналась девушка. – Может быть, сделает мне предложение в Лондоне, когда начнется светский сезон.
Маргарет сделала глоток пунша, пытаясь справиться с возрастающим чувством гнева. Тревор сказал ей, что не намерен жениться, но у Салли, похоже, сложилось другое впечатление. Выходит, он обманывает или ее, или Салли. Маргарет начала понимать, каким образом Тревор заслужил свою дурную славу. Она решила напомнить Салли об этом.
– У Эштона ужасная репутация, – стараясь справиться с волнением, произнесла Маргарет, – станет ли он хорошим мужем?
– Женитьба меняет многих мужчин.
Маргарет сомневалась в этом. Она спросила:
– Согласится ли отец на ваш брак? Эштон ведь разорен.
Но похоже, ничто не могло поколебать энтузиазма Салли. Она лишь рассмеялась:
– А какое это имеет значение? Папа знает, что большинство аристократов сейчас на мели. Если Эштон сделает мне предложение, я уговорю папу. – Она опять мечтательно вздохнула. Маргарет захотелось скрипнуть зубами. – Он такой замечательный. Такой волнующий.
Интересно, подумала Маргарет, что сказала бы Салли, узнай она, чем Тревор занимается по ночам?
Вечером, когда они встретились в саду, Маргарет высказала Тревору все, что думала на этот счет. Но Тревор не мог или, как казалось Маргарет, не желал, ее понять.
– Да, – подтвердил он, – я дважды навещал ее. Ну и что?
– Она думает, что ты хочешь на ней жениться, как подумала бы любая девушка в сложившихся обстоятельствах. Ты обманываешь ее.
– Я?
Маргарет удивленно заметила:
– Ведь ты сказал, что не хочешь жениться.
– Сказал. Но в последнее время я все чаще задумываюсь о том, что мне пора обзавестись семьей.
– Обзавестись семьей?
– Да. И в этом частично виновата ты.
– Я? О чем ты говоришь?
– Ты напомнила мне о том, что я должен произвести на свет наследника. Тут ты права.
У Маргарет закружилась голова. Она не говорила ничего подобного. Или все-таки говорила?
– То есть ты хочешь сказать, что выбрал в качестве жены леди Салли?
– Она подходит на роль графини.
– Это уже слишком! – Маргарет почувствовала себя оскорбленной. – Ты говоришь, что… что хочешь соблазнить меня, и в то же время намерен жениться на леди Салли!
Тревор был явно изумлен:
– Маргарет, ты же ясно сказала, что не хочешь выходить замуж. Я граф и наконец-то смирился с мыслью, что обязан вступить в брак. Я должен помнить о своем долге. Кроме того, я пока только подумываю о женитьбе. Не понимаю, почему ты так расстроилась.
– Я не расстроилась! – воскликнула девушка. – Просто я… я… – Она запнулась, не зная, как выразить свои чувства, чтобы Тревор не подумал, будто она ревнует. – Ведь мы решили не обсуждать вопросы брака!
– Ты права, – согласился Тревор и подставил ей руку. Они пошли дальше. – Я больше не буду об этом говорить, – сказал он. – И обещаю, что пока мы… пока мы будем общаться, не стану предлагать замужество другой девушке.
– Как мило с твоей стороны, – сухо ответила Маргарет, но он, похоже, не заметил иронии в ее голосе. Больше они об этом не говорили.
Этот вечер они провели в театре, где посмотрели несколько представлений из комедии дель арте.
type="note" l:href="#n_4">[4]
Они и раньше видели старые итальянские комедии, но сейчас, сидя на грошовом месте в захудалом театре, Маргарет воспринимала все совсем по-другому.
– Никогда не думала, что толпа может быть такой разборчивой, – сказала Маргарет, когда представление закончилось. – Боже мой! Забросать актеров помидорами! Хотела бы я, чтобы публика в Нью-Йоркской академии музыки вела себя так же. Интересно, что сказала бы по этому поводу миссис Астор?
– Из того, что ты мне рассказала о своих американских друзьях-аристократах, можно сделать вывод, что если кто и заслуживает помидоров, так это сама миссис Астор.
Маргарет рассмеялась:
– Они не мои друзья, и это хорошо. Надутые старые кошки, вот они кто.
– Почему? Потому что не одобряют зрителей, которые забрасывают помидорами бездарных актеров?
– Нет. Потому что они решили, что мой папа не настолько хорош, чтобы позволить ему забронировать ложу в их драгоценной академии. – Она подняла нос и произнесла высокомерным тоном: – Знаете ли, эти Ван Альдены такие выскочки. Мы не можем впустить их в наше общество, моя дорогая. Их доллары могут быть зелеными, но вот их кровь недостаточно голубая для нас.
Тревор улыбнулся ее пародии на миссис Астор. Но он чувствовал, что за шутками и смехом Маргарет скрывает боль, и понял, что она хоть и притворяется, будто ее нисколько не трогает, что путь в высшее общество ей закрыт, но это ранит ее.
– Думаю, твоему отцу тяжело мириться с тем, что у него есть деньги, но его не принимают в обществе.
– Да, он тяжело это переносит, – со вздохом подтвердила Маргарет. – Он хочет вращаться в высших кругах и остро реагирует, когда нас не приглашают в нужные дома. Но ему больно не за себя, а за меня. Помню, когда мне исполнилось шестнадцать, папа устроил грандиозный праздник. Пригласил лучших музыкантов, лучших поваров, купил самого дорогого вина. Пригласил сливки общества. Но…
– Но? – спросил Тревор, когда Маргарет осеклась.
– Но никто не пришел, – ответила она.
Тревор услышал боль в ее голосе. Его сердце замерло.
– Тебе, наверное, было очень больно, – мягко сказал он.
– Миссис Астор и ее друзья – всего лишь стая злобных кошек. Меня не волнует их мнение.
– А чье мнение для тебя важно? – спросил Тревор.
– Таких людей мало. Мой папа и Корнелия. Эдвард. Несколько моих американских подружек.
– И признание общества для тебя ничего не значит?
– А почему я должна добиваться, чтобы меня признали ненавистные мне люди?
Ее слова задели в Треворе чувствительную струну.
– В каком-то отношении мы с тобой очень похожи, – произнес он. – Я тоже мятежная душа. Но со временем понял, что цена, которую мы платим за такое отношение к обществу, очень высока. Особенно это касается тебя, ведь ты девушка.
– Почему мнение посторонних должно что-то значить для меня?
– Это несправедливо, но так устроен мир. Не стоит обманывать себя. Мнение других значит очень много. Если ты не собираешься переселиться на необитаемый остров, то ты должна научиться его уважать.
– Пожалуй, ты прав, – согласилась Маргарет. – И я учусь, хотя бы ради папы. Он только и думает о том, чтобы я заняла как можно более высокое положение в обществе.
Тревор решил, что пришло время напрямую коснуться вопроса ее замужества:
– Так вот почему твой отец стремится поскорее найти тебе титулованного мужа.
– Я так и знала! – воскликнула Маргарет. – Он говорил тебе, что жаждет поскорее выдать меня замуж?
– Да, говорил. Он считает, что брак с английским аристократом превратит тебя в респектабельную даму.
– Почему бы ему не выставить меня на «Сотбиз»
type="note" l:href="#n_5">[5]
и раз и навсегда не покончить с этим?
– Но в одном твой отец прав. С помощью брака ты добьешься нужного положения в обществе.
Маргарет упрямо вздернула подбородок:
– Я не выйду замуж за мужчину, которого не люблю и который не любит меня, только ради того, чтобы меня приняли в высшее общество.
– Значит, любовь для тебя так важна?
Маргарет с изумлением уставилась на него.
– Любовь – это все, – заявила Маргарет.
– Может быть, – пробормотал Тревор, но Маргарет бросила на него такой яростный взгляд, что он решил перевести разговор в более безопасное русло. Теперь по крайней мере он знал, к чему должен стремиться.
– Как поступил твой отец, когда академия отказалась предоставить ему ложу?
– Пошел к Вандербильту и еще нескольким бизнесменам, которым академия тоже отказала, и они все инвестировали деньги в строительство нового театра под названием «Метрополитен». Он откроется уже в следующем году.
Тревор рассмеялся и заметил:
– Твой папа настоящий борец, не правда ли? Неудивительно, что он заработал столько денег.
Когда они дошли до садовой калитки, Тревор спросил:
– Тебе понравился сегодняшний вечер?
– О да. Было очень весело.
Тревор оперся о каменную стену и внимательно посмотрел на ее лицо, освещенное лучами луны.
– И ты простила меня за то, что я уделял внимание леди Салли? – с улыбкой спросил Тревор.
Маргарет отвела глаза.
– Леди Салли пусть катится подальше, – сухо ответила она. – Какое мне дело до того, что она выставляет себя дурой ради такого мужчины, как ты?
Тревора радовало, что Маргарет успела привязаться к нему.
– Что будем делать завтра ночью? – спросила она.
– Завтра мы никуда не пойдем, у меня другие планы.
– Другие планы? – Это сразу привлекло внимание Маргарет.
– Боюсь, что да. У меня деловая встреча в «Ройяле», которую я не могу перенести.
– Это казино, не так ли? Что ж, превосходно! Я всегда хотела попасть в игровой клуб.
– Я не возьму тебя с собой.
– Почему?
– Я, как ты знаешь, не соблюдаю приличий, но даже мне не придет в голову повести приличную девушку в игровой клуб!
– Почему? Разве женщин туда не пускают?
– Только женщин определенного типа.
– Любовниц и дам полусвета?
– Совершенно верно.
– Жизнь очень несправедлива к женщинам. Мы лишены всего интересного и увлекательного.
– Пожалуйста, не читай мне суфражистских лекций. Я не могу изменить мир, а если бы даже мог, не стал бы этого делать. Меня все устраивает.
– Еще бы, ведь ты мужчина!
– А ты женщина. Так что смирись с существующим порядком вещей. Уверен, ты великолепно проведешь время на балу в посольстве.
Маргарет поморщилась:
– Что за удовольствие танцевать с толстыми неуклюжими послами, которые наступают тебе на ноги?
– Я понимаю тебя, – с улыбкой заметил Тревор. Маргарет быстро ухватилась за его слова:
– Тогда можно, я пойду с тобой?
– А что, если тебя кто-нибудь узнает?
– Вряд ли. Сейчас карнавал, и я думаю, многие будут в костюмах. Если я закрою лицо, меня никто не узнает.
– И все же это рискованно.
– Я думала, ты любишь рисковать.
– Не будем это обсуждать. Я не возьму тебя с собой, и точка.
Она хотела возразить, но Тревор заключил ее в объятия и поцеловал.
Поцелуй был откровенно чувственным. Маргарет испытала ни с чем не сравнимое блаженство.
Тревор разжал объятия и взял в ладони лицо Маргарет. Он нежно прикусил ее нижнюю губу и стал посасывать ее.
Маргарет обвила руками его шею и прильнула к нему, желая большего.
Однако Тревор отстранился от нее, а потом запечатлел на ее губах страстный поцелуй, вышел через калитку и исчез в темноте.
Маргарет осталась в саду. Губы покалывало от его поцелуев. Она опасалась, что наступит момент, когда Тревор подчинит ее своей воле.
Маргарет приказала себе не думать о подобных глупостях. Однажды она встретит своего принца – мужчину, который будет не только желать, но и любить ее. А пока она будет веселиться. И если Тревор полагает, будто его поцелуи, какими бы сладкими они ни были, помешают ей, то он сильно заблуждается.
– Сент-Джеймс не сел ни на один из кораблей, отплывших в Англию. Я узнал об этом час назад.
Луччи хмуро посмотрел на человека, стоявшего рядом, а потом окинул взглядом разодетую толпу, наполнявшую гостиную.
– Пойдем со мной, – приказал он. Глава египетского порта вышел за ним в сад, и они спустились вниз по усыпанной гравием дорожке.
– Синьор Саллах, когда нас окружают британские чиновники, надо говорить тихо. Я не хочу, чтобы Сент-Джеймс узнал о том, что я ищу его, раньше, чем он окажется передо мной на коленях.
– Ясно. Мои люди проверили списки пассажиров всех кораблей, которые отправлялись из Каира на следующий день после ограбления. Сент-Джеймс не поехал в Лондон. Он направился в Рим.
– В Рим? Вы уверены?
– Уверен. – Спутник Луччи явно оскорбился таким вопросом. – Он не сделал попытки скрыть свою личность. Видимо, не опасался, что вы станете преследовать его.
– Он дурак. – Луччи подумал о своей прелестной жене, о том, как над ней надругались. Его гнев с каждым днем разгорался все сильнее. – Я сам поеду в Рим.
Саллах удивился:
– Вы с Тревором давно соперничаете из-за египетских древностей. Зачем тратить столько сил, чтобы вернуть украшение?
– Это вас не касается, – резко ответил Луччи.
– Конечно. Я предоставил вам информацию, которую вы просили.
– Вам за нее заплатят, Саллах, – заверил его Луччи. – Зайдите завтра к моему поверенному. Деньги будут ждать вас.
– Вы щедры, как всегда, – сказал египтянин. – Благодарю вас.
– Вы заслужили это. А теперь оставьте меня.
Саллах поклонился и произнес:
– Передайте мои искренние пожелания вашей супруге. Я слышал, она заболела. Надеюсь, ничего серьезного.
Саллах вернулся к гостям. Луччи остался в саду, сел на каменную скамью, стоявшую среди пальм, и вновь погрузился в мучительные раздумья о юной жене.
Изабелла отказывалась от еды. Она не разговаривала, не выходила из своих покоев. Просыпалась среди ночи, рыдала. Не подпускала его к себе.
– Я успокоюсь, лишь когда узнаю, что его нет в живых.
«Скоро, моя милая, скоро это произойдет».
Следующей ночью Тревор шел через роскошно убранные комнаты «Ройяла», ему почему-то было не по себе. Хотя его черный вечерний костюм сидел на нем безупречно, теперь Тревору, когда он пробирался сквозь толпу рыцарей, крестьян, принцев и демонов, казалось, что именно он вырядился в какой-то дурацкий маскарадный костюм. В отличие от него все эти люди пришли в игровой клуб с какого-нибудь костюмированного бала или собирались на него и потому были одеты соответствующим образом.
Тревор заметил полного мужчину, одетого в зеленый бархат, с набитым ватой гребнем на спине и с маской дракона в руке. Он осторожно пробирался сквозь толпу, стараясь никого не задеть своим длинным хвостом. Тревор вспомнил слова Маргарет о толстых послах и ухмыльнулся. Если мужчины, с которыми она была вынуждена танцевать на балу в посольстве, походили на этого дракона, ее можно было только пожалеть.
Все, что он сказал Маргарет накануне ночью, было правдой. Он не мог позволить ей взять над ним верх. Если Маргарет почувствует, что может контролировать его, манипулировать им, то отбросит его в сторону, как вчерашнюю газету. Этого Тревор не допустит.
Он добьется своей наследницы, медленно соблазняя ее, давая ей всегда немного меньше, чем она хочет. Искусно искушая Маргарет, он в итоге заставит ее сделать то, что ему нужно, причем она даже не почувствует, что ею манипулируют. Он заставит ее пойти вместе с ним к алтарю.
Тревор остановился возле бара, чтобы налить бокал портвейна, а потом направился к столам для игры в покер, зная, что там он найдет Эмилио. Вокруг одного из столов собралась толпа, и Тревор увидел его там. Итальянец был в костюме мальтийского пирата. В руке он держал карты, на его лице застыло озабоченное выражение.
Тревор понял, почему вокруг него собралась толпа. Эмилио играл с женщиной.
Она была одета в костюм турецкой наложницы – вернее, так, как европейская женщина представляет себе костюм турецкой наложницы. На ней было шелковое золотистое платье, подпоясанное синим шарфом, и шелковые белые шаровары. Накидка из синего шелка покрывала ее голову и плечи, скрывая волосы. Поскольку женщина сидела спиной к Тревору, он не мог разглядеть ее лица. Однако на женщину, способную обыграть Эмилио в покер, стоило посмотреть поближе. Тревор стал пробираться сквозь толпу, и скоро оказался рядом со столом. Он был заинтригован.
Эмилио заявил, что партнерша блефует, и, удвоив ставку, положил карты на стол.
– Две пары, – провозгласил он. – Короли и восьмерки.
Женщина ничего не сказала, а просто бросила карты на стол. У нее оказался фул хаус.
type="note" l:href="#n_6">[6]
Она сгребла свой выигрыш, а Эмилио поднял руки, показывая, что сдается.
– Я закончил, – сказал он, отодвигая стул. – После трех проигрышей подряд только дурак станет играть дальше с женщиной, которая столь же красива, сколь умна и удачлива. – Он посмотрел на людей, обступивших стол: – Кто-нибудь хочет занять мое место?
Тревор решил принять вызов.
– Я хочу, – сказал он.
Эмилио встал и, широко улыбаясь, воскликнул:
– Тревор, наконец-то ты появился! – Но когда он посмотрел ему в лицо, улыбка тут же погасла. – Что случилось с твоим глазом?
– Ничего особенного.
– Драка? Вот почему ты опоздал? Ты ведь никогда не опаздываешь на встречи.
– Из-за движения, – объяснил Тревор. – Ты же знаешь, во время карнавала улицы забиты людьми и каретами.
– Мы уже стали волноваться. – Наклонившись к нему, Эмилио тихо добавил: – Твоя любовница отлично играет в покер, друг мой.
– Моя любовница?
Тревор в изумлении посмотрел на женщину, сидевшую напротив него. Она подняла на него взгляд, и хотя нижняя часть ее лица была скрыта под чадрой из белого шелка, Тревор сразу же узнал карие глаза, искрившиеся озорным смехом.
– Черт побери! – воскликнул Тревор, едва не выронив бокал. – Что ты тут делаешь?
– Тревор, mon cher!
type="note" l:href="#n_7">[7]
 – проговорила Маргарет с сильным французским акцентом. – Я ждю тебя, конечно. И я отлично провожю врэмя. Этот покэр – он такой интэрэсный!
Тревор готов был убить ее. Но в этот момент Эмилио толкнул его в освободившееся кресло.
– Она сказала, что ты ее не ждешь сегодня и потому удивишься ее появлению. Поскольку мы оба пришли сюда, чтобы встретиться с тобой, она предложила сыграть в покер. Я и не подозревал, что проиграю ей все деньги.
Маргарет рассмеялась, услышав это.
– Просто новичкам везьот, – проговорила она.
– Это совсем не так, моя дорогая Марш, – сказал Эмилио. – Вы загипнотизировали меня своими прекрасными глазами и отвлекли от игры. Думаю, что намеренно. Берегись, Тревор, как бы она не сделала того же с тобой.
– Вряд ли, – процедил Тревор сквозь зубы. Его единственным желанием было поскорее вывести отсюда Маргарет, пока ее не узнал какой-нибудь английский джентльмен. Но он не мог сделать это прямо сейчас. Тревор поставил бокал на зеленое сукно стола с такой силой, что еще чуть-чуть, и стекло бы треснуло, и устремил на Маргарет пылающий яростью взгляд. К его удовлетворению, смеха в ее глазах стало меньше. Она быстро отвернулась от него и заговорила с другим мужчиной за столом.
Эмилио наклонился к нему и тихо спросил:
– Почему ты мне не сказал?
– Что именно?
– Что она – твоя новая любовница.
– Потому что это не так, – ответил Тревор с такой злостью, что Маргарет перестала говорить с соседом слева и вопросительно посмотрела на него. Однако, увидев выражение его лица, быстро отвернулась.
Эмилио ухмыльнулся и сказал:
– Разве это не та женщина, с которой ты гулял по карнавальным улицам последние несколько ночей? Я тут же узнал ее, несмотря на костюм. Когда я начал с ней говорить, она не стала скрывать, что знает тебя.
– Правда? – спросил Тревор. Если ее узнал Эмилио, то могут узнать и другие. Скандал погубит Маргарет, да и его тоже.
Право раздавать карты перешло к мужчине, сидевшему рядом с Маргарет, и Эмилио отступил в сторону.
– Играем в пятикарточный покер, – объявил мужчина и стал раздавать карты.
Тревор надеялся победить Маргарет в этой партии и забрать все фишки, которые у нее были. Она этого заслуживала.
Желая добиться своего, эта девчонка открыто выступила против него и подвергла свою репутацию огромному риску. При мысли о возможных последствиях ее поступка сердце Тревора сжалось от ужаса. Он представил себе, что произойдет, если об этом узнает отец Маргарет.
Тревор прогнал эту мысль и сконцентрировался на игре. Он видел, что у него может получиться флэш.
type="note" l:href="#n_8">[8]
Когда подошла его очередь, он скинул ненужную карту и взял другую. Это была трефа, именно то, что он ждал. Но Тревор был в такой ярости, что не чувствовал никакой радости. Все, что он хотел, – это поскорее увести отсюда Маргарет.
Когда он решил попытать счастья и завоевать эту богатую наследницу, то даже не представлял себе, каким испытанием это обернется для его терпения и нервов. Она оказалась испорченной, избалованной и отчаянной девчонкой. Тревор недооценил Маргарет.
Маргарет изучила свои карты и подняла ставку на десять тысяч лир. Двое мужчин сказали «пас». Когда очередь дошла до Тревора, он поддержал ее ставку, а потом добавил к ней еще десять тысяч.
После него еще двое игроков вышли из игры. Остались Маргарет и Тревор.
– Может быть, сейчас тебе нужно сбросить карты, – предложил Тревор, намеренно дразня ее. – Будет ужасно, если ты проиграешь.
– Я в игре, – сказала Маргарет и поддержала его ставку. Она положила на стол карты. У нее было три дамы.
Тревор улыбнулся, мрачно и удовлетворенно.
– Очень глупо с твоей стороны, – сказал он и бросил свои карты на стол. Все они были трефовой масти, и толпа вокруг взволнованно загудела. Он сгреб фишки и встал. – Джентльмены, меня ждут другие приятные дела, поэтому желаю вам веселой ночи. – Тревор посмотрел на Маргарет. Его взгляд говорил о том, что ей лучше пойти за ним.
Она нервно облизнула губы, но не сдвинулась с места. Тревор подошел к ней, взял ее за запястье и потянул вверх из-за стола, к немалому удивлению людей вокруг.
– Что ты делаешь? – воскликнула Маргарет и в отчаянии схватилась за свои фишки, но Тревор потащил ее прочь. Маргарет попыталась вырваться, но он еще крепче сжал руку и привлек ее к себе.
– Я советую тебе идти спокойно, Марго, – тихо проговорил Тревор. – Даже любовницам не дозволено устраивать сцены в «Ройяле».
– Но я еще не закончила!
– О нет, закончила. – Он глянул через стол на Эмилио, который смотрел на них с искренним изумлением. – Эмилио, давай лучше встретимся в другой раз.
– Понятно, – со смехом ответил итальянец. – Приходи ко мне завтра днем.
Маргарет не оставалось ничего другого, как выйти вслед за Тревором из клуба. Он приказал, чтобы им подали к крыльцу кеб, и когда дворецкий отправился искать экипаж, Маргарет решила, что пришло время попытаться все объяснить:
– Тревор, я…
– Ни слова больше, – бросил он.
Они продолжили ждать в молчании. Тревор ни разу не посмотрел в ее сторону, и Маргарет поняла, насколько он зол.
Она не знала, что делать. Ее отец был единственным мужчиной, который осмеливался гневаться на нее. Но Тревор вел себя по-другому. Его молчание таило в себе угрозу. Маргарет чувствовала, что этот мужчина ей не по зубам. Ее охватило сильное беспокойство.
Когда подъехал кеб, швейцар клуба «Ройял» вышел и открыл для них дверь. Тревор втолкнул ее внутрь, бросил швейцару чаевые, сел в экипаж и назвал вознице адрес ближайшего переулка, который вел к дому Эдварда.
Кеб тронулся. Маргарет откинула с лица вуаль и бросила на Тревора тревожный взгляд. Тревор смотрел в окно, и по жестким линиям его профиля Маргарет поняла, что ее опасения не напрасны. Он все еще пылал от ярости.
Экипаж полз через переполненные улицы со скоростью улитки. Карнавал продолжался, но тишина внутри кеба была более оглушительной, чем крики веселившейся толпы. С каждой минутой напряжение все возрастало. Когда кэб прибыл по нужному адресу, Тревор высунул голову из окна и крикнул вознице:
– Сверните в переулок и остановитесь на полпути.
– Хорошо, сэр.
Кеб остановился в темном переулке. Маргарет взялась за ручку дверцы, намереваясь сбежать, но Тревор оказался проворнее. Он схватил ее за запястье:
– Не так быстро. Сначала нам надо кое-что обсудить.
– Ладно, – сказала она. Маргарет понимала, что поступила нехорошо и должна извиниться перед Тревором. – Мне стыдно, что я так себя повела.
– Еще бы! Ты только представь себе, сколько англичан являются членами этого клуба! А если бы кто-нибудь тебя узнал? – Маргарет промолчала. – У тебя не хватает ума подумать о последствиях своих поступков.
Маргарет поморщилась, понимая, что Тревор прав.
– В костюме или без, но тебя могли узнать. Не удивлюсь, если завтра утром наши имена появятся в колонках светской хроники.
– В моем костюме меня никто не мог узнать. Я в этом уверена.
– Ты не можешь быть ни в чем уверенной. Такой скандал навеки погубит тебя. Но давай на минуту отложим в сторону вопрос о твоей репутации. Тебе не пришло в голову, что тебя могут шантажировать?
– Шантажировать?
– Боже мой, Маргарет, твой отец – один из самых богатых людей мира. Шантаж – вполне реальная угроза. Ты вела себя глупо и эгоистично и, кроме того, нарушила слово, данное мне прошлой ночью. Ты всегда так легко нарушаешь слово?
Маргарет вздернула подбородок, желая сказать что-то в свое оправдание.
– Я думаю, здесь не только моя вина. Ты…
– Конечно, виновата не только ты, – прервал ее Тревор прежде, чем Маргарет успела заявить, что он тоже нарушил данное ей слово. – Твой отец также несет за это ответственность.
– Какое отношение имеет к этому мой отец? – в изумлении воскликнула Маргарет.
– Самое прямое, – мрачно ответил Тревор. – Ты всю жизнь крутила им как хотела, и он позволял это. Ты настолько привыкла делать все по-своему, что превратилась в капризную, испорченную девчонку, которая творит все, что взбредет ей в голову, и не думает, как это скажется на других, и которая явно нуждается в порке!
Ни один мужчина не осмеливался говорить ей такие вещи. Маргарет разозлилась. Она решила напомнить Тревору, что не только она нарушила слово:
– Когда я согласилась участвовать в твоих ночных вылазках, ты пообещал, что мы побываем везде, где я захочу. Ты нарушил обещание.
– Только для того, чтобы защитить тебя, – крикнул Тревор. Его ярость становилась все сильнее, а голос – все громче. – Я приказал тебе держаться от клуба подальше ради твоего же блага!
– Это было не так, – с готовностью возразила ему Маргарет. – Ты не приказывал мне держаться от него подальше. Ты только сказал, что не возьмешь меня с собой, и все.
– Не придирайся к словам, – процедил он сквозь зубы. – Ты прекрасно понимаешь, что я имел в виду.
– Даже если я понимаю, – вспыхнула она, – то что с того? Я тебе не служанка, чтобы ты мог мне приказывать!
После этих слов Тревор потерял над собой контроль.
– Клянусь Богом, ты испытываешь мое терпение! – крикнул он. – Сегодня ты рисковала не только своей репутацией, но и моей тоже! Лучше не надейся, что будешь и дальше совершать такие безумные поступки. Когда мы поженимся, я, черт побери, положу этому конец!
– Что ты сказал? – прошептала девушка.
– Мэгги…
– Негодяй! – Дверца кареты с треском распахнулась. – Я никогда не выйду за тебя замуж!
Она выскочила из кеба раньше, чем Тревор успел задержать ее, и с такой силой хлопнула дверцей перед его лицом, что замок заклинило и он не сразу смог открыть дверцу. Тревор услышал, как за ней с лязгом закрылась калитка сада, и он с проклятиями откинулся назад, вытянул ногу и ударил каблуком в дверцу, отчего та открылась.
Он мгновенно выпрыгнул из кеба, но когда схватился за железные прутья калитки, то понял, что Маргарет заперла ее за собой. Тревор увидел, как она мелькнула между деревьями, со всех ног несясь к дому. Шелковая материя ее костюма блестела в свете луны.
Тревор опять дернул калитку – бесполезно.
– Черт, – пробормотал Тревор. Несколькими неосторожными словами, брошенными в горячке момента, он погубил почти все шансы на то, чтобы завоевать Маргарет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли



Очень раздражает,что героиня часто говорит за свое наследство.
Обман и обольщение - Гурк Лаура ЛиЛана
10.02.2015, 0.15





Героиня избалованный и не умная фантастика. Роман о том, как за деньги можно и мужа купить:-) хорошо быть богатыми. 8/10
Обман и обольщение - Гурк Лаура ЛиВикки
19.05.2015, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100