Читать онлайн Обман и обольщение, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Обман и обольщение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Маргарет, с такой силой хлопнула дверью, что Тревору показалось, будто прогремел ружейный выстрел. Он медленно перевел дух и посмотрел на длинный, обернутый бумагой сверток, лежавший у его ног.
«Я купила его, потому что знала, что он тебе понравится».
Тревору стало не по себе. Неужели его мучают угрызения совести?
«Я любила тебя. Ты не веришь в любовь, ты просто не способен любить», – звучали в ушах слова Маргарет.
С его губ сорвалось ругательство, которым мог бы гордиться любой моряк. Тревор выпустил из рук подарок, подошел к бару, взял бутылку бурбона из штата Кентукки, который так любил Ван Альден, и налил себе полный бокал. Глупая, наивная девчонка. Когда наконец она повзрослеет? Когда перестанет верить в сказки?
Тревор поднял бокал и уставился на золотисто-коричневую жидкость, точь-в-точь такого же цвета, как глаза Маргарет. Он подавил навязчивый образ и одним глотком выпил спиртное, потом взял бутылку и опустился в кожаное кресло рядом с камином.
Тревор смотрел на пламя, думая, что неплохо было бы напиться. Он налил себе еще одну порцию, потом еще. Но мысли о Маргарет продолжали мучить его.
Он ранил ее. Сильно ранил. Он знал это и сожалел, что все так вышло. Но он ничего не мог с этим поделать. И если бы можно было начать все сначала, он скрыл бы только то, что случилось в Италии.
Дверь отворилась, и на пороге появился Эдвард.
– Ван Альден вернулся и хочет знать, почему Маргарет отказывается выходить из своей комнаты, а Корнелия плачет. Обе говорят, что это из-за тебя. Он не понимает, что могло случиться за те несколько часов, пока его не было, и желает знать, куда ты делся. Что мне ему сказать?
Тревор вздохнул и повернулся к огню.
– Ничего, – ответил он. – Я сам с ним поговорю.
– Тогда я скажу, что ты здесь. – Прежде чем выйти, Эдвард спросил: – С тобой все в порядке?
– Я в порядке. Черт возьми, в полном порядке. Как Мэгги?
– Заперлась в своей комнате и не хочет выходить. Надеюсь, ты понимаешь почему.
Тревор глотнул бурбона.
– Все не так серьезно, как кажется, – ответил он. – Мэгги просто расстроилась, ее гордость уязвлена. Она справится с этим.
Эдвард пересек комнату и сел в кресло рядом с Тревором.
– Ты в этом уверен? – спросил он.
– Конечно. – Тревор беспокойно поерзал в кресле, не отрывая взгляда от пламени в камине. – Она не ребенок. Неужели ей так трудно расстаться со своими романтическими фантазиями?
– Романтические фантазии?
Тревор не ответил, и Эдвард продолжил:
– Ты по-прежнему ничего не понимаешь, да? Я уже говорил тебе, что ты взял на себя большую ответственность.
– Действительно взял. Я женился.
– Я не это имел в виду. Ты хладнокровно соблазнял ее, и Маргарет полюбила тебя, полюбила всем сердцем и душой. Ты хоть представляешь себе, что это значит?
Примерно то же самое сказала ему Маргарет. Тревор встал и отвернулся.
– Ради Бога, Эдвард, хватит болтать о любви! – сорвался он на крик. – Ты что, начитался дамских романов?!
– Ты знаешь, что не прав, потому и нервничаешь.
– Черт побери, Эдвард, я вынужден был так поступить.
– Знаю. Но теперь это уже не имеет значения. Что ты собираешься делать?
– Поговорю с Ван Альденом, а потом напьюсь, – ответил Тревор, снова наполнив бокал. – Наверное, это не очень ответственно с моей стороны, но вполне понятно, учитывая сложившуюся ситуацию.
– А после этого?
– Утром мы с женой поедем в Эштон-Парк, как я и планировал.
– Ты шутишь. – Эдвард удивленно уставился на него. – Тревор, неужели ты думаешь, что Маргарет захочет куда-то поехать с тобой?
– Эдвард, у Маргарет нет выбора.
Эдвард расхохотался:
– Это уже напоминает комедию. Современный вариант Катарины и Петручио.
type="note" l:href="#n_13">[13]
Насколько я помню, он тоже хотел ее денег.
Тревор окинул друга ледяным взглядом и спросил:
– С чего это ты развеселился?
– Насколько я знаю, никому еще не удавалось заставить Маргарет сделать то, чего она не хочет. Если у нее в голове поселится какая-то мысль, никто не сможет остановить ее, даже ее собственный отец.
– Но я ей не отец. Я ее муж. Мы уедем утром, Маргарет станет хозяйкой в Эштон-Парке и научится быть послушной женой.
– Ладно. – Эдвард встал и направился к двери. – Маргарет – послушная жена, – повторил он, выходя в коридор. – Бог тебе в помощь, Тревор.
Маргарет сидела в кресле, свернувшись калачиком, и смотрела в темноту за окном. Она долго плакала и выплакала все слезы.
Как же она ошиблась! Ведь она с самого начала знала, что Тревор Сент-Джеймс охотник за приданым, лжец и распутник. Знала о его денежных проблемах, о незаконном бизнесе в Египте, о многочисленных связях с женщинами.
«Ты верила в то, во что тебе хотелось верить».
Тревор лгал ей. Но что еще хуже, она лгала самой себе. Ей хотелось верить, что Тревор любит ее, что любовь его изменила, превратила в благородного и честного человека. Но это было заблуждением. Он так и остался лживым эгоистичным негодяем.
Раздался стук в дверь.
– Мэгги, открой, пожалуйста. – Это была Корнелия, Маргарет поднялась с кресла, подошла к двери и отодвинула задвижку.
Корнелия облегченно вздохнула:
– Мэгги, все волнуются за тебя, особенно твой отец. Ты не спустилась к ужину, не впустила служанку, которая принесла тебе еду, не желаешь ни с кем говорить. На тебе лица нет. Хорошо, что я заварила крепкий чай.
– Пожалуй, тебе тоже не мешает выпить чаю, – сказала Маргарет, заметив, как покраснели у Корнелии глаза. Кузина тоже плакала.
Корнелия вошла и поставила поднос на туалетный столик. Потом налила две чашки, добавила в каждую большую порцию сахара и передала одну чашку Маргарет. Взяв вторую, Корнелия опустилась в кресло у окна.
– Кто бы мог подумать, – сказала она, глотнув чаю.
– Это какой-то кошмарный сон. – Маргарет облокотилась о туалетный столик и посмотрела на кузину. – Тревор с самого начала лгал мне. Он сам организовал мое похищение. Нанял этих людей, а потом притворился, будто спасает меня, и все ради того, чтобы побыть со мной наедине и попытаться соблазнить, уговорить меня выйти за него замуж. Эдвард об этом знал.
Корнелия отвела взгляд.
– Давай поговорим о чем-нибудь другом.
Маргарет внимательно посмотрела на кузину. Она вспомнила, что та уже не в первый раз отказывается разговаривать о похищении.
И тут она поняла почему.
– Ты тоже об этом знала, – прошептала Маргарет. – Боже мой, ты знала, что никакого похищения на самом деле не было. – Корнелия молчала. – Ты знала? – сорвалась на крик Маргарет.
– О, Мэгги. – Кузина подняла на нее полный отчаяния взгляд. В ее глазах блестели слезы.
– Ты знала и тоже участвовала в этом. Ты лгала мне.
– Мне так жаль, – всхлипнула Корнелия. – Сначала я не знала, что он задумал. Но когда он мне рассказал и я поняла, что Эдвард на его стороне, мне пришлось согласиться с ними. У меня не было другого выхода.
– Не было выхода? Разве ты не могла сказать «нет»? Или это не пришло тебе в голову?
– Сначала я хотела отказаться! – Корнелия шмыгнула носом. – Но Эштон уже все устроил, и Эдвард убедил меня, что его план сработает, и я… я согласилась на это, потому что… ну, потому что я знала, что Эштон понравился дяде Генри и что они уже договорились насчет приданого и брачного контракта. К тому же Эштон убедителен и может уговорить кого угодно, кому, как не тебе, об этом знать! Я поверила ему, поверила, что у него благородные намерения и что ты ему очень нравишься.
– Нравлюсь? – Маргарет была в ярости.
– Ты сердишься. О Боже, это я во всем виновата. Прости меня.
Маргарет повернулась к Корнелии спиной. Она не могла смотреть на ее слезы, видеть ее взгляд, полный искреннего раскаяния, слушать ее извинения.
– Тебе не приходило в голову, что ты могла рассказать правду, когда мы были в Неаполе? – холодно спросила Маргарет.
Маргарет слушала Корнелию рассеянно, погруженная в собственные мысли.
– Ты сказала, что папа и Тревор заранее договорились насчет брачного контракта? – Она осторожно поставила чашку на столик, чувствуя, как у нее почва уходит из-под ног. Маргарет медленно повернулась к Корнелии. – Значит, они договорились о свадьбе еще в Риме? Торговались, как будто это была взаимовыгодная сделка? Папа заплатил Тревору за то, что тот согласился взять меня в жены. О Боже.
Никогда еще Маргарет не чувствовала себя такой униженной.
– О, Мэгги, нет! – воскликнула Корнелия и вскочила на ноги. – Ты придаешь этому какой-то ужасный смысл. Все богатые семьи обсуждают брачный контракт. Они вынуждены это делать, чтобы защитить свои интересы.
Маргарет пропустила ее слова мимо ушей.
– Тревор, Эдвард, ты. И даже мой отец. Какой ужас! Настоящий заговор.
– Да не было никакого заговора! – воскликнула Корнелия, схватив Маргарет за руку. – О, дорогая, пожалуйста, поверь мне.
– Я хочу побыть одна, если не возражаешь.
Корнелия бросилась к двери, но, прежде чем выйти, повернулась к Маргарет:
– Мы просто думали, что для тебя так будет лучше.
Бушевавшие в душе Маргарет эмоции, должно быть, отразились на ее лице. Корнелия все поняла, разразилась слезами и вышла.
Маргарет подошла к кровати и откинула покрывало. Ее обманули и предали все, кого она любила.
Маргарет погасила лампу, залезла под покрывало и дала волю слезам.
На следующее утро Маргарет проснулась в совсем другом настроении. Маргарет знала, что члены ее семьи приняли сторону Тревора потому, что любили ее и желали ей добра. Но мотивы поступков Тревора были далеки от благородства.
Когда служанка принесла чай, Маргарет попросила ее принести все, что подавали к завтраку, и с аппетитом поела. Затем стала просматривать почту, скопившуюся за последние несколько дней. Из-за предсвадебной суеты раньше у нее не было на это времени. Когда в комнату зашла ее камеристка Молли, чтобы помочь ей одеться, Маргарет как раз изучала пачку писем, пытаясь отыскать одно важное послание, пришедшее от фирмы «Пелем и Смайт», лондонских адвокатов семьи Ван Альден.
– Ох, мэм! – воскликнула Молли. – У вас осталось совсем мало времени!
– Мне некуда спешить, Молли, – сказала Маргарет.
– Прошу прошения, миледи, но я должна как можно быстрее одеть вас, чтобы служанки начали упаковывать ваши вещи для путешествия в Кент. Нам нельзя мешкать.
– Ага, вот оно, – воскликнула Маргарет, выуживая письмо, которое искала. Она вскрыла его и быстро пробежала глазами. Это было обычное поздравление с приближающейся свадьбой, но заканчивалось оно предложением, которое отложилось у нее в памяти. Она нашла его и еще раз перечитала.
«Разумеется, мы урегулировали все вопросы, касающиеся вашего брачного контракта, но если вам потребуется консультация по вопросам, связанным с вашим браком, пожалуйста, обращайтесь к нам».
Маргарет задумчиво похлопала письмом по ладони, а потом решительно кивнула.
– Да, мистер Пелем, я думаю, что мне потребуется ваша консультация, – пробормотала она себе под нос.
Краем глаза Маргарет заметила какое-то движение. Она подняла взгляд и увидела, что Молли все еще стоит у постели, в отчаянии ломая руки.
– Молли, я не еду в Кент. Так что нам некуда спешить.
– Не едете? Но Эштон сказал, что к половине десятого вы должны быть готовы, иначе опоздаете на поезд. А сейчас уже почти восемь.
– Лорд Эштон может ехать куда и когда ему заблагорассудится. Я остаюсь в Лондоне. – Маргарет соскочила с кровати, подбежала к секретеру и достала свои канцелярские принадлежности. Открыв чернильницу, она взяла перо и быстро написала записку, потом свернула, положила в конверт, на котором поставила адрес и имя самого мистера Пелема.
– Спустись вниз и отдай это нашему второму дворецкому. Его зовут Альберт, верно? Пусть он немедленно доставит письмо. – Маргарет отдала конверт горничной. – Это очень важно.
Молли взяла письмо.
– А что передать его светлости?
– То, что я тебе сказала. Он может ехать куда хочет, а я остаюсь в Лондоне.
– О нет, мадам, я не смогу! – Молли в ужасе уставилась на нее. – Он мой новый хозяин. Если я скажу ему это, он рассчитает меня.
– Ничего подобного, даю тебе слово. А теперь иди.
Молли направилась к двери.
– Лорд Эштон очень рассердится, миледи. Господа привыкли к тому, что все их желания исполняются, уж это я знаю наверняка. Ему это точно не понравится.
Разумеется, Тревору это не понравилось. Когда служанка сказала, что ее госпожа отказывается ехать с ним в Кент, он уставился на нее, не веря своим ушам. И, как и предсказывала Молли, разозлился. Наверное, это отразилось на его лице, потому что, когда Тревор медленно встал со стула, Молли попятилась.
– Пожалуйста, сэр, я сказала вам только то, что велела передать моя госпожа.
Тревор понял, что испугал девушку, она была совсем еще юной и явно опасалась, что ее могут рассчитать.
– Все в порядке, Молли, – успокоил он девушку. – Я с этим разберусь.
Она тут же расслабилась и проговорила:
– Да, сэр. Спасибо, сэр. – Молли поклонилась ему и вышла из столовой.
Эдвард усмехнулся и озорно посмотрел на Тревора.
– Послушная жена, да? – иронично спросил он.
Но Тревор пропустил его слова мимо ушей. Он направился к двери, намереваясь подняться в спальню к жене. Однако его остановил Ван Альден.
– Давай лучше я поговорю с ней, – сказал он. – Возможно, мне удастся убедить Маргарет поехать с тобой.
Тревор хотел было возразить, что убеждения и уговоры тут не подействуют, но передумал.
– Хорошо, попробуйте.
Ван Альден вышел. Но к тому времени как завтрак подошел к концу, Тревор уже точно знал, что был прав. Убеждения и уговоры не подействуют на Маргарет.
Он положил вилку, встал и обратился к Корнелии:
– Не могли бы вы проследить, чтобы экипаж подали вовремя? Иначе мы опоздаем на поезд. И прикажите служанкам упаковать вещи Маргарет. Мы уезжаем в девять тридцать.
Корнелия помолчала, потом кивнула.
– Да, конечно, – без особого энтузиазма ответила она.
– Спасибо. – Тревор вышел из столовой и поднялся на второй этаж. Еще на лестнице он услышал рокочущий голос Ван Альдена.
– Черт побери, Маргарет! – кричал он. – Что за чушь!
Тревор остановился и заглянул внутрь, Ван Альден, красный как рак, метался по комнате, а Маргарет в одной ночной рубашке стояла перед ним, скрестив руки на груди, упрямо вздернув подбородок.
– Чушь? Он нанял людей, чтобы они меня похитили. По-твоему, это чушь?
– Эштон мне все объяснил. У него не было другого выхода.
– И ты одобряешь это?
– Конечно, нет. Но что теперь об этом говорить? Ведь ты не пострадала.
– Не пострадала? Ты устроил мою свадьбу, словно выгодную сделку, после чего меня похитили люди Тревора, а он якобы спас меня и таскал по лесам и горам целых две недели. И ты еще говоришь, что я не пострадала?
– Твоя репутация осталась незапятнанной. Эштон позаботился об этом.
– Но речь идет о вещи гораздо более важной, чем моя репутация! – воскликнула Маргарет. – Вы двое устроили мою жизнь за меня. Как вы могли так поступить?
Ван Альден остановился и посмотрел на нее.
– Я делал это ради твоего счастья, – сказал он.
– В следующий раз, когда захочешь меня осчастливить, сначала посоветуйся со мной, папа.
Наступило молчание, и Тревор решил воспользоваться моментом.
– Хватит! – сказал он. – Мистер Ван Альден, я хотел бы поговорить с женой наедине.
– Эштон… – начал было Генри, но Тревор не дал ему договорить:
– Мистер Ван Альден, я вас уважаю, но прошу впредь не вмешиваться в нашу жизнь. Это проблема между мужем и женой, которую мы должны разрешить сами. Иначе Маргарет будет обращаться за вашим сочувствием всякий раз, когда мы с ней будем ссориться.
Ван Альден сжал губы. Он явно понял точку зрения Тревора и согласился с ней. Потому не стал больше ничего говорить, коротко кивнул своему зятю и вышел из спальни, не сказав больше ни слова.
– Папа! – крикнула Маргарет, но Ван Альден закрыл за собой дверь, даже не посмотрев в ее сторону. Она повернулась к Тревору: – Я ненавижу тебя.
Это прозвучало по-детски, и Тревор проигнорировал ее выпад.
– Мы едем в Кент, – сказал он, – и я предлагаю тебе переодеться во что-нибудь более подходящее для путешествия.
– Я не поеду с тобой в Эштон-Парк. Никогда. Я собираюсь встретиться с поверенным нашей семьи, чтобы он составил прошение об аннулировании нашего брака.
– Теперь уже поздно. Или ты забыла прошлую ночь?
– Не смей даже упоминать о ней! – воскликнула Маргарет и отвернулась, смахнув слезу. – Ты праздновал победу.
Какое-то время Тревор смотрел на нее. Ее била дрожь, она никак не могла успокоиться. Он понимал, что причинил ей боль, но не мог позволить себе пойти на поводу у жены, хотя и испытывал стыд.
– Для меня это тоже было важно, Мэгги, – тихо произнес он. – Я хочу, чтобы ты услышала меня, чтобы поверила мне.
– Поверила? После того, что ты сделал? Да я скорее поверю дьяволу, чем тебе.
– Ты доверяла мне настолько, что согласилась выйти за меня замуж.
– Это была ошибка, и я хочу исправить ее. – Маргарет повернулась к нему. – Если я не могу добиться аннулирования брака, то подам на развод.
– Ты шутишь. На каком основании?
Маргарет горько, с иронией улыбнулась ему и спросила:
– Ты похитил меня. Разве это не основание?
– Я не совершил ничего ужасного после того, как мы поженились. Суд будет учитывать только этот период. К тому же необходимо мое согласие на развод, а я ни за что его не дам.
– Мне странно слышать от тебя подобные заявления, – с издевкой произнесла Маргарет. – Мой дорогой муж, разве ты не знаешь, что за деньги можно купить все?
– Но только не развод в Англии, дорогая. Насколько я помню, за эти два дня я тебе не изменял. Я не сумасшедший, не двоеженец и не состою с тобой в кровном родстве. К тому же мы оба знаем, что я не импотент и не гомосексуалист. Других поводов для развода нет. Кроме того, чтобы начать бракоразводный процесс, тебе потребуются деньги. Вряд ли твой отец даст необходимую сумму. Он хорошо относится ко мне и одобряет наш брак. Для него очень важно общественное мнение, а развод неминуемо приведет к скандалу.
– Но у меня есть свои деньги!
– Которые после свадьбы переходят под мой контроль. – Видимо, Маргарет не задумывалась об этом раньше, потому что выражение ее лица изменилось. – Ты можешь подать на развод, писать письма поверенным, но будешь это делать в Эштон-Парке. – Он посмотрел на часы, которые вынул из кармана: – Сейчас три минуты десятого, мы уезжаем в девять тридцать. В твоем распоряжении двадцать семь минут. Служанкам нужно время, чтобы упаковать твои чемоданы, Если в девять тридцать тебя не будет внизу, я вернусь, перекину тебя через плечо и отнесу в карету. Мне все равно, что на тебе будет надето. Я ясно выразился?
– Конечно, – огрызнулась Маргарет. – Сила есть – ума не надо.
– Совершенно верно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли



Очень раздражает,что героиня часто говорит за свое наследство.
Обман и обольщение - Гурк Лаура ЛиЛана
10.02.2015, 0.15





Героиня избалованный и не умная фантастика. Роман о том, как за деньги можно и мужа купить:-) хорошо быть богатыми. 8/10
Обман и обольщение - Гурк Лаура ЛиВикки
19.05.2015, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100