Читать онлайн Обман и обольщение, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Обман и обольщение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Тревор проснулся. Лампа погасла, но сквозь ставни в комнату проникал серый свет. Наступило утро. Маргарет зашевелилась, Тревор повернул голову и увидел, что она смотрит на него.
Маргарет лежала на боку, подложив ладонь под щеку, стыдливо прикрыв грудь простыней. Ее длинные волосы падали ей на лицо и обнаженные плечи. Тревор лег на бок и погладил Маргарет по щеке. Его пальцы пробрались сквозь спутанную массу шелковых прядей и легли на тыльную сторону шеи.
– Доброе утро, – сказал он, привлек ее к себе и поцеловал.
Маргарет не сопротивлялась и ответила на поцелуй Тревора со страстью, от которой его желание вспыхнуло с новой силой. Свободная рука Тревора нырнула под простыню и принялась изучать тело Маргарет, в то время как его язык изучал ее рот. Он провел пальцами по ее груди, по атласной коже ее живота, потом скользнул между ног. Пальцы коснулись ее лона, и Тревор почувствовал, что Маргарет готова принять его.
Тревор прервал поцелуй и откинул простыни, которыми они были укрыты.
– Иди сюда, жена! – Он поднял Маргарет, намереваясь усадить ее к себе на бедра.
Вид Маргарет, ее обнаженной груди возбудил его. Такую картину он хотел бы созерцать каждое утро.
Тревор вошел в нее, и от наслаждения у него закружилась голова.
В полном изнеможении он рухнул на постель.
Такого полного удовлетворения он не испытывал ни с одной любовницей.
Но Мэгги – не любовница. Она его жена. А это – совсем другое дело. Маргарет не шевелилась, и Тревор подумал, что она заснула.
Маргарет вдруг подняла голову и посмотрела ему в глаза. Уголки ее губ изогнулись в загадочной улыбке.
– О чем ты думаешь? – спросил он.
– Я думаю, – смущенно проговорила она, – что мне нравится быть замужем.
Тревор рассмеялся. К его радости, он понял, что ему тоже нравится быть женатым. Очень даже нравится.
Генри поставил витиеватую подпись на банковском чеке и передал его через стол Тревору:
– Этого хватит, чтобы привести в порядок Эштон-Парк. Ты уже решил, куда вложишь деньги?
Тревор взял чек, не глядя на сумму, сложил его пополам и спрятал в карман.
– У меня есть несколько вариантов. Можно построить ткацкую фабрику по производству льняных тканей. Рядом с Уэйверли таких нет. Ближайшая фабрика находится в Ситтингборне, но до нее двадцать миль. У меня много земли, которая в данный момент не используется. На ней можно посеять лен, климат вполне подходящий. Из льна можно делать не только ткань, но и масло, так что с одного урожая мы получим двойную прибыль. Думаю, это выгодное вложение капитала.
Генри кивнул и добавил:
– Не говоря уже о выгоде, которую принесет фабрика самой деревне Уэйверли.
– Процветание деревни находится в прямой зависимости от близлежащих поместий. Я теперь граф, и моя обязанность – заботиться о людях, которые там живут. Их нуждами и так слишком долго пренебрегали. Но я не предложил бы такого плана, если бы не чувствовал, что мы сможем заработать на нем.
– Согласен. Это разумная идея. Я знаю несколько инженерных фирм в Лондоне, где нам могли бы разработать план фабрики. Полагаю, ты уже думал о том, в каком именно месте ее построить.
– Конечно. Кстати, я хотел бы встретиться с вашими бухгалтерами. Они смогут сделать предварительные расчеты издержек и прибыли.
Генри кивнул.
– Ты сказал, что у тебя есть и другие предложения?
– Да, есть одна мысль. Это дело может принести огромную прибыль, но уж слишком велик риск.
– Самые прибыльные дела всегда связаны с риском. Что конкретно ты имеешь в виду?
– Электрическое освещение.
– Ты не думаешь, что мода на электричество скоро пройдет?
– Нет, не думаю. А вы?
– Тоже не думаю, – ответил Генри. – Скорее всего электричество окажется самым важным открытием века. Допустим, мы с тобой правы. Каков твой план?
– Я знаком со многими аристократами, которые женились на американках с наследством и которые, так же как и я сам, собираются перестраивать и подновлять поместья. Их жены, конечно, привыкли к современным удобствам, и я уверен, что им очень не хватает света и тепла в их новых домах по эту сторону Атлантики. Большинство английских поместий такие темные и страшные, что могут любого вогнать в уныние. Я знаю, что многие аристократы содрогнутся при одной лишь мысли о том, что в их древних домах может появиться электрическое освещение, но ради семейного спокойствия люди готовы пойти на серьезные жертвы.
– Особенно когда для этого есть деньги, – добавил Генри. Он поразмыслил над словами Тревора, но через какое-то время покачал головой: – Не сомневаюсь, что у нас с тобой есть много знакомых, которые хотели бы провести в свои дома электричество. В принципе твой план может принести выгоду. Но это новая сфера деятельности, и я не знаю никого, кто разбираетея в ней. Где ты возьмешь необходимые для этого опыт и знания?
Тревор не стал прямо отвечать на вопрос тестя и задал ему встречный вопрос:
– Вы, знакомы с сэром Уильямом Крэндоном?
– Он баронет, если не ошибаюсь. И наверняка лучше всех в Англии разбирается в электричестве.
– Совершенно верно. Его знания нам очень помогут.
– Не сомневаюсь. Но насколько мне известно, он тоже аристократ. Ему уже предлагали работать в этом направлении, но он отказался. Вряд ли удастся убедить его принять участие в нашем предприятии. Особенно если учесть, что у меня нет на него выхода.
Тревор с улыбкой ответил:
– У меня есть. Он мой старый приятель. Мы занимались некоторыми очень прибыльными делами в Фивах, а потом он стал баронетом и вернулся в Англию. Думаю, его можно уговорить поделиться с нами своими знаниями. Разумеется, за хорошую плату. Хотя в обществе об этом еще не знают, вчера я услышал от лорда Сетона, который приходится двоюродным братом его жене, что кредиторы Крэндона собираются подать заявление о его банкротстве.
Генри усмехнулся:
– Я знал, что не ошибся в тебе, Эштон. Ты прирожденный делец. Не каждый обладает таким талантом, Ты уверен, что в тебе нет крови янки?
Тревор улыбнулся. Он подумал, что в этом отношении он ни за что не может поручиться, ведь многие его предки считались распутниками. Если в нем действительно есть капля американской крови, то получил он ее не в постели, а где-нибудь на сеновале. Поэтому Тревор не стал распространяться на эту тему, а начал рассказывать о других вариантах, как можно заработать на электричестве. Генри выслушал, его и предложил несколько своих идей. Их беседу прервал стук в дверь. Внутрь заглянула Маргарет. Генри воскликнул:
– Мэгги, ты же знаешь, что меня нельзя беспокоить, когда я разговариваю по делу.
Маргарет с улыбкой вошла в кабинет.
– Поскольку ты разговариваешь с моим мужем, я подумала, что это правило не действует, – сказала она. – Особенно в первое утро после свадьбы.
Генри тут же сменил гнев на милость:
– Ну что ж, пожалуй, ты права. Прости, дорогая.
– Все в порядке, папа. Я знаю, ты забываешь обо всем на свете, когда речь заходит о бизнесе. – Она улыбнулась Тревору и предупредила: – Он будет держать тебя тут целый день.
– Не будет, – ответил Тревор и поднялся. – У меня встреча с моими адвокатами через… – он вынул карманные часы, – через полчаса. Вернусь к обеду.
Маргарет вздохнула:
– Значит, наши пути расходятся. Поскольку мы уезжаем завтра утром в Кент, я решила походить с Корнелией по магазинам, а после мы пойдем на чай к леди Лонгфорд.
– Прости, что у нас с тобой не будет свадебного путешествия, но я должен вернуться домой.
– Я понимаю, – сказала Маргарет. – Отправимся путешествовать в другое время.
– А что касается сегодняшнего дня, думаю, мы сможем найти час-другой, чтобы поупражняться в фехтовании перед ужином. – Тревор взял руку Маргарет и поднес ее к губам. – Мне очень понравилось фехтовать с тобой, – шепотом добавил он. – Хочу заниматься этим как можно чаще.
– И я, – тоже шепотом ответила Маргарет, покраснев при воспоминании о вчерашней ночи.
Когда Тревор вышел из кабинета, Генри улыбнулся дочери:
– Мэгги, девочка моя, тебе нравится замужняя жизнь?
– Очень нравится, папа, – ответила она.
Генри ласково потрепал ее по подбородку. Больше всего он радовался не тому, что оказался прав насчет замужества, а тому, что не ошибся в Треворе. Маргарет любит его, это ясно как день. А когда счастлива дочь, счастлив и отец.
Генри был не единственным, кто в этот день чувствовал себя счастливым. То же самое можно было сказать и о Маргарет.
– Мэгги, ты вся светишься. Такая перемена, и всего за одну ночь, – сказала Корнелия, когда они шли по отделу тканей универсама «Харродз».
– Ты замужняя женщина, Корнелия, и не можешь не понимать, почему я счастлива.
Однако кузина не улыбнулась, а очень серьезно посмотрела на Маргарет и сказала:
– Я рада, что ты так хорошо себя чувствуешь, дорогая.
– Да, я счастлива, но мне почему-то с трудом верится, что ты на самом деле за меня рада. Последнее время ты какая-то мрачная.
– Я просто устала. Путешествие домой и суета последних дней не прошли для меня бесследно.
Маргарет заподозрила неладное. Но не успела высказать свое мнение по этому поводу, как Корнелия указала на образцы тканей, лежавшие вокруг них, и неожиданно рассмеялась:
– Моя дорогая, вряд ли тебе удастся найти в этом отделе подходящий подарок для лорда Эштона.
– Ты права, – ответила Маргарет. – Вообще-то я направлялась туда. – Маргарет кивнула в сторону двери.
Она вышла из текстильного отдела, и Корнелия последовала за ней. Маргарет прошла мимо клюшек для гольфа и бит для крикета и остановилась у витрины рыболовных принадлежностей. Одна удочка стояла на видном месте. Маргарет указала на нее и восхищенно заявила:
– Какая прелесть! Лучше не бывает.
– Ты про удочку?
– Разумеется. Тревор страстный рыболов.
– Очень странный свадебный подарок, тебе не кажется?
– Возможно, – сказала Маргарет. – А ты что предлагаешь?
– Я подарила Эдварду золотые запонки с его инициалами. Он был очень доволен.
«Тревор положит запонки в комод и тут же забудет о них», – подумала Маргарет.
К ним подошел молодой человек в серой фланелевой униформе:
– Дамы, могу я вам помочь?
– Это последняя модель, не так ли? – спросила его Маргарет, указывая на удочку.
– О да.
– А как по-вашему, мужчина обрадуется, получив такую удочку в качестве свадебного подарка?
Продавец оправился от шока и широко улыбнулся.
– Мадам, любой джентльмен обрадуется.
– А вам что подарила супруга?
– Запонки, – со вздохом ответил молодой человек.
– Я беру удочку, – сказала Маргарет. – Пожалуйста, подберите к ней все необходимые рыболовные снасти.
– У вас открыт счет в нашем магазине?
– Да. Он на мою девичью фамилию, Маргарет Ван Альден.
Служащий явно читал газеты. Всего лишь мгновение назад он непринужденно, дружелюбно общался с ней, но теперь все кардинально изменилось.
– Леди Эштон, – произнес он подобострастным тоном, склоняясь перед Маргарет в формальном поклоне, – прошу меня извинить. Я не знал… я тут недавно… То есть я понятия не имел… – Он замолчал, придя в замешательство.
Маргарет удивленно посмотрела на продавца.
– Успокойтесь, – сказала она и, подойдя к нему, доверительно шепнула: – Я стала графиней только вчера и еще не совсем к этому привыкла.
Продавец густо покраснел, еще раз поклонился ей и отвернулся, чтобы выписать чек.
– Бедняжка, он так расстроился, – обратилась Маргарет к Корнелии. – Не все ли равно, кому продать удочку?
– Разумеется, нет, – ответила кузина. – К титулованной даме не обращаются в таком фамильярном тоне.
– Откуда он знал, кто я такая.
– Знать такие вещи – часть его работы. И тебе следовало отругать его.
– Зачем мне его ругать? Он и так расстроился.
– Ты – графиня и должна была поставить его на место.
– Нет, не должна, – горячо возразила Маргарет. – Если это означает грубить несчастным продавцам и задирать нос перед людьми, которые стараются быть приветливыми, то лучше я останусь такой, какая я есть сейчас.
Корнелия со вздохом произнесла:
– Когда ты станешь хозяйкой Эштон-Парка, то обнаружишь, что высокомерный вид и суровый тон действуют на английских слуг и продавцов гораздо больше, чем дружелюбная улыбка, особенно если ты – американка. В этом я убедилась на собственном опыте.
Маргарет не хотела приобрести подобный опыт.
– Дело в том, – добавила Корнелия, – что у меня не было свекрови. А ты можешь обратиться за советом к матери Тревора.
– Это обязательно?
– Я знаю, ты ее недолюбливаешь. А ты могла бы у нее многому научиться. В английских сельских домах вести хозяйство не так-то просто.
– Я долгое время вела папино хозяйство. Думаю, что справлюсь.
– Это не одно и то же. Ты привыкла к современным удобствам, к дружелюбным слугам. Многое за тебя делала домоправительница. Эштон-Парк – совсем другое дело.
– Леди Эштон? – Продавец положил перед ней счет.
– Корнелия, – прошептала Маргарет, – как мне подписаться? Маргарет Сент-Джеймс? Леди Эштон?
– Маргарет Эштон, – ответила кузина. – Ты не считала нужным запомнить то, что я рассказывала о титулах, но я знала, что однажды ты об этом пожалеешь.
Маргарет пожала плечами и расписалась своим новым именем.
– Теперь обязательно запомню.
– Вам доставить ваши покупки, миледи? – спросил продавец.
– Нет, спасибо. Заверните их, пожалуйста.
– Отвезешь покупки леди Лонгфорд? – спросила Корнелия.
– Нет, я поеду домой. Ты подбросишь меня туда, ладно? Извинись за меня перед леди Лонгфорд. Я просто в восторге от этой удочки. Скорее бы подарить ее Тревору. Он уже наверняка вернулся со встречи. – Маргарет ослепительно улыбнулась кузине. – О, Корнелия, я знаю, что он придет от нее в восторг.
К тому времени как Маргарет вернулась домой, она вся горела от нетерпения. «Нет ничего приятнее, – думала она, – чем найти хороший подарок для любимого».
Держа в руках кучу свертков, она попыталась нащупать ручку двери. Но прежде чем ее неуклюжие попытки привели к успеху, дверь открылась сама. Симс услышал, что к парадному крыльцу подъехал экипаж, и, как и полагается хорошему дворецкому, поспешил отворить дверь.
– Я возьму ваши покупки, леди Эштон?
– Да, но только не относите их далеко. Спасибо. – Освободившись от пакетов, Маргарет сняла перчатки и кинула их на поднос для визитных карточек. Следом за перчатками туда же полетела ее шляпка. – Где все? – спросила она, снимая накидку.
– Лорд Эштон и лорд Кеттеринг сейчас в кабинете вашего отца, пьют чай, миледи. Ваш отец отлучился по делам. Прикажете отнести покупки в вашу комнату?
– Нет, дайте их мне. – Маргарет повесила накидку на вешалку, забрала у дворецкого свертки и направилась вниз по длинному коридору, который вел в кабинет, находившийся в задней части дома.
Тревор и Эдвард действительно были там. Маргарет слышала их голоса.
– Должен признаться, это была очень напряженная неделя, – говорил Эдвард. – Пока ты разбирался с делами в Кенте, я не раз думал, что Маргарет вот-вот струсит. Но теперь она выглядит очень счастливой. Мне кажется, все отлично сработало.
– Я тоже так думаю, – ответил Тревор. – Но я рад, что это наконец закончилось.
– Ухаживание – чертовски сложная вещь, не так ли? Адское испытание для нервов. Но мне кажется, ты прекрасно держался.
Маргарет остановилась возле полуоткрытой двери. Интересно, что ответит Тревор.
– Ошибаешься, Эдвард. Были моменты, когда мне казалось, что я схожу с ума. Ты просто не был там и не видел меня. К алтарю я пришел полной развалиной.
Маргарет улыбнулась, довольная тем, что ее муж не всегда был таким разумным и собранным, каким казался. Она сделала еще шаг к двери, намереваясь открыть ее, но остановилась.
– Просто поразительно, что в результате ты женился на Маргарет. Никому из моих знакомых не удалось бы провернуть такой возмутительный план. – Эдвард рассмеялся. – Только тебе могло прийти в голову организовать похищение девушки, чтобы завоевать ее сердце.
Маргарет похолодела. Тревор организовал ее похищение? Уж не ослышалась ли она? Эдвард между тем продолжал:
– Надо же – нанять своего приятеля Эмилио, чтобы он украл ее, а потом прийти ей на помощь, чтобы она подумала, будто ты настоящий храбрец и герой! Боже, что за идея!
– Мне нужно было остаться с ней наедине, – сказал Тревор. – Узнав, что я хочу на ней жениться, она не пожелала даже разговаривать со мной. Что я должен был делать?
– И все же это весьма странный способ завоевать сердце девушки.
– Согласен.
– Но, Тревор, если Маргарет когда-нибудь узнает правду, она тебе этого не простит.
«Слишком поздно», – с горечью подумала Маргарет.
– Она не узнает, – заявил Тревор.
– Я точно не стану ей рассказывать. В любом случае ты добился потрясающих результатов. Ведь Маргарет любит тебя.
– Да, – ответил Тревор, – знаю.
– Но ты не любишь ее, верно?
– Она мне очень нравится, – сказал Тревор. – А в любовь я просто не верю, ты же это знаешь.
Маргарет закрыла глаза. Острая боль пронзила каждую клеточку ее существа. Она вспомнила о том, как говорила Тревору, что любит его. Но только сейчас Маргарет осознала, что никогда не слышала от него тех же слов в ответ. Ни разу. Она ему просто нравилась.
Какой же глупой она была.
– Когда я согласился тебе помочь, то надеялся…
– На что? – перебил его Тревор. – Что любовь преобразит меня? Сделает меня другим человеком? Поможет встать на путь истинный?
– Что-то вроде этого.
– Я не верю в сказки, – заявил Тревор. – И Маргарет пора перестать в них верить. Она носит теперь мое имя, – продолжил Тревор. – Получила надежное и высокое положение в обществе. Скоро у нее появятся дети, и ей будет чем заняться. Ей не придется страдать от того, что я стану проигрывать деньги в карты, или напиваться каждую ночь до беспамятства, или спать с кем попало. Я буду ей верен, буду хорошим мужем, я сделаю все, что в моих силах, чтобы она была счастлива со мной. Что еще может ожидать женщина от брака?
Маргарет подавила истерический смех. Тревор намеревается стать ей хорошим мужем. Как благородно с его стороны.
Вся эта история была фарсом от начала и до конца – их ночные вылазки, похищение, спасение и свадебные клятвы.
Какой дурочкой она, наверное, выглядела со стороны. Дурочкой с наивным взглядом, с доверчивым сердцем. Как он, должно быть, смеялся над ее романтическими, детскими представлениями о любви, над тем, как легко ему удалось обвести ее вокруг пальца. Ей хотелось убежать, закрыть уши руками, чтобы больше ничего не слышать. Ей хотелось умереть.
– Не волнуйся, Эдвард, – сказал Тревор. – Я позабочусь о Мэгги. Все сработало как нельзя лучше. Маргарет счастлива, Ван Альден доволен, Эштон-Парк спасен, кредиторы наконец слезли с моей шеи.
Маргарет пришла в ярость. Деньги. Тревор тоже оказался охотником за приданым. Маргарет вошла в кабинет.
– Еще один британский аристократ спасен от банкротства, – сказала Маргарет. Голос ее дрогнул. – Боже, храни Америку.
Мужчины поставили на стол чашки с чаем и поднялись. Эдвард густо покраснел и отвел взгляд. Тревор как ни в чем не бывало спокойно смотрел на нее.
– Мэгги, – сказал он, – я думал, ты пошла на чай к леди Лонгфорд.
– Я передумала. – Она еще крепче сжала пакеты, которые держала в руках. – Если вы оба закончили поздравлять друг друга с тем, какие вы умные, то я хотела бы поговорить с Тревором наедине. – Маргарет повернулась к Эдварду: – Оставь нас, пожалуйста.
Эдвард перевел взгляд с Маргарет на Тревора и закрыл за собой дверь.
Несколько секунд Маргарет и Тревор смотрели друг на друга.
Потом Тревор подошел к ней:
– Мэгги, я…
– Негодяй. – Маргарет бросила свертки на пол и залепила Тревору пощечину.
Он не шелохнулся. Вообще никак не отреагировал. Это еше больше разозлило Маргарет.
– Ты лживый, самолюбивый негодяй! – Она замахнулась с намерением снова его ударить, но Тревор схватил ее за запястье.
В его синих глазах мелькнуло что-то, похожее на угрозу. Но когда он заговорил, его голос прозвучал неожиданно мягко:
– Я никогда тебе не лгал.
Маргарет высвободила руку.
– Ты начал со мной общаться, потому что тебе нужны были мои деньги. Разве это не так?
– Так. Но ты об этом знала. И не раз бросала мне в лицо это обвинение. Однако от меня тебе тоже было кое-что нужно. Приключения, интересные встречи, риск, новые впечатления. – Тревор провел пальцем по ее щеке и губам. – Мои поцелуи.
Маргарет отвернулась.
– Ты говорил, что хочешь меня, но хотел только мои деньги.
– Если бы я не хотел тебя, то никакие деньги не заставили бы меня на тебе жениться.
Недаром говорят, что от любви до ненависти один шаг. В этот момент Маргарет ненавидела Тревора.
– Ты знал, что я не хочу выходить замуж за мужчину, который меня не любит! Ты притворялся, будто любишь меня, только бы я согласилась стать твоей женой.
Тревор отвел глаза. Маргарет показалось, будто ему стало стыдно. Словно прочитав ее мысли, Тревор отвернулся и подошел к камину и опять посмотрел на Маргарет.
– Что ты хочешь мне сказать? – спросил он. – Ты жочешь сказать, что я теперь навеки проклят тобой, потому что стремился к более благородным отношениям, чем простое совращение? Прости меня, если я не понимаю, что преступного в том, что я хотел сделать тебя своей женой, а не любовницей.
– Как ты смеешь говорить о благородстве после того, что сделал? Ты приказал своим дружкам похитить меня! Меня связали, заткнули рот кляпом, надели повязку на глаза, не говоря уже о том, что напугали до смерти! Я боялась, что Эмилио и его люди меня убьют или сделают со мной кое-что похуже этого. И ты придумал все это только затем, чтобы потом спасти меня, сыграть роль рыцаря в сияющих латах!
– Нет, я сделал это потому, что ты, узнав о моем желании жениться на тебе, отказалась даже говорить со мной. А я знал, что если не останусь с тобой наедине, если не заставлю тебя провести со мной какое-то время, ты никогда не дашь мне шанс завоевать тебя.
– И заодно получить мои деньги.
– Ради всего святого, Мэгги, перестань говорить о деньгах! – крикнул Тревор. – Как ты думаешь, зачем они были мне нужны? Мой никудышный брат наделал кучу долгов. Мне нужно было срочно найти двести тысяч фунтов, но я не мог этого сделать. Его кредиторы уже собирались отобрать у нас Эштон-Парк, и тогда мои мать и бабушка лишились бы крыши над головой, а я – единственной возможности обеспечить себе достойное будущее. Вот когда твою семью будут выгонять из дома, тогда приходи и читай мне лекции о морали.
– Думаешь, что это тебя оправдывает? Дает тебе право манипулировать мною, лгать мне?
– Я никогда тебе не лгал. Просто умалчивал о некоторых вещах.
– Не говорить всей правды – значит лгать! Ты заставил меня верить в то, чего не было на самом деле.
– Ты верила в то, во что хотела верить.
Маргарет повернулась и изо всех сил пнула лежавший рядом с ней сверток. Он проехал по полу и остановился у окна.
– Я любила тебя! Ты можешь это понять? – Маргарет сжала кулаки так сильно, что ногти вонзились в ладонь. – Конечно, не можешь, – продолжила она, – ведь ты не веришь в любовь. Ты просто не способен любить. – Маргарет с трудом сдерживала слезы. – Однажды ты обвинил меня в том, что я никогда не думаю о последствиях своих поступков. Но ты поступаешь точно так же. Тебе абсолютно наплевать на мои чувства. Ты с самого начала делал все, чтобы я в тебя влюбилась и согласилась стать твоей женой. Что ж, теперь твое драгоценное поместье спасено и у тебя есть деньги, о которых ты мечтал. Надеюсь, ты ими подавишься.
Маргарет пнула второй сверток. Он перелетел через ковер и приземлился к ногам Тревора.
– Это твой свадебный подарок, дорогой. Я купила его, потому что знала, что он тебе понравится. Только сейчас я поняла, какая это замечательная вещь для охотника за приданым. С такой удочкой ты можешь наловить себе сколько угодно богатых наследниц. Повесишь ее над камином в гостиной Эштон-Парка, в знак подтверждения твоей очередной победы.
Маргарет вышла из кабинета.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли



Очень раздражает,что героиня часто говорит за свое наследство.
Обман и обольщение - Гурк Лаура ЛиЛана
10.02.2015, 0.15





Героиня избалованный и не умная фантастика. Роман о том, как за деньги можно и мужа купить:-) хорошо быть богатыми. 8/10
Обман и обольщение - Гурк Лаура ЛиВикки
19.05.2015, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100