Читать онлайн Обман и обольщение, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Обман и обольщение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Следующее утро выдалось светлым и солнечным, но пока Тревор и Маргарет пробирались вниз по скалистому ущелью, небо заволокло облаками. На горы опустился холодный туман. Маргарет стала дрожать и инстинктивно прижалась к теплой спине Тревора.
Он посмотрел на нее через плечо и спросил:
– Замерзаешь?
– С ч-чего т-ты взял? – спросила Маргарет, стараясь не стучать зубами. Дыхание белым облаком вырывалось у нее изо рта.
Тревор остановил лошадь возле поваленного молнией дерева и соскочил с седла. Он вынул нож и стал срезать с него ветки.
– Что ты делаешь? – спросила Маргарет.
– Скоро пойдет снег, хочу заготовить сухих веток для растопки костра. – Тревор завернул их в одно из одеял и закрепил его у себя на спине. – Передвинься вперед, – сказал он, – чтобы я мог сесть позади тебя. Так тебе будет теплее.
– П-почему нам не п-переночевать тут?
Тревор указал на небольшие отверстия в скале с одной стороны глубокого ущелья, по которому они ехали.
– Нам лучше найти какое-нибудь приличное укрытие на случай, если пойдет снег. Надеюсь, скоро нам попадется пещера побольше.
Маргарет подвинулась вперед, и Тревор сел позади нее. Он расстегнул пальто и обернул девушку его полами.
Оказавшись в объятиях Тревора, Маргарет сразу начала согреваться. Она удовлетворенно вздохнула, положила голову ему на плечо и, убаюканная теплом его рук, заснула.
Когда лошадь остановилась, Маргарет открыла глаза. Шел снег, стоял серый туман, а землю тронул мороз. Маргарет потянулась, зевнула и, оглянувшись, вопросительно посмотрела на Тревора. Он смахнул снег с полей ее шляпы.
– Как ты посмела заснуть? Ты пропустила мою лекцию о прекрасных видах Италии.
Маргарет снова зевнула.
– Вот из-за нее-то я и заснула.
Тревор рассмеялся и легонько дернул ее за подбородок.
– Прости, что утомил тебя, – произнес он и поднял ее лицо вверх. Прежде чем Маргарет поняла, что он задумал, Тревор быстро поцеловал ее в губы. – Я вижу, гид из меня пока получается не самый лучший, – сказал он, немного отстраняясь назад, чтобы лучше видеть ее.
Он положил руку ей на шею. Прикосновение замшевой перчатки к коже было холодным и жестким, но в движении большого пальца, ласкающего линию подбородка, было столько ласки и нежности, что сердце Маргарет учащенно забилось. В его глазах Маргарет увидела желание.
Тревор наклонил голову, и она раскрыла губы в предвкушении поцелуя. Но Тревор не стал ее целовать.
– Я тоже этого хочу, – с улыбкой прошептал Тревор, – но сейчас не время.
Маргарет мгновенно пришла в себя. Она съежилась от острого чувства стыда, проклиная Тревора за то, что ему удалось так легко обмануть ее, а себя – за то, что опять оказалась дурой.
– Почему мы остановились? – спросила девушка. – Мы будем тут ночевать?
Тревор указал на пещеру примерно в десяти ярдах от них. Вход в нее был достаточно большим.
– Ваш номер, мэм, – провозгласил он.
Маргарет посмотрела на пещеру, и ей стало страшно.
– А медведей там нет?
– Думаю, что есть, – веселым тоном произнес Тревор и спрыгнул на землю. – Но меня больше беспокоят летучие мыши.
Маргарет судорожно сглотнула.
– Летучие мыши?
– Да. Они очень грязные и будут летать ночью по пещере, мешая нам спать.
Маргарет поморщилась.
Тревор снял со спины одеяло с сухими ветками и положил на землю.
– Стой тут, – сказал он, достав из сумки ружье.
У Маргарет не было ни малейшего желания приближаться к пещере. Тревор пошел вперед, остановился примерно в пятнадцати футах от входа, вскинул ружье и выстрелил. Громоподобное эхо пронеслось по ущелью и затихло вдали.
– Здесь нет летучих мышей, – сказал Тревор, вытащил из-за пояса нож, заглянул внутрь, шагнул вперед и исчез в темноте. Маргарет затаила дыхание и приготовилась ждать, но через несколько секунд Тревор появился.
– Все чисто, – объявил он, опуская ружье и пряча нож. – Мы переночуем здесь.
Маргарет пошла за ним в пещеру. Внутрь проникал тусклый серый свет. Пещера оказалась небольшой, примерно десять футов в глубину и семь в ширину. Она не заметила туннелей и темных закоулков, где могло бы прятаться какое-нибудь опасное животное. Влажный пол и стены были покрыты мхом и лишайником.
– Дом, милый дом, – проговорил Тревор. – По крайней мере на эту ночь.
– Если не возражаешь, в следующем году я сама займусь организацией путешествия и постараюсь, чтобы у нас не было недостатка в горячей пище и чтобы ночевали мы в уютных отелях.
– Что ж, ладно. А сейчас нужно найти дров.
Им не пришлось долго идти. Недалеко от пещеры ущелье переходило в лес. Голые заледеневшие ветви берез и кленов появились перед ними в сером тумане, на земле лежал ковер из покрытых снегом листьев.
Вернувшись в пещеру, Тревор свалил дрова в кучу.
– Давай разожжем огонь, а потом я посмотрю, что можно приготовить на ужин.
Место для костра Тревор выбрал почти у самого входа в пещеру и начал выкладывать круг из камней, а Маргарет тем временем разбирала ветки.
– Зачем разводить костер так близко от входа? Чтобы дым выходил наружу? – спросила Маргарет.
– И для этого тоже. Но в основном для того, чтобы ночью сюда не забрались волки.
– Волки? – пришла в ужас Маргарет.
Тревор взял ружье, обошел костер и направился к выходу.
– Не бойся. На самом деле волки боятся людей, а огня и подавно. Просто считай все это приключением.
Маргарет вернулась в пещеру, подкинула дров в огонь. Сняла шляпу, перчатки и пальто, которые насквозь промокли, и положила рядом с костром. Затем расплела влажные волосы, чтобы их высушить, расстелила на полу одеяла и взяла сумки, надеясь найти что-нибудь съестное.
Выбор был небольшой. Несколько яблок, курага, немного сыра и вяленое мясо. Маргарет отложила все это в сторону и стала ждать Тревора.
Он вернулся с завязанным узлом полотенцем.
– Ты что-то нашел? – с надеждой в голосе спросила Маргарет.
Она принялась развязывать узел и нашла внутри четырех маленьких куропаток, уже ощипанных, выпотрошенных и готовых к жарке.
– Ты их убил не ружьем.
– Разумеется, иначе их вряд ли удалось бы пожарить. Кстати, пора заняться готовкой.
– Я займусь, – сказала Маргарет, вытащила из кучи древесины два тонких прутика и ножом принялась очищать их от коры. – Как же все-таки тебе удалось их поймать? – спросила девушка.
– С помощью моей сети. Я обнаружил целую стаю спящих в снегу птиц, накинул на них сеть и поймал сразу четырех.
Маргарет нанизала куропаток на импровизированные вертела, закрепила над углями, положив края веток на камни.
– Вот, – сказала она, – главное – не забыть их перевернуть.
Тревор не ответил, он смотрел на вход в пещеру.
– Что ты там увидел? – спросила Маргарет.
– Снег. Я давно его не видел. В Египте снега нет.
– Как мне хочется поехать в Египет! Эта страна кажется мне такой экзотичной и удивительной.
Тревор рассмеялся:
– Там жарко, как в аду. Мало воды, зато много кобр и скорпионов. И везде песок. В еде, в одежде, в глазах.
– И все же тебе там нравилось. Десять лет – это не малый срок.
– Мне нравился не Египет. Мне нравилась свобода. В детстве моя няня, миссис Мадлен, твердила мне: «Не копайся в грязи, Тревор, испачкаешься. Не подходи близко к воде, упадешь и испортишь новый костюм». Я ее возненавидел и был счастлив, когда меня определили в школу.
Маргарет улыбнулась ему и спросила:
– Значит, переезд в Африку и все эти раскопки дали тебе возможность покопаться в грязи и таким образом отомстить няне?
– Скорее всего. Ведь я и мои рабочие неделями не мылись и не брились. Если бы миссис Мадлен увидела меня, умерла бы от стыда – ведь ей так и не удалось сделать из меня человека.
– В детстве у меня тоже была няня, миссис Стаббинс. Она постоянно морщилась, как будто объелась кислых яблок. И заставляла меня вышивать. А вышивку я ненавидела.
– Какой кошмар!
– Лучше не вспоминать, – сказала Маргарет и попросила Тревора: – Расскажи мне подробнее о Египте.
– Хочешь знать, находил ли я мумии? Воровал ли золото и драгоценные камни из могил фараонов?
– Ну да, – смеясь, призналась Маргарет.
– Вообще-то золото и драгоценности попадаются крайне редко. Пока ты не найдешь нетронутую могилу, о сокровищах можно забыть. А когда найдешь золото, оно обходится тебе очень дорого. Рабочим, которые обнаружили его, нужно заплатить столько денег, сколько дадут за чистый вес этого золотого предмета.
– Но почему?
– Это вошло в традицию, и если не следовать ей, не найдешь рабочих, желающих поехать с тобой на раскопки. А вообще это уменьшает случаи воровства. Рабочие поступают с ворованными золотыми вещами очень просто – они расплавляют их и продают как обычное золото. Их интересует не археологическая ценность вещи, а только ее вес.
– А что насчет мумий?
– Мумий в Египте полно. Главное – найти забальзамированное тело какой-нибудь важной персоны. В настоящее время ни музеям, ни коллекционерам не нужны мумии какого-нибудь писца Рамзеса или рабыни Нефертити.
Маргарет рассмеялась и спросила:
– А вести раскопки разрешено законом?
– Нет. Но если подкупить нужных чиновников, можно заниматься чем угодно.
– Значит, если чиновники на твоей стороне, можно воровать?
– Если не я, то этим будет заниматься кто-нибудь другой. Твой отец понял бы меня. Но ты не поймешь.
– Почему?
– Ты когда-нибудь оставалась без денег? Перебивалась с хлеба на воду, не имея возможности заработать на пропитание? Я прошел через все это.
– Почему же сын графа оказался в таком положении?
– Может быть, потому, что после смерти отца поместье перешло в руки его старшего брата? Или потому, что старший брат ненавидел его и отказался купить ему место в армии, не пожелал использовать свое влияние, чтобы определить его в политики, отказался предоставить ему хоть какой-то капитал, чтобы он мог зарабатывать на жизнь самостоятельно? А потом старший брат вообще перестал платить ему законное месячное содержание и запретил появляться в их доме. А когда он уехал из Англии, то был слишком гордым, чтобы унижаться и просить у бывших школьных друзей приюта, еды и денег взаймы.
– Может быть, старший брат выгнал его, потому что он спал с его женой? – вырвалось у Маргарет.
– Значит, эта пикантная сплетня все еще ходит в свете? Приятно сознавать, что над некоторыми вещами время не властно.
– Сплетня? Хочешь сказать, что это неправда?
– А ты поверишь мне, если я так скажу?
– Пожалуй, нет.
– Тогда я не стану ничего объяснять.
– Значит, ты спал с ней.
– Скорее, это она спала со мной.
– Не понимаю, – заявила Маргарет.
– В ту ночь я вернулся домой после попойки с одним из моих друзей и сразу завалился спать. А когда я проснулся, обнаружил, что рядом со мной лежит голая женщина. Конечно, я отказал ей, но…
– Отказал?
– Мэгги, хочешь – верь, хочешь – нет, но мне не все равно, с кем переспать. Элизабет – красивая женщина, но она не в моем вкусе. Холодная, как мраморная статуя.
– Думаешь, я поверю, что леди Эштон забралась к тебе в постель, как уличная шлюха?
– Шлюхи водятся не только на улицах. Самые знаменитые королевы тоже были шлюхами.
– Но почему она так поступила?
Тревор расхохотался:
– Не знаю, что бы со мной было, если бы не ты! Наверное, лопнул бы от самомнения.
– Я не то имела в виду. Просто я… ну… – Маргарет запнулась и растерянно посмотрела на Тревора.
– Наконец-то я шокировал тебя, – сказал Тревор.
– Да. Элизабет, наверное, безумно любила тебя.
– Боже мой! Мэгги, мне жаль разрушать твои романтические иллюзии, но любовь не имела к этому никакого отношения. Элизабет нужен был наследник, а Джеффри не мог ей в этом помочь.
– Почему?
– Джеффри был импотентом. Он не мог… м-м-м… исполнять супружеские обязанности, если ты понимаешь, о чем я говорю.
Маргарет поняла и покраснела до корней волос.
– Я давно знал об этом несчастье, с тех пор как друзья в Кембридже взяли его с собой в бордель. Одна из тамошних девиц была моей подругой и все мне рассказала. В то время мне это показалось забавным. Джеффри и Элизабет были женаты почти пять лет, а у них все еще не было наследника. Элизабет это очень тревожило. Для женщины в ее положении наследник – это самое главное.
– Как вас обнаружил Джеффри? – спросила Маргарет.
– Это случилось прямо там, в моей комнате. Наверное, он пошел в спальню Элизабет, обнаружил, что ее там нет, и все понял. Когда он появился у меня на пороге, я как раз проснулся и увидел рядом с собой Элизабет. Мы оба были голыми.
– Для него это был, наверное, самый ужасный момент в его жизни.
– Да, это его взбесило.
– А ты пытался все объяснить?
– Конечно. Но Джеффри мне не поверил. Меня нельзя было назвать образцом добродетели, и мой брат считал, что я способен на любое распутство. Он лишил меня дохода и запретил появляться в поместье. Семья отвернулась от меня. Не знаю, что он думал о роли Элизабет во всем этом. За десять лет, что меня не было в Англии, я не получил от брата ни одного письма и всего одно письмо от матери, в котором она сообщила о самоубийстве Джеффри. Мою мать нельзя назвать сострадательной или любящей женщиной. Как и Джеффри, она терпеть меня не могла. Теперь я тебе рассказал, почему сын графа оказался в таком отчаянном положении, что ему пришлось закрыть глаза на то, что его бизнес – противозаконный.
Маргарет не знала, стоит ли верить Тревору.
– Судя по твоему виду, не скажешь, что жизнь у тебя была такой уж тяжелой.
– Это потому, что с тех пор прошло уже десять лет и я научился справляться с трудностями. Я сам устанавливаю себе правила, сам зарабатываю на жизнь. Мне никто не помогает.
– И все потому, что твой брат решил, будто ты спал с его женой.
– Нет, Джеффри возненавидел меня задолго до этого случая. Он всегда считал меня нахальным, распутным вольнодумцем. И был совершенно прав.
– А что ты думаешь о брате?
– Я считал его тщеславным, напыщенным павлином, который придавал слишком много значения всяким пустякам. Он все время задавался, даже когда мы были маленькими. Я просто не мог удержаться и порой жестоко над ним подшучивал. Например, мазал ему стул вареньем, подсыпал соль в чай. Незадолго до того, как умер отец, к нам в поместье приехал принц Уэльский. Я положил в табакерку Джеффри перца, и он так чихал, что забрызгал слюной сюртук принца.
– Ты действительно очень злой. Бедный Джеффри. Неудивительно, что он тебе не доверял. Ты его так мучил!
– Только потому, что он представлял собой такую соблазнительную мишень для шуток. Если бы он хоть раз просто рассмеялся и равнодушно пожал плечами, я бы тут же перестал его изводить. Кстати, он был очень злым. Когда Джеффри узнал, что одна наша незамужняя служанка забеременела, он тут же выгнал ее, даже не заплатил ей жалованье. Поэтому пусть твое мягкое романтическое сердце не тревожится насчет Джеффри. Он этого недостоин. Знаешь, в первую ночь, когда мы с тобой встретились, Хаймс сразу напомнил мне брата. Такой же надменный, надутый и самодовольный болтун, которых с таким постоянством воспроизводит высшее британское общество.
– А что ты подумал обо мне в ту ночь? Наверное, я показалась тебе глупой и неопытной.
– На самом деле ты показалась мне сладкой и соблазнительной, слишком роскошной, чтобы попасть на тарелку к Хаймсу.
– Ты говоришь так, будто я не человек, а какой-то десерт.
– Так и есть. – Тревор взял руку Маргарет и поцеловал. – Кожа как сливки, – пробормотал он, – губы как спелые ягоды.
– Не надо, – в отчаянии проговорила Маргарет, пытаясь высвободить руку, но Тревор крепко ее держал. – Не говори таких вещей.
– Почему?
– Потому что ты мужчина, который перепробовал почти все десерты на столе. Я просто одна из многих.
– Некоторые сладости соблазнительнее других.
– Некоторые также богаче.
Тревор напрягся и отпустил ее руку.
– Это правда, – сухо проговорил он и повернулся к огню. – Давай лучше поедим жареных куропаток. Диета из богатых наследниц может привести к несварению желудка.
Маргарет пошевелилась во сне. «Спокойствие», – героически сказал себе Тревор, чувствуя исходящее от ее тела тепло. Спокойствие, стратегия и черт знает какое количество выдержки.
Тревор мечтал зарыться лицом в ее волосы, превратить ее тихое дыхание в быстрые, короткие вздохи страсти. Тревор не смотрел на нее, но мучил себя завораживающими образами ее мягкого, женственного тела. Боже, как он хотел ее!
Он мог сделать это. Очень просто.
Маргарет тоже его хотела, он в этом не сомневался. Тревор никогда не думал, что девственницы могут быть такими желанными, но в невинности Маргарет было что-то невероятно соблазнительное. Она отвечала на его ласки так эротично, что в его теле тут же разгорался пожар.
Было еще не поздно. Он мог разбудить ее руками и поцелуями, взять то, что хочет, и дать ей то, о чем она мечтает. Так чего же он ждет? Но стоило телу Тревора задать такой вопрос, как разум тут же нашел ответ. Он сжал ладони в кулаки и уставился на темный потолок цещеры.
Он не может так поступить. Он дал слово.
Он пообещал Ван Альдену и Эдварду, что не станет лишать ее невинности, не станет компрометировать, чтобы заставить ее выйти за него замуж. И он сдержит обещание.
Кроме того, было еще слишком рано. Маргарет не была готова для этого. Да, она хотела его, но должна была захотеть так сильно, чтобы пойти вместе с ним к алтарю. Чтобы это случилось, он должен был медленно, поцелуй за поцелуем, ласка за лаской возбуждать в ней это желание, пока ее страх не сгорел бы в огне страсти.
«Подожди, – словно заклинание, твердил себе Тревор. – Ты должен подождать».
Он почувствовал, как Маргарет снова шевельнулась во сне. Ее колено задело бедро Тревора. Он стиснул зубы и заставил себя лежать неподвижно, взывая к разуму.
Он не мог сделать этого. Слишком рискованно.
Тревор начал вспоминать все причины, почему он должен был держать себя в руках. Если он возьмет ее сейчас, то Маргарет согласится выйти за него замуж только ради того, чтобы спасти свою честь, или опасаясь, что у нее будет ребенок. Но Маргарет всегда будет думать, что он манипулировал ее чувствами, и возненавидит его. Этого Тревор не вынесет. Ему не нужна холодная и покорная жена.
Ее нога опять коснулась его тела. О Боже. Тревор отпрянул назад. Прикосновение Маргарет жгло его. Он сел и подумал, что ему надо прогуляться. 'Морозный воздух приведет его в чувство.
– Тревор?
Звук голоса Маргарет застал его врасплох. Тревор посмотрел на нее. В пещеру смотрела луна, заливая серебристым светом длинные темные волосы Маргарет, разметавшиеся по ее плечам.
– Я думал, ты спишь.
– Я спала, – сказала она, зевая. – И мне снился сон.
Маргарет перекатилась на спину, подняла руки над головой и потянулась, выставляя вверх грудь. У Тревора пересохло в горле. Он не мог оторвать взгляда от соблазнительных очертаний, представляя, какой роскошный вид скрывается под шерстяным одеялом.
Он попытался отодвинуться и понял, что не может этого сделать. Тревор чувствовал, как испаряется его сила воли, и покорился неизбежному.
– Что тебе снилось? – спросил он, ложась рядом с ней.
– М-м-м… – Маргарет вздохнула, тихо и сонно. Звук был таким эротичным, что Тревор едва не лишился разума. – Ты когда-нибудь хотел чего-то так сильно, что тебе становилось больно, чего-то, что, как ты знаешь, рано или поздно станет твоим, но пока никак не идет тебе в руки?
– Нет, – сжав зубы, солгал Тревор. – Никогда.
– А я хотела.
– И что это такое?
– Настоящая любовь.
Откуда она набралась тахих глупых идей?
– Такой вещи не существует, – сказал Тревор.
– Нет, существует, и однажды я ее встречу.
– Однажды? – Откинув одеяло, Тревор сел и повернулся к Маргарет. – Ради Бога, что ты хочешь этим сказать?
– Да, однажды я встречу мужчину моей мечты. – Она говорила с такой убежденностью, с какой миссионеры читают Священное Писание. – Мужчину, который любит и хочет меня; меня, а не мои деньги. Он будет настоящим рыцарем, – продолжила Маргарет, – честным и благородным, который пойдет за мной на край света и умрет за меня.
Ее слова разозлили Тревора. Значит, пока он лежал и сходил с ума от эротических видений, ей в этот момент снился какой-то несуществующий белый рыцарь, какой-то герой, который жил только в ее воображении, – короче, ей снился какой-то мужчина, но это был не он!
– Это сон школьницы, а не взрослой женщины, – резко сказал Тревор.
– Нет. – Маргарет покачала головой и отвела от него взгляд. – Настоящая любовь существует в реальности.
– Не существует. Ты хочешь знать, что такое реальность? – Тревор нагнулся к ней, опираясь о руки, загораживая лунный свет, льющийся через вход в пещеру. Он заставил Маргарет посмотреть на него. Рядом со своей ногой Тревор почувствовал изгиб ее бедра, и все мысли о терпении, стратегии и логике вылетели у него из головы. – Вот это, – шепотом произнес он, придвигаясь так близко к Маргарет, что их губы почти соприкоснулись, – вот это реальность.
Тревор поцеловал ее. Пусть Маргарет знает, что он – не благородный рыцарь. Он схватил край смятого шерстяного одеяла, которое находилось между ними, отшвырнул в сторону, а потом опустился на Маргарет.
Он провел ладонями вдоль ее широких бедер и узкой талии, положил одну руку на спину Маргарет, второй рукой накрыл грудь девушки и тихо вздохнул.
Он взял в ладонь ее грудь, нашел сквозь материю сосок и принялся медленно ласкать его большим и указательным пальцами.
Маргарет вскрикнула и инстинктивно выгнула спину, еще сильнее прижавшись к его руке, показывая, что хочет большего. Тревор знал, что должен остановиться, но хватит лл у него сил?
– Что ты делаешь? – Маргарет оттолкнула его руку. – Ты не можешь сделать это!
«Я остановлюсь, – мысленно пообещал ей Тревор. – Но не сейчас. Боже, только не сейчас».
Возбуждение бушевало в нем, как пламя, но Тревор чувствовал, как дрожала Маргарет, слышал, как она едва слышно вскрикивала, выдавая свое волнение и страх. Она была невинна, и она боялась. Тревор старался взять себя в руки, но это ему плохо удалось.
– Боже, Мэгги, – выдохнул он, пряча лицо в изгибе ее шеи, – Боже, ты такая сладкая.
Тревор принялся слегка покусывать нежную шею Маргарет, ласкал и целовал ее, раздувая огонь ее страсти, пока Маргарет не начала извиваться под ним, учащенно дыша.
Тревор нашел пуговицы на своих штанах. Он желал лишь одного – поскорее освободиться от болезненного напряжения, но его пальцы дрожали, и первая же пуговица отказалась расстегиваться, сопротивляясь неуклюжим движениям его руки. В этот короткий момент разум на мгновение вернулся к нему. Если он не остановится сейчас, то уже не остановится никогда. Тревор замер.
– О Боже, – прохрипел он, – что я делаю?
С мучительным стоном Тревор оторвался от Маргарет и упал рядом. Он едва дышал, сердце гулко билось в груди, тело кричало от боли и желания.
– Тревор? – прошептала Маргарет.
Но Тревор сжал кулаки и приказал себе не двигаться, не смотреть на нее. Если он увидит Маргарет, лежавшую на одеяле, растрепанную, разгоряченную, то уже не сможет остановиться.
– Я пытаюсь, – задыхаясь, проговорил Тревор, – поступить благородно. Хотя бы раз в жизни. И мне очень трудно.
– Но…
– Ложись спать, Мэгги. – Тревор отвернулся и лег на край одеяла, как можно дальше от Маргарет. Его тело горело от неудовлетворенного желания. – Ложись спать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обман и обольщение - Гурк Лаура Ли



Очень раздражает,что героиня часто говорит за свое наследство.
Обман и обольщение - Гурк Лаура ЛиЛана
10.02.2015, 0.15





Героиня избалованный и не умная фантастика. Роман о том, как за деньги можно и мужа купить:-) хорошо быть богатыми. 8/10
Обман и обольщение - Гурк Лаура ЛиВикки
19.05.2015, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100