Читать онлайн Беглянка, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Беглянка - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 68)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Беглянка - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Беглянка - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Беглянка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Сразу по возвращении во Флориду Джаррет почувствовал, что обстановка накалилась куда больше, чем за все прошедшие месяцы и годы.
Желая понять, что происходит, он провел ночь не в таверне Тампы, а отправился в форт и побеседовал с офицерами, а потом навестил в госпитале молодого солдата Рэнсома Кларка из отряда майора Дейда. Этот солдат остался в живых после резни, учиненной индейцами.
Рэнсом едва говорил, но все же рассказал Джаррету подробности того боя в долине. Их конный отряд попал в засаду, несколько часов они оказывали сопротивление, прячась за трупами лошадей и отстреливаясь. Но противник превосходил их численностью, а место, куда их заманили, не годилось для обороны. Рэнсом чудом выжил – единственный из всех.
– Держитесь начеку, Маккензи. Оцеола находился совсем в другом месте, когда наш отряд заманили в ловушку, но это было сделано с его ведома. Раньше он сам расправился с Уайли Томпсоном. А еще индейцы сожгли несколько плантаций. Кто знает, когда придет ваш черед… Я слышал, что многие индейцы уважают вас, но кто может за них поручиться?
– Оцеола дал мне слово, – сказал Джаррет.
– Оцеола тоже не вечен, и его влияние не беспредельно.
– Что ж, дорогой Рэнсом, около ста человек на моей плантации умеют держать в руках оружие. Рядом земли Роберта Трита, а у него еще человек пятьдесят. И ружей у нас хватит. Да, я пользуюсь уважением у индейских племен, но они знают также, что «Симаррон» неплохо защищен.
– Дай Бог, чтобы все обошлось, – прошептал раненый.
Попрощавшись с ним, Джаррет вернулся к рассвету в таверну миссис Конолли, расположился в зале возле очага и, глядя на затухающие угли, размышлял о ближайших перспективах.
Неужели весь мир… весь его мир… летит к чертям?
Отчасти это уже случилось с Джарретом, когда он потерял любимую женщину, которая, связав с ним свою судьбу, внезапно и трагически погибла.
Теперь он женился на другой женщине. И если первая пошла на это добровольно – по любви, то Тару вынудила к этому ситуация. Она не могла избежать ловушки – последнее слово напомнило ему ужасную участь отряда майора Дейда. Бедняжка Тара до сих пор продолжает сопротивляться.
Из-за этого у них и не складываются отношения. Любое слово она встречает в штыки и постоянно отталкивает Джаррета, а он не хочет… терпеть этого. Ах, если бы она полностью доверяла ему… любила его, черт возьми!.. И была с ним до конца откровенна.
Но ведь и он с ней не откровенен. Более того, раздражен, насмешлив, неласков…
Кажется, Джаррет задремал, сидя, у огня.
Эту ночь, первую после возвращения в «Симаррон», Джаррет провел не с молодой, волнующей его женщиной, а один, в своем кабинете.
Проснулся он очень рано, позавтракал с Робертом и, когда тот уехал к себе, отправился, расстроенный, на конюшню. Крикнув Питеру, что помощь не нужна, Джаррет, не оседлав своего любимого чалого Шарлемана, вскочил на него. Его отец утверждал когда-то, что это и есть настоящая верховая езда.
Он мчался во весь опор навстречу ветру, надеясь избавиться от тревожных мыслей и все спокойно обдумать.
Джаррет проскакал по утрамбованной дороге через плантацию, через дальнее поле, за которым простирались его земли, пока еще не обработанные и не расчищенные. Здесь высились сосны и могучие дубы, под ногами, как пышный зеленый ковер, расстилался мох, журчали ручьи, сверкали на солнце яркие полевые цветы.
Эта земля прилегала к территории, закрепленной за индейцами-семинолами по соглашению 1821 года.
Конь Джаррета словно чуял, куда едет хозяин, и остановился в зарослях, на берегу глубокого ручья.
Спешившись, Джаррет ополоснул разгоряченное лицо холодной водой, утолил жажду и покачал головой, увидев в ручье свое отражение.
Он крепко зажмурился – только на мгновение, но это было очень опрометчиво.
Кто-то навалился на Джаррета сзади, увлекая его за собой в ледяную воду ручья.
Джаррета пронизало холодом. Сонливость как рукой сняло. Нащупав дно, он быстро обернулся, чтобы оказать нападавшему достойное сопротивление.
Тот занял выжидательную позицию, слегка согнув и расставив ноги, и смотрел в глаза Джаррету.
Иссиня-черные волосы и бронзовая кожа выдавали в нем индейца, но одет он был, как белый американец: высокие темные ботинки, темно-синие штаны, пестрая рубашка с широкими рукавами – мода, завезенная из Европы.
Однако на голове, повязанной алой лентой, торчали сзади два орлиных пера, а в ножнах из оленьей кожи, прикрепленных к голени, был длинный острый нож.
На темном лице стройного и мускулистого индейца выделялись светло-голубые глаза. Джаррет знал, что это Бегущий Медведь, индеец-семинол.
Усмехнувшись, индеец сделал внезапный выпад, и Джаррет рухнул на берег ручья. Нападение не было неожиданным, а потому Джаррет мгновенно вскочил – и через секунду Бегущий Медведь лежал на земле, пытаясь оттолкнуть навалившегося противника.
Борьба продолжалась с переменным успехом.
Наконец, вырвавшись из рук Джаррета, индеец отбежал футов на пять и застыл со своей неизменной улыбкой.
– Черт, а я думал, что на этот раз одержу верх! – Бегущий Медведь говорил по-английски свободно, но с легким акцентом.
Джаррет лениво потянулся и глубоко вздохнул.
– Это тебе почти удалось, братец. – Он поднялся на ноги.
Они дружески обнялись.
– Будь я проклят, если не рад тебя видеть! – воскликнул Джаррет.
– С возвращением домой, брат, – отозвался индеец и серьезно добавил: – Кто бы подумал, что дела примут такой оборот?
Бегущий Медведь, единокровный брат Джаррета, получил при рождении фамилию их отца – Маккензи, а имя – Джеймс. Живя среди индейцев, он сохранил свое европейское имя и добавил его к индейскому, родовому, ибо любил и чтил своего белого отца, Шона Маккензи.
– Они часто принимают такой оборот, – ответил Джаррет. – Просто мы с тобой слепы, брат, и не можем видеть этого. Стараемся не видеть… Скажи мне, когда мы встречались последний раз, ты знал о намерениях Оцеолы?
Джеймс покачал головой:
– Те, кто говорит, будто он враг всех белых, ошибаются. Но мне неведомы его планы. В моих жилах течет кровь белых. Оцеола уважает белых, однако не хочет делиться со мной. И все же он не считает всех белых своими врагами.
– Знаю. А ты слышал о том, как индейцы устроили резню, напав на белый отряд?
Джеймс кивнул:
– Слышал. Но не забывай, что Уайли Томпсон обошелся с индейцами не лучше.
– Майор Дейд так не поступал.
– Он военный человек. Вспомни, что делают солдаты с индейцами. Не только с воинами, но с женщинами и детьми.
Вспомнив об этом, Джаррет содрогнулся.
– Если бы белые выполняли условия соглашений, ими же и подписанных!..
– Джеймс, это не оправдывает тех, кто заманил в засаду отряд Дейда и зверски уничтожил его. Выжил только один. Совершенно случайно.
– А как поступают белые? – настаивал Джеймс.
– Мы оба знаем, что делают и те, и другие, брат. Но ведь многие с обеих сторон желают мира. Ты говоришь, будто для Оцеолы не все белые – враги, так почему же такие, как ты и он, не могут преодолеть взаимную вражду?
– Тебе лучше, чем другим, известно, как я молюсь, чтобы между индейцами и белыми установился мир. Я никогда не забываю нашего отца, великого человека, который умел смотреть вперед и по-настоящему, а не только на словах считал, что все люди равны. Но таких немного, и почему-то большинство белых совсем иначе относятся к индейцам.
У воды лежал ствол давно упавшего дерева. Джаррет помнил его с детства. Он опустился на него к задумался. Джеймс присел рядом. Оба молчали. Им было что вспомнить, о чем подумать.
Джаррет родился в Чарлстоне, Южная Каролина, в семье ирландского эмигранта. У его деда, лорда Маккензи из Корка, было восемь сыновей. Седьмой, Шон, стал отцом Джаррета.
Жизнь в захудалом поместье не сулила никому, кроме самого старшего сына, ни радостей, ни простого благополучия, и Шон, достигнув пятнадцати лет, проявил силу и мужество: покинул отчий дом и отправился в далекую Америку. Там он присоединился к тем, кто воевал против Англии за независимость своей, новой родины.
Попав, в конце войны в Чарлстон, Шон решил там остаться, поскольку без памяти влюбился в юную Джиневу Твид, единственную дочь преуспевающего торговца. Своенравная, избалованная красавица сразу заявила ему, что не намерена вступать в серьезные отношения с ирландцем, покинувшим свою семью. Но ирландец, проявив упорство и настойчивость, одержал победу.
Вскоре после замужества Джинева заболела желтой лихорадкой. Шон самоотверженно ухаживал за ней и даже поставил жену на ноги. Однако здоровье к Джиневе не вернулось; она была слабой, почти беспомощной. Шон мечтал приобрести землю и заняться разведением пушного зверя, но состояние жены не позволило им уехать из города.
Более десяти лет супруги оставались бездетными. Джаррет появился на свет лишь в 1802 году – к великой радости родителей. Но здоровье Джиневы все ухудшалось. Их первенцу не исполнилось и пяти лет, когда Джинева крепко прижала его к себе, улыбнулась Шону и тихо отошла в мир иной.
Безутешный Шон Маккензи погрузился в такое отчаяние, что окружающие боялись за его жизнь. Убитый горем отец Джиневы делал все, чтобы спасти зятя, опасаясь, как бы Джаррет не остался круглым сиротой.
Мало-помалу время залечивало душевную рану Шона. Им снова овладела мечта купить землю, заняться хозяйством и торговлей мехами. Он знал, что, заключая сделки с индейцами из Джорджии, многие торговцы сколотили большие состояния.
Кроме того, еще молодому и полному сил Шону хотелось чего-то нового и неизведанного.
В те дни совсем немногие из белых американцев решались жить в окружении индейцев, на их землях, и Шону зачастую бывало одиноко. Между тем сын его подрастал. Он унаследовал от отца смелость, интерес ко всему новому, желание учиться, умение постоять за себя. Это радовало Шона, и, возможно, впервые после смерти жены он испытывал удовлетворение жизнью.
Джаррет, постоянно соприкасаясь с индейцами, все лучше узнавал их нравы и обычаи. Он понял сходство и отличия разных племен и их наречий.
Когда мальчику исполнилось семь лет, у него появился брат. Отец объяснил ему, что полюбил индейскую женщину Мэри Маккуин, или Лунную Тень, дочь вождя семинолов на западе Флориды.
Поскольку Мэри принадлежала к миру индейцев, Джаррет, выросший в этом же мире, принял ее как новую мать. Молодая, красивая, мягкая женщина сразу полюбила мальчика – не меньше, чем собственного сына.
Они жили все вместе в бревенчатом доме, окруженном хижинами индейцев. Семья усвоила все лучшее от культуры индейцев: безграничную любовь к земле и глубокую духовность.
Дом Маккензи все чаще посещали белые торговцы, иногда подолгу гостившие у них, но самые близкие отношения сохранялись с индейцами.
В 1812 году Соединенным Штатам снова пришлось воевать с Англией. Вообще-то первые американские президенты придерживались нейтралитета и не вмешивались в европейские дела. Так, когда Наполеон объявил себя императором Франции и та вступила в войну с Англией, Соединенные Штаты не присоединились ни к одной из сторон. Но поскольку обе страны препятствовали американским кораблям, занимающимся мирной торговлей, и при этом захватывали суда и моряков, начались военные действия.
Англичане, чтобы ослабить позиции американцев, привлекали на свою сторону индейцев, обещая им помощь и защиту от колонистов.
Семья Шона Маккензи по-прежнему жила на территории индейцев, к счастью, не выступивших против американцев. Незадолго до этих событий Шон отправил обоих сыновей учиться в Чарлстон, но с началом военных действий забрал их из школы.
Джеймс, еще не разбиравшийся в ситуации, заявил, что пойдет драться против англичан, за что отец надрал ему уши. Решить вопрос с Джарретом оказалось гораздо труднее.
Когда войска генерала Эндрю Джэксона проходили мимо, мальчик, много слышавший о подвигах генерала и его солдат-теннессийцев, присоединился к ним, оставив отцу и мачехе короткую записку с извинениями.
В ту пору Джаррету не исполнилось еще и пятнадцати, но выглядел он значительно старше – рослый, мускулистый, с серьезным смуглым лицом. В армию Джэксона его взяли охотно.
Джаррет на всю жизнь запомнил боевое крещение на поле битвы и страх, испытанный в бою. Однако ему удалось преодолеть страх, а главное, не показать его. Этому и многому другому он научился от своих индейских друзей и соседей.
Вернувшись домой, Джаррет увидел, как разгневан и обижен на него отец. И это потрясло юношу больше, чем первый страх. А потом его поразило то, как американцы отплатили индейским племенам, поддержавшим их в этой войне: захватывая принадлежавшие индейцам земли, их оттесняли все дальше на запад.
Семья Шона Маккензи жила рядом с семьей родителей Мэри, на земле индейцев. Шону и в голову не приходило отделиться от своих новых сородичей. Когда появилась угроза, что индейцев лишат земли, Шон не знал, что предпринять.
Джаррет решил обратиться к своему бывшему командиру генералу Джэксону и потребовать, чтобы их земли не трогали, а те, что отняли, немедленно вернули. Он считал, что генерал может отдать такое распоряжение.
И вот Джаррет отправился в Новый Орлеан, недавно отвоеванный Джэксоном у французов. Там находился главный штаб генерала.
Теперь, завершив войну с Англией и Францией, захватив у испанцев весь полуостров Флорида, генерал Эндрю Джэксон бросил свою армию на борьбу с индейцами, населявшими полуостров. Джаррет не понимал и не принимал действий генерала, но, памятуя о годах, проведенных под его началом, питал к нему уважение.
«Всегда стой на своем, если чувствуешь, что прав», – учил его Джэксон, и Джаррет решил последовать совету генерала.
Джэксон принял его поздно вечером. Совладав с волнением, Джаррет напомнил генералу о себе и рассказал о том, что его землю и дом, расположенные на индейской территории, собираются отобрать. Он добавил, что готов, как и прежде, защищать свою страну от любых противников – французов, англичан, испанцев. Но воевать с индейцами – не его удел.
Джэксон, вначале разгневанный претензиями Джаррета, постепенно овладел собой, взял перо, бумагу и начал что-то писать.
– Мой молодой друг, – сказал генерал. – Весьма сожалею, что наши пути разошлись, но я по-прежнему считаю вас своим боевым товарищем. Вы смелы и честны, а это дорогого стоит. – Он показал Джаррету то, что написал. – Вот документ, подтверждающий права всей вашей семьи на землю. Мы расстаемся, не сойдясь во мнениях, но, надеюсь, сохраним друг к другу добрые чувства.
В тот же вечер на танцах в старом городе Джаррет встретил Лайзу. Они танцевали под звуки скрипок в старинном доме, построенном богатым испанцем. Девушка рассказала ему, как путешествовала с отцом по стране, как интересны ей новые необычные места. Лайза считала такие места настоящим раем.
А потом… Джаррет и Шон получили во владение много земли, хотя большая часть ее была покрыта болотами или непроходимыми чащобами. И отец, и сын не боялись трудностей, любили работать сами и показывали пример другим. К несчастью, отец вскоре умер, но Джаррет не оставил начатого. Лайза стала его женой и разделила с ним все трудности жизни на новых землях.
С индейцами все обстояло куда сложнее и хуже. Генерал Эндрю Джэксон, ставший вскоре губернатором Флориды, а затем и президентом Соединенных Штатов, продолжал придерживаться политики вытеснения индейских племен. Одни подчинялись приказу, осваивали предназначенные им земли, хотя и опасались, что со временем их погонят еще дальше; другие же брались за оружие.
То, что происходило в годы юности Джаррета, продолжалось и теперь, когда ему уже перевалило за тридцать.
Джаррет смотрел на брата, стоявшего у кромки воды. Этот высокий, красивый, необычный белый индеец мог принадлежать к любому из двух миров, но выбрал мир своей матери и жил с ее народом. Однако Джеймс не терял связей и с миром своего брата. Как и их отец, он судил о людях не по цвету кожи или происхождению, а по тому, чего они стоят.
– Господи, – повторил Джаррет, – я и не ожидал, что дела настолько плохи. Да, сейчас мы снова пришли к настоящей войне.
– Раньше происходило то же самое. Одни белые хотят воевать, другие – нет. То же и с индейцами. Весь вопрос в том, кто заинтересован в войне больше. Пока больше первые. А страдать будем мы, индейцы. Я, как ты знаешь, не нападал ни на майора Дейда, ни на Оцеолу. Но понимаю, что движет белыми и индейцами.
– Ты отказался сражаться против нас? – спросил Джаррет. – Как смотрят на это твои сородичи?
– Им известны мои взгляды.
– Что ж, надеюсь, нас поймут, В Тампе я дал такой же ответ.
– Мы не поднимем оружие друг против друга. – Джеймс улыбнулся. – А что думает об этом твоя новая жена, брат?
Джаррет не в первый раз заметил, что слухи проносятся через джунгли быстрее ветра.
– Моя новая жена не должна рассуждать о таких делах.
– Не слишком ли ты строг с ней, брат? Разве ты еще не открыл ей, что у нее теперь уйма родственников среди местных «дикарей»? Чего уж никак не ожидал, – добавил Джеймс, – так это того, что ты вернешься женатым.
– Я тоже не ожидал.
– Ты говорил, что больше никогда не женишься, потому меня немного удивила эта новость.
Джаррет пожал плечами, поднялся с бревна и подошел к ручью. Зимнее солнце, яркое, но не слишком теплое, серебрило воду. Листья шелестели под легким ветерком. Неподалеку от братьев опустился журавль.
Прекрасная мирная картина.
Этим и околдовывала Джаррета здешняя земля.
А Тара не ощущает всего этого. Она настороженно относится к этим местам, даже боится их.
– Джаррет! – окликнул его Джеймс. – Так ты говорил уже своей жене, что мы с тобой братья?
– Нет, я не знаю, как она это воспримет. Я женился на ней, – пояснил Джаррет, – потому что она оказалась в трудном положении. Ей грозили серьезные неприятности.
– Какие?
– Не знаю. Она… убежала откуда-то.
– Еще одна беженка. Как и мы – индейцы… Но при чем здесь ты?
– Я выиграл ее в карты.
– Ты женился на женщине, которую выиграл в карты? Это что – шутка?
– Все было очень странно… Необычно… Она не из тех женщин, которых встречаешь в таких заведениях. За это ручаюсь.
– Но зачем же жениться, брат? Ты мог просто переспать с ней. Ладно, я все понял. Она откуда-то сбежала, ты выиграл ее в карты, а потом женился. Потому что пожалел и она тебе понравилась. Так?
– Можешь считать, что так.
– Говорят, она очень хороша собой, – продолжал Джеймс.
– Да… Тара – красивая женщина. Но я так и не знаю, кто и почему ее преследовал. Мне не удалось вырвать у нее признание. Она была очень испугана… Кроме того… – Он передернул плечами. – Я хотел ее. Таре необходимо было скрыться. А для этого нет места лучше, чем наши джунгли.
– Значит, ты решил отплатить жене той же монетой и ничего не рассказал ни о себе, ни о своей жизни?
– Да.
– Итак, моя новая невестка, – усмехнулся Джеймс, – загадочная красавица? Горю желанием познакомиться с ней – и как можно скорее. Правда, в нынешних обстоятельствах это вряд ли обрадует Тару.
– Да, она очень напугана, – согласился Джаррет. – И тем, что произошло с ней где-то на Севере, и тем, что увидела и узнала здесь, на Юге.
– Мы ведем себя как настоящие дикари, – с горечью заметил Джеймс. – Как же ей не бояться?
– Я пытался успокоить жену.
– Сказал ей, что твоему дому ничто не грозит? Что, даже если война доберется до этих мест, ни один индейский вождь не позволит своим воинам и близко подойти к твоим владениям? Потому что ты человек слова и настоящий друг…
– Потому что индеец Джеймс Маккензи, Бегущий Медведь – мой брат, – уточнил Джаррет.
– Ты прожил с моим народом на семь лет дольше, чем я, и заслужил любовь и уважение. Расскажи обо всем этом своей жене.
– Она и без того должна понимать, что если я выручил ее и, возможно, спас от убийц, то мне можно доверять.
«Да, Джеймс прав. Нужно рассказать Таре все о себе и моих родственниках, познакомить с ними, терпеливо рассеять ее страхи… А со временем и она откроет мне свою тайну, вероятно, не такую уж страшную. Хотя кто знает?..»
– Возможно, она уже наслушалась всякого, – проговорил Джеймс. – Ведь кое-кто до сих пор считает, что Лайзу убили мы, индейцы.
– Это ложь, – отрезал Джаррет. – Кто бы мог сообщить ей такое?
– Многие. Думаю, тебе стоит проявите к ней чуткость и почаще утешать ее.
– Она избегает меня.
– Но это ты привез ее сюда, в свой мир. А она пока еще живет прошлым.
– Не удивлюсь, если Тара не расстанется с ним, но никогда не смирюсь с этим!
– Оставляю тебя наедине с твоим гневом, большой брат, но по-прежнему мечтаю поскорее познакомиться со своей красавицей невесткой и, надеюсь, будущей матерью моих многочисленных племянников и племянниц.
Джаррет насторожился. Что ж, это правда, он хотел и хочет детей, своих наследников. Он воспитывал бы их, учил, наблюдал, как они растут, становятся хозяевами на своей земле, чтобы жить в спокойном мире, без потрясений и войн.
А чтобы завести детей, нужна, как известно, жена.
И тут Джаррет снова признался себе, что хочет Тару.
Братья обнялись.
– Передай от меня привет и слова любви матери. – Джаррет называл так Мэри Маккензи, которая после смерти Шона жила у Джеймса. – Поцелуй моих племянниц, Сару и Дженнифер, а также красотку Наоми.
Его невестка Наоми действительно была редкой красавицей с удлиненными, как у газели, глазами.
– Хороша, ведь верно? – подмигнул ему Джеймс.
Джаррет кивнул.
– Ладно, познакомь меня со своей женой и поручи ее мне, а сам можешь одаривать поцелуями Наоми и всех, кого захочешь. Прошу тебя, приходи на обед, с женой или один. Проведай мать, ведь ты по-прежнему ее сын, независимо от того, началась война или нет. И Наоми соскучилась по тебе.
– Скоро буду у вас, – пообещал Джаррет и добавил: – Помни! Ты – мой брат, что бы ни случилось!
– Да, мы – сыновья Шона Маккензи.
С этими словами Джеймс скрылся за деревьями.
«Что ж, – подумал Джаррет, – и мне пора возвращаться к Таре».
Его неудержимо потянуло к ней. Он понял, что был глупцом, боясь, как бы она не сбежала от него – в Новом Орлеане, в Тампе, даже здесь. Нет, это сам Джаррет убегает от Тары, избегает ее.
Он с облегчением вздохнул.
С этим покончено. Теперь все будет иначе.
Свистнув, Джаррет подозвал коня, вскочил на него и, натянув поводья, поскакал к дому.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Беглянка - Грэм Хизер



Очень неплохой роман,насыщен велико- лепными героями с сильными,преданными характерами.захватывающая и страстная любовь не позволяет оторваться от книги и снова ,и снова притягивает к себе
Беглянка - Грэм Хизернина
27.08.2011, 20.10





Очень интересный роман,читала не могла оторваться.Понравилось 10 баллов.
Беглянка - Грэм ХизерНаташа
26.01.2012, 21.48





Хизер Грэм бесподобна как всегда! На протяжении всего романа бешенно колотилось сердце)))) Всем читать!
Беглянка - Грэм ХизерФанатка
10.06.2012, 21.06





Спочатку роман мені не дуже сподобався і я не розуміла чому його всі так хвалять, але до кінця 5 розділу я втягнулася і не заспокоїлася доти, доки не дочитала книгу до кінця!
Беглянка - Грэм ХизерНадя
17.08.2012, 13.21





А мне больше понравился роман " Пленница" про брата Джаретта , Джеймса и Тилу .....Тара всё время меня раздражала своими глупыми вспышками гнева , то на индейцев то на мужа ...сперва надо читать Беглянку , потом Пленницу :)
Беглянка - Грэм ХизерВикушка
24.05.2013, 9.32





Бесподобно интересный роман. Как откроешь, так не закроешь. Прощай домашние дела. Читайте!
Беглянка - Грэм ХизерВ.З.,65л.
25.09.2013, 12.59





Роман не вдохновил. Намного было приятнее читать трилогию этой серии первый роман "Пленница", "Беглянка" же оставила равнодушной. Никаких нежный отношений, лишь холодный расчет, расправа и т.п. Герои не цепляют - герой вполне сносен, но героиня..Тара постоянно раздражала глупейшими вспышками гнева, создалось впечатление, что героиня - девчонка лет 12. Перечитывать, увы, не хочется. (4-)
Беглянка - Грэм ХизерФредерика
18.12.2013, 8.47





Роман интересный, но так как я сначала прочитала "Пленница", про брата Джаррета, Джеймса и Тилу мне он показался не таким захватывающим, а в целом очень даже не плохо.
Беглянка - Грэм ХизерCarinus
21.08.2014, 15.53





Роман конечно не плохой,но вот перевод (это только мое мнение) мне показался немного топорным,как то без души что ли,чувств не хватило.ИМХО 6
Беглянка - Грэм Хизерсвет лана
21.09.2014, 0.41





Прекрасный роман.Прощай домашние дела.Да здравствует любовь!!!
Беглянка - Грэм ХизерНаталья 66
5.10.2014, 16.30





Бедный Майн Рид...
Беглянка - Грэм ХизерКлассикоманка
1.01.2015, 22.11





Очень интересный.
Беглянка - Грэм ХизерМарина
3.02.2015, 15.01





Очень интересный, неплохой роман,понравился очень.
Беглянка - Грэм ХизерВАЛЕНТИНА
7.06.2015, 17.16





Прекрасный роман. Очень динамичный и интересный. Советую прочитать.
Беглянка - Грэм ХизерВлада
3.03.2016, 15.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100